А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Твое место на зоне" (страница 18)

   Глава девятая

   Почти три месяца прошло после убийства Суконкина. И после этого как отрезало – ни единого трупа. Бытовуха была – сосед соседа ножом пырнул, муж по пьяной лавочке жену табуреткой ударил – к счастью, до трупов дело не дошло. Был еще один инцидент – мужику одному в лицо расплавленным битумом плеснули. Преступника установить не удалось. Опять же смертельного исхода не было.
   Не было убийств за последнее время. Майор Иванов сам удивлялся. Что это, торжество социалистической законности? Или затишье перед бурей?..
   Впрочем, дел хватало и без того. Грабежи, кражи, мошенничество... Сергей Комиссаров работал не покладая рук. И ногам работы хватало, хотя голова вроде бы и не глупая. Он уже хорошо знал свою «землю», разбирался в хитросплетениях мелких воровских шаек – представлял паутину криминального мира. Искал и находил тайных агентов-осведомителей из числа мелких уголовников. В общем, крутился как белка в колесе. Начальство отзывалось о нем хорошо...
   В кабинет ворвался Быстров... Игорь соответствовал своей фамилии – резкий, стремительный, энергичный. Он не мог сидеть на одном месте – постоянно в движении. Правда, не всегда его бурная деятельность шла во благо службы. Сергей всерьез подозревал, что парень в немалой степени работает во имя собственных интересов. Сам искал и брал правонарушителей, но сам же придирался к себе, находил в своих действиях изъяны, чтобы затем развалить уголовное дело. И вряд ли он отпускал преступников бескорыстно. Слышал Сергей и о том, что Игорь водит дружбу с фарцовщиками. Имел с ними какие-то общие дела. Вроде как сам приторговывал потихоньку дефицитным товаром... Но это все слухи. За руку-то его Сергей не брал.
   – Серега, прокатиться не хочешь? – с порога спросил Быстров. – Сторож со свалки звонил, там, говорят, труп обнаружили... Мужик вроде бы пьяный, может, по белой горячке привиделось, а может, в самом деле жмур... Надо ехать смотреть...
   Майор Иванов был в командировке, Игорь исполнял его обязанности, так что хочешь не хочешь, а Сергей должен был ему подчиняться. К тому же он загорелся желанием ехать на городскую свалку. Что, если там в самом деле труп? Что, если предстоит серьезное расследование, в процессе которого можно отличиться?.. Надо хватать звезды с неба. Тогда и на погонах звезд прибавится...
   Уже темнело, когда они приехали на место. Водитель заглушил двигатель, и Сергей ощутил, как уши сдавила вязкая, зловещая тишина, – даже отдаленное карканье ворон не могло ее разбавить.
   Вот и сторож шкандыбает. Опухшее от возлияний лицо, темные круги под глазами. Пыжиковая шапка с отогнутым ухом, старое, видно, отсюда же, со свалки, пальто, кирзовые сапоги. Ну натуральный бич...
   – Ну что, где труп? – окинул его подозрительным взглядом Быстров.
   Сам-то он был одет с иголочки. Модного покроя куртка из импортного кожзаменителя, отутюженные брюки, фирменные полусапожки с высокой протекторной подошвой. На лице плохо скрытая брезгливость – и со сторожем ему было неприятно общаться, и грязь ногами месить не очень-то хотелось.
   – Там! – показал сторож в сторону леса.
   – Учти, если наврал, я тебя на пятнадцать суток оформлю! – пригрозил ему Быстров и нехотя поплелся за сторожем.
   Неприятное место – грязное и вонючее. И угнетающее – кучи мусора, вокруг стена темного леса, воронье. Мороз легкий, но пробирает до костей... На кладбище, наверное, не так тоскливо, как здесь...
   Сергей поймал себя на мысли, что было бы неплохо, если бы вызов оказался ложным. Только что сам рвался расследовать убийство, и на тебе, перегорел... Хотя нет, это минутная слабость. Все, он уже в форме. И никакая хмарь вокруг не в состоянии подавить его служебное рвение...
   Сторож подвел оперов к впадине между тремя старыми кучами мусора.
   – Вот! – брезгливо показал он на нечто, отдаленно напоминавшее человеческое тело.
   – Ты чо, мужик, это же манекен! – скорее с облегчением, чем со злостью выпалил Игорь. – Да еще и обгоревший...
   – Какой, на хрен, манекен? – удивленно посмотрел на него сторож. – Поближе подойди, начальник!
   Но первым к «манекену» подошел Сергей. Это в самом деле было человеческое тело. Обнаженное и обезображенное. Голова и грудь выжжены – как будто человек под напалмовую бомбу попал. Живот и ноги тоже в ожогах. Кисти рук отсутствуют вообще... Судя по всему, труп не совсем свежий. Трудно сказать, два дня он здесь лежит или три, может, четыре. А может, неделю. Все-таки начало ноября. А в холодных условиях тело разлагается не так быстро, как в жару.
   – Точно, жмур!.. – скривился Быстров. – Баба, кажись...
   – Похоже на то, – кивнул Сергей.
   У трупа в районе промежности отсутствовала физиологическая характерная для мужчин особенность. Но в этом же месте ожоги особенно глубоко въелись в плоть. Возможно, орган просто-напросто вырезали, а рану залили напалмом. И грудь тоже выжжена... Но половую принадлежность можно было определить по контурам тела. Некогда изящные тонкие руки, характерный изгиб бедра, длинные ноги...
   Вот так, жила-была женщина. Любила родителей, родители любили ее. Возможно, у нее были уже и свои дети, которых она любила. И эти дети любят ее – ждут, когда она вернется... А не вернется мамочка. Потому что какие-то нелюди поймали ее в свои сети, изуродовали и вывезли на свалку. А может, сначала вывезли на свалку, а затем уже изуродовали...
   Быстров отправился к машине вызывать по рации следственную группу. Сергей осмотрел место происшествия. Вот обгоревшая бумага, вот жестяная банка, залитая смолой. И вот смола, и вот... А это следы крови. Сергей обошел одну кучу и обнаружил большую жестянку из-под краски. Похоже, в ней и варили смолу. Кострище, кирпичи-подпорки... Он вдруг поймал себя на мысли, что, возможно, где-то рядом находится вход в подземный тоннель, по которому можно добраться из преисподней. Нормальные люди не могли так жестоко поступить с женщиной. Скорее всего, с ней расправился сам сатана. Но мистическую версию в материалы дела не впишешь. Так что нужно искать людей. Вернее, нелюдей человеческого происхождения.
   Сергей еще раз осмотрел труп. Мерзко, противно, но делать нечего, он же опер и не имеет права на слабость. Может, ему показалось, но на обугленной со всех сторон голове он обнаружил след от сильного удара. Возможно, женщине сначала проломили череп, а затем уже облили смолой...
   К Сергею подошел сторож, тихонько кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание.
   – Начальник, а сигаретки не найдется? – заискивающе спросил он.
   – Найдется.
   Сергей достал из кармана пачку «Нашей марки», выбил из нее сигарету, протянул мужику. Дождался, когда он закурит, и только затем спросил:
   – Вопрос у меня, как вы труп обнаружили?
   – Да как, шел, смотрю лежит...
   – И часто вы так ходите?
   – Да кажный день почти... Только здесь вот редко бываю. Здесь-то мусор уже не сваливают, тихо тут...
   – Да уж, тихо. Женщина, поди, благим матом орала, когда ее кипящей смолой поливали...
   Возможно, она уже была мертва к тому моменту. Но ведь не исключено, что жертву жгли заживо...
   – Ну не знаю, я бы слышал, – пожал плечами сторож.
   – Ночью вы спите?
   – Ну не должен в общем-то... Но я ж один здесь, без напарника. Не могу ж я круглые сутки не спать...
   – Употребляете часто?
   – Ну не то чтобы часто, – смутился мужик. – Но бывает... Да, это, вспомнил, два или три дня назад... Точно не помню... Так вот, сплю я, значит, а Толька меня толкает. Глянь, говорит, там огонь горит... Вот как раз в этой стороне и горело.
   – Кто такой Толька?
   – Ну дружбан мой. Я ему бутылки разрешаю собирать, а он... ну иногда... ну в общем, проставляется... Вот и тогда выпили, значит. Ну меня сморило, а Тольку нет. Я заснул, а он меня будит, огонь, значит. Ну я глянул и снова спать...
   – Надо было пойти посмотреть, что там.
   – Да спать хотелось... И гиблое это дело – ходить смотреть. Тут иногда шпана всякая собирается... Им что на свалке, что на кладбище – везде весело... Могут и пришибить под горячую руку...
   – Что за шпана?
   – Да я не знаю... Было как-то раз, давно еще. Тоже смотрю, костер ночью горит. Ну подхожу, гляжу, мотоциклы стоят, а возле костра на ящиках баба лежит. Ну голая. Так сразу с двоими... Пьяные вдупель... Весело... Я им ничего говорить не стал. Ушел. А утром прихожу... Ну может, они ту бабу-то убили... Но нет, нормально все... Даже ящики сожгли...
   – Может, в этот раз те самые, э-э, мотоциклисты были?
   – Да ляд его знает... Может, в этот раз труп оставили... Но я ничего не знаю... Может, Толик в курсе, а? Он мужик любопытный, вечно сует нос в чужие дела. Кстати, с того разу он больше не появлялся. Утром просыпаюсь, а его уже нет. Ну думаю, ушел... Как ушел, так больше и не приходил.
   – Как его найти?
   – Кого, Толика? А этого я не знаю. Не скажу, не знаю. Может, Павлина знает...
   – Кто такая Павлина?
   – Да есть одна... Ох и баба, кровь с молоком. Пьет, правда, много. Но ничего, все равно в соку. И квартира у нее своя... Я к ней как-то ходил. О-о!..
   – Так Толик у нее сейчас может быть? – перебил сторожа Сергей.
   Его меньше всего волновали фантазии пьяного эротомана.
   – Ну, я не знаю... Раньше бывал... Да мы с ним у Павлины-то и познакомились.
   – Адрес Павлины?
   Сергей записал адрес в блокнот, хотел было продолжить допрос, но в это время подошел Игорь. Долго же его не было. Небось в машине отсиживался...
   – Ну что, сознался? – заговорщицки глянул он на Сергея.
   И перевел на сторожа ставший вдруг гневным взгляд.
   – Теперь говори, гнида, зачем бабу убил?
   – Я?!. Я не убивал!!! – ошалело уставился на него мужик.
   – А кто убивал? С кем ты был, когда ее убивали? – продолжал наседать Игорь.
   – Я... Я не понимаю, о чем ты, начальник...
   Быстров резко, без размаха ударил сторожа в «солнышко». Мужик сложился вдвое, и тут же Игорь ударом сомкнутыми руками по спине поставил его на колени.
   Быстров толкнул его ногой в бок, опрокинул на спину и поставил свой сапог ему на шею.
   – Я тебя счас удавлю, падла! – взревел он.
   Сергей наблюдал за этой сценой с недовольством. Но Быстров его и не замечал. Ну да, он же начальник, ему решать, какими методами выявлять преступника.
   – Там, в сторожке твоей поганой, такой же фуфел, как ты, торчит! – орал Игорь. – Он тебя, гниду, сдал!.. Ну, падла, колись!
   – Я... Я... – захрипел сторож.
   Быстро убрал с него ногу.
   – Что ты?.. Ты убил бабу?
   – Да... – в ужасе смотрел на него мужик.
   Его трясло как в лихорадке.
   – Кто она такая?
   – Да я не знаю, ходила тут...
   – Голая, что ли, ходила? Где одежда?
   – Не знаю... Не было одежды...
   – Так ты ее, падла, смолой поливал?
   Быстров снова сбил сторожа с ног, приставил к его голове пистолет. С угрожающим лязгом в патронник вошел патрон...
   – Да... Да, поливал!
   – Ясно... Комиссаров, в машину его давай!
   Сергей пожал плечами, нехотя вытащил из кармана куртки наручники, зацепил сторожа и потащил его к «луноходу». Да тот особенно-то и не упирался.
   Выскочивший из машины водитель открыл задний отсек, помог упаковать задержанного.
   – Ну вот и раскрыли дело, – с видом победителя посмотрел на Сергея Быстров. – Пора ехать...
   – А следственная группа?
   – На ночь глядя?.. Труп-то старый. Что сейчас им заняться, что завтра – одна хрень... На ночь пост выставим, а работать завтра начнем...
   Может быть, Игорь был и прав. Ночью экспертам на свалке ловить нечего... Не прав он был в другом.
   – Кого ты там в сторожке видел? – спросил Сергей.
   – Да кого, кого... А никого! – растянул рот в пакостной улыбке Быстров. – На пушку мужика взял! Неужели не понял?
   – А мне кажется, ты его на прием взял. Он решил, что ты его убьешь здесь, поэтому и сознался...
   – Сознался он потому, что убивал. Мы с ним еще и в отделении поработаем. Вот увидишь, чистосердечное настрочит...
   – Давай-ка без меня, хорошо?
   – Это еще почему? – нахмурился Быстров.
   – Да потому, что ты снова молотить его будешь... А я в гестапо не играю. И отвечать вместе с тобой за беспредел не собираюсь.
   – Может, ты меня еще и прокурору сдашь? – нехорошо улыбнулся Игорь.
   – Я не стукач, чтобы тебя сдавать. Я тебя лучше сам пришибу, если с мужиком что случится...
   – Чего?! – очумело вытаращился на него Быстров.
   – А того... Вот ты его до смерти забьешь, и скажи, чем ты будешь лучше тех скотов, которые женщину сожгли? – с вызовом, но без надрыва спросил Сергей и кивнул головой в сторону трупа.
   – Так он это и сделал!
   – Ты в этом уверен?.. А я нет...
   – Что-то я не пойму тебя, Серега! – скривился Игорь. – Ты что, из-за какого-то урода перчатку мне бросаешь?.. А может, ты завидуешь мне? Завидуешь! Пока ты сопли жевал, я этого козла раскрутил. Ты так лейтенантом и останешься, а мне «капитана» дадут. Срок-то уже летом выходит... Хотя нет, раньше срока не дадут. Не тот случай. Если бы какую-нибудь известную личность завалили, а так шлюху какую-то подзаборную...
   Сергей не хотел ввязываться в склоку – не мужское это дело. Поэтому он не стал реагировать на упрек по поводу зависти... Да и Быстров, чувствовалось, не хочет нагнетать обстановку...
   – С чего ты взял, что это шлюха да еще подзаборная? – не очень дружелюбно глянул на него Сергей.
   – А какая нормальная баба сторожу с помойки даст?.. Бродяжка какая-то приблудилась, так он ее сначала за стопарик водки выдрал, а затем с «белки» придушил. Ну а чтобы ее никто не опознал, битумную маску оформил...
   – Ага, а затем милицию вызвал?
   – Ну то, что нас вызвал, его не оправдывает, – слегка смутился Быстров. – Он вызвал нас, чтобы подозрения от себя отвести...
   – А если бы он нас не вызвал, труп бы вообще никто не нашел... Что ему стоило труп в куче мусора закопать? Или вообще сжечь?
   – Ну это ты такой умный. А он, может, в детстве головой о бордюр ударился, потому и сглупил... Не, ну ты сам подумай, кто мог эту бабу битумом облить?
   – А кто Калиткина битумом облил?
   – Калиткина?! А-а, Калиткина... Так это ж другой случай. Он дома был, когда на него плеснули, а эта на свалке...
   – Ну и что? Связь-то все равно прослеживается...
   – Какая связь? О чем ты? – поморщился Быстров. – Калиткина зачем покалечили?
   – Если ему верить, из-под него директорское кресло выбивали...
   Потерпевшего допрашивал прокурорский следователь, он же ставил задачи оперуполномоченным уголовного розыска. И он требовал отработать окружение одного человека. Воронцов Федор Степанович, он же вор в законе Воронец. Судя по всему, Калиткина заказал он. Ему нужно было выбить его с кресла директора пушно-мехового комбината, вот он его и выбил. Была и другая версия – расплата за карточный долг. Но и здесь, хоть и смутно, вырисовывался Воронец... Но не так-то просто было подступиться к вору. Да и занялся им уголовный розыск ГУВД. К тому же, говорят, что Калиткин уже отказался от своих показаний. Дескать, даже не предполагает, кто покушался на него... В общем, темный лес. Но и там битум, и здесь битум...
   – Кто выбивал? Воронец?.. Там законный вор, там такие бабки... А здесь какая-то потаскуха...
   – Может быть, и потаскуха, но не какая-то. Может, она самому Воронцу стелила...
   – Да, он ее трахал, а потом за ненадобностью на свалку вывез...
   – А что, разве такое невозможно? Он же в законе, а потому человек опытный. Для чего он обезобразил труп? Для того чтобы мы не смогли установить личность. Так мог поступить только опытный преступник.
   – Я не понял, Серега, ты что, глухаря на отделение повесить хочешь? У нас и без того глухарей хватает... Ты, короче, не быкуй, понял? Берем за жабры сторожа и доводим его до кондиции... Да ты не боись, мы его сильно бить не будем!
   – Делай что хочешь, только меня в эти дела не впутывай, – жестко отрезал Сергей.
   Быстров организовал пост на свалке, а сам занялся задержанным сторожем. Сергей же отправился домой. Он не хотел участвовать в этих грязных играх за повышение раскрываемости...
   Он двое суток был на ногах, очень хотелось принять душ и лечь спать. Но уставшие ноги потащили его на улицу Горького, где проживала гражданка Сущева Павлина... Отчества сторож не знал...
   Не должен он был этого делать. Несанкционированное задание, позднее время... Но Сергей нутром чувствовал, что идет по верному следу. Хоть и молодой он сыщик, но интуиция уже есть. А какая это интуиция – здоровая или дохлая, – покажет время.
   Сергей вошел в подъезд кирпичной пятиэтажки. Темно, сыро, воняет мочой. Третий этаж, восьмая квартира. Некрашеная деревянная дверь, на ней ругательные надписи, из которых «Алка – шлюха» была самой мягкой. Кнопка электрического звонка отсутствовала. Пришлось стучать в дверь.
   Ждал Сергей недолго. Дверь распахнулась настежь, и в полутемных недрах прихожей он увидел тучную женщину с опухшим лицом. Потрясающее амбре – винный перегар и духи «Красная Москва».
   – Павлина? – спросил Сергей.
   – Она самая, – кивнула женщина.
   Он вспомнил, что говорил про нее сторож. Кровь с молоком... Да нет, здесь кровь с бормотухой...
   Сергей хотел было предъявить удостоверение, но Павлина потянулась к нему, взяла за руку и сама затащила в квартиру. Тут же бесцеремонно подтолкнула его в комнату, захлопнула за ним дверь.
   В комнате на старом продавленном диване сидела какая-то девица лет шестнадцати. Рукой поправила растрепанные волосы, томно улыбнулась Сергею, забросила одну ногу на другую. Симпатичная мордашка, тесная блузка трещит под напором мощной, отнюдь не детской груди, чересчур короткая юбочка обнажает стройные и длинные ноги чуть ли не до самых ягодиц. Смазливая девчонка, но уж больно затасканная...
   Она поднялась со своего места, покачивая бедрами, вплотную подошла к растерянному Сергею, обвила рукой его шею... Похоже, он принят за кого-то другого.
   И в это время открылась дверь. В комнату ввалилась Павлина. Протянула к нему руку, пошевелила пальцами.
   – Э-э, а деньги?
   Сергей уже все понял. Полез в карман, достал удостоверение и выставил его на обозрение в развернутом виде.
   – Уголовный розыск! Лейтенант милиции Комиссаров!
   Женщина испуганно дернулась, как будто хотела от него убежать. Но тут же застыла в оцепенении. В глазах страх и удивление. Девчонка упала на диван – зарылась лицом в подушку, обхватила голову руками.
   – Что, гражданка, сводничеством занимаемся? – строго спросил Сергей.
   – А-а, так это... Вы не так поняли... – От нервного напряжения у Павлины задергалась щека.
   – Да нет, я-то как раз все понял. Публичный дом у себя в квартире организовали?.. Кто это? – показал он на девушку.
   – Это Алла... Дочь моя...
   – Ваша дочь?! – аж присвистнул от удивления Сергей.
   Виданное ли это дело, чтобы мать продавала за деньги свою дочь?
   – Она сказала, что жениха ждет, – затараторила Павлина. – Ну я и подумала, что это вы...
   – Логично... Только одна деталь не вписывается. Деньги-то зачем с меня взять хотели, а?.. Сколько вы с каждого жениха берете?
   Сергей обернулся к девице:
   – Алла, твою мать следует наказать...
   – За что? – встрепенулась та. – Она здесь ни при чем!.. Я сама это придумала... Нам деньги нужны...
   Павлина была достойна сурового наказания. Но Сергей прекрасно понимал, что доказательной базы у него нет... Да, факт сводничества налицо. Но это всего лишь его предположение. За Аллу он не платил, она его не обслуживала. К тому же для суда он не может являться свидетелем...
   Он взял женщину за руку, затащил ее на грязную, обшарпанную кухню, усадил на расшатанный табурет и давай загружать прописными истинами – не прелюбодействуй, не торгуй телом ближнего своего. Популярно объяснил ей, что в поле зрения органов она находится давно, что ему ничего не стоит отправить ее за решетку. Вину свою загладить ей нечем, но есть возможность смягчить ответственность... В общем, Сергей провел банальную вербовку. Про Толика он спросил у нее уже как у своего агента.
   – Толик?! Какой Толик?.. Я много Толиков знаю...
   Действительно, Анатолий – имя довольно-таки распространенное. Пришлось напомнить ей про сторожа со свалки.
   – А-а, знаю Пашу... Майский... Да, Паша Майский... Да, он на свалке сторожит. И Толика знаю, который с ним выпивал... Толик Черпак... Фамилия Черпаков, потому и Черпак...
   – Как найти его?
   – Да как его найдешь, адреса-то у него нет... Сегодня – здесь, завтра – там... У меня иногда появляется. Я его пускаю, если не пустой... Сейчас, может, у Федьки ошивается. Или у Костика...
   Сергей переписал адреса вхожих в ее круг алкашей. Строго-настрого наказал закрыть бордель и отправился домой.
   Утром на службе он узнал, что Быстров раскрутил сторожа Майского – даже чистосердечное признание с него содрал.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация