А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертельные обеты" (страница 18)

   Глава 12

   Понедельник, 30 июня 1902 года. 18:00
   Она смотрела на разложенную на кровати одежду. Здесь были платья на все случаи жизни – для чая и обеда, прогулок по «Женской миле», похода за покупками в «Олтманз» и «Лорд & Тейлор», для благотворительных мероприятий и бала.
   Ли Анна растерянно оглядела кучу платьев и посмотрела на стоящую рядом Кейти и новую горничную Нанет, ожидавшую распоряжений хозяйки.
   Почему она никак не может выбрать, какие наряды взять с собой в поездку? Она не могла себе представить, как пройдут их выходные в маленьком домике на пляже, где будут только они с Риком и девочки, поэтому и возникли затруднения с выбором платьев.
   Затуманенный мозг плохо работал, Ли Анна даже не могла определиться, стоит ли отвести девочек на прогулку.
   – Надо взять бледно-голубое, розовое и это, с зелеными полосками, – прошептала Кейти.
   Ли Анна повернулась к девочке, смотревшей на нее широко распахнутыми глазами, полными тревоги и печали.
   – Прекрасный выбор. – Ли Анна взяла дочь за руку и улыбнулась, как ей казалось, вполне весело. Несмотря на муки, которые медленно ее убивали.
   «Необходимо заказать новую одежду», – подумала Ли Анна. Ей нужны серые и бежевые платья, возможно, даже черные – траурного цвета, более подходящего калеке в инвалидном кресле. Некстати заныла правая нога. Где же ее чай? Чай, в который она щедро добавила бренди.
   – Немедленно упакую эти платья, – бодро заявила Нанет. – Что бы еще вы хотели взять с собой? У воды может быть прохладно, миссис Брэг.
   Француженка все время улыбалась. Чему она так радуется? Разве она не знает, что трагедия может случиться внезапно и в одно мгновение разрушить жизнь человека?
   Кейти протянула ей чашку чаю. Ли Анна неожиданно смутилась и покраснела, боясь поднять взгляд на девочку.
   – Спасибо, – пробормотала Ли Анна. Кейти видела, как она наливает в чай бренди.
   Ли Анна понимала, что в последнее время стала плохой матерью. Как же такое могло случиться, ведь она любит девочек? Разумеется, у них есть Рик, на которого всегда можно положиться, беда только в том, что его никогда не бывает дома.
   Он уверял ее, что работает допоздна, чтобы иметь возможность уехать в четверг на все праздники. Ли Анна спешила успокоить мужа, сказав, что понимает, какое важное место занимает работа в его жизни, не возражает против его графика, строгих требований к себе и ответственности. Но она не забывала и о том, что он много времени проводит с Франческой. Впрочем, ее это не волнует – или волнует?
   – Мы можем спуститься вниз? – прошептала Кейти.
   Ли Анна собралась с мыслями:
   – Разумеется, дорогая.
   Она даже смогла улыбнуться вошедшему Петеру. Ли Анна ненавидела, когда ее переносили вниз, а последнее время это раздражало как никогда. Последние дни казались самыми тяжелыми – иногда на душе становилось черно, и это лишало последней надежды.
   Через несколько минут, когда дети уже сидели в столовой и приступили к ужину, прозвонил дверной колокольчик. Ли Анна подумала, кто бы мог прийти в такое время, ведь бывшие знакомые уже давно ее не навещали, словно она надолго уехала из города – или просто перестала для всех существовать. Она еще не вполне оправилась от того, как неловко чувствовала себя на свадьбе Франчески.
   Пожалуй, женщины по имени Ли Анна действительно больше нет, а ее место заняла странная незнакомка.
   Она кивнула Петеру, чтобы он открыл дверь, хотя никого видеть не желала.
   – Дот, – обратилась она к двухлетней непоседе. – Тебе не нравится мясной рулет? С ним не следует играть – его надо есть.
   – Я помогу ей. – Нанет подскочила и взяла у малышки вилку.
   Ли Анна вспомнила, что когда-то сама кормила Дот, чтобы не допустить подобного беспорядка. Заслышав шаги, она напряглась. Тяжелую поступь Петера сопровождал легкий стук женских каблучков.
   – Здравствуй, Ли Анна. Бог мой, какая семейная идиллия! Не хватает только комиссара! – воскликнула Бартолла Бенвенте.
   Ли Анне казалось, что у нее вот-вот остановится сердце. Что надо от нее этой женщине? Она давно перестала считать Бартоллу своей подругой, ей с тех пор стало ясно, что графиня наслаждается ее незавидным положением. Когда-то давно, в Европе, они проводили время вместе, ходили по магазинам и обедали, посещали балы и званые ужины. Язвительность подруги никогда не волновала Ли Анну. Да и зачем ей было беспокоиться? Бартолла всегда завидовала тому вниманию, которое оказывали Ли Анне. Сейчас же та надеется задеть ее своим привилегированным положением и беззаботностью. На свете нет более злобного человека, чем Бартолла Бенвенте.
   – Здравствуй, Бартолла. Какой сюрприз. Как видишь, дети ужинают.
   Бартолла была женщина весьма эффектная и великолепно выглядела в синем костюме.
   – Ах, я и забыла, что дети рано ужинают. Решила навестить тебя до отъезда в Катскилл, – затараторила было она и вдруг замерла: – Дорогая, ты заболела? – Безупречной формы брови поползли вверх.
   Ли Анна поняла, что она имеет в виду ее бледность и нездоровый цвет лица.
   – У меня были легкие боли, – ответила Ли Анна, слишком поздно спохватившись, что не стоит касаться этой темы в присутствии детей.
   Кейти отложила вилку и стала внимательно прислушиваться к разговору.
   – Доедай, милая. Мы с графиней поговорим в гос тиной.
   Петер уже стоял за спиной. Он выкатил кресло из столовой, миновал коридор и остановился лишь в гостиной.
   – Принесите нам два шерри, Петер, – распорядилась Ли Анна.
   – Мне так жаль, что тебе нездоровится. – Бартолла проводила взглядом слугу, направлявшегося к столику с напитками. – Ли Анна, ты так похудела.
   Она не знала, что сказать в ответ.
   – Кто пригласил тебя в горы? Говорят, Катскилл чудесен в это время года.
   Бартолла взяла бокал и села на диван.
   – Меня пригласили Рутерфорды. Дорогая, прости мне наглость, но это платье тебе не идет.
   Ли Анна сделала большой глоток шерри, ожидая, когда Петер покинет комнату.
   – Надо пригласить модистку. – Она сделала еще глоток и посмотрела на Бартоллу. Она прекрасно знала о том, что ее роман с Эваном Кэхилом закончен. – Думаю, я воспользуюсь услугами той ирландки, Мэгги Кеннеди. Она сшила Франческе чудесные платья.
   Бартолла отставила бокал, в глазах ее сверкнула ненависть.
   – Не могу поверить, что ты хочешь дать ей работу!
   – А почему нет?
   Бартолла встала:
   – Эта шлюха окрутила Эвана прямо у меня под носом.
   – Правда? Она показалась мне приличной и милой женщиной.
   Бартоллу уже было не остановить.
   – Не понимаю, как он с ней спит! Рано или поздно он поймет, что ее интересует только его состояние!
   – Как произошло с тобой?
   Бартолла вскинула голову:
   – Бог мой, а у тебя еще остались коготки. Ты же знаешь, дорогая, что я не терплю соперниц.
   Ли Анна поняла ее скрытый намек. Когда-то и они были соперницами, но всего лишь однажды. Бартолла улыбнулась:
   – Как дела у Рика, дорогая?
   – У него очень много работы, как тебе известно.
   – Да, все газеты пишут о нем ежедневно. Ты потеряешь мужа, Ли Анна, если все будет так продолжаться.
   Ли Анна выпрямилась. Она не намерена обсуждать Рика – равно как и свой брак.
   – Ты все еще очень хорошенькая. Не сомневаюсь, немного помады, красивое платье, и ты смогла бы вызвать в нем интерес, как и прежде.
   – Мой муж мне предан, – произнесла Ли Анна, стараясь сохранять спокойствие.
   – А я-то слышала, что он носится по всему городу с Франческой, и это теперь, когда ее помолвка с Хартом расторгнута. – Бартолла засмеялась. – Ты видела лицо Харта в церкви? Наконец, он получил по заслугам. Это был просто бесценный подарок – видеть его унижение.
   – Мне всегда нравился Колдер.
   – Хм, полагаю, это лишь потому, что ты единственная женщина в городе, с которой он не переспал. – Бартолла наивно захлопала ресницами. – Но это навсегда бы расстроило твои отношения с Риком.
   Ли Анна мечтала выпить еще бокал шерри.
   – Их отношения заметно наладились.
   – Ха! Они ненавидят друг друга. Франческа всегда была влюблена в Рика, она ведь влюбилась сначала в него, до того, как ты вернулась и предъявила права. Я все знаю. Я же была здесь. – Она бросила на Ли Анну взгляд, полный превосходства. – Ты не понимаешь, что скоро произойдет? Если будешь продолжать вести себя и дальше, как убитая горем калека, Рик вернется к Франческе.
   Ли Анне нечего было сказать. Бартолла была совершенно права.
   – Я не хочу, чтобы вы расстались, – продолжала Бартолла, присаживаясь ближе к ее креслу. – Ты должна взять себя в руки.
   Ли Анна мечтала об одном – выйти из комнаты. Задумавшись, она поняла, что в душе действительно не хочет потерять Рика, но она ненавидит саму себя, ненавидит такой, какой стала. Франческа Кэхил идеально подходит Брэгу. Если он оставит жену ради сыщицы, так будет лучше для всех, за исключением, разумеется, несчастного Колдера Харта.
   – Ты не могла бы налить мне еще шерри? Бартолла встала, чтобы выполнить просьбу.
   – Вижу, тебя гнетет мысль о том, что Рик может уйти.
   – Я слишком устала, чтобы расстраиваться. Графиня покачала головой, несколько сбитая с толку такой реакцией.
   – Ты потеряла гораздо больше, чем способность ходить. Мне жаль тебя. Если я все понимаю верно, Франческа очень скоро уведет Рика.
   Ли Анна задумалась, права ли Бартолла, какое ей вообще до этого дело. Сможет ли она жить одна с девочками? Ей необходимо принять настойку опия, нет, пожалуй, лучше морфий, который для нее смогла раздобыть предыдущая горничная. Он намного лучше настойки.
   – Разумеется, Франческа может очень пострадать из-за последних событий, – заявила Бартолла. – Сара последнее время сама не своя. Очень переживает, что портрет украли.
   Ли Анна с трудом следила за речью Бартоллы.
   – Ты ведь знаешь, – продолжала графиня, – что Харт заказал ей портрет Франчески, который пропал несколько месяцев назад. – Она тихо засмеялась. – Бог мой, какой же это вызвало переполох.
   Ли Анна сделала глоток шерри.
   – Да, я помню, Рик что-то такое говорил.
   – А он говорил, что, если портрет будет выставлен, это непоправимым образом повлияет на репутацию Франчески?
   Ли Анна подняла удивленные глаза:
   – Нет, об этом он не сказал ни слова.
   – Ах, разумеется, он умолчал – он же бережет тебя.
   – Думаю, тебе пора, Бартолла. – Ли Анна больше не могла выносить колкости незваной гостьи. Она очень устала, ей надо отдохнуть. Погрузиться в сладостное безразличие и весь вечер покачиваться на успокаивающих теплых волнах.
   Бартолла склонилась ближе к ее лицу:
   – Она голая на портрете, Ли Анна. Я своими глазами видела. В студии Сары. Если о портрете узнают, она никогда не может переступить порог приличного дома.
   Ли Анна оторопела.
   – Вижу, тебе ничего не известно. – Бартолла расцеловала подругу. – Если мы не увидимся, желаю тебе хорошего праздника.
   Ли Анна проводила взглядом удаляющуюся с высокомерным видом графиню. В дверях гостиной та обернулась:
   – Да, и обязательно пользуйся помадой, иначе сама толкнешь мужа в объятия другой женщины.
   Ли Анна решила не утруждать себя поисками ответа. Слава богу, Бартолла уходит, теперь все будет хорошо. Необходимо принять дозу лекарства, и она окажется в мире без боли, отчаяния и сожаления.

   Франческа была уверена, что знает, как поведет себя Харт. Его мужское начало, чувственность и сила не позволят ему оставаться равнодушным к ней, сидящей так близко, на диване напротив. Полчаса назад они высадили Джоэла около дома и теперь остались в карете вдвоем.
   Харт неотрывно смотрел на Франческу.
   Она с замиранием сердца делала вид, что не замечает его взгляда. Глядя в окно, Франческа любовалась прекрасным, тихим вечером и огоньками миллионов звезд на чернильном небе.
   Они ехали по Пятой авеню мимо строящегося подземного туннеля для железнодорожных поездов, провожая взглядом едва различимые во мраке здания. Улица была пустынна, поэтому карета двигалась довольно быстро. Франческа украдкой посмотрела на строгий и прекрасный профиль Колдера. Она точно знала, какого желала бы окончания этого нелегкого дня.
   Франческа отвернулась к распахнутому окну. Если бы она не поехала в субботу в галерею Мура, сейчас они с Хартом были бы мужем и женой. Сейчас они находились бы на борту круизного лайнера, идущего во Францию, где каждый вечер все танцуют и веселятся, вино и шампанское льется рекой. А потом до самого рассвета они занимались бы любовью.
   Харт не сводил с нее взгляда, в глазах вспыхнули огоньки. Франческа улыбнулась ему, прогоняя мысли, которые так хотелось высказать вслух. Ее угнетала необходимость вернуться домой, чтобы провести вечер в одиночестве или, того хуже, в обществе родителей. Она мечтала быть рядом с Хартом – обсуждать успехи в расследовании, а потом заниматься любовью. Франческе стоило немалых усилий удержать язык за зубами, но она строго велела себе следовать советам Конни.
   Взгляд Харта скользнул по ее руке. Франческа надеялась, что он спросит, почему она сняла кольцо, и можно будет небрежно бросить, словно спонтанно, заранее продуманный ответ.
   Однако вместо этого Харт спросил:
   – Почему ты не надела перчатки?
   Франческа улыбнулась, отметив, что карета свернула на Пятьдесят девятую улицу и показался отель «Плаза». Через несколько минут она будет дома.
   – Я думала, придется воспользоваться пистолетом, когда я встречусь с шантажистом, перчатки могли бы помешать.
   Харт покачал головой:
   – Да, сомневаюсь, что ты могла бы выстрелить в человека, будучи в перчатках.
   Он злится?
   – Тебе известно, что в таких случаях я всегда беру с собой пистолет.
   – И тебе известно, что я этого не одобряю.
   Франческа была рада, что они разговаривают.
   – Он мне необходим.
   – Однажды ты прострелишь себе большой палец на ноге. – Харт скривился.
   – Надеюсь!
   Харт немного смягчился:
   – Не думаю, что миссис Кеннеди одобрила бы, что ты дала Джоэлу оружие.
   – Оно не было заряжено. Впрочем, я поступила скверно.
   – Да, Франческа, очень скверно.
   Их взгляды встретились. Она была уверена, что сейчас они проезжают клуб «Метрополитен», поскольку только что за окном промелькнула Гранд-Арми-плаза. Франческа решила промолчать, чувствуя, что так будет лучше, несмотря на то что сердце ее билось все сильнее. В одно мгновение все тело стало ватным, и она услышала слова Харта:
   – Что же мне с тобой делать?
   Франческа затаила дыхание, не смея просить пригласить ее к себе, чтобы провести вечер вдвоем.
   – Несмотря на то что я ничего не добилась, следует отметить, что ничего плохого, к счастью, тоже не случилось.
   Глаза Харта блеснули. Они оба понимали, что она имеет в виду.
   – Ты, как кошка, думаешь, что у тебя девять жизней. Даже страшно представить, сколько у тебя еще их в запасе.
   В голосе появилось недовольство. Франческа гадала, что могло стать тому причиной. Хотелось верить, что дело в магической связи между ними, а не в желании Харта повторить те же слова, что он сказал ей в субботу вечером. Франческа надеялась, что он любит ее и страстно желает, как ни одну женщину на свете.
   Впереди показались ворота особняка Кэхилов. Франческа расправила плечи.
   – Я сама позвоню Рику, – сказала она.
   Внезапно Харт взял ее за руку и прижал к груди:
   – Тебя могли сегодня ранить.
   – Но не ранили.
   – Неужели так необходимо всегда бросаться наперерез несущемуся поезду?
   – Что-то я не заметила там поезда. Я просто встречалась с шантажистом.
   Харт сильнее сжал ее руку:
   – Думаю, мне тоже не помешает сейчас выпить.
   Франческа затаила дыхание. От томительного ожидания болезненно сжалось сердце. Наконец, она решилась:
   – Предлагаешь составить тебе компанию и оценить вкус старого, отменного скотча?
   – Может, когда-то я буду проклинать этот день… – Взгляд его потеплел, глаза уже не напоминали льдинки.
   – Можем заодно обсудить результаты расследования и планы на завтра. – Франческа сияла от счастья. В голове возникали одна романтическая идея за другой, но, вспомнив советы Конни, она осеклась. – Впрочем, можем обсудить и за завтраком.
   Харт посмотрел на нее с прищуром:
   – Значит, ты предпочла бы завтрак?
   – Едва ли. Ты же знаешь, как я полюбила скотч.
   Харт промолчал, и она добавила:
   – Я не хочу, чтобы ты подозревал существование неких тайных целей.
   Харт вскинул брови:
   – А они есть?
   – Разумеется, нет, – поспешила ответить Франческа и улыбнулась. Почему же он не спросил ее о кольце? – Я пытаюсь сказать, что очень много думала над твоим решением, думала о наших отношениях. – Она выдержала паузу в надежде на наводящий вопрос, затем продолжила: – Я не хочу навязываться тебе, Колдер.
   Выражение лица его было по-прежнему непроницаемым. Харт не попытался ничего сказать.
   – Я начинаю понимать тебя, мне даже кажется, что ты прав.
   Наконец он произнес неожиданно спокойным голосом:
   – Это означает, что ты изменила свое мнение о… о нас?
   Франческа усиленно сглотнула. Умение лгать и хитрить – не самые сильные ее стороны. Но Конни опытнее и старше.
   – Я дорожу нашей дружбой. Она для меня все. – Это было правдой. – Я не представляю свою жизнь без тебя. – Она замолчала.
   – Продолжай, пожалуйста.
   – Наша дружба для меня важнее той страсти, что нас объединяет. – Франческа улыбнулась про себя, удивляясь, как легко дается ей эта ложь. – Услышав твое решение, я поняла, что гордость не позволит мне навязываться тебе и умолять о прощении. Тогда я и задумалась о том, что, возможно, ты прав. В том смысле, что мы можем продолжать встречаться, как друзья. Ведь, оставаясь любовниками, мы всегда будем спорить и конфликтовать. – С ее точки зрения, речь прозвучала идеально.
   Взгляд Харта застыл. Не поворачивая головы, он отдал приказ Раулю:
   – Мы едем домой. Ты решила перехитрить меня, Франческа?
   От досады она закусила губу.
   – Сомневаюсь, что какой-либо женщине удавалось тебя перехитрить.
   – Почему же ты сняла мое кольцо? Согласилась признать расставание?
   – Мы с тобой слишком разные, Харт, разве не так?
   – Да, мы разные люди.
   «Он мне не поможет», – подумала Франческа.
   – Конни посоветовала мне его снять, ты и сам об этом говорил. Разве тебя не радует мое во всех смыслах разумное решение?
   Взгляд Харта показался ей загадочным.
   – Значит, впервые в жизни ты решила последовать совету другого человека, вместо того чтобы действовать, основываясь на собственных предпочтениях? Впервые в жизни, вместо упрямого желания стоять на своем, ты решила покориться обстоятельствам?
   – Откуда тебе знать, каковы сейчас мои предпочтения? – Ощущая, как ее охватывает сильное волнение, Франческа откинулась на спинку. – Я умею принимать очевидное и горжусь этим своим качеством.
   – Ты сказала, что никогда не снимешь кольцо, будешь носить его до конца жизни.
   Франческа не знала, что ответить. Ей следует быть осторожной, чтобы случайно не выболтать все, что у нее на душе, например, как безумно она в него влюблена.
   – Это было тогда, а не сейчас. Конни заставила меня прислушаться. Да и ты, впрочем, тоже. Теперь даже мне ясно, насколько мы разные, и я успокоилась. Мы слишком поспешно приняли решение пожениться и объявили о помолвке – наши действия были лишены логики.
   Харт смотрел на нее так, словно она предлагала ему отправиться на Луну.
   – Ты никогда не рассуждала логически, когда речь заходила о наших отношениях.
   Франческа собралась с силами и подготовилась к финальной сцене. Хочется верить, она сможет быть убедительной.
   – Мы созданы для дружбы – верной дружбы – бессмертной. Теперь я точно знаю, что большее нам не начертано судьбой. – Она с нежностью улыбнулась.
   – Ты так считаешь? – Во взгляде Харта мелькнула растерянность.
   – Я так считаю. – Франческа опять улыбнулась. Она выиграла этот поединок, разве не так? Она решила нанести завершающий удар. – Я предпочитаю дружбу – это отношения на равных. Я была себе отвратительна в тот день, когда заливалась слезами и унижалась.
   – Ты никогда не унижалась, – спокойно произнес Харт. – Ты просто наглая лгунья.
   Франческа захлопала ресницами:
   – Ты назвал меня лгуньей?
   Харт ласково ей улыбнулся:
   – Прошу прощения. Я был недопустимо груб. Но последние пять минут ты занимаешь мое время, разыгрывая заранее отрепетированную сцену, хотя тебе, как женщине импульсивной, поддающейся влиянию момента, это совсем не свойственно.
   Он ей не поверил?
   – Ты начинаешь злиться, Колдер? – осторожно спросила Франческа.
   – Почему я должен злиться? Меня бросила невеста прямо у алтаря на глазах у всего высшего общества, а я мечтал назвать эту женщину своей женой, и теперь она в опасности из-за моих развратных наклонностей. Моя недавняя невеста предлагает мне остаться друзьями. Она так этого желает, что, видимо, совсем забыла о том, какими особенными ей казались наши отношения. Да, я разве не сказал, что во всем этом повинен мой брат? Если бы не дорогой Билл, мы бы плыли сейчас во Францию, а на твоем пальце сверкало бы обручальное кольцо. И конечно, совсем не стоит говорить, что я сам разрушил этот карточный домик.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация