А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Твое место на зоне" (страница 22)

   Глава одиннадцатая

   1

   Ненасытная Лилька терзала его до полуночи. Ей дай волю, так до самого утра не угомонится. Но Стас-то не железный. Отвез Лильку домой, а сам отправился к себе.
   С Лилькой он уже второй год. Девка красивая, да и на передок слаба, как не воспользоваться моментом... На днях он предложил ей стать любовницей Панфилова, и она с радостью согласилась. В шоколаде хотела жить. А Стас хотел держать Панфилова под контролем. И по его замыслу Лилька должна была рассказывать ему все, что сможет выпытать у него. Это же здорово – свой человек в постели босса...
   Но боссом Панфилову быть недолго. Стас уже знал, как забраться ему на шею...
   Еще недавно у него была команда из четырех человек. Но сейчас у него под началом девять бойцов. Даже загородная резиденция есть, где можно собираться втайне от всех, обсуждать свои проблемы. С оружием проблемы тоже решены. Помповики – это, конечно, хорошо, но Стаса привлекало более мощное и к тому же неучтенное оружие. Был у него друг, в Свердловске служил. Прапорщик на воинских складах. Козел в огороде с капустой. Стас хорошо ему заплатил и получил от него пяток снятых с вооружения «калашниковых», с десяток пистолетов «ТТ», даже несколько «лимонок».... Команда отчаянных парней под его началом, мощный арсенал, крутые тачки под задницей, штаб-квартира... Это был плацдарм, с которого он начнет наступление на город.
   Надо будет дождаться, когда воры и спортсмены перегрызут друг другу глотки. Затем Стас и начнет наступление. Сначала под него ляжет пушной комбинат со всем его левым производством, а затем он подомнет под себя и банк Панфилова. Так что в скором времени Глеб Васильевич станет подконтрольным ему бизнесменом, которого он будет доить... Но пока он по-прежнему зависит от Панфилова, пока он будет работать на него. Правда, слепым исполнителем он уже не будет...
   Было уже двадцать минут третьего, когда Стас открыл дверь в свою квартиру. Думал тихонько добраться до постели, завалиться спать. Но нет, вспыхнул свет. Тамара. Стоит посреди прихожей как изваяние. В глазах злость, губы поджаты. Горгона Медуза отдыхает...
   – Где шлялся? – прошипела она.
   – Я не шлялся, – буркнул Стас. – Я работал...
   – Лильку, небось, таскал!
   – Ты чо, совсем дура, она ж твоя сестра!
   – Но не твоя же... Тебе дай волю, так ты и свою сестру трахнешь!
   Стас ничего не сказал. Молча подошел к жене и с размаху влепил ей пощечину. Тамара не удержалась на ногах, села на задницу. Он схватил ее за волосы, подтянул голову поближе к своим глазам.
   – Слышь, тварь, ты за базаром следи, да! А то, мля, по стенке размажу!!! Ты меня поняла?
   – Д-да, поняла... – жалко пролепетала она.
   – Тогда пошла спать, пока я тебя не пришиб!
   С бабами по-другому нельзя. Бабы только силу понимают... Стас все больше убеждался в этом.
   Он уже собирался лечь спать, как затрезвонил телефон. Звонила жена Панфилова. Оказывается, Глеба Васильевича замели менты, шьют ему убийство Эллочки... Сонливость как рукой сняло.
   Стас принял холодный душ, побрился, оделся поприличней, созвонился с Михасем, забил ему «стрелку» возле его дома. По пути заехал к жене Панфилова. Роза Арсеньевна передала ему деньги – на непредвиденные расходы.
   С Михасем он встретился в шестом часу утра. Парень плохо соображал. Рожа сонная, глаза слипаются. Одет на скорую руку, не брит...
   – Ты чо, припух? – хищно сверкнул взглядом Стас. – Я тебе сказал, дело есть. Ты должен был в порядок себя привести, чтобы все чин-чинарем. А ты, как чмо, в натуре...
   Гневный его тон привел парня в чувство. Взбодрился, поправил сбитую набок куртку, с виноватым видом провел рукой по щетинистой щеке.
   – Помнишь, ты мне про мента одного грузил, – начал Стас. – Ты козлу какому-то морду набил, а тебя за это менты приняли. Ты говорил, что дело замяли, потому что ты денег дал...
   – А да, было такое, – кивнул Михась.
   – Какое РОВД?
   – Ну Зареченское, а чо?
   – Через плечо... Как мента зовут, который тебя отмазал?
   – Так это, Игорь вроде бы... Ну да, Игорек... Хрен собачий, он с меня целый косарь содрал. Я по друзьям ходил собирал...
   – Ничего, зато сейчас косарь для тебя – тьфу...
   – Ну не тьфу, но с бабками нормально, не вопрос...
   – Короче, мне этот Игорек позарез нужен.
   – Так это, нужно подъехать к нему, ну где он работает, это в ментовку. Я ему маякну, если надо...
   – А где он живет, не знаешь?
   – Да не, на фига мне это... С ментами связываться – себе дороже... Хотя, мля буду, по шарам бы я ему настучал...
   – Себе настучи... Ладно, поехали в ментовку. Будем этого гребаного Игорька выпасать...
   Ждать пришлось долго. Только в девятом часу к зданию РОВД стали подтягиваться люди. Михась не прозевал момент – засек мента. Игорек бодрым шагом шагал от автобусной остановки. Деловой, важный. Наверняка под теплой курткой ствол болтается. Он же опер...
   Михась не облажался – перехватил мента на полпути, переговорил с ним и привел его в машину к Стасу.
   Игорек держался вызывающе, всем своим видом давал понять, что он здесь хозяин. Стас небрежно достал из кармана пачку двадцатипятирублевых купюр, с оттяжкой хлопнул ею по ладони. Он и сам любил чувствовать себя хозяином положения... Мент увидел бабки, притих. В глазах вспыхнул алчный блеск.
   – Ты не думай, мы не из криминальных структур, – сказал Стас.
   – Да мне в общем-то все равно, откуда вы... – криво усмехнулся Игорек. – Если что-то надо, говорите. А я буду думать, решать вопрос или на хрен вас послать...
   – На хрен нас посылать не надо, – покачал головой Стас. – А вопрос решить нужно... Есть такой Панфилов Глеб Васильевич. Мне бы хотелось узнать, что с ним?
   – Что-что, палево! Его Комиссаров вчера раскрутил... Короче, Панфилов во всем сознался...
   – В чем во всем?
   – Да в том, что любовницу свою убил. Чистосердечное накатал... Комиссаров еще тот волчара. Молодой, бляха, а зубастый... А ты что, Панфилова вытащить хочешь?
   – А можно?
   – Ну в общем-то да...
   – Сделаешь?
   – Э-э не, это не в моей компетенции, – мотнул головой мент. – Там свидетель есть, он машину видел, ну на которой Панфилов на свалке был... Он и еще какой-то черт...
   Игорек очень странно посмотрел на Стаса, но промолчал. Похоже, понял, кто был вместе с Панфиловым на свалке.
   – Панфилова уже закрыли. Не сегодня-завтра свидетеля подведут. Если он опознает Панфилова, тогда все, кранты ему...
   – Кому кранты? Свидетелю?
   – Нет, Панфилову.
   – А если свидетелю?
   – Если свидетеля не будет, тогда... Слушай, а чего я должен тебе все рассказывать?
   Стас все понял. Он молча протянул менту пачку денег размером в его годовую зарплату.
   Игорек заглотил наживку, и язык его снова развязался.
   – Короче, тут такое дело... По этому делу уже есть подозреваемый, э-э, нет, уже обвиняемый. Он, короче, во всем сознался. Ну следственный эксперимент провели, то да се. В общем, убийца найден. А тут Комиссаров со своим свидетелем, где-то на свалке его откопал. В общем, мужик видел, как Панфилов бабу битумом заливал. Номер его машины срисовал... Короче, все на его показаниях держится. Если свидетеля не будет, то и все обвинение рухнет. Панфилова на свободу выпустят, а Майского, ну обвиняемого, на зону отправят...
   – Ты говорил, что Панфилов чистосердечное признание написал?
   – Ну и что? Откажется от своих показаний – и все дела. Скажет, что их из него силой выбили... В общем, отмажется... Если свидетель его не засветит...
   – Короче, все упирается в свидетеля.
   – Все.
   – А кто он такой?
   – Да есть один мужик, говорю же, со свалки... Он сейчас у одной бандерши доморощенной тусуется...
   – Что за бандерша?
   – Да это Комиссаров начальнику говорил, я слышал. Есть там одна конченая, дочку свою под мужиков подкладывает, за деньги само собой... Я так понял, что Комиссаров ее вербанул. И это, свидетеля у нее поселил, ну чтобы не искать долго. Он же бич, этот мужик, ни кола ни двора. Хрон, короче...
   – Адресок этой бандерши не подскажешь?
   – Подскажу... Но это будет стоить, – беззастенчиво-жадно посмотрел на Стаса мент.
   – Сколько?
   – Еще столько же... А как ты думал? Комиссаров этот адресок втайне от всех держит. Только не в памяти, а на бумаге... Он блокнотик свой случайно на столе оставил. А у нас один кабинет... Короче, информация уникальная, только от меня ее можно получить. Ну и риск... Если вдруг со свидетелем что-то случится, я могу крайним остаться...
   – Ну и жучара ты, мент! – ухмыльнулся Стас.
   Он достал из кармана еще одну такую же пачку сиреневых бумажек, но, прежде чем отдать Игорьку, предупредил его:
   – Учти, если ты мне байду впарил, я не посмотрю, что ты мент...
   – Ага! – кивнул Михась.
   И многозначительно провел пальцем по своему горлу.
   Игорек хотел сказать что-то резкое, но промолчал. Решил, что дерзить Стасу и его здоровенному спутнику не стоит. Тем более что бабки он уже хапнул.
   Продажный мент выбрался из машины и зашагал своей дорогой. А Стас и Михась отправились по указанному адресу.
   Дверь им открыли не сразу. Охрипший голос пытался выяснить, кто они такие. Стас махнул перед глазком сторублевой купюрой. Дверь моментально открылась.
   – Вы от кого? – настороженно спросила опухшая от водки бабенка.
   – Да нам Боря сказал, что ты тут бабочек разводишь, – ощерился Михась. – Сто рублей за сеанс...
   Видимо, эта сука брала за свою дочь куда меньшую сумму. Глаза вспыхнули алчным огнем. Она даже не поняла, что Михась назвал ей первое подвернувшееся имя. Не знал он никакого Бориса...
   – А, сто рублей?!.. А-а, да! Сто рублей!!!
   Бабища ловко сгребла купюру, распахнула перед гостями дверь. Но впустила только Михася. Дескать, сто рублей – это с одного. Пришлось Стасу доставать еще одну банкноту того же достоинства.
   – Вы это, пока на кухне посидите, а я сейчас!
   Баба скрылась в дочкиной комнате. Время-то раннее – девку в порядок привести надо, чтобы перед клиентом выставить было не стыдно. Стас заглянул в другую комнату. Там на диване под пыльным верблюжьим одеялом спал мужик. Воздух вокруг был спрессован запахом перегара и грязных носков.
   Михась вопросительно глянул на Стаса. Тот утвердительно кивнул. Михась подошел к мужику и накрыл его лицо подушкой. Тот даже не дергался. Видимо, спал очень крепко после попойки...
   Когда баба вышла из дочкиной комнаты, Стас и Михась мирно сидели на кухне и курили. А ее сожитель, уже мертвый, лежал на смятой, давно не стиранной постели. Со стороны могло показаться, что он просто спит, накрывшись с головой одеялом.
   Баба была следующей на очереди. Она еще не знала, что жить ей осталось считаные секунды.
   – Ну кто первый? – спросила она.
   И с важным видом повернулась к своим клиентам спиной. Михась тут же подскочил к ней и со всей силы ударил по голове разделочным топором... Картина ужасающая. Темная кровь фонтаном, и мозги по стене, предсмертные конвульсии. Но Стас не отвернул взгляда. Чужая смерть его нисколько не страшила. Ни отвращения, ни тошноты...
   – Рубашку немного заляпал, – посетовал Михась.
   – Пойди, умойся... А я сейчас...
   Витающий над ним дух смерти нагнал кровь в паховую область. Он должен был срочно разрядиться. Тем более что было куда...
   Девчонка еще не знала, что случилось с ее матерью и временным папашей. В комнате крутил бобины старый магнитофон, и за музыкой не было слышно предсмертных стонов.
   Смазливая девчонка, фигуристая. И уламывать ее не надо... Она все делала сама. Но Стаса раздражала ее покорность. Он ударил ее, не давая опомниться, развернул к себе задом и грубо вошел в нее... Ему нравилось смотреть, как кривится от боли ее еще детское лицо, слышать, как она скрежещет зубами под его натиском... Он был так возбужден, что все закончилось очень быстро. Следующим после него был Михась. Ему понадобилось не более пяти минут, чтобы справить нужду и поставить крест на девчонке. Он зарубил ее тем же топором, что и мать...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация