А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чалын – дочь снежных вершин. Книга 1. Южные ветры" (страница 13)

   «Курут и дьалама Йерсу, наверное, взял», – предположила она.
   И как только девочка об этом подумала, туман внезапно рассеялся.
   – Вот так да, – удивилась Чалын, посмотрев в озеро.
   Его водная гладь теперь не отражала ледяную гору, а показывала родной аил маленькой красавицы. Он словно стоял на каменном берегу озера и отражался в зеленовато-голубой воде.
   «Я опять сплю», – догадалась дочь хана.
   В этот момент внизу, в отражённом небе, она разглядела парящего беркута.
   – Чалы-ы-ын! – прямо у неё над головой громко прокричала птица. – Глаза-а-а тебя-я-я не обма-а-анывают. Ступай куда смо-о-отришь и ничего-о-о не бо-о-ойся-я!
   Девочка тут же посмотрела в небо, но никого не увидела.
   «Странно как-то. Байана говорит снизу, а слышно его сверху, – подумала она, – хотя… мне же всё это снится, а во сне всякое бывает».
   С этими мыслями девочка осторожно шагнула в озеро. И лишь только её нога ступила на донную твердь, как Чалын снова принялась размышлять:
   «Сапог сухой, и вода на этот раз даже не колыхнулась. У неправильного озера хотя бы дно правильное – твёрдое…»
   Осмелев, девочка сделала ещё один шаг, за ним другой. А когда вода скрыла её плечи, она зажмурилась, вдохнула полной грудью и затаила дыхание. Так, с надутыми щеками, Чалын сделала следующий шаг, и в этот же момент вдруг ощутила необыкновенную лёгкость. Ей показалось, будто бы она воспарила в небо. Однако на самом деле озеро служило переходом в средний мир духов. Именно там дочь хана и оказалась.
   «Наверное, и воздух здесь особенный. Вдохнёшь побольше – и птицей полетишь, а если весь выдохнешь – камнем упадёшь…»
   Взволнованная нахлынувшими мыслями Чалын открыла глаза и изумилась. Она вовсе не летела, а стояла спиной к озеру у подножия Музду-туу. Всё бы ничего, да вот только у ледяной горы появилась ещё одна вершина. Третий пик неподвижно висел над горной седловиной. Под ним медленно проплывали редкие облака, а его крутые склоны, как ковром, были покрыты диковинными растениями. Позабыв обо всём, Чалын неподвижно стояла и любовалась неведомым простому люду чудом.
   – Вот это да! – выдыхая, произнесла она. – Теперь понятно, почему Ээш говорил про три вершины. Он наверняка здесь бывал.
   – Эзен! – откуда-то издалека раздался благозвучный незнакомый голос.
   Чалын повернулась и увидела приближающегося к ней прекрасного белоснежного жеребца, с нежными, как пух, сверкающими крыльями.
   – Эзен! – ответила девочка.
   – Я ждал тебя, – подойдя поближе, продолжил незнакомец.
   – Меня? – положив руку на грудь, удивилась Чалын.
   – Но ведь это ты из озера вышла и сказала: «Вот это да…»?!
   Чалын обернулась и увидела позади себя озеро. Теперь его поверхность показывала ледяную гору с двумя вершинами, ту, что осталась в её мире.
   – Я, – ответила девочка.
   Тут Чалын вспомнила про своих друзей и осмотрелась, но рядом никого не было. Кругом лежали лишь молчаливые камни и возвышались скалистые горы.
   – Тогда садись мне на спину, – промолвил конь, преклонив колено, – Йерсу не любит ждать.
   Сев на коня, Чалын ощутила неудобство – без упряжи ей было совсем непривычно.
   – Держись за гриву, – подсказал аргамак, – но только крепче. Здесь каждый ветер – друг мне, и в быстроте я им не уступаю.
   Чалын осторожно взялась за длинную волнистую гриву жеребца, и он поднялся с колен.
   – Ты никогда не летала?
   – Нет, – замотав головой, ответила девочка.
   – Это совсем не страшно, вот увидишь.
   С этими словами конь помчался вдоль ледяной горы. Он стремительно разгонялся, и когда его сильные ноги уже едва касались земли, аргамак взмахнул крыльями и устремился в небо. От невероятно быстрого подъёма у Чалын перехватило дух, и она крепко прижалась к коню.
   – Не бойся! – прокричал жеребец.
   Лицо девочки обдувал свежий ветер, она посмотрела вниз и увидела озеро. С такой высоты оно больше напоминало большую лужу. С каждым взмахом крыльев окружающие Музду-туу горы становились всё меньше и меньше, вот уже их хребты тянулись внизу кривыми линиями, а бурные, омывающие долины реки теперь напоминали ручейки. Чалын летела над покрытыми льдом склонами величавой горы, над её заснеженными впадинами, над огромными трещинами и разломами. Наконец, девочка вознеслась над ледяным пиком и оказалась у подножия третьей вершины. Не останавливаясь, крылатый конь понёс её вдоль склона волшебной горы. В её впадинах синели озёра, а поросшие диковинными растениями долины омывались прекрасными водопадами. Пролетая мимо необыкновенного ягодного дерева, покрытого мелкими зелёными листочками, на одной из веток Чалын разглядела пёструю птичку с четырьмя крыльями. Двумя из них она стряхивала лиловые продолговатые ягоды и звонко напевала:
   – Уть-йуть-йу-тю-тю. Уть-йуть-йу-тю-тю.
   Чуть позже на одном из камней она увидела полупрозрачную дикую козу, на рогах которой развевались просвечивающие ленточки. Косуля проводила наездницу взглядом и поскакала к осиновому лесу.
   «Косулю, наверное, Ээш в жертву принес, и Йерсу её себе забрал», – предположила Чалын.
   Так, разглядывая диковинных зверей, девочка даже не заметила, как очутилась на самом верху горы, где рос высоченный раскидистый тополь, покрытый зелёной, местами позолоченной листвой. Конь плавно приземлился, и когда Чалын сошла на сочную траву, он, не сказав ни слова, ветром умчался вдаль.
   «Какое большое дерево!» – подумала девочка, осторожно обходя толстый ствол могучего тополя. Сделав ещё несколько шагов, она заметила интересную особенность: одну половину растения освещало солнце, вторую орошал мелкий дождь. Чалын подошла поближе к дождливой стороне и протянула руку. Капли намочили ей ладонь.
   – Дождь настоящий, – подметила она.
   – Несомненно, – раздался сверху громоподобный голос.
   Чалын подняла голову и среди ветвей увидела белобородого старца со светлыми волосами, ниспадающими на широкие плечи. Несмотря на свой преклонный возраст, он был крепок, подтянут и осанист. Его плечи украшал белый, искрящийся, словно снег, халат, а на ногах сидели высокие, до колен, позолоченные сапоги. Это и был Йерсу – хозяин лунно-солнечной земли. Он величаво восседал на сотканном из веток троне, а от дождя его укрывала богатая, собранная куполом листва.
   – Подойди поближе, – снова произнёс дух.
   После его слов дождь прекратился, и Чалын, пройдясь по мокрой траве, остановилась напротив Йерсу. Опустившись на колени, она преклонила голову. Ветки дерева, образующие трон, зашевелились и со скрипом медленно наклонились до самой земли. Дух плавно сошёл к гостье.
   – Полно, кызычак[62], поднимайся, – велел он. – Мне достаточно твоих пожеланий, они исходили от чистого сердца. Лучше посмотри, как красиво вокруг! Где ещё прелесть такую можно созерцать?! Ты из немногих, кто сумел здесь побывать, наслаждайся.
   Йерсу развёл руками, и в тот же миг среди зелёной травы показались новые ростки. Чалын поднялась на ноги и осмотрелась. Всходы на глазах росли, выпускали листья, на стеблях наливались цветочные почки. Бутоны очень быстро распустились, и луг зацвёл множеством радужных весёлых огоньков. Лучистые цветы были очень маленькими, совсем, как росинки.
   – Красиво! – восхитилась Чалын.
   – Ха-ха-ха! – громко рассмеялся Йерсу. – После дождя всегда так бывает. А вот и твои дьалама.
   В руках духа заколыхались белые и светло-синие ленточки. Он отпустил их, и дьалама превратились в разноцветных бабочек. Подхваченные ветром, крылатые создания опустились к траве и запорхали среди цветов в поисках чудесного нектара.
   С той самой минуты, когда крылатый конь принёс девочку на вершину Музду-туу, Чалын непрестанно думала об отце. Она, безусловно, хотела объяснить Йерсу, для чего сюда явилась, и попросить у него помощи, но не могла. Чалын помнила наставление Ээша: «Ни о чём Йерсу не проси. Если он сам посчитает нужным помочь вам, то поможет». И девочка ждала.
   – Курут мне понравился, – продолжил дух. – Ты говорила, я всевидящий. Да, это так. Всезнающий. И это правда. Слова, произнесённые тобой, приятны слуху моему.
   Чалын улыбнулась, и Йерсу, наклонившись к ней, тихо продолжил:
   – Ты хочешь узнать, что с отцом твоим случилось?!
   Необычайно обрадовавшись, Чалын в ответ кивнула.
   – Пойдём со мной. Ты сама всё увидишь.
   Дух сел на свой ветвистый трон, и дерево вознесло его почти до самой макушки. Вместе с тем, другие ветки тополя опустились и, переплетаясь между собой, образовали небольшое кресло для девочки. Как только Чалын заняла приготовленное ей место, ветви подняли её к Йерсу.
   «Как отсюда можно что-то разглядеть?», – посмотрев вниз, подумала она. И действительно, там, внизу, было видно лишь подножие вершины и проплывающие под ней облака. Однако стоило Йерсу прикоснуться ладонью к плечу девочки, как перед ней возникло видение. Словно зоркая птица, среди окутанных туманной пеленой деревьев Чалын рассмотрела двух людей. Незнакомцы сидели на жёлтых камнях у мерцающего костра. Глаз одного из них прикрывала чёрная повязка. Он говорил много, медленно и уверенно, в отличие от своего собеседника – невысокого крепкого человека с пронзительным взглядом. Тот в основном слушал и молчал. Из разговора Чалын уяснила, что это были хан Боджинг и шаман Казыр. Но если о первом из них по всему Ойгорскому ханству ходила недобрая слава, то о втором девочка совсем ничего не слышала. Однако Чалын сразу поняла: ждать от этого человека можно было лишь беды.
   – Здесь – настой из слёзного цветка, – протянув хану небольшую фляжку, сказал Казыр. – Дух, мною призванный, поможет. Он камов отвлечёт и воинов Яраш-Дьер. Останется лишь зельем этим внутри аил Ойгора окропить.
   – И что потом? – осторожно приняв фляжку, спросил Боджинг.
   – Как только Ойгор-хан войдёт в него, проклятье тут же действовать начнёт.
   – А если кто другой туда явится, что будет с ним?
   – Проклятье слёзного цветка лишь только на Ойгора приготовлено. На остальных зелье не подействует.
   – Ха! Ха-ха! Ха-ха-ха! – раздался мерзкий смех Боджинга.
   Внезапно картинка рассеялась, и Чалын увидела новое видение. По ночным безлюдным тропам Яраш-Дьер расторопно бежал барсук. На его короткой толстой шее болталась кожаная фляжка. Постоянно озираясь, длинношёрстный зверёк перебегал от кочки к кочке, от одного куста к другому, пока не оказался у родного аила Чалын. Ещё раз оглянувшись, барсук подкрался к входу и застыл. Послушав, что творится внутри, он осторожно просунул острую полосатую морду за приоткрытую завесу эжика и беглым взглядом осмотрел внутреннее убранство жилища. Кроме Чачак, внутри больше никого не было. В это позднее время все остальные обитатели аила ушли на гору к Адаане, где шаманка, камлая, пыталась отыскать злого духа, преследовавшего Чалын и Нариен в лесу.
   Забежав за аил, барсук в один миг превратился в человека. Вытащив из уложенного ровными рядами хвороста толстую ветку, он несколько раз ударил ею по задней стенке аила. Услышав стук, сидевшая у огня женщина насторожилась, тихо встала и вышла из жилища. Озираясь по сторонам, она медленно обошла аил. Этого времени Учинчи Кулаку было вполне достаточно для того, чтобы исполнить злой умысел. Проникнув в жилище, он сорвал с шеи фляжку, раскупорил её и поспешно окропил зельем всю домашнюю утварь. Напоследок человек-барсук вытряхнул несколько капель в наполненный водой котёл, висевший над очагом.
   Выполнив поручение Боджинга, человек-барсук ринулся к выходу. Однако выбежать сразу ему не удалось. Очутившись у эжика, он расслышал осторожные шаги возвращающейся Чачак. В то же мгновение Учинчи Кулак превратился в барсука и юркнул под лежащую у дверей овчину. Едва он спрятал свой короткий хвост, как в жилище вошла смотрительница очага. Она остановилась у самого входа, осмотрела аил и проследовала дальше. В этот момент Учинчи Кулак стрелой вылетел из временного укрытия и незамеченный проскользнул на улицу. Услышав позади себя шорох, женщина обернулась, но увидела лишь колыхнувшуюся завесу эжика. «Ветер», – подумала она, усаживаясь у огня.
   На этом месте отчётливая картинка стала расплываться, словно туман, а когда Йерсу убрал руку с плеча Чалын, она и вовсе исчезла.
   – Это был Боджинг и его одноглазый кам Казыр, – взволнованно произнесла девочка, обращаясь к духу. – А про барсука мне мои друзья рассказывали. Они его в Яраш-Дьер видели, когда проклятье действовать начинало. Это был точно он. Рыс рассказывал, как убегающий от него человек в барсука превратился и в нору ушёл.
   – Всё верно, – ответил Йерсу.
   – Так как же остановить проклятье слёзного цветка? – спросила Чалын.
   – Про это я и сам не знаю. Скажу лишь, что кам одноглазый в Мёртвом лесу обитает.
   – Йерсу великий, быйан болзын, – слегка поклонившись, поблагодарила его Чалын.
   Призадумавшись, девочка поставила локотки на колени и склонила голову.
   – Как снять проклятье, духи нижних миров знают, – подсказал Йерсу.
   – Как же их найти? – спросила Чалын.
   – А ты не боишься? – наклонившись к девочке, шёпотом спросил дух. – Ведь ниже лунно-солнечной земли царство Эрлика начинается. Попасть туда гораздо проще, чем вернуться.
   – Нет, не боюсь, – твёрдо ответила Чалын.
   – Ты храбрая, – выпрямившись, сказал Йерсу. – Не всякий отважится в мир вечного мрака спуститься. Но раз ты приняла это решение, тогда слушай внимательно и запоминай. Там, где ты скоро окажешься, ищи высохшее дерево с двумя стволами. Под ним, в глубокой норе, двуликий дух обитает – Кыс-Эмеген. Он знает ответ на твой вопрос. Однако запомни, кроме Кыс-Эмеген ни с кем в том мире больше не разговаривай.
   – Почему? – спросила Чалын.
   – Ты не кам, и у тебя нет там покровителей. Духи могут заговорить тебя, и ты позабудешь дорогу назад. А теперь дай мне свою руку.
   Чалын покорно протянула руку Йерсу.
   – Ладонь, – уточнил дух.
   И как только Чалын развернула кисть, с дерева сорвался зелёный лист и, кружась, плавно опустился прямо девочке на ладошку.
   – Отдашь его Кыс-Эмеген.
   – Быйан болзын, – снова поблагодарила Йерсу Чалын.
   Дух взял девочку за другую руку, и они вместе слетели с дерева. Йерсу сам спустил Чалын к подножию третьей вершины. Приземлившись на камни, девочка посмотрела вниз. Ледяные пики ослепительно сверкали на солнце, а редкие облака, проплывая мимо скалистых склонов Музду-туу, отбрасывали на них причудливые тени.
   – Ты готова? – громко спросил Йерсу.
   – Да, – тихо ответила девочка.
   – Я тебя не слышу, – ещё громче произнёс дух.
   – Да! – звонко повторила Чалын.
   – Тогда ступай.
   Непонимающим взглядом девочка посмотрела на духа.
   – Только так ты в царство Эрлика попадёшь.
   Не произнеся ни слова, Чалын снова посмотрела вниз.
   – Если страшно, закрой глаза.
   Послушавшись Йерсу, дочь хана развела руки, зажмурилась и шагнула в пропасть. Поток холодного воздуха ударил ей в лицо, а в уши ворвался такой сильный шум, что даже если бы Чалын закричала во всю мочь, то своего голоса она бы наверняка не услышала.
   Колючие струи жгли её лицо, длинные косы развевались. Девочка непроизвольно наклонилась, и, закружившись, как осенний лист, полетела вниз головой. Почувствовав это, Чалын открыла глаза и увидела, с какой быстротой приближается она к подножию Музду-туу.
   Сквозь синеющую дымку проглядывали петляющие реки. Горы на глазах вновь становились высокими, а у подножия Музду-туу поблёскивало озеро. Тело Чалын непослушно вертелось, всё быстрее набирая обороты. Её голова потяжелела, а в руках и ногах появилась слабость. От рези в глазах проступали слёзы и под тугим потоком воздуха тут же растекались по вискам.
   Размахивая руками и ногами, Чалын тщетно пыталась остановить вращение. Перед глазами всё крутилось. Но вот каким-то чудом девочке всё-таки удалось справиться. Перестав кружиться, она сразу же почувствовала облегчение. Боль в голове отступила, однако резь в глазах всё ещё оставалась.
   Чалын напряглась и разглядела в земле, прямо под собой, глубокую трещину. Поглощая тяжёлые камни, кривая расщелина быстро расползалась, с каждым мгновением становясь всё шире и шире.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация