А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Твое место на зоне" (страница 24)

   3

   С тонущего корабля советского правосудия Глеб Васильевич Панфилов попал прямо на бал. А именно, в офис своего первого и пока что единственного коммерческого банка.
   Его заместитель довел строительно-ремонтные работы до конца, позаботился о технике, обставил помещения офисной мебелью. Строгий, но комфортный стиль – ну прямо как на Западе. Все вокруг блестит и радует глаз.
   Офис занимал первый этаж жилой высотной «свечки» в самом центре города, на перекрестке двух главных улиц. Светлые просторные помещения, ремонт в новомодном западном стиле, подвал и бомбоубежище оборудованы под хранилище и подсобные помещения. И место престижное. Вывеска банка «Новая Эра» издалека бросается в глаза... Но уже сейчас в городе только и разговоров о новом банке. Глеб Васильевич уже принимал поздравления. А от начальника ГУВД и городского прокурора он принял извинения – за неправомерное содержание под стражей и противозаконные действия сотрудников милиции...
   Глеб Васильевич сидел в своем новом, прекрасно оборудованном кабинете и наслаждался запахом грандиозных идей, которыми был насыщен каждый кубический сантиметр кабинетного пространства.
   Банк уже прошел регистрацию, получены все необходимые разрешения. Но работа еще не началась: нужно еще немного времени, чтобы уладить ряд организационных вопросов. Зато в директорской приемной уже играла в компьютерные игры красотка-секретарша. Глеб Васильевич предложил эту должность Лиле, и она с радостью согласилась. Стас Печник ее рекомендовал. К тому же в свое время она закончила планово-экономический техникум. Плюс ко всему она была девушкой без комплексов, и ей ничего не стоило исполнить свои внеслужебные обязанности прямо в кабинете. Этим она, кстати, кончила заниматься за пять минут до того, как появился Стас.
   Панфилов поднялся ему навстречу, горячо поприветствовал его, усадил в кожаное кресло, сам полез в бар за коньяком.
   – Извините, что не встретил, – нехотя сказал Стас. – Надо было момент переждать...
   – А-а, да-да, понимаю...
   Глеба Васильевича выпустили из КПЗ третьего дня. Стас же только сейчас объявился... Он убрал опасного свидетеля, лишил ментов доказательной базы. С начальником ГУВД и прокурором района договаривалась Роза, а Стас в это время отсиживался в своей штаб-квартире. И только сегодня пожаловал к нему в офис.
   – Устроились вы, Васильич, капитально, – заметил Стас. – Сразу видно, что денег в этот банк вложено немерено...
   – Да, пришлось потратиться. Зато теперь я на белом коне, – улыбнулся Глеб Васильевич.
   – Так, понятное дело, самый крутой в городе коммерсант. Чисто московский уровень...
   – Честно тебе скажу, далеко не каждый московский банк круче моего... Весь город будет в моих руках!..
   – В наших руках, – беззастенчиво поправил его Стас. – Что вы будете делать без собственного комитета банковской безопасности, а?..
   – Да-да, без тебя, дорогой мой, как без рук... Кстати, есть предложение назначить тебя на должность моего заместителя по вопросам безопасности... Кабинет для тебя готов, в подвале оборудуем апартаменты для твоих гвардейцев. Состоять они будут на должности охранников...
   – Заманчивое предложение, – криво усмехнулся Стас. – Я становлюсь вашим заместителем и автоматически выпадаю из числа кандидатов на пост директора...
   – Ну я как-то не подумал об этом, – смутился Панфилов.
   Если честно, он только и думал о том, как лишить Стаса директорского кресла. Меховым комбинатом должен был управлять целиком и полностью подконтрольный человек. При всех своих достоинствах Печник не соответствовал этим критериям.
   – Да ладно хитрить! Все вы продумали, Васильич... Ну да я и сам уже не хочу быть директором. Хлопотно это... Кстати, комбинат не должен оставаться без моей опеки. В плане безопасности. Да и банк слишком лакомый кусок... А стервятники над городом стаями кружат...
   – Я слышал, два спортсмена из бригады Тренера погибли... – вспомнил Панфилов.
   – Да, одному голову в подъезде прострелили, второму «перо» под ребро сунули, – коварно ухмыльнулся Стас. – Это за Воронца ответ спрашивают... Видите, как мы умно поступили. Войну мы развязали, а гремит на чужой улице. Зато у нас все спокойно... Кстати, спортсмены не сдаются. Говорят, у них новый центровой вместо Тренера. И воры Воронца заменили. Пусть грызутся, это нам на руку... Но тут и помимо них появились деятели. В Октябрьском районе шпана дворовая поднялась, разборка у них была с командой из Первомайского района вроде из-за ишимской барахолки. Там в Первомайском районе тоже спортсмены вроде бы. Драка, говорят, сильная была, до трупов дело дошло... И это еще не все. Есть и другие команды, такие же отмороженные...
   – Откуда такая информация?
   – Так работаем же. Свою информационную сеть, так сказать, налаживаем... А то как же, всем городом рулить собираемся, значит, должны знать, что, где и как... Я вам так скажу, Васильич, обстановка в городе сложная. Беспредельщики из всех щелей, как те тараканы, лезут. У ментов отравы на них нет, так что самим отбиваться придется... Но да вы не волнуйтесь, все будет путем. Вы же знаете, как я решаю проблемы, на раз-два. И банк я ваш под свое крыло возьму, и комбинат в обиду не дам...
   – Да, я на тебя надеюсь.
   – Как на своего зама?
   – Ну да.
   – Ну что ж, я согласен быть вашим заместителем, э-э, по безопасности. Но на общественных началах...
   – То есть? – не понял Глеб Васильевич.
   – А не надо меня в штат включать... И кабинет мне не нужен... Я уже себе кабачок один хороший присмотрел. Оттуда рулить буду... В общем, ваши проблемы – мои проблемы, это как было, так и остается. Но за вашей работой я со стороны смотреть буду. Отчет от вас требовать – расход, приход, все такое. А вы мне будете ежемесячно присылать денежки, двадцать пять процентов от всех ваших доходов. Можете через почту – в посылочном ящике, можно нарочным. Но это должна быть наличность и в твердой, конвертируемой валюте. Доллары, марки, фунты, мне все равно...
   Стас говорил и смотрел на собеседника холодным немигающим взглядом. Глеб Васильевич был так потрясен, что перестал чувствовать почву под ногами. В какой-то миг ему показалось, будто он кружится на шатком плоту посреди штормового моря... Стас не просил, не предлагал – он требовал двадцать пять процентов от общего дохода. Панфилова ужалила змея, которую он согрел на своей груди. У этой змеи гремучий яд... Глеб Васильевич ясно отдавал себе отчет в том, что представляет собой Стас Печник. Ему ничего не стоило убить вора, ему доставляло удовольствие изгаляться над трупом Эллочки, он запросто расправился с целой семьей – двух человек изрубил топором, а одного подвесил... И сейчас он всем своим видом показывал, что убить самого Панфилова для него все равно, что высморкаться...
   – Я так понял, что вы согласны, – демонически сверкнул взглядом Стас.
   Он видел, что Глеб Васильевич смертельно боится его. Он знал, что его требование будет выполнено.
   – Да... Я согласен... – выдавил из себя ошеломленный Панфилов.
   – Ну что ж, тогда наш договор нужно обмыть... – кивком головы Стас указал на бутылку.
   – Да, конечно...
   Панфилов открывал бутылку трясущимися пальцами, плеснул мимо рюмки, когда наливал Стасу. А тот сидел, наслаждался его поражением. Он чувствовал свою силу. А Глеб Васильевич с ужасом осознавал свое бессилие перед этим монстром...

   Глава двенадцатая

   1

   Никак не думал Сергей, что за успешное проведение оперативно-разыскных мероприятий его отблагодарят краткосрочным отпуском при следственном изоляторе. Целых девять дней он провел в камере-одиночке. И только сегодня ему сообщили, что постановлением городского прокурора следствие по его делу прекращено за отсутствием состава преступления и он допущен к исполнению служебных обязанностей.
   – Вот удостоверение, вот оружие...
   Майор Иванов чувствовал себя неловко. Как будто он был виноват в том, что Сергей побывал в заключении.
   – Надеюсь, не разжаловали.
   Сергей заглянул в удостоверение. Нет, как был лейтенантом, так и остался.
   – Радуйся, что легко отделался, – буркнул Иван Алексеевич. – Мог бы и за превышение полномочий загреметь... Панфилов решил не накалять обстановку, забрал заявление...
   – Ну спасибо ему большое, – мрачно усмехнулся Сергей.
   – «Спасибо» ты ему при личной встрече скажешь. Если доведется... Вчера было торжественное открытие первого в городе коммерческого банка. «Новая Эра» называется. Это его, Панфилова, банк...
   – Это что за новая эра? Это где можно убивать, а тебе за это ничего не будет?.. Ну тогда Панфилов точно в новой эре живет...
   – Давай не будем об этом, – поморщился Иванов. – Мне, между прочим, из-за этого Панфилова академию зарубили... Говорил же, не тронь говна... Тронули...
   – Он человека убил. Он и его сообщник...
   – Так давай еще и сообщником займемся. Одного Панфилова мало, так мы еще и сообщником займемся...
   – Сообщника зовут Стас. Больше я ничего о нем не знаю...
   – Не знаешь, и хорошо, что не знаешь. Забудь о нем и о Панфилове забудь... Кстати, труп, ну тот, что со свалки, опознали. По стоматологической карте... В общем, Оскольцева это... Так что косвенно твоя версия подтверждается... Но без свидетельских показаний Панфилова к стенке не прижмешь. Можно взять его под стражу, но... Ты же знаешь, что нам за это будет... Вчера у него в банке начальник ГУВД присутствовал, городской прокурор и наш, районный... Это мафия, Сергей, наша родная советская мафия. И нам в это дерьмо лучше не лезть...
   – А как же Майский? Он что, вместо Панфилова в тюрьму сядет?
   – Судьба у него, значит, такая, – сказал и отвел взгляд начальник. – Не трави душу, Комиссаров. Сам как на иголках. У самого руки чешутся... Но у меня семья, дети, очередь на расширение... А-а, чего тебе объяснять? Ты молодой, горячий, справедливость превыше всего... Сам таким был. И осталось кое-что...
   – Что по убийству Черпакова слышно?
   – Да есть предположения, что ему помогли в петлю влезть. И не он Аллу Сущеву насиловал, там другие анализы...
   – Панфилов в это время в камере был, он не мог убить... Значит, его пособник это сделал, – предположил Сергей. – Тот самый Стас... Нет свидетеля, нет дела... Только вот откуда он узнал, где Черпакова можно найти?
   – Сразу тебе скажу, я здесь ни при чем, – пронзительно посмотрел на него начальник.
   – Да я на вас и не думаю.
   – А должен думать. Должен... Ты посмотри, что вокруг творится. Если прокурор под Панфилова пляшет, то и меня можно купить. Ну гипотетически...
   – А кого-то можно купить реально... Быстрова, например...
   Сергей вспомнил тот момент, когда Игорь составлял картину преступления: Черпаков сначала убил старшую Сущеву, затем младшую, после чего наложил на себя руки. «Мать – алкоголичка, дочь – проститутка, сожитель – бич со свалки...» Вопрос, откуда у него такие сведения? Подслушать мог. А еще мог и адресок Сущевой подглядеть... Был же момент. Был! Сергей в кабинет заходил, а Игорь возле его стола стоял. И еще дернулся так подозрительно. Сказал, что шел, споткнулся... Об его блокнот он глазами споткнулся, который на столе лежал. А в блокноте адресок Сущевой...
   Вслух Иванов ничего не сказал, но его многозначительный взгляд говорил о многом. Да, Быстров не тот человек, с которым можно идти в разведку. Хитрый, скользкий...
   После разговора с начальником Сергей отправился в свой кабинет. А там Быстров. Все такой же модный, чистый и опрятный. Глазки куда-то в сторону косят, на губах фальшивая улыбка.
   – А-а, Серега! Ну с возвращением тебя!.. А то мы уже тут думали.
   – Что ты думал?
   – Да говорят, ты сильно этого Панфилова побил?
   – А ты в кабинет не заглядывал, когда я с ним разговаривал? – жестко спросил Сергей. – Ты видел, как я его бил?
   – Ну не видел... Но меня же здесь все время не было. Сам говоришь, что я всего лишь заглядывал... Да ты что, дуешься на меня?.. Ну навалил ты этому козлу, ну и правильно сделал. А как с ними еще по-другому?.. Плохо, что этот урод заяву накатал... Кстати, ты сейчас как, домой или остаешься?
   – Да посижу немного, по бумагам пройдусь, – нехотя ответил Сергей.
   – Что, не насиделся еще?
   На этот глупый вопрос ответа Быстров не получил.
   В дверь постучали. Конвоир доставил в кабинет плотного сложения паренька с бульдожьей физиономией.
   – А-а, Куропатов!.. – хищно осклабился Быстров. – Ну наконец-то, а то я уже сам за тобой идти собирался...
   Парня усадили на табуретку, наручниками пристегнули к батарее. Необходимая мера предосторожности. Видно, что паренек хулиганистый, может и вразнос пойти.
   – Вчера ночью взяли, – обращаясь к Сергею, сказал Игорь. – Морж-насильник, не слыхал о таких? Девчонку прямо на снегу разложил... Хорошо, наряд мимо проходил... Ну так что, Куропатов, курочек топчем, да? Петушком решил заделаться, да?.. Ну так это запросто. Сейчас в суд тебя повезем, затем в изолятор, будешь там петухом скакать...
   – Да не насильничал я, – буркнул Куропатов. – Она сама...
   – Ага, сама. Сама заявление написала... Боком тебе это заявление выйдет. Вернее, задницей... Короче, ты сейчас во всем признаешься, а я, так уж и быть, под подписку тебя отпущу. Слышишь, не опущу, а отпущу!.. Ну так что, давай выкладывай все начистоту. Как все было?
   – Да как было... Сама подходит ко мне и говорит, давай это... ну, типа, чешется у нее...
   – С тобой все ясно, Куропатов...
   С опечаленным видом Быстров поднялся из-за стола, взял в руки свой фирменный мешочек с песком, подошел к задержанному и со всей силы ударил его по почкам. Куропатов с воем скрутился с табуретки.
   Как всякий нормальный человек, Сергей не жаловал насильников. Но и Быстрова не поддерживал. Он просто встал и вышел из кабинета.
   Когда он вернулся, там уже царила мирная идиллия. Быстров составил протокол, повеселевший Куропатов с готовностью подписался под ним.
   Куропатова увели, а вслед за ним исчез и сам Быстров. Сергей понял, что не все чисто в этой истории.
   На следующий день он узнал, что потерпевшая забрала заявление, а Куропатова выпустили на свободу.
   Недолго думая, Сергей узнал адрес потерпевшей и отправился к ней. Это была девушка лет семнадцати. Ирина Михальчук. Симпатичная, модно одетая. Ей бы еще улыбку яркую... Но не было улыбки. В глазах тоска и печаль.
   – Я из милиции, – как о чем-то недостойном сообщил он. – Лейтенант Комиссаров.
   – Я сделала все, как вы сказали. Что вам еще от меня нужно? – испуганно посмотрела на него девушка.
   – Я знаю, вы забрали заявление. И напрасно. Куропатов – преступник, он должен сидеть в тюрьме, а не гулять на свободе. Безнаказанность порождает новые преступления... Куропатов унизил вас, а вы его простили...
   – Не прощала я его! – психанула Ирина. – Это вы его простили!.. Вы сами заставили меня забрать заявление, а теперь морали мне читаете...
   – Я не заставлял.
   – Не вы, другой был... Быстров его фамилия... Он сказал, что горько пожалею, если заявлению дадут ход...
   – Он вам угрожал?
   – Ну не то чтобы угрожал. Предостерегал... Я же с дискотеки возвращалась, когда этот скот на меня напал. Значит, я как бы спровоцировала его, на дискотеке перед ним задницей крутила... В общем, если до суда дело дойдет, весь город узнает, что я шлюха. Все будут пальцем в меня тыкать...
   – Это кто вам такое сказал? Быстров?
   – Да!.. Он мне сказал, что сам считает меня виновной. И суд признает меня развратницей, вынесет общественное порицание, в техникум придет бумага, в райком комсомола... Куропатова оправдают, а мне поставят на вид. Вот смотрите, какая шлюха, всем дает...
   Ирина закрыла лицо руками и горько расплакалась. Пришлось убеждать ее, что Быстров чересчур сгустил краски. Но настаивать на том, чтобы она вернула заявление, Сергей не стал... Да, действительно, предварительное следствие и суд по делу об изнасиловании – процедура не из приятных. Но насильник должен сидеть в тюрьме.
   – Поверь, там он горько пожалеет о том, что сотворил... А сажать его или нет, решай сама...
   Сергей извинился за доставленные неудобства – и был таков. Следующим на очереди у него был Леня Куропатов. Он знал и его адрес. Но домой к нему заходить не стал. В один прекрасный день после службы отправился в Зареченский дом культуры, где с восьми вечера до одиннадцати гремела молодежная дискотека. В толпе он и обнаружил Куропатова с дружками.
   Сергей хотел подкараулить его на пути в туалет, затащить в темный уголок и поговорить с ним по душам. Но Куропатов сам подкараулил. Нет, не его. А какую-то девушку в джинсовом сарафане. Что-то сказал ей, показал в глубину темного коридора. Лицо ее приняло озадаченное выражение. Благодарно кивнула Куропатову и решительным шагом пошла в указанном направлении. Леня немного выждал и рванул за ней.
   Разумеется, Сергей не остался в стороне. Он прошел весь коридор, но никого там не застал. Но в конце коридора имелась дверь, за ней лестница. Под лестницей он обнаружил закуток, обнесенный дощатой перегородкой. Там Сергей и нашел Куропатова.
   Насильник всем своим телом прижимал девушку к скрипучему топчану. Одной рукой затыкал ей рот, другой срывал с нее трусики... Действительно, безнаказанность порождает новые преступления.
   Сергей схватил Куропатова за шкирку, сорвал его с девушки, вышвырнул на лестничную площадку, уложил на пол лицом вниз и сковал руки наручниками.
   Перепуганная девушка попыталась проскочить мимо него, но Сергей вовремя ухватил ее за руку. Узнал, кто она такая и как здесь оказалась. Выяснилось, что Куропатов просто-напросто обманул ее.
   Подлец знал, что у Татьяны проблемы с парнем, на этом и сыграл. Сказал, что бросивший ее парень хочет поговорить с ней и ждет ее в конце коридора. Бедная девушка поверила и чуть не попала на крючок насильника.
   Сергей записал адрес Татьяны и отпустил ее. А сам занялся Куропатовым.
   – Ну и мразь же ты, Леня!.. Теперь ты точно у меня сядешь...
   – Начальник, а начальник! Давай договоримся! – заскулил насильник. – Я же знаю, сколько это стоит!.. Батя еще два косаря найдет... Только отпусти, а! Больше не буду, честное слово!
   – Два косаря – это две тысячи рублей, так? – уточнил Сергей.
   – Ну да... Доллары у нас не водятся...
   – А почему ты думаешь, что двух тысяч хватит?
   – Ну так это ж батя тогда две тысячи отдал...
   – Кому?
   – Ну это... Там старший лейтенант один...
   – Быстров?
   Куропатов открыл было рот, но спохватился. Решил, что фамилию своего «спасителя» выдавать не стоит.
   – Ладно, не хочешь говорить, не надо. В отделении поговорим...
   Сергей вызвал наряд, Куропатова доставили в отделение. Там он им и занялся. Вытряхнул из него показания против Быстрова, заставил написать объяснение, как тот стребовал с него две тысячи долларов.
   Утром это объяснение легло на стол Быстрову. Предварительно Сергей закрыл дверь в кабинет на замок.
   – Я твоего Куропатова с бабы вчера снял, – презрительно усмехнулся Сергей. – Так он мне вот какую сказочку рассказал... Да я и без него знаю, как ты Ирину Михальчук стращал. Она заявление забрала, а ты Куропатова выпустил за две тысячи рублей... Губа у тебя не дура, Игорь!
   Быстров поднял на него налитые кровью глаза.
   – Ты чо, Комиссаров, уху ел! – проскрежетал он. – Ты чо творишь, а? Ты чо, подставляешь меня?.. На кого ты работаешь?
   – Я на справедливость работаю...
   Сергея ничуть не смутил его злобный, но в то же время хлипкий взгляд.
   – Ты хоть понимаешь, что мне за это будет? – поплыл Быстров.
   – Если доведу дело до конца, то ты сядешь. А я его доведу...
   – Что, на мое место метишь? – с пеной у рта спросил Игорь.
   – Твое место на параше. А я там уже побывал. Благодаря тебе... Кому ты продал адрес Сущевой?
   – Что?! – опешил Быстров. – Какой адрес?..
   – Только дурака включать не надо, это сейчас не в моде... Я точно знаю, что Черпакова по твоей наводке грохнули. Только вот не установил пока, кому ты адрес его слил...
   – Ты... Ты хоть соображаешь, что говоришь!.. Как я мог слить адрес, если не знал его...
   – Да все ты знаешь... Короче, или ты говоришь, кому адрес слил, или я иду к начальнику РОВД. Ты же знаешь, у нас сейчас началась борьба за чистоту наших рядов. Лесовик только рад будет грязное белье напоказ выставить. Прокурор показательный процесс устроит, и судья тебя не пощадит... Так что выбирай: или ты честно отвечаешь мне на мой вопрос, или суши сухари...
   – Не, ну ты баран!..
   Быстров мог плеваться и дальше, но Сергей приструнил его несильным, но точным ударом в «солнышко». Пока тот восстанавливал дыхание, прошелся по его почкам фирменным мешочком с песком. Удар по почкам равен кружке пива... Как всякий подонок, Быстров не отличался железной волей и сломался уже после третьей «кружки».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация