А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Твое место на зоне" (страница 10)

   Часть II

   Глава пятая

   1

   Семь лет в кумаре – мука такая, что врагу не пожелаешь. Зона – «красная», «хозяин» – зверь, «кум» – шакал. Все ходы и выходы гады перекрыли – ни шмаль не пронесешь, ни ширку. Юре Лошаку во сне снилось, как он бежит по маковому полю, охапками срывает цветы, выдавливает из них сок, заряжает «баян»... Он о женщине так не мечтал, как об уколе.
   И вот наконец его мечта исполнилась. Семь лет отсидки позади, звонок отзвенел, и он дома в родном Новожильске. А там кореша – Пендаль и Калач. Лошак сразу на «малину» к ним закатился. А на хате только Ленка, сестра Пендаля, – еще та курва. Баба сразу в штаны к нему полезла. Ей и тридцати нет, но выглядит на все сорок. Срок мотала, ширяется, водку и винище глушит – не просыхает. Братва-то в принципе с ней считается, но махать ее никто особо не хочет. А Юра вроде как после зоны, до женского пола охоч. Но, ни фига, он Ленку на кухню погнал, к плите. Она дозу сообразила, они на пару втерли. Раскумарился Лошак – такой приход поймал, что Ленка ему Еленой Прекрасной показалась. Пахал ее до тех пор, пока браты с дела не вернулись. Была поляна, было бухло. Снова ширка, снова Ленка под плугом...
   Лошак уже и не помнил, какой день он «в системе». Морфий, димедрол, анаша, самогон. На Ленку-то уже ни под каким градусом не стоит, зато дурью догоняться он не устает. И никогда не устанет. Жить нужно в кайф.
   Юра проснулся на грязном матраце, брошенном прямо на грязный пол. Не сам проснулся. Калач его ногой легонько пнул.
   – Раскумариться хочешь? – спросил он.
   – Об чем базар... – Лошак счастливо обнажил прорехи в желтых зубах.
   – А нету... Все закончилось.
   – Так это, у меня ж бабки есть. Надо решить проблему...
   – И бабки твои закончились.
   – Чо ж теперь делать? – озадачился Лошак.
   – Да есть вариант. Хату выставлять будем...
   Юра был профессиональным домушником. Хаты выставлял влет. И отмычку к любому замку подберет, и фомкой любую дверь от косячины отожмет. Два срока за душой по этому делу. Но пристрастия не изменились. Завязывать он не собирался и легко принял предложение своего кореша.
   – А наколка есть? – жадно спросил он.
   – Да, конкретная наводка. Карась жирный. Все, что возьмем, наше...
   – А кто наколку дал?
   – Много будешь знать, скоро состаришься, – ухмыльнулся Калач. – А старые долго не живут...
   – Да я чо, я ничо... Мне бы втереться, чтобы руки не тряслись. И можно делюгу делать...
   – Я же тебе говорю, нечем вмазаться. Хату выставим, бабулек срубим, и можешь дальше фанить...
   Лошак согласно кивнул. Как скажет Калач, так и будет. Лишь бы поскорее добраться до хаты, чтобы выставить ее подчистую. Чем больше слама они снимут, тем дольше он будет разлагаться на «малине»...
* * *
   Здание Зареченского РОВД размещалось на берегу Ишима. С набережной, закованной в железобетонную броню, открывались неплохие виды – большая вода, на том берегу тонут в зелени стройные ряды многоэтажных строений. Из окон серого, невзрачного на вид здания также можно было созерцать реку, катера, Набережное шоссе, по которому плотным потоком двигался автотранспорт. Но, видимо, это было одним из немногих достоинств, которым могли бы похвастаться сотрудники Зареченского РОВД. В самом здании было даже хуже, чем снаружи. Натуральные казематы. Коридоры мрачные, узкие, от сырости краска на стенах облупилась, свисает клочьями. Запах плесени и какой-то безнадеги... Да, не думал Сергей, что попадет в такую яму. Оставалось надеяться, что коллектив отделения не такой гнилой, как само здание.
   Он заметил, что во всех кабинетах более чем скромные двери из ДВП. Зато в кабинет начальника вела высокая лакированная дверь из цельного дерева. Небольшая приемная, важного вида и довольно-таки симпатичная секретарша за печатной машинкой, уютный диванчик из кожзаменителя, зарешеченные окна прячутся под шторами из блестящего хлопка.
   Секретарша подняла голову. С видимым равнодушием сверху вниз обозрела Сергея, немного подумала и улыбнулась. Похоже, решила, что молодой симпатичный офицер в парадной форме достоин ее внимания.
   – Лейтенант Комиссаров, – бравым тоном представился ей Сергей.
   – Да-да, Валентин Георгиевич ждет вас, – покровительственно улыбнулась она.
   Чтобы попасть в кабинет начальника РОВД, Сергею пришлось преодолеть две смежные двери. Их специально так ставят. Сначала открываешь одну дверь, держишь ее, чтобы открыть вторую... Пока прорвешься сквозь этот заслон, потеряешь скорость, да и в кабинет начальника вползешь с растерянным видом.
   Но эти двери не смогли погасить наступательный порыв Сергея. По той простой причине, что не было никакого порыва. В кабинет начальника он входил спокойной, размеренной походкой уверенного в себе человека. Он не собирался ничего доказывать.
   – Товарищ подполковник, лейтенант Комиссаров прибыл для дальнейшего прохождения службы! – бодро отчеканил он.
   Начальник РОВД выслушал его с добродушной улыбкой. Медленно поднялся со своего места, неторопливо подошел к нему и подал ему руку.
   – Ну добро пожаловать, лейтенант! – показал ему на стул за приставным столиком.
   Подполковник Лесовик являл собой тип крепкого и основательного крестьянского мужика. Простецкое на первый взгляд лицо, мощное тело, кривые ноги. Сильные руки, широкие ладони с утолщенными пальцами. Но Сергей интуитивно уловил, что его начальник мужик не такой уж и простой, каким хочет казаться. Да и ладонь у него хоть и мужицкая, но рукопожатие не выявило трудовых мозолей на внутренней стороне. Не очень-то любил Лесовик физический труд. Впрочем, при его должности это и необязательно.
   Начальник занял свое кресло, внимательно изучил предписание.
   – Значит, из Омской школы к нам. Хорошо. Четыре года не два... Это что? – взглядом показал он на орденские планки на кителе.
   – Красная Звезда и «За отвагу». Афган, – коротко пояснил Сергей.
   – Да ты у нас боевой офицер. Хорошо, – одобрительно улыбнулся Лесовик. – Нам такие люди нужны... Школу как закончил?
   – С красным дипломом.
   – Неплохо... В уголовном розыске работать хочешь?
   – Только в уголовном, – подчеркнул Сергей.
   Это была его специальность, в этом, как он считал, заключалось его жизненное предназначение.
   – Хорошо. Очень хорошо... Жаль, что я тебя сразу старшим опером не могу назначить. Надо бы. Все-таки высшая школа, а не средняя. Орден боевой, красный диплом... Но вакансий нет. Кадыркулов по выслуге ушел, его место Быстров занял, а свое тебе вот, Сергей, оставил. Ничего, что я по имени? – из приличия спросил Лесовик.
   – Да нет, все в порядке.
   – Ну я тоже так думаю... Так что, Сергей, придется тебе с самых низов начинать, рядовым опером на «земле». Но иначе, поверь, нельзя. Да и ты сам, наверное, понимаешь.
   – Понимаю.
   – Вот и отлично.
   Из селектора послышался голос секретарши:
   – Валентин Георгиевич, к вам Иванов.
   – Да, пусть заходит.
   В кабинет вошел невысокого роста худощавый мужчина лет сорока. Давно неглаженные брюки серого цвета, рубашка в полосочку, мешковатый клетчатый пиджак. Высокий, но узковатый лоб, брови, как у Брежнева, вздернутый нос, мощные выдвинутые вперед челюсти, широкий подбородок. Пиранья какая-то, а не человек.
   – Знакомься, Сергей, мой заместитель и начальник уголовного розыска. Майор Иванов, – представил его Лесовик. – Прошу любить и жаловать!
   Майор быстрой уверенной походкой приблизился к Сергею, скупо улыбнулся, крепко пожал ему руку. Занял место за приставным столом, достал из кармана блокнот и быстренько переписал его данные. Звание, фамилия-имя-отчество, год рождения, образование.
   – Вот учись, лейтенант, как надо делать, – кивнул на своего зама начальник РОВД. – Надо все под запись брать. Иногда тупой карандаш бывает лучше острого ума. Не записал, упустил, а потом хоть головой о стену бейся, не вспомнишь... Да, кстати, с документацией у нас очень строго. По этому показателю держим первое место в городе. С раскрываемостью вот не совсем хорошо. Второе место. Но это временно. Догоним Первомайский РОВД. Догоним и перегоним, так, Иван Алексеевич?
   – Так точно! – не поднимаясь, отрапортовал Иванов.
   – Работа сложная, задач много, – продолжал Лесовик. – Из горкома партии вот указание пришло – повысить показатель раскрываемости. Повышаем. И времена сложные. Перестройка вот, важный фактор. Кооперативы как грибы после дождя. Организованной преступности у нас, конечно, нет. Нет и быть не может. Все-таки мы страна победившего социализма.
   Сергей считал себя неплохим знатоком человеческих душ. И был уверен, что по выражению глаз и лица можно догадаться, врет человек или нет, говорит он всерьез или в шутку. А сейчас он был поставлен в тупик. Невозможно было определить, всерьез Лесовик говорит про страну победившего социализма или нет. Вроде бы всем уже давно ясно, что до победы социализма еще далеко, как до Луны, а в словах подполковника ни малейшей фальши. И про отсутствие организованной преступности он говорил искренне. Но ведь он не партийный функционер, он начальник районного отделения внутренних дел. Он-то на деле, а не по документам съездов и пленумов знает, что представляет из себя криминальный мир...
   – Но как же нет организованной преступности, – не удержался Сергей. – А банда Холода...
   – Ты же вроде бы из Омска, а про Холода знаешь, – слегка удивленно глянул на него Лесовик. – Он же в наших местах орудовал...
   – А взяли-то его в Омске... – сказал Иванов. – Его уже что, в школах милиции изучают? Откуда ты про него знаешь?
   – Да так, на узкой дорожке пришлось встретиться. В Омске... Я его задерживал...
   Сергей не был лишен честолюбия, поэтому приятно было наблюдать, как его начальники меняются в лице. Молодой безусый лейтенант, а взял такого матерого зверя.
   Но неприятно было вспоминать самого бандита. Холод был виновен в том, что пострадал Олег Соломин. Из-за этого гада он передвигается на инвалидной коляске... Но вряд ли он повинен в том, что Даша ушла к Олегу. Не был бы он инвалидом, скорей всего, она бы ушла к нему еще раньше. И не было бы тогда у нее желания тайком встречаться с Сергеем.
   Она вышла замуж за Олега, но Сергей так и не стал ее любовником. Он сам отказался от нее. Возможно, он поступил глупо. После выпуска запросто можно было остаться в Омске, мало того, там бы его сразу взяли на оперативную должность в городской, а не в районный уголовный розыск. Даже запрос на него уже был. Но Сергей отказался от хорошего назначения и напросился в Новожильск. Даша же осталась в Омске. С мужем, но без любовника, который нужен был ей по известной причине... Он понял Дашу и простил ее. Но не мог он спать с женой своего боевого друга. И не важно, что до него она принадлежала ему... Не мог он... Да, наверное, зря он не остался с Дашей. Девушка она красивая, и ей ничего не стоит завести себе мужчину, который мог бы ее удовлетворять в плане физиологических потребностей... Сергей не хотел думать о ней в таком ключе, но предательские мысли будоражили его воображение. Да, скорее всего, он не должен был уезжать из Омска. Но раз уж он в Новожильске, то будет честно выполнять работу на порученном участке.
* * *
   Сегодня Юра Лошак должен был лишь осмотреть дверные замки, прикинуть, как лучше взломать дверь. Делюга намечалась на завтра. Калач шел и еще кто-то – Юру не посвящали во все расклады. Его дело дверь выставить да в хату людей впустить, а они уже пусть что хотят, то и делают...
   Калач почему-то думал, что дверь у терпилы навороченная, с мощными «серьгами». Но, ни фига, самая обыкновенная дверь и два простых замка. Рука сама полезла в карман за отмычками. «Мальчики» были на месте.
   По минуте на каждый замок, раз – и дверь открылась. Лошак инстинктивно оглянулся по сторонам и втянулся в квартиру. Закрыл дверь. Осмотрелся. Хата как хата. Крохотная прихожая, кухня – не развернешься, две небольшие смежные комнатушки. Чистота, порядок. Но богатством здесь и не пахнет. Старенькая, хоть и хорошо сохранившаяся мебель, побитый молью ковер на стене в гостиной, на полу палас. В углу цветной телевизор. Бляха муха! Импортный, японский! И видеомагнитофон, даже с кассетами. Но в остальном все как в квартире типичного «совка»...
   Не должен был Лошак лезть сюда сегодня. Но ведь залез. Калач сам виноват, надо было подогреть его хотя бы шмалью, так нет – на голодный паек посадил. А Юру ломает – ему вмазаться нужно. Телевизор и видак уже есть, за них большую кучу бабок дадут. Уже будет на чем раскумариться... Терпила, говорят, черт не простой. То, что обстановка у него на хате скромная, так это, может быть, для понта. Знал Юра таких фраеров, с виду – сермяги, а в схронах столько добра, что не унесешь...
   Шаг за шагом Лошак осматривал квартиру. Тщательно обследовал холодильник и газовую плиту, кухонные шкафы, ванную, туалет, дотошно обыскал комнаты, даже полы простучал. Ни-че-го, никаких тайников. Ни денег, ни «рыжья», даже хрусталя в гарнитурной стенке нет, и ложки-вилки-ножи стальные, а не серебряные.
   Он сорвал с дивана покрывало, упаковал в него телевизор так, чтобы его можно было нести одной рукой. Японская техника легкая, не то что советские гробы. Юра упаковывал видеомагнитофон, когда услышал шум за спиной. Обернулся – хозяин квартиры. Мужичок лет сорока. Очки в золотой оправе, костюм с галстуком. Морда интеллигентская... Не просто смотрит на Юру, а запоминает. Для ментов запоминает. Повяжут его, а хозяин тут же опознает. И тогда прощай, свобода. Снова «красная» зона, снова страдания без дури...
   Нет, не хотел Лошак идти на такую зону. Ему срочно нужно задвинуть видак и телевизор, взять дозу, ширнуться... Но путь преграждает хозяин... Нет, он уже поворачивается к Юре спиной, сейчас ноги сделает. Ну уж нет!
   Лошак в два прыжка нагнал терпилу, на ходу вытащил «перо». Ему нечего было терять...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация