А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Твое место на зоне" (страница 19)

   На свалку, на место происшествия, выехала следственная группа, Сергей присоединился к ней. И кое-что открыл для себя новое. Эксперты обнаружили следы автомобильных шин. Возможно, их оставила машина, на которой приехали убийцы. Следы плохо поддавались анализу, но предположительно их оставил автомобиль марки «Волга».
   Судя по всему, убийцы приехали на свалку на машине. Выгрузили женщину – живую или мертвую, неизвестно. То ли раньше ее ударили по голове, то ли уже на месте, так или иначе, сопротивляться она не могла. Преступники нашли на свалке банку, развели костер. Неясно, где они раздобыли смолу – здесь же на свалке откопали или с собой привезли, но факт оставался фактом – труп женщины был обезображен до неузнаваемости. Кисти рук отрубили топором. И одежды ее поблизости не наблюдалось. Ни документов, ни каких-либо особых примет на неповрежденных участках тела.
   Сергей, как мог, тщательно обследовал направление, по которому предположительно уезжала машина с преступниками. Он хотел найти отрубленные кисти рук или даже топор, но, увы, ничего.
   К месту он возвращался несолоно хлебавши. Труп уже укладывали в мешок. Следователь молча наблюдал за процессом. Курил. Сергей подошел к нему, достал сигарету, щелкнул зажигалкой.
   – Ничего не нашел... – посетовал он.
   – Сам ты ничего не найдешь, – покачал головой Громов. – Не в твоих силах это, парень...
   – Если кисти рук отрубили, значит, было что скрывать. Я так думаю, пальчики этой женщины проходят по нашей картотеке...
   – Логично, – кивнул следователь.
   – Если так, то, скорее всего, она вела аморальный образ жизни... Возможно, путалась с ворами. С тем же Воронцом, например...
   – При чем здесь Воронец? – нахмурился Громов.
   – А Калиткина кто битумом облил?.. И здесь тот же почерк... Складывается мнение, что «битумщики» на Воронца работают.
   – Смелое предположение, – усмехнулся Громов. – Но пока что оно ничем не подтверждено.
   – Предположения на пустом месте не рождаются, – не согласился Сергей. – Вспомните убийство Суконкина. Кем он был? Директором мехового комбината. Кто мог его заказать? Воронец... Да, доказательств нет, Лошаков все взял на себя. И случай с Калиткиным – снова Воронец вырисовывается. Хоть и бездоказательно, но вырисовывается... Знаете, есть такое гадание на кофейной гуще. Так мы с вами можем сейчас гадать на битумной смоле. Труп женщины, обезображенный битумом. И над ним витает дух Воронца...
   Громов долго и с интересом смотрел на Сергея. Наконец, сказал:
   – Мне нравится ход вашей мысли. Но вы меня не убедили... К тому же, насколько мне известно, ваш коллега уже получил признательные показания от подозреваемого...
   – Ну это еще не факт, что женщину убил сторож... Да и откуда у него машина?
   – А что машина? Может, это случайная машина, не имеющая никакого отношения к нашему делу...
   Говорили, что Громов – отличный следователь. Но сейчас Сергей в этом сомневался. Похоже, Громов – человек скользкий, поэтому и предпочитает идти по пути наименьшего сопротивления. Действительно, зачем искать черную кошку в темной комнате, если есть козел отпущения в лице сторожа? Выяснилось, что он был судим за хулиганство, три года провел на зоне общего режима. И уже один этот факт позволял навесить на него ярлык преступника.
   Обработанный Быстровым, сторож попал в руки следователя Громова. Признательные показания подтвердились. Майского отправили на медицинскую экспертизу выявлять, вменяем он или нет... Если невменяем, суд отправит его на принудительное лечение. Два-три года в психушке, и все, его снова выпустят на свободу. А его запросто могут признать невменяемым, потому как столь чудовищное по своей жестокости преступление мог совершить лишь психически больной человек.
   Да, признают сторожа невменяемым, отправят на лечение в психушку, откуда его скоро выпустят за примерное поведение. И преступник установлен, и дело закрыто, и палка в отчетности. Всем хорошо... А будет Майский артачиться, тот же Быстров ему с десяток других преступлений пришьет и с благословения Громова по приговору суда отправит его в «командировку» лет на десять, а то и на все пятнадцать. И преступник будет установлен, и дело закрыто... Одному Майскому будет очень плохо... Сергею противно было осознавать свою причастность к уродливому правосудию, которое олицетворяли его коллеги.
   В течение недели он обошел все адреса, где мог находиться Толик Черпаков, но так его и не нашел. А на исходе второй недели ему позвонила Павлина и сообщила, что Черпак у нее в гостях. Знала баба, что рыло у нее в пушку, потому и выслуживалась.
   Черпаков имел неряшливый вид, нечесаный, небритый, немытый – противно смотреть. Нормальный человек побрезговал бы общаться с таким типом. Но Сергей «ненормальный»: он же из уголовного розыска...
   Для начала Сергей заставил его вспомнить ту ночь, когда из окна сторожки он увидел огонь. Черпаков вспоминал долго. Но все же вспомнил.
   – А-а, да, было дело... – пьяно кивнул он. – Был костер... Паша, слабак, вырубился, а я на стреме остался... Гляжу, огонь горит... Ну, думаю, черти на шабаш собрались. Страшно стало... И на интерес пробило... Пашку будил, будил, ни фига... Сам пошел...
   – Куда пошел? К огню? – приободрился Сергей.
   – Ну да... Думаю, а вдруг там ведьмы красивые... Ну иду, значит... Тихо иду, ну чтобы не заметили... Смотрю, «Волга» стоит... Двери открыты, значит... А дальше два мужика... баба какая-то лежит... Мужики обычные... А баба мертвая... Волосы длинные, лицо красивое... Смотрю, они льют на нее что-то... Горячее что-то льют. Все дымит, плавится... Жуть, в общем... Ну, думаю, мокруха. Как бы самого, думаю, не замели... В общем, ноги в руки и деру... Только это, под протокол я вам ничего не скажу! – спохватился вдруг Толик. – А если эти черти меня потом за жабры возьмут! А я жить хочу...
   – А дружку своему помочь не хочешь?
   – Какому дружку?
   – Да Майскому. Под следствием твой дружок. По обвинению в убийстве той самой женщины, которую ты видел...
   – Да ну! Вот, бляха-муха, не знал!.. Не, я вам точно скажу, Пашка здесь ни при чем...
   – Он ни при чем, но отвечать-то ему придется. Если, конечно, вы не поможете нам найти настоящих преступников...
   – А чего их искать!.. Сам-то я, конечно, не найду, кишка тонка. Но вы-то можете... Вы же можете по номерам машины, ну владельца установить. Можете...
   – А вы что, номера машины запомнили?
   – Да чего там их запоминать. Там это, четыре «восьмерки»... Точно говорю, все «восьмерки». А буквы я вам не скажу, не обратил внимания...
   Черпаков был под хмельком, но его показания не вызывали сомнений... Сергей внутренне ликовал. Не подвела его интуиция, вышел он таки на след преступников...
   Майор Иванов уже вернулся из командировки. Сергей застал его в собственном кабинете. Поделился полученной информацией. Но что-то не заметил радости в лице начальника.
   – И зачем тебе это надо? – хмуро спросил Иван Алексеевич.
   – Как это зачем? – удивленно поднял брови Сергей. – Ежу понятно, что Майский ни в чем не виноват. Разве что в халатности...
   – Не знаю, не знаю. Он во всем сознался...
   – Его заставили сознаться...
   – Да, Комиссаров, с тобой не соскучишься... Ты хоть понимаешь, что такое четыре «восьмерки» на номере? Это крутой номер! На таких машинах большие начальники ездят...
   – А что, большие начальники не люди? На них что, уголовная ответственность не распространяется?
   – Да нет, распространяется. Только вот проблемы c ними обычно возникают... Ладно бы не было Майского с его признаниями. А так все есть!.. Найдем мы настоящего преступника, задержим. Но поверь, если он в самом деле большой человек, то прокурор не даст нам санкции на арест. Деньги в ход пойдут, связи. На Лесовика давить начнут, на меня. Нам головомойка. А в конце концов, под суд Майский пойдет. Думаешь, я сам верю в то, что бабу он убил? Сомневаюсь. Да и следственный эксперимент с таким скрипом идет... Молодой ты еще, не понимаешь... Да и я тоже, если по-честному, не все в нашей системе понимаю. Потому и майор до сих пор... Ладно, давай посмотрим, кто у нас на «восьмерках» ездит...
   Иванов позвонил своему знакомому в ГАИ, попросил установить владельца разыскиваемой машины. Через час получил ответ, еще через два вызвал к себе в кабинет Сергея.
   – Ну что ж, лейтенант, поздравляю тебя. Нажил ты нам головную боль... Знаешь, кому машина принадлежит? Панфилову Глебу Васильевичу. Знаешь, кто он такой?.. Не знаешь. А я знаю... Он свой частный банк в городе открывает, знаешь, какие у него связи?
   – Не знаю.
   – Не знает он... А я знаю... Знаю, какие проблемы у нас начнутся, если мы с ним свяжемся... Да, возле трупа видели машину с такими же номерами, как у него. Ну и что? Он скажет, что машина была в угоне...
   – Но заявления-то нет. Или есть?
   – Заявления нет. Так он скажет, что утром угонщики машину вернули на место, ну совесть их замучила... Поверь, он придумает, что сказать. И прокурор его поддержит... Да что там прокурор. Говорят, сам начальник ГУВД у него в знакомых...
   – А если Черпаков опознает Панфилова, что тогда?
   – Тогда кранты... Амба твоему Черпакову... Или соучастие в убийстве пришьют, или психом сделают. А может, и самого на свалке найдут...
   – Хотите сказать, что Панфилов может его убить?
   – А все может быть... Если он женщину на свалке убил, то что ему стоит убить какого-то алкаша...
   – После того как Панфилова опознают, мы обязаны будем взять его под стражу. Как он до Черпакова дотянется?
   – А ты уверен, что у него нет людей, которые могли бы устранить свидетеля? Панфилов не такой простой, как кажется. Я тебе по секрету скажу, Панфилов теневой хозяин того самого мехового комбината, за который Воронец хватается. Суконкин был его человеком и Калиткин тоже... У Панфилова война с Воронцом...
   – Прямо сицилийские страсти какие-то, – усмехнулся Сергей.
   – Ну сицилийские или нет, но люди гибнут. И Черпаков может погибнуть.
   – Мы можем обеспечить его охраной.
   – С какого это перепугу? Нет у нас штатных единиц для охраны свидетелей. А тут мафия...
   – Да, напустили вы туману, товарищ майор.
   – Ну нет, уж кто и нагнал туману, так это ты. Все было ясно, а тут раз, и ты с каким-то Черпаковым... Нет, ты не думай, я тебя не отговариваю. И себя тоже. Мне тоже истина дороже всякой там дутой отчетности... Просто вот я думаю, с какого бока к Панфилову подступиться.
   – Черпаков готов дать свидетельские показания.
   – Так, это хорошо... Если он опознает Панфилова, еще лучше... Так, ладно, будем Панфилова вызывать... Будем Панфилова вызывать... – в нерешительности повторил Иванов. – Сначала поговорим, затем на опознание. Если Черпаков его опознает, тогда он точно никуда от нас не денется... Но спешить пока не будем. Сперва мы аккуратно поработаем с Панфиловым. Раз уж ты эту кашу заварил, то тебе и карты в руки. В общем, нужно будет по его связям пройтись, э-э, в плане женщин... Труп-то мы так и не опознали. Может, это жена Панфилова, может, любовница... Короче, узнай, жива ли его жена. По возможности установи, есть ли у него любовница, в живых она или нет...
   Сергею очень хотелось найти истинного преступника. Уж больно жестокое преступление совершил этот нелюдь в человеческом обличье. Он чувствовал, что ввязывается в опасное для себя дело. Но тем привлекательней для него была начавшаяся охота на зверя...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация