А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чалын – дочь снежных вершин. Книга 1. Южные ветры" (страница 12)

   Глава 14. Йерсу

   Тем временем Чалын и её верные друзья, набравшись сил, готовились идти дальше. Всё то время, пока отважные путешественники гостили у Ээша, старый затворник всячески пытался помочь им. Но, как и у Адааны, все его старания разузнать тайну проклятия не увенчались успехом. Однако во время очередного ритуала один из духов подсказал Ээшу, что девочке надо самой прийти за ответом к Йерсу[60] – хозяину над всеми духами земли и воды Уралтая. Правда, добраться до него было совсем непросто. Прежде всего друзьям предстояло найти священную гору с тремя вершинами – Музду-туу, а затем у её подножия провести ритуал почитания духа.
   Прощальным вечером у костра Ээш решил ещё разок напомнить обо всём, что рассказал ему дух-покровитель.
   – …Йерсу благословите так, как я вас учил. Но только ни о чём его не просите. Если дух сам посчитает нужным вам помочь, то он поможет, а если же нет… – подняв кверху указательный палец, отшельник принялся назидать, – …даже не вздумайте на гору подниматься.
   – А если… – начала Чалын.
   – Не вздумайте, – пригрозил старик, – дух накажет. Каждый должен место своё знать…
   Приоткрыв рот, Ак-Боро проникновенно слушал Ээша, не сводя с него глаз. Рыс-Мурлыс заметил это и лапой осторожно прикрыл коню рот.
   – Ты что? – приподняв голову, возмутился Ак-Боро.
   – О тебе забочусь, вдруг кто-нибудь залетит, – ответил рысёнок.
   – Ты, как всегда, не вовремя! – недовольно проворчал Ак-Боро и тут же отвернулся.
   – Ак-Боро, да мы это уже сколько раз слышали. Вон, посмотри лучше на Согоно, сидит, палец в нос засунул.
   – Отстань, ты мешаешь!
   – Рыс-Мурлыс, Ак-Боро, немедленно замолчите, – нахмурившись, остепенила болтунов Чалын, – или найдите себе другое место для разговоров.
   – Хи-хи! – тихонько хихикнул Чыдамкай-Кара.
   Но после слов девочки наступила такая тишина, что даже негромкий смешок Чыдамкай-Кара был услышан каждым. Все сразу же обратили внимание на него. Богатырскому коню стало не по себе и он, задрав голову, с упрёком покосился на Ак-Боро и Рыса-Мурлыса, будто бы они во всём были виноваты.
   – Ну так вот, – продолжил Ээш, – если Йерсу не поможет, другой способ ищите. Но я уверен, Чалын, у тебя всё получится. Твой дьула чист и справедлив, и помыслы твои светлы, а духи это видят. Сила благородства тобой движет. И запомни, Чалын, лишь только тот, кто верит сердцем, способен благосклонность духа заслужить. Я знаю, у тебя получится.
   «Как сложно всё, – подумала девочка, – но я справлюсь. Конечно же, я справлюсь».
   Настроившись на удачу, она тут же посмотрела на Согоно. Тот тихо сидел себе на валуне да помалкивал, за весь вечер он не проронил ни слова.
   – Согоно, поедешь с нами? – спросила Чалын. – В первом же аиле мы тебя и оставим. А возвращаться будем – с собой заберём.
   – Нет, нет. Духи, горы… – заволновавшись, испуганно пролепетал Согоно, смекнув, что по дороге аила может и не попасться. – Я лучше на обратном пути к вам присоединюсь.
   – Ну и хорошо, – выдохнув, с облегчением сказал Рыс-Мурлыс. – А то я думал, нам этого нытика всю дорогу терпеть придётся.
   – Да уж, это точно, – поддержал его Ак-Боро.
   Отказ Согоно обрадовал и Чыдамкай-Кара, хотя тот даже не подал вида. Кому, как не ему пришлось бы везти на себе двух седоков, коня-то у Согоно не было. Время от времени Чыдамкай-Кара докучала весёлая парочка – Рыс-Мурлыс и Ак-Боро, а тут ещё и зануда над самым ухом.
   – Вот, возьмите, – протянув девочке спелую кедровую шишку, сказал Согоно, – когда я волков на дереве пережидал, у меня их две было. С одной я расправился, ну а эта осталась.
   – Быйан болзын, – поблагодарила его Чалын.
   – Хе! – расплылся в улыбке Согоно.
   Переглянувшись, Рыс-Мурлыс и Ак-Боро рассмеялись.
   – А где Музду-туу искать? – спросила Чалын у Ээша.
   – Туда нужно ехать, где кюн просыпается, – указав направление палкой, сказал старик.
   Внезапно девочка вспомнила свой сон про необыкновенное озеро и прощальные слова её байана: «Перо волшебное, надо лишь знать куда идти».
   Заторопившись, Чалын достала из-за пазухи перо и, подкинув его в воздух, произнесла:
   – Мы идём к Музду-туу.
   На глазах у изумлённых друзей перо ворона вдруг переливчато сверкнуло, и плавно легло под ноги Ак-Боро, указав остриём нужное направление.
   – Голова-а! – выпучив от удивления глаза, произнёс Чыдамкай-Кара.
   – Я же говорила, говорила, – обрадовалась Чалын, крепко прижав к себе рысёнка, так, что тот аж захрипел, – Адаана не могла обмануть. Мы ведь сами не знали, куда идти, потому и перо нам не помогало.
   – Чалын, подожди, не спеши радоваться, – вырываясь из крепких объятий девочки, просипел Рыс-Мурлыс, – надо бы ещё разок проверить.
   Чалын отпустила рысёнка, и тот подбежал к перу. Схватив его зубами, он запрыгнул на высокий камень и привстал на задние лапы. Передними лапами Рыс-Мурлыс взял подарок Адааны и, кружась вокруг себя, отпустил его, не забыв упомянуть при этом название священной горы. Блеснув, перо с лёгкостью проскользнуло над задранной вверх головой Согоно и, описав круг, опустилось на землю. И вновь оно указало верный путь. Все как один с изумлением посмотрели на Чалын.
   – Да оно и впрямь волшебное, – подметил Кыркижи.
   – А я что говорила?! – ответила девочка.
   Чувство радости переполнило Чалын, и она вознамерилась немедля отправиться в путь.
   – Кыркижи, ат седлай. Рыс, принеси арчимак. Ак-Боро, Чыдамкай-Кара, вы готовы? Мы выдвигаемся прямо сейчас, – распорядилась Чалын.
   Услышав слова девочки, кони встали, человек-гора поспешил за упряжью, и лишь Рыс-Мурлыс остался на прежнем месте.
   – Как? Что? Постойте! – не понимая причин внезапной поспешности, сказал он, не сходя с камня. – А про волков-то вы забыли. По-моему, им самое время подкрепиться. Как вы думаете?
   Все остальные дружно посмотрели на Чалын. В словах рысёнка была доля истины.
   – Рыс-Мурлыс правильно рассуждает, – вмешался Ээш. – В этом лесу волков много. На мою гору они не заходят – боятся. Ну а вы с ними уже встречались, да и Согоно тоже, – переведя взгляд на страдальца, закончил шаман.
   При упоминании о серых хищниках Согоно передёрнулся.
   – Да, Рыс, пожалуй, ты прав, – согласилась Чалын, – до утра подождём.
   С нетерпением ожидая предначертанного путешествия к ледяной горе, Чалын всю ночь не спала. Немножко не дотерпев до рассвета, она растолкала остальных путников, и с первыми лучами солнца отважная пятёрка двинулась в путь.
   Ехали они очень долго. По ночам отдыхали, ну а от восхода солнца и до самого его заката непрестанно следовали к Музду-туу. Прошло много дней, и путешественники вновь вышли к руслу потерянной реки. Берега её в этом месте были настолько круты, что спуститься, затем переправиться вброд, а потом подняться попросту не представлялось возможным, а перо упрямо указывало на противоположный берег. Там вдали виднелись пики ледяных гор. Путники озадачились.
   – Ну, у кого есть предложения? – стоя у самого края утёса, спросила Чалын.
   – Да-а, – почесав затылок, произнёс Кыркижи.
   Он толкнул ногой камень, и тот, несколько раз ударившись об острые выступы склона горы, с плеском упал в бурную реку.
   – Высоко! – подметил Рыс-Мурлыс.
   Поджав под себя лапы, рысёнок лежал у отвеса скалы, и с осторожностью смотрел вниз. Пушистые кисточки его ушей развевал игривый ветер. Рядом стояли Ак-Боро и Чыдамкай-Кара. Вытянув шеи, кони тоже наблюдали за клокочущей на перекатах водой.
   – Нам нужно дерево свалить, – предложила Чалын.
   – Верно! – откликнулся человек-гора. – По нему и перейдём.
   Оглядевшись, путники нашли на краю утёса высокий необъятный кедр, и Кыркижи принялся рубить его мечом. Как только дерево слегка накренилось и под своей тяжестью стало потрескивать, девочка с рысёнком принялись толкать кедр в сторону скалистого склона: Чалын – руками, а Рыс-Мурлыс – передними лапами, стоя на спине Ак-Боро.
   – Дуп! Дуп! – глухо разносилось по тайге.
   – Кыркижи, ты там аккуратней, а то силушку свою не рассчитаешь да нас всех покосишь, – прорычал Рыс-Мурлыс.
   – А! – остановившись, отозвался богатырь. – Что он прорычал?
   – Он боится, ты силы свои не рассчитаешь и его зацепишь, – ответила Чалын.
   Подтверждая слова девочки, рысёнок несколько раз кивнул.
   – Ну я и так вполсилы стараюсь, – разведя руками, ответил богатырь.
   Чалын с Рысом-Мурлысом опять навалились на кедр, и человек-гора продолжил рубить.
   – Дуп! Дуп!
   Удары Кыркижи были настолько сильны, что зажмурившийся рысёнок сотрясался вместе с деревом.
   – Нет, стой! – спрыгнув с Ак-Боро, возмутился Рыс-Мурлыс.
   Услышав встревоженное рычание рысёнка, человек-гора остановился.
   – Я так не могу, – продолжил пятнистый зверь, – он и впрямь меры не знает.
   Кыркижи, конечно же, не понял, что сказал рысёнок, но, судя по поведению, тот был явно им недоволен. Опустив руки, богатырь лишь помотал головой.
   – Подождите, я кое-что придумала, – сказала Чалын.
   Она вынула из-за пояса чекан и срубила длинную рогатину. Проблема была решена, теперь девочка и рысёнок толкали кедр палкой, а Кыркижи продолжил рубить. После очередного удара дерево со скрипом медленно повалилось на богатыря. Человек-гора отскочил в сторону, но кедр, падая всё быстрее, вдруг зацепился веткой за лапу соседнего дерева и, поменяв направление, пошёл вкривь. Пролетев мимо противоположного склона, макушка дерева устремилась в обрыв, к тому же сук кедра зацепил Кыркижи за штанину и потащил за собой.
   Упав на живот, человек-гора раскинул руки, тщетно пытаясь хоть за что-нибудь уцепиться. Но кроме скользящей меж растопыренных пальцев травы, ему ничего не попадалось.
   – А-а-а! – издав крик, богатырь исчез с глаз друзей.
   – Упал! Упал! – закричал рысёнок.
   – Свалился! – встревожился Чыдамкай-Кара.
   Все ринулись к обрыву. Каково же было удивление путников, когда они посмотрели вниз. На склоне горы, недалеко от них, висел Кыркижи. Оказывается, падая, человек-гора ухватился руками за выступ в круче, а дерево, оборвав его штанину по колено, улетело вниз.
   – Кыркижи, держись! – крикнула Чалын.
   Она достала из тюка, погруженного на Чыдамкай-Кара, скрученную в кольцо верёвку, свитую из конского волоса, один конец быстро привязала к ближайшему дереву, другой же скинула богатырю.
   – Кыркижи, лови!
   Выставив в сторону руку, человек-гора попытался ухватиться за верёвку, но вместо этого лишь оттолкнул её. В этот момент пальцы второй руки неожиданно соскользнули с выступа, и богатырь сорвался вниз. Выпучив от испуга глаза, Кыркижи рухнул в бурлящую реку. Холодная вода поглотила его, обрызгав скалу. Встревоженные путники принялись выискивать взглядом друга. Казалось, уже прошло много времени, а человек-гора всё не выныривал.
   – Вон он! – высмотрев показавшуюся над водой голову богатыря, крикнул рысёнок.
   Быстрое течение стремительно несло Кыркижи на острые камни. Вода возле них клокотала и закручивалась в смертельные водовороты. Чтобы не налететь на глыбы, человек-гора изо всех сил грёб руками в сторону. Но стремнина неумолимо несла его прямо на них. Казалось, ещё немного, и человек-гора, несомненно, разобьётся. Однако в самый последний момент Кыркижи всё-таки удалось обогнуть каменную преграду и даже миновать водоворот.
   Поднявшись с колен, Чалын вынула меч и, подбежав к дереву, обрубила верёвку.
   – Ак-Боро, за ним! – стремглав запрыгнув на коня, крикнула девочка.
   И верный жеребец помчался вдоль обрыва, а за ним потянулась верёвка. Следом бежали Чыдамкай-Кара и Рыс-Мурлыс.
   Ледяная вода сковала богатырю ноги. Он то и дело уходил с головой в воду, но каждый раз находил силы, выныривал и продолжал бороться с яростным беспощадным потоком.
   Спустя некоторое время течение реки вынесло Кыркижи к поваленному им же дереву. Оно удачно зацепилось ветвями за прибрежную скалу. Ухватившись за ветку, человек-гора кое-как вскарабкался на кедр и, распластавшись на мокром стволе, стал дожидаться друзей. А они были уже рядом.
   – Лови! – крикнула Чалын, сбросив один конец верёвки богатырю.
   Другой конец девочка привязала к седлу Чыдамкай-Кара. Отдышавшись, человек-гора ухватился за верёвку, ногами упёрся в скалистый склон и принялся карабкаться наверх. Богатыря вытягивали все: Чыдамкай-Кара, Чалын, Рыс-Мурлыс и Ак-Боро, тот тянул, вцепившись в верёвку зубами. Очень скоро Кыркижи оказался наверху. Его знобило от холода, зубы стучали. Обхватив себя руками, он тщетно пытался согреться. Пришлось делать привал.
   У разгоревшегося костра путники вновь принялись раздумывать над тем, как перебраться через реку. После недолгого спора они договорились повалить ещё одно дерево, но перед этим решили благословить духов реки и леса, так, как учил их Ээш. Пока богатырь согревался и обсыхал, Чалын повязала к лиственнице дьалама[61], подошла к обрыву и принялась высказывать благопожелания духу реки:
   – Река быстрая, могучая! Землю ты размываешь, камни точишь, человека да зверя поишь, растениям жизнь даёшь. Пусть вода твоя полнится и никогда не загрязняется…
   Пока Чалын говорила, остальные путники внимательно наблюдали за ней. И никто из них не посмел произнести ни слова. Все отнеслись к действиям Чалын очень серьёзно. Духов гневить нельзя, это знал каждый. Вот и сама река, словно прислушавшись к словам девочки, приутихла, её течение стало более спокойным. Закончив с благопожеланиями, Чалын встала, повязала другие ленточки на это же дерево и обратилась теперь к духу – хозяину леса:
   – Лес густой, горы покрывающий! От солнца палящего ты спасаешь, людей и зверей кормишь, воздух чистый даёшь. Пусть огонь тебя не берёт, деревья твои не увядают…
   После слов Чалын в лесу вдруг стало удивительно тихо. Птицы перестали петь, деревья замерли, даже ветер-шалун успокоился. Лишь изредка потрескивали объятые пламенем обугленные ветки в костре. А когда девочка закончила, тайга снова оживилась. Словно перешёптываясь меж собой, деревья закачали кронами, кусты зашелестели листвой.
   – Вот так да, – осматриваясь, произнёс изумлённый рысёнок.
   – Старик был прав, – ответил Ак-Боро, – духов надо почитать.
   В отличие от своих друзей, ни Кыркижи, ни его молчаливый конь не промолвили ни слова, они лишь переглянулись, приоткрыв от удивления рты.
   – Получилось, – обрадовалась Чалын.
   После того, как одежда богатыря высохла, путники снова принялись валить дерево. Вторая попытка оказалась удачной. Кедр, упав в нужном направлении, образовал мост. Первым по нему пробежал рысёнок. В одно мгновение ловкий зверёк оказался на противоположной стороне. За ним неторопливо прошёл человек-гора, по дороге обрубив мечом все мешающие передвижению ветви. Затем Кыркижи вернулся за своим конём и в поводу перевёл его на другой берег. Следом переправились Чалын и Ак-Боро. Преодолев очередное препятствие, бесстрашные путники двинулись дальше.
   День за днём путешественники неуклонно следовали к священной горе. Всю дорогу удача сопутствовала друзьям: аркыт пополнялся чистейшей родниковой водой, а горные козлы и куропатки так часто попадались им на пути, что их арчимак не истощался. Вскоре тайга закончилась, и теперь путники старались не останавливаться даже ночью. Под ярким светом луны они всё шли и шли по скалистым горам да по сопкам, обходя трещины и разломы, преодолевая быстрые ручьи и бурные потоки талой воды. Погода не баловала. Дули холодные ветры. На зелёную траву время от времени большими хлопьями ложился мокрый снег, затем таял, а через некоторое время валил ещё сильнее. С каждым шагом растительности становилось всё меньше, а голых камней – всё больше. По дороге Чалын, Кыркижи и Рыс-Мурлыс собрали про запас хвороста, связали его и погрузили на Чыдамкай-Кара. Наконец, отважные путники вышли к межгорной долине. Она тянулась к подножию скованной тысячелетними ледниками величавой горы. Коронованная снегом, Музду-туу приветливо встречала усталых гостей своими сияющими вершинами. Их было две.
   – Как красиво, – произнесла восхищённая Чалын.
   – Необыкновенно, – прошептал Кыркижи.
   – Высокая, – задрав голову, подметил Чыдамкай-Кара.
   – Я с вами согласен, но, может, вы не заметили, что у горы всего лишь две вершины, – сказал Рыс-Мурлыс, – а Ээш говорил, что их должно быть три.
   Кыркижи посмотрел на Чалын.
   – Рыс сомневается, та ли это гора, – пояснила богатырю девочка.
   – Но перо-то на неё указывает, – встряхнув гривой, отметил Ак-Боро.
   – Ну и что, – продолжил рысёнок, – а может, Музду-туу там, дальше, за этой горой?
   – А мы сейчас проверим, – сказала Чалын, подкинув перо. – Мы идём к Йерсу.
   Сверкнув, перо взмыло в воздух, и, воспарив над Кыркижи, плавно легло на округлый камень молочного цвета так, что его острие точно указало на седловину ледяной горы, разделяющую две вершины.
   – Ну что ж, это наверняка Музду-туу, – согласился рысёнок, – очевидно, Ээш обсчитался.
   – Скорее всего, оговорился, – радостно сказала Чалын, – остановимся здесь.
   Спрыгнув с Ак-Боро, девочка вытащила из связки хвороста искорёженную ветку, и вместе с рысёнком направилась к небольшому бирюзовому озеру, отражающему ледяные вершины Музду-туу и безоблачное лазурное небо. Кыркижи остался разгружать коней и разводить костёр.
   Очутившись на берегу озера, Чалын с Рысом-Мурлысом насобирали камней и сложили их горкой. На камнях рысёнок установил ветку, а девочка повязала на неё светлые ленточки. Затем Чалын достала из сумки несколько кусков копчёного сыра и аккуратно выложила их у каменной горки. Умело приготовленный Ээшем курут даже не подпортился и выглядел так, будто бы его сделали совсем недавно.
   – Что ж, всё готово, – с волнением произнесла девочка.
   – Уйти? – спросил рысёнок.
   – Да, Рыс-Мурлыс, я должна остаться одна.
   Когда рысёнок ушёл, Чалын встала на колени и принялась благословлять духа:
   – О, священная Музду-туу! Ярче звёзд вершины твои сверкают, в небо синее уходят. Солнце тебя не обойдёт, луна не обойдёт. Хозяину лунно-солнечной земли ты – аил. Йерсу всевидящий, всезнающий! Народ ты свой оберегаешь, растениям жизнь даёшь, животным – корм, охотнику – добычу. Справедливый ты, мудрый и всемогущий. Земли твои пусть зеленеют, реки и озёра – не высыхают…
   Пока Чалын высказывала благопожелания, остальные путники молчаливо сидели у костра. Осматриваясь, каждый из них ожидал чего-то необычного. Казалось, вот-вот должно было что-то случиться, но ничего не происходило. Время шло, а гора всё отмалчивалась, да и от Йерсу никакого ответа не было. За весь день ничего так и не изменилось, и лишь только к вечеру небо зарябилось пёстрыми облаками.
   – Йерсу меня не слышит, – вернувшись к друзьям с поникшей головой, грустно произнесла Чалын.
   Кыркижи заботливо поправил овчинку на валуне, пододвинул камень поближе к костру и предложил девочке присесть рядом с ним. Чалын согласилась и заняла приготовленное для неё место.
   – Наверное, у него дел много. Сегодня он занят, но, может, завтра всё получится, – принялся подбадривать девочку Ак-Боро.
   – Конечно, с утра ещё раз попробуем, – вставил Рыс-Мурлыс.
   – Чалын, не огорчайся, – не понимая, о чём толкуют четвероногие спутники, сказал Кыркижи. – Надо покушать, выспаться, а там и видно будет.
   – Да, Кыркижи, да, – прильнув к богатырской груди, прошептала девочка.
   Внезапная усталость навалилась на Чалын, она почувствовала сладостную леность. Её мысли переплелись в сумбур. Она прикрыла отяжелевшие веки и тут же уснула. Ак-Боро взял зубами край дьюркана, второй конец тут же подобрал Рыс-Мурлыс, и они нежно укрыли девочку одеялом. Кыркижи по-отцовски прижал её к себе, и Чалын улыбнулась во сне.
   Наутро с первыми лучами солнца Чалын проснулась. Потянувшись под тёплым одеялом, она сладко зевнула и открыла глаза. Её взгляд устремился в ясное небо. Девочка повернула голову и увидела позолоченные восходящим солнцем горы. Обрадовавшись хорошей погоде, Чалын приподнялась и осмотрелась. Рядом с ней, свернувшись клубком, сопел Рыс-Мурлыс, шевеля во сне усами. С другой стороны, поджав под себя ноги, лежал Ак-Боро. Напротив него, точно за тем местом, где ещё ночью горел костёр, спали Чыдамкай-Кара и Кыркижи. Прислонившись к коню, человек-гора негромко похрапывал. Хворост уже давно прогорел, от него остались лишь кучка пепла и несколько обугленных веток, выпавших из костра.
   Путь к Музду-туу был тяжёлым, бессонные ночи и опасные переходы сильно утомили путников. Чалын решила не тревожить своих друзей и дать им выспаться. Она аккуратно убрала дьюркан в сторону, встала и направилась прямиком к окутанному туманной дымкой озеру. Подойдя к выложенным горкой камням, девочка удивилась: сыр куда-то исчез, да и ленточки на ветке тоже пропали.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация