А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Твое место на зоне" (страница 23)

   2

   На кухне в луже крови лежал труп Павлины. В маленькой комнате был обнаружен труп ее дочери. Халат нараспашку, под ним ничего... И та, и другая зарублены топором. Страшная, безобразная смерть...
   В большой комнате под потолком вместо люстры висел труп Анатолия Черпакова. Руки и лицо измазаны кровью, под ногами окровавленный топор...
   – Да, дела... – сокрушенно протянул Быстров. – Ужасно... Но картина в общем-то ясна... Этот хрон убил свою сожительницу и ее дочь, а затем покончил жизнь самоубийством... Я так думаю, перед тем как убить девчонку, он ее изнасиловал... А может, он и не собирался ее убивать. Но мать его на дочке застукала, пришлось ее убить. И дочку заодно... А потом сам в петлю полез...
   – Все у тебя легко и просто, – поморщился Сергей.
   Он был в шоке. Наряд прибыл за Черпаковым, чтобы доставить его в РОВД на опознание. А тут такое дело... Нет Черпакова, нет свидетеля...
   – Ну а что тут мудрить? – усмехнулся Быстров. – Мать – алкоголичка, дочь – проститутка, сожитель – бич со свалки. Деклассированный элемент, асоциальный образ жизни... Вот тебе и закономерный финал...
   – Откуда ты знаешь, что Алла проститутка? – подозрительно покосился на него Сергей.
   – Ну знаю... – слегка смутился Игорь.
   – Я не помню, чтобы говорил тебе об этом деле, – вступил в разговор Иванов.
   – Ну мне-то не говорили... – еще больше смутился Быстров. – Но между собой разговаривали, а мне что, уши затыкать? Я что, из другого ведомства?..
   – Да нет, все в порядке, – пожал плечами Иванов.
   – Может быть, – кивнул Сергей.
   В принципе Быстрова можно было понять. Он раскрутил и отдал прокурорским на растерзание сторожа Майского, а тут Сергей со своей версией и важным свидетелем, ее подтверждающим. Естественно, Быстрова это задело за живое... Он мог нарочно подслушать разговор Сергея с начальником на тему Черпакова и приютившей его Павлины. Но вряд ли Быстров мог решиться на столь безумный и рискованный шаг, как убить свидетеля. Это слишком даже для него...
   – Не нравится мне все это, – сказал начальник. – Как-то все к одному. Сегодня Панфилова берем, а завтра свидетель погибает... Ну женщин он убить, пожалуй, может, а вот повеситься... Надо, чтобы эксперты тело осмотрели. Но я уже и так вижу, что шейные позвонки у Черпакова не сломаны. И в штанах сухо...
   Да, действительно, повешенный умирает не от удушения, а оттого, что ломаются шейные позвонки. К тому же висельник в момент смерти обделывается по полной программе – и моча, и дерьмо... Хотя бывает и смерть от асфиксии. Но это мучительная смерть, у висельника в таком случае лезут из орбит глаза, перекашивается лицо. А здесь ничего такого... Скорее всего, Черпакова совали в петлю уже мертвым... Но убивали его изобретательные преступники. И до невозможности жестокие. Сначала были убиты дочь и мать, а затем погиб их «убийца»...
   Следственная группа из прокуратуры была на подходе. Трупами и местом преступления займутся эксперты, на их заключениях можно будет воссоздать примерную хронологию событий... Возможно, им удастся обнаружить следы настоящих преступников. Но это будет не так скоро, как хотелось бы. А пока что Сергей должен был заняться соседями покойной Павлины. Может, кто-то что-то видел или слышал...
   Но, увы, свидетелей он не нашел. Рабочий полдень – все соседи на работе. Глухая бабка из соседней квартиры не в счет. Она ничего не видела и уж точно не слышала...
   Пришлось дожидаться вечера, но и повторный обход квартир никаких результатов не дал. Одна надежда на экспертов. Они обнаружили следы крови в ванной. Такое впечатление, как будто кто-то смывал с себя кровь убитых людей. И вряд ли это был Черпаков. Результаты дактилоскопии будут завтра. Возможно, высветятся «пальчики» настоящих преступников.
   Эксперты выяснили, что перед смертью Алла в самом деле была изнасилована, притом в жестокой форме. Образцы семенной жидкости взяты на анализ, но опять же нужно было ждать, когда появится заключение.
   А утром следующего дня майора Иванова и лейтенанта Комиссарова вызывали к районному прокурору.
   Это был мужчина лет сорока – тучный, с двойным подбородком. Брови, как у Брежнева, веки, как у гоголевского Вия. Правда, веки он поднял сам, без помощи секретарши. В глазах огонь классовой непримиримости.
   – Ну что, товарищ майор, доигрались? – раздувая щеки, спросил прокурор.
   – В каком смысле? – уныло посмотрел на него Иван Алексеевич.
   – А в прямом!.. Кто вам позволил взять под стражу уважаемого и к тому же совершенно невиновного человека?
   – Это вы о ком, товарищ советник юстиции?
   – Дурака валяем, да? Речь идет о гражданине Панфилове...
   – А, теперь понятно... Гражданин Панфилов добровольно сознался в совершенном им преступлении, есть чистосердечное признание...
   – Да? А у меня есть заявление от гражданина Панфилова, в котором он утверждает, что сотрудники уголовного розыска Зареченского РОВД избивали его, что признание из него выбили силой. А вот и заключение судмедэкспертизы, в котором указано, что гражданин Панфилов был жестоко избит и получил увечья средней степени тяжести... Что вы на это скажете, товарищ лейтенант? – Прокурор грозно зыркнул взглядом в сторону Сергея. – Вы допрашивали гражданина Панфилова!
   – Я его не допрашивал, – покачал головой Комиссаров. – Мы с ним просто беседовали... Я ему объяснил, что есть свидетель, который видел его рядом с трупом. Этого вполне хватило для того, чтобы гражданин Панфилов осознал свою вину и взялся за перо...
   – А вот здесь написано, что вы его избивали! – Для пущего устрашения прокурор ударил кулаком по тексту панфиловского заявления.
   – Да, я в курсе, что гражданин Панфилов имеет побои, но получил он их в камере предварительного заключения. С уголовником там что-то не поделили...
   – Не знаю! Про уголовника гражданин Панфилов ничего не пишет! Во всем он обвиняет только вас!
   – Я его и пальцем не тронул...
   – Так, ладно, с этим разберемся... Что за свидетель, о котором вы говорили? Что он знает, что он видел?
   – Черпаков его фамилия... Он видел Панфилова возле машины в тот момент, когда тот обливал труп женщины кипящей смолой...
   Если точней, то над трупом изгалялся его сообщник. Некто Стас. Но, поскольку Панфилов ничего не написал о нем в своем чистосердечном признании, Сергей не стал его впутывать в это дело. Решил повременить.
   Позавчера вечером он был очень рад, что смог раскрутить Панфилова на признание. И его ничуть не смущало, что сообщник убийцы остался за кадром. Главное было пришить к делу Панфилова, а дальше, под гнетом навалившихся обстоятельств, он должен был сдать и своего подельника... Но, судя по всему, следственный поезд движется совершенно в другом направлении. Похоже, не Панфилову, а самому Сергею придется доказывать свою невиновность... А ведь Иванов его предупреждал...
   – Так, и что, этот свидетель опознал гражданина Панфилова? – не без сарказма спросил советник юстиции.
   – Нет, не успел... Труп гражданина Черпакова был найден вчера в квартире гражданки Сущевой...
   – А-а, да-да, это вы про вчерашнее убийство... А я-то думаю, знакомая фамилия... Черпаков, Черпаков... Изнасиловал дочь сожительницы, убил и ее, и мать, сам полез в петлю... Да, хорошего же вы свидетеля нашли, товарищ лейтенант, ничего не скажешь! На какой же помойке вы его откопали?
   – На той самой, где нашли труп гражданки Оскольцевой...
   – Ну, во-первых, еще не установлено, чей труп там нашли, – уничтожающе смотрел на Сергея прокурор. – Во-вторых, насколько мне известно, убийца, вернее лицо, обвиняющееся в совершении убийства, установлено... Наверное, ваш свидетель хорошо знал обвиняемого?
   – В общем-то да, – не стал скрывать Сергей. – Вместе выпивали...
   – И женщину вместе убивали... А когда одного преступника взяли, второй придумал сказку про «Волгу»... Ваш Черпаков назвал вам первый пришедший на ум номер. И этот номер, по случайному стечению обстоятельств, оказался номером, на который был зарегистрирован автомобиль гражданина Панфилова. Вот вы за него и схватились. Силой выбили признания из гражданина Панфилова, взяли его под стражу... А может, вы были в сговоре с гражданином Черпаковым, а?
   – Я?! В сговоре?! – ошалел от такой глупости Сергей.
   – А что?.. Вот у меня есть сведения, что вы, товарищ лейтенант, были знакомы с гражданкой Сущевой, пользовались услугами ее несовершеннолетней дочери...
   – У вас неверные сведения, товарищ советник юстиции... – похолодел Сергей. – Да, я знал гражданку Сущеву. Я Черпакова искал, на нее вышел... Да, ее несовершеннолетняя дочь занималась проституцией, это установленный факт. Мною установленный... И услугами проститутки я не пользовался...
   – Хорошо, почему же тогда гражданка Сущева не была привлечена к уголовной ответственности за сводничество, если вы все знали?
   – Лейтенант Комиссаров провел оперативное мероприятие по вербовке гражданки Сущевой в качестве внештатного агента, – вместо Сергея ответил Иван Алексеевич.
   – В качестве внештатного агента?! – возмущенно переспросил прокурор. – Скажите, пожалуйста, что это за агент из мерзавки, которая торговала телом своей дочери? Вы, товарищ лейтенант, должны были ее арестовать, а не вербовать!.. Что-то нечисто с вами, лейтенант, что-то нечисто... Сдается мне, что вы нарочно обвинили в убийстве Панфилова, чтобы отвести подозрения от вашего дружка Черпакова...
   Если бы сейчас у Сергея было право на безнаказанное осуществление одного желания, он бы взял эту прокурорскую свинью за грудки и хорошенько приложился лбом к его переносице... Но, увы, он не имел права обострять обстановку, которая и без того поражала его своей ирреальностью...
   – К моему сожалению, мы не можем установить факт растления несовершеннолетней гражданином Комиссаровым, не можем доказать факт сговора с гражданином Черпаковым и Сущевой, – злорадно щерился прокурор. – Но тот вопиющий факт, что гражданин Комиссаров избил гражданина Панфилова, безнаказанным не останется...
   Сергей думал, что его отстранят от дела, но вышло еще хуже – прокурор выписал постановление на его арест. Прямо в здании прокуратуры у него забрали оружие и удостоверение, оттуда же прямым ходом переправили в специальную камеру городского следственного изолятора. Сергей был в шоке, такого скотства по отношению к себе он никак не ожидал...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация