А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертельные обеты" (страница 13)

   Глава 9

   Воскресенье, 29 июня 1902 года. 14:00
   У галереи до сих пор оставались полицейские ограждения. Франческа внимательно наблюдала за Даниэлем, когда она, Харт и Мур выходили из экипажа. Лицо мужчины оставалось напряженным, но она была уверена, что все происходящее его не удивляло. Мог он успеть раньше побывать в галерее?
   К ним направился один из офицеров полиции, угрожающе помахивая дубинкой.
   – Проход запрещен, сэр, – обратился он к шедшему впереди Харту.
   Бледный Мур ринулся вперед:
   – Я Даниэль Мур, владелец галереи. Мне только что сообщили о вчерашнем происшествии. Я должен попасть внутрь.
   – Проход запрещен, – твердил высокий голубоглазый полицейский лет двадцати с небольшим, заметно нервничая.
   Прежде чем он успел договорить, Харт сунул ему в руку купюру. Офицер покраснел, сцепил руки за спиной и повернулся спиной к входу в галерею.
   Франческа посмотрела на Харта:
   – Зачем ты это сделал?
   – Ты бы предпочла ждать разрешения от Брэга?
   Мур обошел их и быстрым шагом направился к входу.
   – Нам лучше от него не отставать, – сказала Франческа.
   – Наши мысли сходятся, – согласился Харт и подхватил ее под локоть.
   – Позже обсудим твои методы взаимодействия с полицией, – примирительно добавила Франческа.
   Харт улыбнулся. От теплоты его глаз у нее сжалось сердце, и она беспомощно улыбнулась в ответ. Харт нахмурился и поспешил убрать руку – вспомнил, что они всего лишь друзья. Настроение Франчески заметно улучшилось. Возможно, вернуть Колдера будет проще, чем она предполагала.
   Мур с удивлением оглядывал стену перед входом в галерею, со следами вбитых гвоздей.
   – Что они сделали со стеной? Здесь висела картина – прекрасное изображение циркового клоуна.
   – Прошлым вечером здесь висел портрет, – сказала Франческа, переключив все свое внимание на Мура.
   Даже не взглянув на нее, тот забегал по галерее, проверяя все висевшие на стенах полотна. Франческа и Харт последовали за ним.
   – Вы обычно запираете помещение, Мур? – спросил Харт.
   – Разумеется. Ничего не пропало, – констатировал тот, – кроме изображения клоуна.
   – Сколько у вас комплектов ключей? – поинтересовалась Франческа.
   Он смотрел на нее широко распахнутыми глазами и молчал.
   Наконец Мур заговорил:
   – Один комплект я всегда ношу с собой. Второй храню в ящике в кабинете.
   Харт сделал вполне определенный жест рукой. Мур прошел в дальнюю комнату и вскрикнул. Уходя из галереи, Франческа даже не обратила внимания, какой беспорядок устроила в кабинете, пытаясь выбраться через окно. Сейчас же она увидела изображение клоуна, прислоненное к стене, и в голову закрались подозрения.
   – Какой вежливый и предупредительный вор, – сказала она. Порой мелкие улики становятся самыми важными.
   Мур растерянно посмотрел на нее:
   – Что вы сказали?
   – Наш вор снял эту картину, чтобы повесить украденный портрет, кроме того, он перенес ее сюда и аккуратно прислонил к стене. – Она улыбнулась. – Картина довольно большая, я бы просто оставила ее на полу рядом с местом, где она висела. Но я женщина, и руки у меня не такие сильные.
   – Похоже, наш вор любит порядок, – пробормотал Харт.
   Мур завертел головой, переводя взгляд с Франчески на Харта.
   В свете новых подробностей она была почти уверена, что Мур находится в сговоре с преступником и они вместе перевесили картину заранее, или он просил злоумышленника быть аккуратным.
   – Чепуха. Какое имеет значение, как вор обращался с картинами?
   Харт указал на рабочий стол:
   – Ключи, Мур.
   Мур вздрогнул, открыл ящик и принялся деловито осматривать содержимое. Тихо выругавшись, он поочередно осмотрел и два других ящика, при этом возмущение его возрастало с каждой минутой.
   Франческа украдкой посмотрела на Колдера. Его взгляд подтвердил ее мысли – Мур устроил для них показательную сцену под названием «Поиск ключей».
   – Как я понимаю, ключи тоже украли, – громко произнес Харт.
   – Поверить не могу! – воскликнул Мур. – Однако это становится любопытно… В четверг у меня был тяжелый день. Две дамы провели здесь изрядное количество времени, одна из леди задала массу вопросов об этом морском пейзаже. Она тоже его оценила.
   – Вы хотите сказать, что вторая выкрала из кабинета комплект ключей, пока вы были заняты с потенциальной покупательницей? – поинтересовалась Франческа. Она не могла избавиться от мысли, что одной из дам, той, что пришелся по вкусу этот отвратительный пейзаж, была Соланж Марсо.
   – Нет, я так не думаю, – раздраженно бросил Мур. – В то же время в галерею зашел мужчина, он долго осматривал картины, и я не мог за ним уследить.
   Мур не рассказал ни ей, ни Марши о крупном мужчине, с которым разговаривал на улице. Интересно, это был один и тот же человек?
   – Вы можете его описать?
   – Все, что я запомнил, – на нем был костюм, – слишком поспешно ответил Мур и сел за рабочий стол.
   От Франчески не ускользнуло, как задрожали при этом его руки.
   – Боюсь, мне придется задать этот вопрос, мистер Мур.
   Где вы были в субботу днем и вечером?
   Мужчина побледнел:
   – Почему вас это интересует?
   – Прошу ответить, – вмешался Харт.
   Мур возмущенно фыркнул, но продолжил уже спокойнее:
   – Днем мы были на прогулке, а вечер провели дома вместе с миссис Мур.
   Франческа и Харт переглянулись. Неожиданно Харт положил руку ей на плечо:
   – Пойдем.
   Франческа кивнула:
   – Мистер Мур, если вы вспомните что-то, что может помочь нам найти вора или разобраться в событиях прошлого вечера, я буду вам очень благодарна. – В этот момент у нее возникла идея – отличная мысль, хоть и несколько запоздалая. – Да, мистер Харт назначил внушительное вознаграждение нашедшему портрет.
   Мур расправил плечи и вскинул голову.
   Харт приподнял одну бровь и повернулся к Франческе.
   Она была уверена, что ее слова вызовут заинтересованность. Она мысленно сделала заметку, что необходимо проверить состояние его банковского счета и переговорить с владельцем дома номер 529 на Бродвее.
   – Сумма в десять тысяч долларов, – добавила она, и эти слова заставили Мура побледнеть.
   Поблагодарив владельца галереи за потраченное время, Франческа и Харт вышли на улицу, освещенную ярким июньским солнцем.
   – Никто не станет хранить запасные ключи от галереи в галерее. Мур должен был держать их дома. Думаю, мне надо поискать их там или позволить Джоэлу сделать то, что ему так хорошо удается, – сказала Франческа.
   – Хорошая мысль отправить туда Джоэла. Кстати, я уже сообщил всем владельцам галерей и агентам, занимающимся живописью, что заплачу пятьдесят тысяч тому, кто найдет портрет.
   Франческа заморгала:
   – Огромные деньги!
   – Гроши, по сравнению с тем, какой ущерб может нанести этот злополучный портрет.
   Она задрожала.
   – Ты заботишься обо мне больше, чем стремишься показать.
   Харт с грустью посмотрел на нее:
   – Что сказала тебе миссис Мур? По блеску в глазах я понял, что она подкинула тебе ниточку, за которую можно потянуть.
   – Колдер, она сказала, что некий мужчина пытался поговорить с ее мужем и что она видела его несколькими днями раньше у галереи, а прошлым вечером на улице рядом с их домом на Бродвее. Марши сказала только, что это был крупный мужчина, он показался ей опасным типом.
   – Не слишком подробное описание, – нахмурился Харт.
   – Колдер, я должна еще кое-что тебе сказать. Шеф Фарр трижды наведывался к Саре после пропажи портрета и задавал ей вопросы. Она рассказала ему, что на портрете изображена я, и заметила, что портрет очень меня компрометирует.
   Харт помрачнел.
   – Проклятье, – пробормотал он себе под нос, и выражение лица стало грозным.
   «Сейчас передо мной прежний Харт», – подумала Франческа и взяла его за руку.
   – Мы же решили не посвящать в это дело полицию. – Он осторожно освободил руку. – Как Фарр мог узнать, что портрет украден?
   – Пока неизвестно. Полагаю, слуги слышали, как мы обсуждали пропажу. Ты сам сказал, что объявил вознаграждение, и это не было тайной. Могли подкупить слуг… Да, это еще не все.
   Харт смотрел на нее с тревогой и ожиданием.
   – Мне даже страшно.
   – Когда мы с Брэгом приехали вчера в галерею, Фарр уже был там. Он в курсе всего, что происходит в управлении. Рик отправил туда полицейских, вероятно, Фарр был дежурным офицером. Он доложил, что портрета в галерее уже не было, когда он появился там со своими людьми. Когда я увидела его, меня охватил страх. Я представила, что он мог увидеть.
   – Полагаешь, Фарр видел вчера портрет – и украл его? – Харт заметно нервничал. – Как он мог это сделать на глазах у стольких полицейских?
   – Нет, тогда ему надо было приехать на место раньше остальных. Брэг уже все проверил. Кто-то из соседей обязательно бы заметил, как он выносит картину – полиция уже всех опросила. Похоже, Фарр говорит правду, портрета не было в галерее к моменту их прибытия. Но есть еще один весьма подозрительный факт. Вчера, когда я уезжала отсюда в церковь, у дверей оставался полицейский и один из соседей, они меня выпустили. Когда приехал Фарр с полицией, дверь была взломана, а стекло разбито – я сама это видела. Получается, кто-то опять запер галерею, и вору пришлось взломать дверь, чтобы проникнуть внутрь.
   – Возможно, Мур лжет, он сам вернулся и запер дверь. Вполне логичное объяснение, даже если он и не замешан в этом деле.
   – Да, логичное, – пробормотала Франческа, продолжая размышлять. – Но Мур никогда не признается в этом из страха стать подозреваемым.
   Харт помолчал и добавил:
   – Мы оба уверены, что Муру есть что скрывать.
   – Да. – Франческа улыбнулась. – Что ж, я могу сделать одно заключение. Вор – это не шеф Фарр, иначе он не стал бы три раза беседовать с Сарой, чтобы выведать все детали.
   – Знаешь, мне кажется не важным, как Фарр узнал о пропаже.
   Франческа задумалась.
   – Да, ты прав. Всем известно, как он меня ненавидит, поэтому он и встречался с Сарой. Фарр хотел первым найти портрет! Он знал, что этим сможет меня скомпрометировать и уничтожить.
   – Нет, он бы не успел. Я бы убил его раньше.
   Франческа едва не задохнулась.
   – Харт, не говори так.
   – Ты знаешь, я на все способен ради спокойствия тех, кто мне небезразличен.
   Она закусила губу. Несколько месяцев назад сводная сестра Харта Люси подверглась шантажу опасного преступника. Тогда Харт заявил, что готов пойти на убийство ради благополучия тех, кого он любит.
   – Франческа, – Харт прервал ее мысли, – я знаю, о чем ты думаешь: Фарр и есть тот крупный мужчина, которого видела Марши, когда он разговаривал с Муром на Бродвее.
   – Да, именно об этом. Фарр мечтает раскрыть это дело, Колдер, и мы обязаны ему помешать.
   Его встревоженный взгляд скользил по лицу Франчески, заставив ее вновь задрожать.
   – Фарр не разрушит твою жизнь, Франческа. В этом можешь быть уверена. Однако нам стоит поспешить, если мы все же хотим победить.

   Франческа была в прекрасном настроении, когда приехала на Шестую авеню и подошла к дому, в котором жила Роуз. Харт готов на все, чтобы помочь ей, а это означает, что между ними не все кончено.
   Она с восторгом предалась радостным мыслям. Прошли почти сутки с того момента, как она лицом к лицу столкнулась с собственным портретом в галерее. Сейчас же он находится в чьих-то чужих руках в этом городе. Она задумалась о двух леди, упомянутых Муром, что посетили галерею в четверг. Была ли одна из них Соланж Марсо?
   Мог ли Фарр проследить за Муром в субботу вечером после того, как она выбралась из галереи? Он определенно умен, а узнать адрес Мура совсем не сложно. Но если дело обстоит именно так, то кого же видела Марши поздним вечером выходного дня? До вчерашнего дня Фарр даже не знал о существовании галереи. Вывод напрашивался сам собой: Фарр не был тем крупным и страшным мужчиной.
   Франческа решила выйти из кареты, как только сверху послышались звуки железной дороги, грохот и шум состава. Здесь, внизу, все казалось мрачным и унылым. Вскоре над головой пронесся локомотив, а за ним со скрежетом и лязгом последовали вагоны. Франческа прижала ладони к ушам и зажмурилась, Рауль тем временем старался удержать лошадей, пока не стихли звуки стремительно удаляющегося поезда.
   Франческа опустила руки и закашлялась от удушливого смога. Харт настоял, чтобы до конца дня карета оставалась в ее распоряжении, сам он взял кеб. Колдер объяснил, что ему необходимо принять ванну и сменить одежду, поскольку на нем до сих пор был вчерашний костюм. Ей не терпелось спросить, чем же он занимался вчера вечером, с кем проводил время, но она не посмела начать этот разговор.
   Возвышавшееся перед ней каменное здание с трудом поддавалось описанию. Расположение было весьма не типичным для борделя, поскольку вокруг располагались в основном фабрики, заводы и склады. Несколько прохожих, встретившихся Франческе на пути к дому Роуз, были, скорее всего, рабочими, женщины одеты в нелепые платья из пестротканого гринсбона, мужчины – в темные бриджи и полотняные рубашки. На проезжей части попадались фургоны и поводы, груженные ящиками и бочками. Франческа задумалась, кто же был клиентами борделя. Сложно представить, чтобы Роуз обслуживала рабочих с фабрики.
   Понадеявшись, что все не так страшно, она несколько раз с силой постучала. К счастью, смотровая щель в двери быстро открылась, и перед ней возникла пара карих глаз с покрасневшими белками.
   – Мы закрыты, – заявила женщина и захлопнула крышку щели.
   Франческа постучала снова.
   – Мне надо поговорить с Роуз Купер. Если не откроете, я вернусь с полицией.
   Через секунду щелкнул замок, и дверь отворилась. Теперь перед ней стояла уставшая полная женщина лет сорока в пеньюаре, с растрепанными крашеными рыжими волосами. Франческа прошла в тесный холл с лестницей слева. Впереди она увидела освещенную гостиную.
   Интерьер был далеко не столь элегантным, как в заведении Марсо, в сравнении с ним даже бордель мадам Пинк казался в высшей степени изысканным местом. Когда-то Харт был клиентом Роуз, но их встречи закончились после помолвки с Франческой. Она знала, что Харт лишь изредка посещал бордели, и только самые дорогие, клиенты которых были из числа городской элиты. Люди из того круга не станут бывать в сомнительных местах с дурной репутацией.
   – У меня нет девушки по имени Роуз, – сказала женщина.
   Франческа вздохнула. День подходил к концу, и она мечтала о том, что скинет туфли, возьмет бокал скотча и спокойно обсудит с Хартом произошедшее за день. Интересно, сможет ли она чего-либо добиться, если прибегнет к хитрости? Харт говорит, у нее талант к убеждению.
   Франческа открыла сумку, достала пистолет и направила его на мадам. Женщина побледнела.
   – Я сегодня не в лучшем настроении. Моя репутация висит на волоске. Я буду ждать Роуз в гостиной. Скажите ей, пришла Франческа Кэхил, и у нее срочное дело, пожалуйста.
   Бросив на Франческу суровый взгляд, женщина подошла к входной двери, заперла ее и стала подниматься по лестнице, бормоча себе под нос что-то неразборчивое. Хочется верить, что та клянет себя за надменность и необдуманное поведение с нежданной гостьей. Франческа улыбнулась, еще раз огляделась и прошла к единственной приоткрытой двери в гостиную. Комната оказалась столовой, стены оклеены обоями салатового цвета, на окнах безвкусные гардины, и потертый ковер на полу. Овальный стол посредине рассчитан человек на шесть или восемь. Вероятно, комнату использовали для вечеринок. Франческа обернулась на звук голоса за спиной.
   – Что ж, здравствуй, Франческа, – сказала Роуз с усмешкой.
   Она стояла перед Франческой, уронив руки вдоль тела. Роуз была необыкновенной красоты женщиной с оливковой кожей, зелеными глазами и темными волосами. Она была довольно высокой, и отлично сложена. Сейчас на Роуз была простая темная юбка и светлая блуза; Франческа никогда не видела, чтобы она одевалась, как продавщица из магазина.
   – Как живешь, Роуз? – спросила Франческа, заметив воинственный взгляд женщины.
   – По-прежнему. Ничего не изменилось, – фыркнула та и тяжело задышала. – Дейзи больше нет. Я навсегда осталась одна!
   – Мне очень жаль. Представляю, как тебе тяжело. Я бы хотела иметь возможность чем-то помочь.
   Роуз не ответила, но все же, помолчав, нехотя заговорила:
   – Что тебе нужно? Ты ведь нашла убийцу. – Из глаз потекли слезы. – Что ты хочешь? Ты для меня слишком неприятное напоминание о том периоде жизни, который я стараюсь забыть.
   Франческу не оскорбила грубость Роуз, напротив, она испытала к ней еще большую жалость.
   – Прости, что заставила тебя вспомнить о прошлом. – Натолкнувшись на ледяной взгляд Роуз, она поспешила перейти к самой сути: – Мне нужна твоя помощь в расследовании, Роуз.
   – Мы квиты! Я ничего тебе не должна!
   Франческа попыталась взять женщину за руку, но та резко ее отдернула.
   – Уходи, – сказала она. – Уходи и никогда не возвращайся.
   – Не могу, Роуз. Понимаешь, я ищу украденную картину, и время играет в этом деле существенную роль. Я должна срочно отыскать портрет. – Франческа думала о том, что Харт считал Роуз вполне способной пойти на кражу, чтобы впоследствии использовать портрет против нее или него самого. Однако Роуз не могла знать, что на портрете Франческа изображена обнаженной.
   – Этот чертов портрет принадлежит Харту? – Роуз повысила голос. – Если так, я ни за что не стану помогать!
   Франческа колебалась. Разумеется, она не ждала, что Роуз станет со временем лояльнее относиться к Колдеру, скорее всего, неприязнь к нему будет сжигать ее до конца дней.
   – Харт заказал портрет. Я обязана его найти – это мой портрет.
   Роуз смотрела на нее с изумлением.
   – Пусть нарисуют еще один. Мне ничего не известно ни о каком портрете, Франческа.
   Франческа задумалась. Стоит ли посвящать Роуз в детали? Женщина ненавидит Харта и никогда не изменит своего к нему отношения. Но она не ответила еще на много вопросов. Несколько месяцев назад клиентом Роуз был шеф Фарр, хотя, возможно, они больше не встречаются.
   – Роуз, я понимаю, у тебя горе. Расскажи, как ты живешь?
   Роуз фыркнула:
   – Не притворяйся, что тебя это интересует, Франческа.
   – Интересует, Роуз. Почему ты живешь здесь?
   – Это временно.
   – Ты встречаешься с Фарром?
   Роуз вскинула брови.
   – Нет, – резко бросила она. – Мне никогда не нравился этот коп – он свинья, – от такого клиента было очень приятно избавиться.
   Франческа не питала симпатии к Фарру, но подозревала, что Роуз ненавидит весь мужской пол. Учитывая ее профессию, женщину сложно осуждать. Все же Франческе было приятно узнать, что Фарр не бывает у Роуз, а значит, не мог говорить с ней о портрете.
   – Ты не знаешь, где сейчас Соланж Марсо?
   Роуз открыла рот, но потом рассмеялась:
   – Если бы и знала, не сказала тебе. Мне известно, что полиция выдала ордер на ее арест. Мы, шлюхи, друг друга не сдаем.
   Франческа проигнорировала ее слова:
   – Как ты считаешь, Соланж ненавидела меня достаточно, чтобы жестоко отомстить?
   Роуз удивилась еще больше:
   – Понятия не имею. Она была моей хозяйкой, Франческа, но не подругой. Мы не откровенничали.
   – Мне необходимо ее найти.
   Роуз пожала плечами:
   – Что ж, в этом я тебе не помощница.
   Франческа молчала, размышляя, как дальше повести разговор. Если сейчас она прямо спросит о Дон, то наверняка ничего не узнает.
   – Как Соланж связана с портретом? – подала голос Роуз.
   – Все очень сложно, – уклончиво ответила Франческа. Она не собиралась открывать тайну портрета и объяснять, почему Соланж могла пойти на воровство.
   Роуз ухмыльнулась и придала лицу равнодушное выражение.
   – Пусть ее ищет Харт. Ему лучше остальных известны все злачные места в городе.
   Франческа сцепила ладони.
   – Ты жестока, Роуз.
   Та довольно улыбнулась в ответ:
   – Это Харт жесток, мне ли не знать.
   Франческа задумалась. Похоже, Роуз ничего не известно о сорванной свадьбе. Можно ли использовать этот факт в свою пользу?
   – Ты ничего не слышала, верно?
   – Чего я не слышала?
   – Вчера я должна была выйти замуж за Харта, но меня заперли – запер вор, укравший портрет, – я оказалась в ловушке в картинной галерее. И пропустила свадьбу.
   Роуз округлила глаза и заулыбалась:
   – Ого. Ты пропустила свадьбу. Скажи мне, что ты бросила Харта прямо у алтаря.
   Франческа вздохнула:
   – Не специально.
   Роуз запрокинула голову и расхохоталась.
   – Харт, должно быть, в бешенстве. Ха! И до сих пор злится? – Она опять захохотала. – Не отвечай, это и так ясно. Он ненавидит, когда кто-то заставляет его изменить планы. Только он имеет право отдавать распоряжения и указывать, он приемлет только полное подчинение. Представляю, как он взбешен твоим поведением.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация