А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Твое место на зоне" (страница 29)

   Глава четырнадцатая

   1

   Сеня Голубь был одним из немногих воровских пацанов, кто пытался удержать на плаву дело покойного Воронца. С характером пацан, энергичный, настойчивый. В этом Матвей убедился в разговоре с ним. Но Голубю катастрофически не хватало авторитета, чтобы сплотить вокруг себя блатяков. И поэтому беспредельный Драгун влегкую подбирал под себя цеховиков и кооператоров, которые раньше отстегивали Воронцу. И почти все коммерческие точки под себя подмял...
   – Кто такой этот Драгун? – спросил Матвей. – Откуда он вообще взялся?
   – Да фраер он... – скривился Голубь. – Фраер на катушках... Халдеем в кабаке был. А тут на тебе, центровой...
   – Ну и времена настали, – нахмурился Матвей. – Халдеи блатных мочат... Чо ж ты, братишка, с этого хмыря не получил?
   – Да это, как его спросишь... У него в кодлане почти сотня бесов. Без отбойщиков никуда не ходит. А там четыре амбала, все с «волынами»...
   – Ну так Хлыст вроде бы одного такого амбала завалил...
   – Так и сам без башки остался...
   – Кто Хлыста замокрил?
   – Ну так ясно же, что Драгун...
   – Нет, кто конкретно?
   – Да есть там один чертила у Драгуна. Я так слышал, он у него за чистильщика... Драгун на Хлыста показал, и тот его зачистил...
   – Кто такой?
   – Да я ж точный расклад не знаю... Громила у него кликуха... А кто такой, хрен его знает. Но то, что не из наших, это точно...
   – Да, укатали вас беспредельщики, – презрительно усмехнулся Матвей. – Из говна вышли и вас укатали...
   – Так это, кто ж думал, что они так развернутся... Они же отмороженные. Чуть что, сразу стрелять...
   – А ты чо, мля, барышня кисейная, что на жопу перед ними падаешь?..
   – Да я чо, мне бы пару-тройку «торпед» конкретных, я бы этого Драгуна уделал, – оскорбленно протянул Голубь.
   – Ну так уделай, об чем базар? Людей я найду, тебя старшим поставлю... Я тебе честно скажу, брат, мы с Воронцом на ножах раньше были. Но Воронец был вором, и я обязан за него спросить...
   Матвей кривил душой: плевать он хотел на Воронца с высокой колокольни. Его интересовало исключительно наследство, которое оставил после себя вор. И не важно, что от этого наследства остались жалкие крохи. Матвею нужно было от чего-нибудь оттолкнуться, чтобы начать наступление на город. Ему нужен был повод, чтобы начать войну с Драгуном.
   Он мог бы встретиться с этим беспредельным халдеем на правах законного вора. Но что он ему скажет? Гони бабки в «общак»? Можно и так. Только при всех существующих раскладах его законное требование будет выглядеть как просьба. А Матвей не для того занял место смотрящего, чтобы кого-то о чем-то просить...
   Да и вряд ли Драгун захочет отстегивать в «общак». Как он барахолку взял – нагло, нахрапом, без всяких предъяв. Не уважает он воровских законов. У него свои, беспредельные понятия. Поэтому, скорее всего, он ответит Матвею отказом. А для Матвея это будет равносильно плевку в лицо... Он-то утрется, умоет затем отморозка его же кровью. Но плевок-то на душе все равно останется...
   Нет, Матвей должен был действовать наверняка. Так что смерть Воронца, а за ним и Хлыста были ему на руку...
   В Новожильске он уже две недели. И Хруль с пацанами тоже здесь. Втихую сняли хату на окраине города. Первое время присматривались, наводили справки. На Голубя вот вышли. Матвею осталось только заманить его в свою голубятню, покурлыкать с ним, окольцевать. Цель достигнута – Голубь на его стороне. И еще обещал привести с собой пару надежных пацанов.
   Врал Голубь. Мало ему было боевых пацанов, чтобы затемнить Драгуна. Больше всего он нуждался в поддержке со стороны. И Матвей должен был стать для него надежной точкой опоры. Он вор в законе, и этим сказано все.
   И у него самого есть точка опоры. Его на этот город поставил сход. У него есть повод наехать на самого крутого в Новожильске беспредельщика. И еще у него есть Хруль со своей бригадой... К тому же у него поддержка в кругу воровского братства. А воры – это страшная сила...
* * *
   Ларион Пшеничный любил деньги. Но еще больше он любил женщин. И не жалел на них денег. Он снимал проститутку, всю ночь крутил с ней любовь, а утром выставлял за порог. С глаз долой – из сердца вон. Он всегда честно платил по счетам. И всегда жалел о потраченных деньгах. Женщин он любил «до» и «во время», но «после» приносило разочарование...
   Зато сегодня утром после бурно проведенной ночи у него не было никакого желания расставаться со своей взятой напрокат подружкой. Катя произвела на него очень сильное впечатление. Прелестное кукольное личико, нежная чарующая улыбка. Худенькая, если не сказать хрупкая. Грудки с кулачок, попка в двух ладонях уместится. Ну чисто милый беззащитный ребенок... И трудно было поверить, что ночью этот ангелочек воплощал собой разнузданную нимфоманку. Но сейчас утро. И Катя воспринималась им как прилежная школьница, непонятно каким образом оказавшаяся в его постели. Сейчас она поднимется, стеснительно улыбнется, наденет черное платье с белым фартуком, возьмет портфель и побежит на занятия...
   Катя поднимается. Без всякого смущения натягивает трусики, лифчик. Пояс, чулки с подвязками, блузка с глубоким вырезом, короткая юбчонка, туфли на высоченном каблуке... Блядский наряд. И сама она блядь. Сегодня вечером ее снимет другой клиент, и она будет любить этого козла до утра. Ларик заскрежетал зубами, когда представил на ней чужого мужика.
   – Тебе это не надоело? – спросил он.
   – Что – это?
   – Ну собой торговать.
   – У каждого свой бизнес.
   – Хреновый у тебя бизнес. Может, ну его в пень, а? Останься со мной, у меня деньги есть. Квартиру через год куплю, там и дачу построю. Все нормально будет...
   – Покупай, строй, мне-то что.
   – Как это что? Это же все для тебя.
   – А если мне это не интересно?
   – Да ладно, неинтересно... Я же тебе нравлюсь. Ты же меня так любила...
   – Я всех люблю, кто деньги платит, – усмехнулась Катя.
   – А если без денег?
   – Увы и ах, без денег ты меня не вдохновляешь... Ты в зеркало когда-нибудь смотрелся?
   Ларика затрясло от возмущения. Самое обидное, что он и в самом деле выглядел неважно. Рост ниже среднего, плечи узкие – задница и то шире. И лицом он не вышел. Большая голова, но черты лица мелкие. Все мелкое. И даже то, что в штанах, не соответствует даже самым скромным требованиям... Зато он может зарабатывать деньги. И Катя должна это учесть... Но нет, Ларик ей совсем не нужен. Не нравится он ей.
   – Зачем ты так говоришь? Мне же обидно.
   – Так ты же первым начал этот разговор. – Она смотрела на него как на последнего лоха.
   Не знает, дура, что с огнем играет... Ларик все больше заводился.
   – А если я не хочу, чтобы ты с другими мужиками спала?
   – Ну может, хватит? – Катя поморщилась, отчего ее лицо стало некрасивым.
   – Ты что, не понимаешь? – Ларик поднялся с кровати, подошел к ней. – Я не хочу, чтобы ты жила без меня...
   В глазах бушевал дьявольский огонь, но, на свою беду, девушка этого не замечала.
   – Извини, но ты в пролете!
   – Так нельзя! Я же к тебе со всей душой...
   – Какой же ты неугомонный... Ну да ладно, это твои проблемы. Извини, но мне придется оставить тебя с ними наедине...
   – И все равно ты не достанешься никому, – зло сквозь зубы процедил Ларик.
   Катя хотела сказать что-то колкое. Хотела, но не успела. Ларик ударил ее кулаком в подбородок. Девушка упала. И тут же на нее обрушился град ударов... Катя уже не подавала признаков жизни, а Ларик бил, бил. Он срывал на ней свою злость, мстил за свою мужскую несостоятельность...
   Наконец он остановился. Приложил два пальца к сонной артерии. Пульса не было...
   Катя мертва. Он отомстил ей. Он оставил ее у себя. Теперь никто и никогда не будет спать с ней, мять ее нежное тело...
   Раскаяния Ларик не чувствовал. Приступ бешенства прошел, и он спокойно обдумывал, как избавиться от трупа. Самый лучший выход – загрузить его в багажник, вывезти за город и закопать где-нибудь в лесу. Но действовать нужно под покровом темноты...
   Ларик любил во всем порядок. Поэтому запихнул труп под кровать, накрыл его одеялом. Спокойно оделся, вышел из квартиры и направился в хозяйственный магазин. Там он купил рулон плотного полиэтилена, которым в народе накрывают теплицы. Вернулся домой. Закатал труп в полиэтилен, концы прижег утюгом. Вышел отличный саван. И чисто, и герметично. Можно неделю в доме держать, и вонять не будет.
   Он снова спрятал труп под кровать и со спокойной душой лег на эту же кровать смотреть видик. Поставил какой-то ужастик. Восставшие мертвецы, мерзкие струпья, гной фонтанами... Интересно. И совсем не страшно. Совершенно никакого предчувствия, что Катя оживет и бросится на него... Ларик не боялся смерти. Он давно к ней привык...
   Ближе к вечеру в дверь позвонили. Звонок настойчивый, если не сказать агрессивный. Пришлось идти открывать дверь.
   На пороге стоял крепко сколоченный парень с хищным выражением лица. Он был один.
   – Чего надо? – грубо спросил Ларик.
   – Катя где? – окатил его презрительным взглядом крепыш.
   – А, Катя... Катя ушла. Еще утром... А ты чо, сутенер?
   Парень проигнорировал его вопрос.
   – Точно ушла?
   – Слышь, я не понял, ты чо, наехал?
   – Ты, лох, ты чего быкуешь?
   – Это кто лох? – взвился Ларик.
   – Ты это, не кипишуй, а то меня сейчас стошнит... Дорогу дай!
   Парень нагло оттолкнул Ларика плечом и вломился в квартиру. Направил свои ходули в комнату.
   Недолго думая, Ларик нагнал его и с прыжка ударил кулаком по шее. Крепыш явно не ожидал от него такой прыти. Он пропустил сильнейший удар в уязвимое место. Падал он, выбрасывая вперед руки. Рухнул на пол как бревно. Ларик еще несколько раз ударил его. Спокойно взял его за ноги и выволок на лестничную площадку...
   Вечером к нему заявился Драгун. Высокий, стройный, в плечах косая сажень, лицо без всяких изъянов. Таких мужиков бабы любят бескорыстно. Таким мужикам Ларик завидовал...
   Драгун держал в страхе полгорода. Его «быки» с шумом и кровью строили «ботву», без зазрения совести снимали слам с барыг. На разборках беспощадно крушили врагов. Даже ворам спуску не давали... Все хорошо у Драгуна. Но без Ларика ему не обойтись. Потому что Ларик высококлассный специалист по убийствам. Этому он научился в Афгане. Полтора года солдатом за «речкой» отслужил, еще два старшиной сверхсрочной службы... Там, в Афгане, над ним смеялись лишь поначалу. А потом он доказал, что в бою равных ему нет. «Духов» он валил пачками. Не один кишлак с землей сровнял. Ему нравилось убивать, чужая смерть для него как наркотик...
   И Драгун над ним не смеялся. И его пацаны тоже. Все знали, что Ларик любого завалит и не поморщится. И плевать, что ни внешностью он не удался, ни статью. На это просто никто не обращал внимания. Даже кличку ему дали – Громила... Драгун знал, что киллера такого класса ему не найти. За что очень его ценил. И Ларику льстило такое отношение к его персоне.
   – Ну как дела, братан? – Драгун крепко пожал ему руку.
   Ларик ответил ему тем же. Рука у него небольшая, но силы в ней под завязку.
   – Да вот, охреневаю без баяна...
   – Заняться нечем? Так я помогу тебе с работой. Клиента одного нужно оформить...
   – Кто такой?
   – Да буржуй один. Платить не хочет... Плохо, когда люди страх теряют...
   – Так в чем проблема? Мы этот страх возвратим... Кстати, как там менты? Узнали, кто Хлыста завалил?
   Ларику не очень приятно было вспоминать этот эпизод. То, что вора кончил, это ерунда. Плохо то, что на глазах у толпы его вальнул... И дернул его черт поехать на этот рынок вместе с Драгуном...
   – Да менты хрена до чего докопаются, – презрительно скривился Драгун. – Никто ничего не знает, никто ничего не видел... А если и объявится вдруг свидетель, мне сразу маякнут. Я тут одного черта из ГУВД прикормил. Он меня в курсе дела держит... Да, кстати, одного моего парня закрыли. С ментом по пьяни поцапался, в рог ему дал. Я уже наводил коны, с прокурорским, считай, договорился. Короче, отпустят его... Так что не сегодня-завтра все менты будут у меня в кармане... – хвастливо заявил Драгун.
   – Круто... Так, а если все-таки свидетель объявится?
   – Ну если объявится, ты его сам в землю и упакуешь... А пока что займешься буржуином проклятым. Не хочет платить, гад. А гадов учить надо... Короче, это аванс. Здесь «штука» зеленью.
   Драгун бросил на стол конверт с деньгами.
   – Еще две тонны получишь опосля...
   Так хорошо Драгун платил только избранным. Рядовых же бойцов он держал на голодном пайке. Так на то они и рядовые, чтобы держать их за быдло...
   После того как Драгун ушел, Ларик дождался, когда город заснет, загрузил труп в багажник своей «восьмерки» и поехал в лес. Никто его не останавливал. Никто не помешал ему избавиться от улики...
* * *
   Антон привык, что все его боятся. В школе боялись одноклассники и учителя, на улице боялись пацаны из вражеского квартала, в армии его боялись даже «деды». С детства он был задирой и хулиганом. Ни боксом никогда не занимался, ни карате, но в драке замесить мог любого.
   Сейчас его боялись коммерсанты... Да весь город боялся, потому что он был крутым бойцом из команды Драгуна. Бригадир его ценил, братва уважала. Кликуху ему подобрали конкретную – Таран. Потому что такой же мощный и убойный, как таран...
   А вот мент почему-то его не испугался. Какой-то стремный сержант из патрульно-постовой службы. Антон его на три буквы послал, а он почему-то идти туда не захотел. За что схлопотал в рыло. А тут менты навалились, короче, закрыли. Да еще так отпинали, что кровью ссать пришлось...
   Пацаны передали, что Драгун в курсах, что грозится вытащить его из ментовки. А он все может... Так что Антону недолго париться.
   Но что-то пошло не так. Антон думал, что выпускать его будут из камеры предварительного заключения. Но нет, менты отправили его в следственный изолятор. На «воронке», как какого-то отстойного урку...
   В камеру Антон входил, как к себе домой. Плевать, что на хате масть держат блатари. За ним сам Драгун, если кто его тронет, тому кранты...
   Свободных коек в камере было всего две. И обе у самой параши. Антон заехал на «крытый» в первый раз, но он хорошо знал, что центровой пацан не может спать в таком стремном месте.
   За столом посреди камеры резались в карты «синяки» – так в бригаде презрительно называли блатарей из-за того, что те ходили в татуировках. И эти исколоты вдоль и поперек.
   Они отложили карты, все разом уставились на Антона.
   – Ну здоров, браты! – криво усмехнулся он. – Это, играете – играйте, а на меня смотреть не надо, я не девочка...
   И надо же, блатяки последовали его совету. Снова уставились в свои карты. Боятся связываться с ним. Чуют, что можно получить конкретных трендюлей...
   Антон присмотрел себе место поближе к окну. Согнал со шконки какого-то сморчка, раскатал свой матрас, застелил белье... Да, он знал, что и в тюрьме он будет хозяином. Сейчас освоится немного и блатарей будет строить.
   Антон растянулся на койке в полный рост, заложил руку за голову и блаженно закрыл глаза. Но заснуть не успел. Кто-то тронул его за плечо.
   Он лениво открыл глаза и увидел перед собой молодого пацанчика с неприятным взглядом.
   – Э-э, чо такое?
   – Тебя смотрящий зовет, – сказал пацанчик и кивком головы показал на блатной угол.
   – Если ему надо, пусть сам ко мне подойдет...
   И надо же, смотрящий сам подошел к нему. Высокий, но худой, как скелет. Жердя ходячая... Антон при всем желании не мог воспринять его всерьез.
   – Ты чо бузишь, бесогон? Ты чо, совсем отмороженный!
   Антон прекрасно знал, что в таких ситуациях ни в коем случае нельзя отступать. Наезжают на тебя, значит, и ты должен наезжать. Дашь слабину, пиши пропало...
   – Это кто отмороженный! – заорал он и вскочил с койки.
   Также Антон знал, что в уличной драке все решается в первый момент. Кто первый бьет, тот и побеждает. Даже если ты один, а врагов много, все равно можно победить. Главное – вырубить вожака, а остальные сами разбегутся. И здесь те же законы...
   Но вырубить смотрящего он не смог. Тот ударил первым. Согнутыми в фалангах пальцами в область печени. В первый миг Антону показалось, что рука пробила плоть и вцепилась в печень. Дикая боль скручивала его в бараний рог, но он все же сумел устоять. Но смотрящего уже сменили «торпеды». Удары посыпались со всех сторон. Антон отмахивался, но куда там. Его сбили с ног, пустили в замес...
   Очнулся Антон в тот момент, когда с него стаскивали штаны. Сквозь боль и кровавый туман в голове до него дошло, что уголовники будут его опускать... А опущенных нигде не признают, даже в бригаде Драгуна... Как ему после этого жить?
   Он попытался вырваться, но уголовники держали его крепко. Сейчас будет больно...
   Но спасение пришло оттуда, откуда Антон его не ждал. В камеру ворвались вертухаи. Уголовники разбежались. А его отправили в одиночку.
   А на следующий день Антона выдернули на допрос. Он думал, что видеть его желает прокурорский следак, но в помещении для допросов его ждал оперуполномоченный из «уголка». Лейтенант Комиссаров... Не капитан и даже не старший лейтенант... Но что-то мешало воспринимать его как какого-то лейтенанта. Держался мент спокойно, даже доброжелательно. Но какой у него взгляд – сильный, подавляющий...
   Мент подал ему чистый лист бумаги, ручку.
   – Пишите.
   – Что писать? – не понял Антон. – Чистосердечное признание?
   – Не надо никаких признаний. От вас лишь требуется раскаяние и добровольное согласие сотрудничать с органами внутренних дел...
   – Чтобы я стучал!.. – возмущенно встрепенулся Антон.
   – В противном случае с вашими внутренностями будут сотрудничать другие органы, – спокойно, как о само собой разумеющемся сказал мент. – Сейчас вас отправят в ту же камеру, где вы были вчера...
   Антон понял, о каких органах шла речь, и ему стало не по себе... Проклятый мент не оставлял ему никакого выхода...
* * *
   В следственный изолятор Сергей шел только за тем, чтобы встретиться и поговорить с арестованным бандитом. Просто поговорить, побольше узнать о банде, которую он представлял. Начальника оперчасти он знал еще с тех пор, как сам оказался за решеткой. Неплохой мужик. Он-то и посоветовал Сергею вербануть бандита. Оказывается, Антон Черкунов сцепился вчера в камере с ворами и его едва не опустили... Разумеется, в ту же камеру он возвращаться не хотел. На этом Сергей и сыграл.
   Он сумел найти к бандиту правильный подход, взял с него подписку о сотрудничестве. Но на этом разговор не закончился.
   – Кто Хлыста на барахолке убил? – задал он самый важный для него вопрос.
   – А-а, это Громила был... – сказал и обхватил голову руками Антон. – Он маленький такой, дохлый на вид. А зовут Громила. Потому как любого сделает...
   Не хочется ему говорить. Ох как не хочется. А надо...
   – Где живет этот Громила?
   – Не, где живет, не знаю. Драгун знает, ну парни, ну из его охраны, они, может, знают... А я не знаю, честн-слово. Я бы сказал...
   – Где он бывает?
   – Ну иногда в кабаке, где Драгун заседает. Но редко. А с братвой он вообще не тусуется, мутный он какой-то... Я вообще не знаю, чего он на барахолку с нами дернул, может, Драгун попросил... Громила, он стреляет классно. Говорят, он в Афгане воевал...
   Эта деталь из биографии Громилы Сергею не понравилась. Но не очень удивила. Он знал, что в бандитских структурах встречаются «афганцы». Кто-то по глупости в криминал идет, кто-то от безнадеги, а кто-то со злости...
   Он крутил Антона до тех пор, пока не вытряс у него все, что он знал про Громилу, про Драгуна и его банду. Но, увы, адрес киллера так и не выяснил.
   Он завербовал Черкунова и теперь должен был в кровь разбиться, но вытащить его на свободу. Этот парень нужен ему на воле, а не за решеткой. Он должен будет узнать, где живет Громила, и сообщить об этом Сергею. Придется ставить в известность начальника РОВД. У Лесовика большие возможности, он сможет вытащить арестанта из тюрьмы...
   Сергей закончил с Черкуновым и отправился в свой РОВД. Хотел застать начальника на месте, но не успел. Лесовик уже уехал домой. И Сергей тоже решил закончить рабочий день. Устал он за последнюю неделю. Надо немного отдохнуть, а то ведь и надорваться можно...
   На троллейбусной остановке к нему подошла симпатичная девушка. Модные «Мавины» в обтяжку, черная майка «Гуччи» – поверх дорогая лайковая куртка. Косметики на лице, что штукатурки на стене. Возможно, ее даже как маску можно использовать. В «штукатурке» одно лицо, без – другое.
   – Молодой человек, вы из милиции? – смущенно спросила она.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация