А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертельные обеты" (страница 29)

   При этом сегодняшние события доказали, что Харт, несомненно, без ума от Франчески. Рурк был уверен, что со временем их отношения наладятся. Франческа отличается огромным упорством и умением добиваться цели. Нельзя отрицать, что она просто создана для своей работы, но и упрямство Харта не стоит списывать со счетов.
   Сейчас Рурка заботил разговор с Риком.
   Он прижал к груди бумажный пакет с бутылкой виски. Пора сесть и поговорить по-братски – готов к этому Рик или нет. Рурк никогда не бывал в полицейском управлении и даже на Малберри-стрит, поэтому с любопытством изучал происходящее вокруг.
   Несколько человек о чем-то спорили у стойки с дежурным офицером, женщина среди них походила на проститутку. Двое мужчин лежали на лавках в камере по причине, вероятно, чрезмерного употребления алкоголя. Рурк не представлял, где находится кабинет Рика, но сомневался, что на первом этаже. Рурк огляделся и заметил справа лифт и рядом лестницу, ведущую наверх.
   – Комиссар?
   Рурк повернулся. Рядом стоял офицер, ошибочно принявший его за брата. Что ж, такое случалось неоднократно.
   – Я Рурк Брэг, брат комиссара. Его кабинет наверху?
   Получив разъяснения, где найти Рика, он бросился вверх по лестнице на третий этаж, перепрыгивая через две ступени. Дверь кабинета была распахнута, и, переступив порог, Рурк понял, что попал по адресу. На каминной полке он увидел семейную фотографию и единственный портрет Ли Анны – в свадебном платье. И ни одной совместной фотографии Ли Анны и Рика – интересно, это что-то значит? Сей факт вызвал тревогу в сердце. А как иначе? Сейчас Рурк был абсолютно уверен, что брат несчастлив.
   За стеной послышались голоса. Узнав сдержанные интонации Рика, он вышел из кабинета и подошел к закрытой двери со стеклянной вставкой. Женский крик раздавался именно из этой комнаты.
   – Я не буду предлагать дважды, Мэри, – заговорил Рик. – Скажите, где портрет, и, когда вернетесь в Бельвью, к вам будут относиться как к принцессе.
   – Иди к черту! – визжала женщина. – Знай я, где он, все равно не сказала бы тебе, подонок!
   Треск разбившегося стекла заставил Рурка вздрогнуть.
   – Я с ней не закончил, – произнес Рик. – Найдите стул, поставьте в угол и наденьте на нее наручники. Думаю, бессонная ночь немного усмирит ее темперамент. – После этих слов дверь неожиданно отворилась.
   Рурк улыбнулся, увидев перед собой лицо брата:
   – Иногда разумнее Магомету прийти к горе.
   Рик приподнял бровь:
   – Я очень занят.
   – Ты всегда занят. Банальное оправдание.
   Рик покраснел:
   – Могу уделить тебе несколько минут.
   Рурк заглянул ему за спину и увидел в кабинете Мэри Рэндл, а рядом шефа полиции Фарра. Глаза Мэри горели, бледное лицо пошло красными пятнами. Эта хрупкая дама с манерами вздорной и капризной женщины казалась слишком слабой, чтобы причинить кому-то вред – по крайней мере, с первого взгляда любой подумал бы именно так. В доказательство ее неуравновешенности по полу были разбросаны осколки стакана.
   – Она заявляет, что не имеет понятия, где портрет, – объяснил Рик, заходя в кабинет.
   Рурк закрыл за собой дверь и поставил на стол бутылку старого шотландского виски.
   – Ты ей веришь?
   – К сожалению, да. – Рик вздохнул и с интересом оглядел бутылку.
   Сейчас Рурк отчетливо ощутил, как устал его брат.
   – Она этого стоит? – спросил Рурк, вытаскивая пробку. Он сделал глоток и передал бутылку Рику.
   Тот пил долго, как исстрадавшийся от жажды человек.
   – Что стоит?
   – Твоя работа?
   На плечи Рика была возложена ответственность за соблюдение закона во всем городе, что равнялось ответственности почти за всю планету.
   Рик хрипло ухмыльнулся:
   – Кто-то должен бороться с преступностью и коррупцией.
   – Да, кто-то, несомненно, должен. Так, значит, она стоит всего этого?
   Рик поднялся, подошел к бюро и вернулся с двумя стаканами.
   Рурк разлил виски.
   – В жизни бывают светлые и темные времена. Дни, приносящие победу, и дни разочарований и поражений. Даже хуже – дни страшных трагедий. – Он помолчал. – Ты слышал, что говорила Мэри. Каково твое мнение?
   Рурк смаковал вкус виски, размышляя о том, каким истинным героем является его брат.
   – Она душевнобольная, Рик. Возможно, она глубоко верит в собственную ложь – или говорит тебе правду.
   – Как Франческа?
   «Недолго он держался», – подумал Рурк.
   – У нее царапина. Правда, ничего серьезного.
   Стараясь не смотреть в глаза брату, Рик сделал глоток и тихо спросил:
   – Она дома или у Харта?
   – У Харта.
   Повисла тишина. Рик проглотил остатки виски, и Рурк поспешил наполнить стакан.
   – Думаю, они скоро помирятся, – осторожно добавил Рурк. – Харт, возможно, против воли очень за нее переживает. Он все еще любит Франческу.
   Взгляд Рика стал холодным и острым.
   – Он разрушает ее жизнь день за днем, по крупицам, медленно, но верно.
   – Это нечестно. Я верю, что встреча с ней лучшее, что случалось в его жизни.
   – Согласен, – резко бросил Рик и, опустив глаза, уставился на блокнот на столе.
   – Ты все еще ее любишь?
   Рик с тоской посмотрел на брата:
   – Я женат, если ты позабыл.
   – Женатые мужчины тоже влюбляются.
   – У меня есть обязанности по отношению к жене – инвалиду, между прочим.
   – Рик.
   – Хорошо! Мне она небезразлична – так будет всегда. Никого в своей жизни я не уважал больше, чем Франческу. – Он отвел взгляд и поднес ко рту стакан. Лицо стало угрюмым от одолевавших его мрачных мыслей.
   Рурк нахмурился. Все именно так, как он подозревал.
   – Когда-то ты восхищался своей женой.
   Рик посмотрел на брата:
   – Я был молод и влюбчив, как может быть влюбчив только юноша. – Он помолчал. – Зачем ты это делаешь? Мне неприятен этот разговор.
   – Я делаю это, потому что ты мой брат и ты страдаешь. – Рурк повертел в руках стакан. – Я хочу помочь – просто не знаю как.
   Рик не моргая смотрел перед собой. После долгой паузы он заговорил:
   – Ты врач, возможно, сможешь помочь. Ли Анна очень страдает, Рурк. Она в меланхолии, и меня это тревожит. Несчастный случай совершенно ее изменил. Она много пьет и употребляет настойку опия. Я не знаю, что делать. Она отказывается что-либо со мной обсуждать – фактически она делает все, чтобы избежать общения.
   – Ей потребуется время, чтобы смириться с невозможностью ходить, – тихо произнес Рурк. – Вероятно, она никогда не научится с этим жить. К сожалению, некоторые люди впадают после трагедии в депрессию.
   Рик откинулся на спинку стула, прохрипел что-то невнятное и откашлялся.
   – Я уже знаю, что она никогда не оправится. И не пытайся убедить меня, что я должен верить в обратное и не терять надежду. Ли Анна не из сильных женщин, ей никогда ни за что не приходилось бороться. Кроме того, я сам делаю все, чтобы не общаться с ней. – Он внезапно опустил голову и закрыл лицо руками.
   Брат раздавлен, и не бременем правоохранительной деятельности, а бременем брака и еще потерей Франчески Кэхил.
   – Почему ты считаешь, что должен ее избегать? Ли Анна твоя жена.
   – Она ясно дала понять, что я нарушаю равновесие ее жизни каждый раз, когда переступаю порог собственного дома. – Рик посмотрел на брата. – Это правда, Рурк. Я не простил ее за то, что она меня бросила, и никогда не смогу простить за то, что вернулась! Ты знаешь, что она шантажом заставила меня согласиться на примирение?
   – Нет, этого я не знал. – Рурк был шокирован. – Я не очень близко знаком с Ли Анной. Она уехала довольно скоро после замужества. Рик, никто не вправе винить тебя за обиду и злость. Но она вернулась, вернулась, чтобы сразиться за тебя с Франческой.
   – Да, к сожалению.
   Рурк выдержал паузу.
   – Как ты намерен поступить?
   – Не знаю. – Рик одним глотком допил виски. – Ты готов услышать самое страшное?
   – Готов. – Рурк был собран и серьезен.
   – Иногда, когда я вижу ее, я не испытываю ничего, кроме чувства вины.
   – Ради всего святого, с чего тебе считать себя виноватым?
   Рик ответил не сразу.
   – Когда Ли Анна вернулась, я впал в бешенство. Это было жестоко. Я пытался прогнать ее и не отдавал себе отчет в том, что делаю. Только я виновен в том, что с ней произошел несчастный случай.
   Рурк вскрикнул от неожиданности:
   – Ее ведь сбил экипаж! Едва ли ты имеешь к этому отношение, с какой стати возлагать ответственность на себя? Бог мой, ты самый благоразумный из всех мужчин на свете, но с логикой у тебя плоховато.
   – Ты полагаешь? – Рик отвернулся, и опять наступила тишина.
   Рурк размышлял над тем, как он может помочь найти выход из этого тупика. Если допустить, что Рик прав, Ли Анна навсегда останется одна, у нее не хватит сил бороться за брак. Теперь положение брата еще больше пугало его.
   – Впрочем, это все не имеет значения, верно? – прервал Рик его раздумья. – Я ее муж, пока смерть не разлучит нас, и в горе и в радости. Желаю ли я ее или ненавижу, не имеет значения. Я обязан заботиться о ней. Если не я, то кто?
   Рурк нахмурился:
   – Я могу предложить поместить ее в санаторий или клинику. Если у Ли Анны появилась зависимость от алкоголя или опия, ей необходима медицинская помощь. В таком состоянии она вряд ли может быть хорошей матерью.
   Рик поднял на него глаза.
   – Я никогда на это не пойду.
   – Госпитализация в ее же интересах, – настаивал Рурк. – И я рекомендую тебе серьезно подумать над этим, хотя бы как над одним из возможных вариантов решения.
   Рик резко встал:
   – Я не смогу жить спокойно, если последую твоему совету.
   – Тогда ты в западне, – грустно усмехнулся Рурк.
   – Да.
   Рурк хотел еще многое сказать брату, хотел объяснить, что ни один человек не в состоянии жить в постоянном конфликте и находиться в нервозном состоянии, но Рурк знал, что он не прислушается. И следующее высказывание Рика подтвердило его правоту.
   – Нет никакого смысла обсуждать то, что давно в прошлом, как и оплакивать настоящее. Мы женаты, и она больна. Мы воспитываем двух маленьких девочек. У меня есть семья, о благополучии которой я обязан заботиться, и буду всегда думать только об этом.

   Франческа ощущала, как сердце Харта сильнее забилось под ее ладонью.
   – Навеки – это слишком долго.
   – Да.
   Они неотрывно смотрели друг на друга.
   – Ты очень уверена в себе сегодня.
   Франческа улыбнулась уголками губ:
   – Да, пожалуй.
   – Я открыто признаю, что ужасно испугался за тебя.
   – Я знаю, – прошептала Франческа, дрожа от нетерпения. Она опустила руку ниже и коснулась напряженного соска.
   Харт обнял ее за талию и прижал к себе.
   – Я должен доставить тебя домой.
   Франческа погладила кончиками пальцев горячую кожу:
   – Почему?
   Харт резко выдохнул:
   – Потому что Джулия меня убьет, Франческа. Мы ведь… расстались.
   – Не убьет. Она тебя обожает, ей будет приятно, что мы провели вечер вместе. – Франческа помолчала и добавила: – А мы действительно расстались?
   Харт напряженно молчал.
   – Тебе не приходило в голову, – наконец заговорил он, – что сегодня ты могла умереть?
   – Разумеется, приходило. Я была дико напугана – но мне сразу стало легче, как только за спиной Мэри я увидела тебя. – В каждое слово Франческа вложила все свои чувства. – Я не такая глупая, Колдер. Я прекрасно осознаю, что смертна.
   – Проклятье, – прошептал он. – Ты так безрассудна!
   До его губ было всего несколько дюймов. Франческа потянулась и прижалась к его напряженно сжатым губам. Харт не пошевелился.
   – Я же едва не погибла сегодня, – прошептала она.
   – И теперь решила со мной пофлиртовать? – спросил он с недоверием, но не отвернулся.
   – Но ты любишь меня. И поэтому я решилась на легкий флирт.
   Дыхание Харта стало тяжелым и прерывистым.
   – Да, Франческа. Тебя порадует мое признание. Да, я люблю тебя. Но это не значит, что мы друг другу подходим.
   Несмотря на боль в левом плече, Франческа обхватила лицо Харта обеими руками и поцеловала в губы. Он ответил на ее поцелуй и повалил на диван. Их губы слились, его мощное тело накрыло ее стройную фигурку. Франческа дрожала от восторга и возбуждения. И тут Харт оторвался от ее губ.
   – Я делаю тебе больно?
   Она потянулась губами к соску.
   – Делаешь, но не этим. Я хочу тебя, Харт.
   Он смотрел на нее, и в глазах вспыхнуло желание, но в этом взгляде она увидела и отчаяние и тоску. Он боялся своих чувств к ней! Уже через секунду Франческа поняла, что победила.
   Он жадно впился ей в губы, и в этой страсти было все, что она хотела знать. Ее пальцы проворно расстегивали его сорочку, а его руки сдергивали с нее блузку. И вот он уже целует ее обнаженную грудь, ее ногти впиваются в его влажные плечи, она запрокинула голову и вновь прижалась к его торсу. Одно ей совершенно ясно: Харт хочет ее, как никогда раньше.
   Она лежала на полу рядом с диваном, Харт склонился над ней, их взгляды встретились. Франческа подняла руку и прикоснулась к его щеке, мечтая вновь услышать три волшебных слова.
   – Только ничего не говори, – прохрипел Харт. – Я никогда не откажусь от тебя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация