А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Твое место на зоне" (страница 27)

   Панфилову тоже досталось. Под шумок бурного следствия его взяли под стражу, даже предъявили обвинение в убийстве гражданки Оскольцевой. Но Глеб Васильевич вывернулся. Он обвинил во всем покойного Станислава Печника. Оказывается, это он убил Элеонору, а Панфилов помогал ему избавиться от трупа под страхом физического насилия... Прокурор и судьи были склонны верить ему. Сначала Панфилова освободили из-под стражи под подписку, а затем и вовсе сняли обвинение...
   А вот Быстрову не хватило денег, чтобы откупиться от правосудия. На этапе предварительного следствия был доказан его сговор с бандитами и соучастие в тройном убийстве на квартире Сущевой. Он же был обвинен и в том, что подстрекал бандитов к убийству лейтенанта Комиссарова. Более того, ему инкриминировалась передача табельного оружия для осуществления данного убийства...
   В воздухе запахло грандиозной сенсацией. Была обезврежена целая банда новоявленных рэкетиров и киллеров, вскрыто много громких заказных убийств. Но для широких масс это событие так и осталось за железным занавесом. Областное и городское начальство решило не предавать огласке шокирующие факты. Нет в Новожильске организованной преступности. Не было, нет и никогда не будет. Ведь известно, что мафия может существовать только в странах загнивающего капитализма. В стране же победившего социализма столь позорного явления нет и быть не может...
   Но, вопреки материалам партийных съездов и постановлениям пленумов ЦК КПСС, организованная преступность лезла из всех щелей. Банды Воронца и Печника были раковыми опухолями на теле города. Хирургическая операция желаемых результатов не принесла. Обезглавленные банды распались, но метастазы разнесли заразу по всему городу. То там, то здесь пробивались наружу споры самостийных банд. Оголтелые рэкетирские группировки рвали город на части. И увы, милиция уже не в силах была сбить вал новомодной преступности. Город захлестывал беспредел...

   Часть III

   Глава тринадцатая

   1

   Звонок прозвенел, вертухай, отворяй ворота, коронованный вор откидывается... Матвея провожала вся зона – братва с сожалением, а «кумовья» с облегчением. По столь торжественному случаю зона отказалась выходить на работу. И «хозяин» не быкует, лишь бы Матвей сдернул поскорее, а без него он быстро наведет свои порядки...
   Матвей-то сдернет. И сам начнет наводить порядки там, куда сход направит. Задаст он работы другим, «вольным» ментам...
   На пыльном пятачке перед КПП стояла невиданная ранее машина явно иностранного производства. Черная, блестящая. Возле машины стоял Хруль. Сдержанно улыбается, зато в глазах буйное веселье. Деловой. Черные отутюженные брюки, поверх такой же черной футболки кожаная куртка из тонкой кожи. На шее «голдовая» цепь, на пальцах печатки из «рыжья», на солнце ярко блестит золотая фикса.
   Хруль увидел Матвея, оторвался от машины и пошел ему навстречу.
   – Рад видеть тебя, бродяга!
   – Ну здорово, брат! – хлопнул его по плечу Матвей.
   Матвей натурально «бродяга», потому как законный вор. А Хруль ему натурально брат, потому как никто не сделал для него столько, сколько этот пацан...
   Матвея зачалили на зону, но Хруль продолжал его дело – за здорово живешь дербанил омских «карасей». Затем подался в Свердловск, там замутил воду. «Шерсти» на сто лет вперед настриг. Но, в конце концов, спалился. Облава была, менты его с дурью на кармане взяли. Три года Хруль отстоял на одной ноге. Вернулся в Свердловск, собрал новую бригаду и взялся за старое. За старое, но с новым уклоном. Кооператоров развелось, коммерсантов – правда, до их «шерсти» желающих много нашлось. Шпана, спортсмены сбивались в стаи, дербанили барыг, брали под свой контроль – «крыши» – территории, все такое. Но Хруль чхать хотел на всех. Сам никого под опеку не брал и «крыш» ничьих не признавал. Наехал, взял карася за жабры, паяльник под хвост, и снимай чешую. Только вот ворам он дорогу не переходил. В «общак» исправно отстегивал, дружбу с конкретными «бродягами» водил. Ну и Матвею регулярно дачки на зону засылал. А сегодня вот тачку крутую подогнал...
   – Ну что, бродяга, пора до дому до хаты? – весело ощерился Хруль.
   И кивком головы указал на машину.
   – Ехать долго. Не запылимся? – усмехнулся Матвей.
   По иронии судьбы, из колымских лагерей он был переведен в более теплое место, в спецзону под Красноярск. Отсюда его и забирал Хруль. Полторы тысячи километров до Омска, оттуда еще почти тысяча. Так сначала еще до Красноярска нужно добраться. А это верст двести по колдобинам...
   – Не, лайба путевая, – обнадеживающе улыбнулся Хруль. – Чисто «Мерседес». Моща, короче... Я из Свердловска ехал, и никаких заморочек, отвечаю...
   – Да, братуха, уважил ты меня, ввек не забуду.
   Первые несколько месяцев на этой зоне Матвей не вылезал из ШИЗО. «Хозяин» сгноить хотел его в трюме, но ни фига не вышло. Не сломался Матвей, выстоял. Братва сильно его зауважала. За ним пошли. В один прекрасный день вся зона отказалась выходить на работы. Дело близилось к бунту. «Хозяин» дрогнул и перестал гноить несговорчивого вора...
   Братва видит, что за ним приехали на козырном агрегате. А это немалый плюс к авторитету... И скажи, что Хруль не настоящий кореш...
   Но и это было еще не все. Хруль подал знак, и из машины выпорхнули красотки в коротких юбочках. Матвей натурально услышал, как взвыли мужики на крыше производственного цеха. И братва восторженно зашумела... Теперь про Матвея точно легенды слагать начнут...
   – Как король, братуха, будешь ехать, – ухмыльнулся Хруль.
   Матвей сел на заднее сиденье. Длинноногая брюнетка Женя села по правую от него руку, крутобедрая блондинка Леся прижалась к его левому боку. От девушек приятно пахло дорогими духами. А их горячая плоть разжигала зверский аппетит...
   Водитель предусмотрительно задвинул занавески, и Матвей остался наедине с красотками. Едва машина тронулась с места, как Женя залезла к нему в штаны. И Леся уже вся в огне... Да, в такой компании Матвей готов был прямо сейчас отправиться в кругосветное путешествие...
   Девчонки выжали из него всю тоску по женскому полу. Они очень старались, поэтому быстро надоели. Их оставили в Красноярске, а дальше поехали в чисто мужской компании. До Новосибирска Матвей созревал, копил соки. А там его встретил один достойный вор, с которым он корешился еще по первой ходке. Конкретная поляна, марафет, знойные телки... А потом снова дорога.
   Три дня оттягивались в Омске. Кабаки, малины, марафет, центровые шмары. Все путем, все в цвет. Матвею нравилась такая жизнь, но втягиваться в нее не хотел. Душа требовала большого дела. Для этого он и отправился в Свердловск, тем более что там его ждала встреча с авторитетными законниками...
   Хруль привез Матвея на загородную фазенду. Не самых больших размеров двухэтажный дом из красного кирпича, аккуратный дворик, сад цветет и зеленеет, банька у реки. Тишина, покой. В доме – чистота, порядок, приличная мебель, техника японская.
   – Это, живи сколько хочешь, – сказал Хруль. – Можешь даже прописаться...
   – Чьи хоромы? – на всякий случай спросил Матвей.
   – Да у одного барыги за долги взяли.
   – И он не быкует?
   – А это на тот свет сгонять надо, чтобы узнать, быкует он или нет... – усмехнулся Хруль.
   – А наследнички?
   – Да у нас все чин-чинарем – дарственная, нотариус, все такое... Короче, никаких проблем не будет...
   – Надеюсь.
   – Там баньку натопили, так что, если охота с дороги...
   – Охота.
   Матвей устал с дороги. Банька была бы в самый раз. Но чтобы без баб и застолий. Да и Хруль рвался домой. Хата у него в городе, с одной забавой длинноногой живет – говорит, что в каком-то конкурсе красоты центровое место заняла. Хруль спешил к ней – чтоб согнуть березоньку, раскудрявить белую...
   Матвей тоже знал одну «березоньку». И видел-то ее всего один раз, да запала она ему в душу, до сих пор воображение будоражит. Так бы и заломал ее, белую...
   Давно это было. Пять лет назад. В омском кабаке. Две девчонки, два мужика. Кавказцы на них наехали, Рыбец подписался – разогнал «пиковых». И сам тут же наехал. Девчонку хотел увести... Красивая девка, аппетитная. Матвей и сам на нее запал. Она являлась ему во снах все годы, что он провел за решеткой. Она позволяла ему все, но только во сне. И так хотелось познать ее наяву...
   Но Матвей даже не знал, как зовут эту соблазнительницу. Знал только, что она была с ментом, который сам заломал Матвея. И Рыбца он же повязал... Крутой мент. И тем сильней Матвею хотелось поиметь его бабу... Но как их найти? В Омске они. Их искать надо, а это дело долгое. Самому ехать? Ну так это, если сход постанову в те края даст. А если куда в другое место зашлет...
   Матвей отпустил Хруля, бросил свои кости в баньку, пропарил-прожарил их. Распаренный, разморенный хватанул холодного пивка, в спальне зарядился марафетом. И снова, в который раз, мысленно поблагодарил Хруля: кокаин у него был убойный...
   Утром он проснулся поздно. Делать нечего: встреча с центровыми уральскими ворами назначена только на послезавтра. Вечером Хруль организует ему поляну в кабаке, будут телки. А день можно убить перед телевизором. Тем более что Хруль подогнал ему «Крестного отца». Матвей много слышал об этом фильме, но видеть не доводилось.
   Он собрался было раскумариться, когда со стороны улицы послышался шум. Матвей выглянул из окна. Возле ворот стояли две черные иномарки. Из машин выходили крепкие бритоголовые парни в кожаных куртках. Один здоровяк вытащил из багажника кувалду и со всей силы ударил ею по калитке. Второй раз, третий... От калитки остались только щепки. Проход свободен. Толпа вваливается во двор.
   Ну спасибо Хрулю, удружил, что называется. Говорил же, что никаких проблем с домом не будет... А проблема уже вот, в дом ломится.
   Матвей схватил за шкирку Туляка. Это был шнырь, которого Хруль обязал прислуживать ему.
   – Это что за наезды, а?
   – Н-не знаю, – испуганно замотал головой мужик.
   Матвей отпустил его. Глянул на себя в зеркало, поправил ворот рубахи и направился толпе навстречу. Он законный вор, он не должен бояться каких-то бакланов.
   Он открыл дверь в тот момент, когда здоровяк замахивался кувалдой, чтобы выставить ее.
   Матвей шел на поднятую кувалду со спокойствием тяжелого танка. Взгляд, что пулеметный огонь. Аура грозовой силы воспринималась как непробиваемая лобовая броня. Здоровяк дрогнул, опустил кувалду. И качки притихли.
   – Кто старший? – с высоты своего положения нехотя спросил Матвей.
   – Ну я, – выступил вперед мощного сложения парень с расплющенным боксерским носом.
   – Назовись.
   – А ты чо командуешь?.. Боксер я...
   – А я Матвей. Холод. Законный вор...
   Боксер обескураженно почесал бритый затылок.
   – В чем проблема, братва?
   Матвей понял, что его воровской авторитет сработал – своей тяжестью придавил их агрессию.
   – Да нам Хруль нужен.
   – Непонятки? Рамсы?
   – Да это, он на нашего коммерса наехал. Мужик в больнице, а бабки у Хруля...
   – Мужик на то и мужик, чтобы нашего брата кормить. Все по понятиям, пацаны. Хруль имеет право с фраера снимать, вот он его и поимел...
   – Да, но терпила наш. Мы с него снимаем, мы его и охраняем...
   – Значит, плохо охраняете, – усмехнулся Матвей. – Охраняли бы хорошо, Хруль бы к нему не подъехал... А раз уж он с него поимел, то предъяву ему вешать не надо. После драки кулаками не машут...
   – Я не знаю, Холод, мы все равно с него спросить должны.
   – А кто вы такие, чтобы спрашивать? – На брови Матвею легла тяжелая грозовая туча. – Кто у вас тут в авторитете?
   – Ну я.
   – И кто на тебя постанову делал? Кто из воров за тебя мазу тянул?
   – Никто. Но...
   – На «крытой» был? В зону ходил?
   – Нет, но...
   – Чо но? Чо но?.. Ты по этой жизни беспредельщик, а с вором на равных базарить пытаешься... Думаешь, если бакланов своих сюда нагнал, то можно на вора наезжать?..
   – А что, если не вор, то и не человек?
   – Ну фраера тоже в общем-то люди. Но не та масть...
   – Масть у того, у кого сила.
   – Где сила? Вот это? – Матвей обвел качков презрительным взглядом. – Это вы сегодня сила, а завтра вас менты примут, на кич закроют. А там воры вас делать начнут. Сначала под хвост загонят, затем в расход...
   Он говорил убедительно. Похоже, Боксер представил себя за решеткой. Страшно стало.
   – А за что нас делать?
   – А за то, что с законным вором не в тему бакланишь. И Хруль не в твоем раскладе, чтобы на него наезжать...
   – Да мы ничего... Ты нам объяснил, мы все поняли...
   – Тогда расходимся.
   – Расходимся, – кивнул Боксер.
   И протянул Матвею руку. Но он этого как будто и не заметил. Спокойно повернулся к нему спиной. На пороге остановился, обернулся.
   – Да, калитку-то на место поставить надо.
   Боксер что-то пробормотал себе под нос и погнал своих бойцов к машинам.
   После обеда к дому подъехала машина, из нее выбрались какие-то работяги, сняли замеры с калитки. Уехали, но через два часа вернулись с новой калиткой, поставили ее на место.
   Вечером подтянулся Хруль. Он уже был в курсе событий. Получалось, что он подставил Матвея. Но ведь это не нарочно. Поэтому он заслуживал отпущения грехов.
   – Да, круто ты Боксеру по рогам дал! – восхищенно протянул он. – Что ж ты ему такое сказал, если он даже калитку на место поставил?..
   – Нужно уметь подход к людям находить, – поучительно изрек Матвей.
   Его и самого радовало, что он смог поставить на место Боксера. Оказывается, это был достаточно крутой авторитет из «новых». Большая бригада, крепкие хлопцы, стволы в арсенале, куча коммерсантов под «крышей». Он мог бы просто-напросто застрелить Матвея. Но он не сделал этого, потому как испугался. А беспредельщиков может запугать только по-настоящему сильный и авторитетный вор...
   Через день Матвей встречался с конкретными людьми из воровской элиты. «Бродяги» уже знали, как он лихо развел рамсы с Боксером. Призывали его к тому, чтобы он и дальше действовал в том же духе, потому как «новые» совсем оборзели.
   Особенно сложной ситуация была в Новожильске. Там до недавнего времени было спокойно. Был Воронец, затем появился какой-то самозваный Папа. Были разборки, была стрельба. Сначала склеил ласты Воронец, а затем и Папа отбросил коньки. Но свято место пусто не бывает. Сейчас город рвали на части отмороженные команды. Пальба, мокруха, все такое. Крови море, а в «общак» только слезы. Вор Босой у «хозяина» на больничке. Туберкулез у него, последние дни «бродяга» доживает. Он просто не в состоянии разрулить ситуацию в городе.
   – А ты, Холод, человек бывалый, проверенный, Новожильск знаешь, тебе и карты в руки, – решил центровой вор.
   С общего согласия он назначил Матвея смотрящим по городу и его окрестностям. Он должен был навести там порядок и наполнить общаковые закрома. Матвей ответил согласием. В свое время он уже поставил Новожильск на уши. И сейчас он наведет в городе марафет.
   Домой Матвей уезжал поздно ночью. Пьяный и довольный воровской постановой. Хруль ехал вместе с ним.
   – Знаешь, брат, я тоже с тобой в Новожильск дерну, – сказал он.
   Матвей удовлетворенно кивнул. Он ждал этого разговора.
   – Бригада у меня конкретная, пацаны дело знают. Бабло есть, лайба вот...
   – Фраеров лакшовых бомбить будешь?
   – Не, я их буду дербанить по полной программе. Свой надел будет, свои бараны под «крышей»... Ты же под короной, бригадой рулить тебе вроде как нельзя. А мне можно. Я на бригаде, а ты надо мной – все по закону. Мы с тобой весь город под себя поставим... Ну так чо?
   – Заметано, – соглашаясь, кивнул Матвей.
   Он и сам понимал, что Хруль со своей бригадой – это сила, без которой ему придется очень туго. Пять лет назад с этим пацаном он уходил из города. И возвращается он тоже вместе с ним.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация