А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертельные обеты" (страница 11)

   Брэг пытливо вгляделся в ее лицо:
   – Мы говорим о расследование или о моем брате?
   Франческа знала, что краснеет.
   – Я не видела Харта со вчерашнего вечера.
   Брэг вскинул брови:
   – Ты не разговаривала с ним утром?
   Франческа решила оставить его вопрос без ответа. Неизвестно, что скажет Рик, если узнает, что Харт не ночевал дома.
   – Мы идем по ложному пути, Рик! Фарр трижды за неделю допрашивал Сару в то время, когда мой портрет уже похитили.
   Его глаза расширились от удивления.
   – Сара не знала, что мы храним расследование в тайне, – добавила она. – Она сказала Фарру, что портрет может меня скомпрометировать. Бог мой, оказывается, он знал обо всем с самого начала!
   Брэг задумался. Выражение лица оставалось мрачным, и Франческа поняла, что он вспоминает их последнее совместное расследование. Тогда шеф полиции скрыл информацию, имеющую отношение к убийству Дейзи, но они решили не обострять ситуацию, вместо этого Брэг стал внимательнее следить за Фарром. Несомненно, у него есть свой план действий.
   Франческа вскрикнула и поспешила поделиться внезапной догадкой:
   – Что, если портрет был вчера вечером в галерее, когда туда приехал Фарр?
   – У нас нет оснований утверждать, что Фарр готов зайти так далеко из желания тебе навредить. Я знаю, Фарр тебя недолюбливает, но он подчиняется мне и знает, что мы близкие друзья. Кража этого портрета стала бы с его стороны вызовом, весьма рискованным шагом, ведь, если все выяснится, он может потерять работу. Кроме того, как он мог его вынести, ведь Фарр приехал на место с другими полицейскими, а не раньше их.
   Значит, Брэг уже выяснил, как действовал Фарр.
   – Как собираешься поступить?
   – Я дам ему одновременно несколько срочных заданий, чтобы заставить нервничать.
   – Может, лучше предоставить ему возможность работать спокойно?
   Брэг удивился:
   – Он считает себя безупречно служащим делу, представляет все так, будто хочет нам помочь.
   Франческа задумчиво кивнула.
   – Тем временем мы пустим слух, что он собирает информацию о Соланж Марсо, и обладающие сведениями будут щедро вознаграждены.
   – Отличная мысль. – У нее появилась идея. – Брэг, мне надо поговорить с Роуз.
   Роуз Купер была дорогой проституткой и близкой подругой Дейзи Джонс. До знакомства с Франческой ее услугами иногда пользовался Харт. Позже Роуз его возненавидела; она была влюблена в Дейзи, а Дейзи влюбилась в Харта. Однако Роуз отлично знала этот мир изнутри.
   – Два месяца назад я разговаривал с Роуз, Франческа, она понятия не имела, где искать Соланж Марсо.
   – Это было давно. И ты – не я. Роуз не раз мне помогала, кроме того, она мне обязана.
   Роуз просила Франческу найти убийцу Дейзи. Она бы в любом случае занялась этим делом, но согласилась, чтобы не мучить обезумевшую от горя женщину.
   – Она могла бы свести меня с Дон, той проституткой, что работала на Марсо. Дон может знать, где ее бывшая покровительница, она очень помогла нам, когда мы спасали тех несчастных детей.
   – Отличный план, – согласился Брэг. Он взял ручку, сделал запись на странице с адресом и протянул Франческе. – Вот последний адрес Роуз. В начале мая Фарр еще пользовался ее услугами.
   Франческа задумалась.
   – Надеюсь, они и сейчас поддерживают связь. Это может дать мне средство воздействия на Фарра, если таковое понадобится.
   Неожиданно Брэг обошел стол и, встав рядом с Франческой, взял ее за руки.
   – Не вздумай даже мысли допустить, что тебе придется воздействовать на Фарра. Если возникнет необходимость, я сам с ним разберусь.
   Он всегда будет оберегать ее, даже когда в этом нет необходимости.
   – Что ж, значит, нам обоим будет чем прижать Фарра, – улыбнулась Франческа.
   Брэгг слегка улыбнулся.
   – Мне нужно заехать еще в несколько мест, прежде чем мы навестим Даниэля Мура. Это займет не больше часа. Ты могла бы подождать?
   У Франчески не было желания ждать целый час, но Рик выглядел таким уставшим.
   – Рик, тебя что-то тревожит? – очень серьезно спросила она. – Вчера ты был очень усталым, сегодня тоже не выглядишь посвежевшим.
   Брэг опустился в кресло за рабочим столом:
   – Я допоздна работал.
   – После того как отвез меня, ты опять вернулся в управление?
   Рик молчал и потянулся за карандашом. Стараясь не смотреть ей в глаза, он принялся что-то записывать в блокноте.
   – Да.
   Франческа подошла к столу и, положив ему на плечи руки, склонилась так, что Брэг был вынужден посмотреть на нее.
   – Что случилось? – Она постаралась определить, та ли на нем сорочка, что вчера вечером. – Рик, во сколько ты вчера вернулся домой?
   Он вздохнул и откинулся на спинку кресла.
   – Возможно, часа в четыре.
   Франческа спешно размышляла. С ним определенно что-то происходит. Он был очень озабочен ее свадьбой и событиями последних суток, а она не обращала на это никакого внимания. Перегнувшись через стол, Франческа коснулась ладонью его руки.
   – Что с тобой? Чем ты занимался последние две недели?
   – На меня давят по службе, Франческа, вот и все. – Он забрал руку. – Лоу решился на переговоры с Таммани-Холлом и немцами. Паркхерст подбивает элиту на выпады против меня. Его сторонники совершают облавы на бордели и салуны. Журналисты следуют за ним по пятам. Я в ужасном положении.
   Она всем нутром чувствовала, что дело не только в этом.
   – А как Ли Анна? – осторожно спросила Франческа и тут же ощутила, как он напрягся.
   «Определенно у Рика семейные проблемы», – подумала она.
   – Рик?
   Он медленно поднял на нее глаза:
   – Нам обязательно это обсуждать?
   – Да, потому что… я очень переживаю.
   Брэг опустил тяжелые веки и потер рукой подбородок. Затем открыл глаза и натолкнулся на требовательный взгляд Франчески.
   – Она плохо переносит ограничение в движении. Чем больше я стараюсь помочь, тем сильнее она меня отталкивает.
   – Я тебе очень сочувствую, – прошептала Франческа.
   Когда она последний раз навещала его жену? Внезапно ей стало стыдно. Она не виделась с Ли Анной уже больше месяца, но тогда она выглядела хорошо, разумеется учитывая свалившиеся на нее несчастья. – Ей понадобится время, чтобы привыкнуть. Она любит тебя, Рик.
   Брэг встал:
   – Возможно, когда-то любила, Франческа. Но в том, что сейчас она не испытывает ко мне никаких чувств, я абсолютно уверен.
   Она непроизвольно вскрикнула.
   – Ты ошибаешься! Ли Анна любит тебя – я сама видела.
   – Ты слишком романтична, Франческа. Кроме того, если помнишь, ты – единственная причина, по которой она ко мне вернулась.
   Франческа поджала губы.
   – Возможно. Но вы помирились, у вас две девочки, и она все еще твоя жена, Рик. Я же вижу, как ты мучаешься. Ты заслужил счастье. Не сомневаюсь, все плохое скоро закончится. В каждом браке случаются трудности.
   Брэг странно ухмыльнулся:
   – Для меня настали тяжелые времена, Франческа. – Рик был самым твердым, решительным и преданным делу человеком из всех ее знакомых – Она жалуется на боль, – неожиданно добавил он. – Она выпивает, чтобы облегчить ее, и принимает настойку опия, чтобы спать ночью. – Он покачал головой. – Уверен, она испытывает нечто более серьезное, чем физическая боль.
   – Мне жаль, Рик. – Франческа взяла его за руку. Она и представить не могла, что происходит за дверями дома Брэгов.
   Рик вздрогнул и повернулся в сторону. Франческа проследила за его взглядом. В дверях стоял Колдер Харт, как всегда элегантный, в черном костюме, белоснежной сорочке и галстуке цвета бургундского вина. В следующую секунду на его лице появилась улыбка.
   – Вижу, что вторгся не вовремя, но, откровенно говоря, мне плевать.

   Глава 8

   Воскресенье, 29 июня 1902 года. Полдень
   – Почему-то я не удивлен, увидев вас держащимися за ручки и мило перешептывающимися, – бросил Харт, проходя в кабинет.
   Франческе показалось, что сердце ее остановилось. Давно ли он стоял там и подслушивал?
   – Харт! Мы не держались за руки и не перешептывались. Мы обсуждаем новое дело.
   – Ах да, дело о пропавшем портрете. И что вам удалось выяснить вчера вечером? – Его взгляд был прикован только к ней, лицо с наклеенной улыбкой словно окаменело. Через несколько мгновений он повернулся к Рику: – Ты быстро действуешь, братец.
   Конечно, он издевался над ними, отчего Франческе стало жутко. Кто мог сообщить Харту, что вчерашний вечер она провела с Риком?
   – Мне нужна была помощь. Тебя не интересовали мои проблемы – нет, я не обвиняю тебя, ты пережил шок. Но я не могла поехать домой, зная, что давно пропавший портрет висит в какой-то галерее.
   Харт равнодушно пожал плечами:
   – Я не собираюсь осуждать тебя за желание спасти свою репутацию, Франческа.
   Харт смотрел на нее не мигая. Она ненавидела его за то, что была не в силах понять, о чем он думает и что чувствует.
   – Я благодарна тебе. Мы ведь не первый раз работаем вместе, Харт.
   – Но это первый случай после нашего расставания, когда вы с Риком работаете вместе. – Холодная улыбка мелькнула и исчезла.
   Франческа задрожала. Ничего не изменилось, Харт не заинтересован в примирении.
   – Да, Франческа, полагаю, мой добродетельный брат прав. Любовь – это не только страсть. Ведь жена его не любит, и никогда не любила.
   «Необходимо остаться с Хартом наедине», – подумала Франческа, предчувствуя недоброе. Надо вернуться к начатому вчера разговору.
   – Почему ты вспомнил о Ли Анне? Какое она имеет отношение к… – Она осеклась на полуслове.
   – К нам? – подсказал Харт.
   Она едва удержалась на ногах.
   – Она не имеет никакого отношения к нашей дружбе.
   – Правда? – спросил Харт, и глаза его стали почти черными. – По моим сведениям, брат почти свободный мужчина.
   Она никогда в жизни не испытывала такого напряжения. Брэг не причастен к их размолвке.
   Рик подошел и встал между Франческой и Хартом.
   – К чему вы устроили здесь перепалку, когда сейчас так многое поставлено на карту? Будто я ничего не понимаю! Ты хочешь задеть Франческу, сделать больно, как можно больнее! Разве вчера ты недостаточно ее обидел?
   Харт усмехнулся:
   – Меня выставили болваном перед тремя сотнями гостей.
   – Я была заперта! – выкрикнула Франческа. – Я никогда не смогла бы так поступить по собственной воле.
   Похоже, ни один из братьев ее не слушал.
   – И я женат, а не свободен, – заявил Брэг. – Моя жена стала инвалидом, если ты запамятовал.
   – Ах, как я мог забыть? Когда ты снискал славу своей мученической жертвенностью. – По лицу вновь мелькнула улыбка. – Просто святой мученик. Безупречная личность.
   Франческа крепко сцепила руки. С чего Харт решил, что она вернется к Рику?
   – Харт, я хотела бы все выяснить немедленно. Мне нужно с тобой поговорить, я хочу повторить, что очень сожалею о случившемся! Если я причинила тебе боль…
   Он резко перебил ее:
   – Не причинила. Я не впал в отчаяние, моя дорогая.
   Франческа отшатнулась от такого выпада:
   – Мы можем поговорить наедине? К чему такая враждебность? Я и в мыслях не имела оскорбить тебя, ты должен об этом знать.
   В глазах Харта сверкнул металл.
   – Ты действительно хочешь опять быть со мной рядом? Франческа, после последнего нашего разговора мое мнение не переменилось.
   Столь откровенный отказ поверг ее в ужас.
   – Тогда зачем ты здесь? – пролепетала она. – Или рана так глубока, что ты решил нанести ответный удар?
   – Нет, я здесь не за этим.
   – Она твоя невеста, – вмешался Рик. – Ты не можешь отказать ей в разговоре наедине.
   Харт перевел взгляд на брата:
   – Она была моей невестой. Теперь я ей ничего не должен.
   Франческа отвернулась. Сейчас Харт настроен против нее даже больше, чем вчера. Возможно, его любовь уже сменилась ненавистью. Она посмотрела на Брэга, отчаянно борясь со слезами. Сейчас ни в коем случае нельзя плакать.
   Мне противны плачущие женщины.
   Рик протянул ей платок.
   – Со мной все хорошо, – поспешно сказала Франческа.
   – Нет, не хорошо. – Брэг впился глазами в лицо Харта. – Не знаю, зачем ты пришел, но быстро говори и убирайся, раз не умеешь вести себя прилично.
   Харт молча покачал головой:
   – Какая удача, что вас двоих, словно специально, толкают в объятия друг друга все преступные элементы города. Могу я считать, что вы были поглощены раскрытием преступления до того, как моя бывшая невеста решила утешить тебя в связи с охлаждением в отношениях с женой?
   Неужели Харт действительно считает, что она может сейчас броситься в объятия Рика? Менее двадцати четырех часов назад они стояли на пороге брака, а за день до этого ужинали вдвоем в его доме, после чего провели незабываемое время вместе.
   – Прошу тебя, остановись. Ты делаешь мне больно, пусть и не нарочно, но я этого не заслуживаю.
   Харт с презрением прищурился, но Франческу это не остановило.
   – Пусть мы расстались навсегда – во что я никогда не поверю! – я не могу бросить расследование. Это стало моей жизнью, моей профессией. Настанет день, когда Рик покинет пост комиссара полиции, но я буду продолжать усердно работать, чтобы помочь безвинным жертвам. – Она перевела дыхание. – Прошлым вечером, после того как ты прогнал меня, я решила взять дело в свои руки. У меня нет выбора! Я не могу позволить вору разрушить мою жизнь и жизнь моей семьи. Ты предпочел отвернуться от меня, когда мне так необходима твоя помощь, поэтому я обратилась к Рику.
   Выражение лица Харта оставалось невозмутимым.
   – Это не романтические встречи, Колдер, мы обсуждаем план действий по делу. Мне есть что терять. – Она выдержала недолгую паузу и добавила: – Рик не бросил меня в подобной ситуации, ты уже это понял.
   – Да, мой брат никогда не оставит тебя ни при каких обстоятельствах. Он не только благородный человек, но и преданный. Уверен, в паре вы рано или поздно задержите вора, как делали и раньше. – Харт скривился.
   Зачем он пришел, если злоба буквально душит его? Единственное, что приходило на ум, об этом она думала и вчера, – что Харт болезненно воспринял ее поступок, и жестокость его слов, нарочитый сарказм был лишь способом скрыть страдания.
   О том, что она может ошибаться, Франческа не хотела думать.
   Это значило бы, что она потеряла самого могущественного защитника в жизни – самое безопасное пристанище, – человека, который никогда не позволял никому и ничему причинить ей боль.
   – Мы можем поговорить наедине?
   Харт сложил руки на груди. Франческа знала, что такой жест означает согласие.
   – Не более пяти минут, – произнес он. – И заранее хочу предупредить, что отвечу отказом на любую твою просьбу. Между нами все кончено, Франческа.
   Брэг приглушенно что-то прорычал, но она не обратила на это внимания, изо всех сил стараясь сдержать рвущиеся из горла рыдания.
   – Я хочу поговорить с тобой, а не молить о прощении. И ползать перед тобой на коленях тоже не буду.
   – Отлично, – кивнул Харт. – Я сегодня не в настроении раздавать прощения, а унижение для меня еще хуже, чем слезы.
   – Я спущусь вниз, проверю кое-какую информацию, – сказал Брэг и с тревогой посмотрел на Франческу.
   Она понимала, что должна немного успокоить его и улыбнуться, но мышцы лица плохо слушались.
   Брэг вышел, и в комнате воцарилась пугающая тишина.
   Франческа прошла мимо Харта, ощутив при этом исходящую от него силу, и закрыла дверь кабинета.
   – Я всегда буду любить тебя, – сказала она, повернувшись к нему.
   – Не стоит.
   – Почему я должна скрывать свои чувства? Я уже поняла, раз ты никогда меня не любил – ты вчера сам заявил об этом, – значит, между нами действительно все кончено. Я не буду преследовать тебя, Харт, и никогда не попрошу вернуться. Однако, даже если наши отношения были ложью, если ты никогда меня не любил и мы расстались, я всегда буду тебе другом.
   Его брови поползли вверх. Наконец-то он позволил себе искреннее проявление чувств.
   – Видишь, я до сих пор могу относиться к тебе хорошо.
   – Не смей! – взревел Харт, краснея от ярости.
   Франческа замерла от удивления, видя, как Харт, смутившись, старается обуздать свои чувства. Она и сама едва справилась с эмоциями. «В его душе еще живы чувства», – подумала Франческа, задрожав от прилива восторга. Харта поразила ее преданность!
   – А если ты меня любил, – тихо произнесла Франческа, – то скоро придешь в себя и поймешь, что я ни в чем не виновата, и я приму тебя в свои объятия.
   На его лице отразилось все внутреннее напряжение.
   – Я уже пришел в себя. Я пришел в себя и понял, каким был глупцом, решив на тебе жениться.
   Франческа усмехнулась:
   – Потому что я слишком эксцентрична? Такую женщину можно хотеть, но не любить?
   – Нет, Франческа, потому что ты искренняя и честная, у тебя золотое сердце и амбиции, которых хватило бы на дюжину мужчин. У тебя чистое сердце. Мы не подходим друг другу, моя дорогая.
   – Что, ради всего святого, это значит? Мы идеально подходим друг другу! – воскликнула она.
   Харт смягчился, и тон его стал более доброжелательным.
   – Сколько раз я говорил тебе, что ты заслужила быть рядом с Риком или с кем-то ему подобным. Наше расставание к лучшему. Да, вчера я был очень зол. Ты бросила меня перед алтарем на глазах у всей нью-йоркской знати. Знаешь, это довольно неприятно – более того, это меня шокировало. Однако у меня было время все обдумать. Я не тот мужчина, который тебе нужен.
   – Это мне решать! Ты идеально мне подходишь!
   – Мое решение окончательно. Ты можешь найти себе лучшего мужа, и я не сомневаюсь, что так и будет. – Губы растянулись в кривую улыбку.
   – Бог мой, ты опять стараешься сделать так, как лучше для меня?
   – Я не стараюсь поступать благородно, даже не думай об этом.
   – Ты заявляешь, что недостаточно хорош для меня, значит, использовал вчерашнее происшествие как повод, чтобы порвать со мной на том основании, что я могу найти себе лучшего мужа. Какой же еще я могу сделать вывод, как не счесть твой поступок благородным?
   Харт рассмеялся, но в этом смехе было больше иронии и сарказма, чем радости.
   – Возможно, я и использовал вчерашнее событие как повод, но прежде ты сама использовала полученное письмо для того, чтобы оправдать свое нежелание стать моей женой, дорогая.
   Франческа похолодела:
   – Что ты говоришь?
   – Ты меня слышала.
   Невозможно представить, что он действительно верит в то, что сказал.
   – Я не могла дождаться дня, когда мы обменяемся клятвами! Я мечтала о том часе, когда пойду к алтарю твоей невестой и выйду из церкви женой!
   – Но в глубине души ты знала, что я всегда был для тебя на втором месте, и, получив записку, не раздумывая бросилась в погоню за призраками, Франческа, – чтобы избежать венчания.
   Она вскрикнула. Он в самом деле думает, что она воспользовалась приглашением увидеть свой портрет для того, чтобы сбежать со свадьбы?
   – Ты забыла, что, когда мы познакомились, ты встречалась с моим братом, а меня использовала только для того, чтобы выплакаться? – Он пытливо вглядывался в ее лицо.
   Франческа задрожала всем телом. Разумеется, она ничего не забыла, но она не признается в этом Харту.
   – Я люблю тебя, – вместо этого сказала она.
   Он поднял одну бровь.
   – Я уверен, брак Рика обречен. Вы станете идеальной парой – с этим согласны все. Даже я.
   – Прекрати! Зачем ты так себя ведешь?
   – Вчерашнее послание – судьбоносное – спасает тебя от моего плена. Я ни о чем не жалею. И ты не должна, – закончил Харт.
   Франческа не сразу смогла ответить.
   – Я не люблю Рика, и у меня нет никаких сомнений по поводу брака с тобой. Я не бросилась на поиски портрета по каким-либо скрытым причинам, из желания не выходить за тебя замуж. Я стремилась спасти свою репутацию! Я была уверена, что приеду в церковь вовремя. Однако, если ты забыл, меня заперли в галерее, Харт! Меня заставили пропустить свадьбу.
   Он покачал головой и сделал несколько шагов в сторону.
   – Все кончено, Франческа.
   Она с трудом заставила себя вдохнуть:
   – Всего несколько недель назад ты расторг нашу помолвку, когда был обвинен в убийстве Дейзи, но тогда ты меня любил. Ты сам признался, что твои чувства неизменны. Ты и сейчас меня любишь?
   Он смотрел на нее не моргая.
   – Ты мне достаточно нравишься, чтобы желать тебе добра.
   – Проклятье! – выкрикнула Франческа. – Хватит стараться оградить меня от себя!
   Он помолчал несколько мгновений, но все же заговорил:
   – Но я опять стал именно тем, кто причиняет тебе боль, Франческа. Опять.
   Воодушевленная надеждой, она бросилась в бой:
   – Мне хотел сделать больно тот человек, что украл мой портрет, Харт, он, а не ты.
   Он поджал губы:
   – Портрет существует, прежде всего, потому, что я его заказал. Будь я настоящим джентльменом – как мой брат, например, – твой портрет никогда бы не был таким откровенным. Я сам просил тебя позировать обнаженной. И теперь твое будущее в опасности. Не пытайся убедить меня, что я не причастен к твоему затруднительному положению.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация