А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алкаш в борделе (сборник)" (страница 21)

   Я вдруг поднялся и, подойдя к ней, произнес:
   – Я думаю, что вы та женщина, которая достойна не только уважения, но и любви.
   После этого я порывистым движением поднял ее на руки и поцеловал. Еще в начале своего столь неожиданного пиратского сексуального демарша я почему-то был уверен, что подобные чувства испытывает в данный момент и она. Это было видно по выражению ее глаз.
   Все дальнейшее напоминало плавание по теплым волнам сильного течения. Поначалу я еще сам, окунувшись в этот поток, активно плыл, словно пытался оторваться или сбежать от утомивших меня жизненных реалий… Путилин, Дынин, Наталья и Анатолий Костенко, незаконченное расследование – все это казалось мне в этот момент неважным и ненужным, олицетворяло лишь темную сторону моей жизни. И лишь неожиданная страсть к этой женщине являла собой единственное светлое пятно, столь притягивавшее и манящее.
   Когда я устал, а это случилось довольно быстро, инициативу в нашем совместном плавании в бурном сексуальном потоке взяла Надежда. И я впервые в жизни ощутил, сколько удовольствия может доставить опытная в этих делах женщина мужчине. Особенно когда делает это с желанием.
   Прошло не меньше часа, а скорее всего гораздо больше, когда мы, совершенно измотанные, лежали на большой кровати в комнате, которая служила Надежде спальней.
   Она оторвала голову от подушки, положила ее мне на грудь и куда-то в сторону спросила:
   – Тебе действительно понравилось?
   В ответ я тяжело вздохнул и крепко обнял ее. В молчании мы пролежали еще несколько минут.
   – Хочешь что-нибудь выпить? – спросила Надя.
   – Умираю от жажды, – признался я. – Если можно, джин с тоником.
   Она улыбнулась, поцеловала меня в щеку, встала и, накинув халат на свою стройную, словно у молоденькой девушки, фигуру, вышла. Вернулась с двумя стаканами прозрачного шипучего напитка. Я мгновенно осушил свой и удовлетворенно откинулся на подушку.
   В этот момент раздался телефонный звонок. Надежда ненавидящим взглядом посмотрела на телефон.
   – Господи, как мне все это надоело!
   Однако многолетняя путилинская муштра не могла не дать свои результаты. Тяжело вздохнув, она поставила свой стакан с джином на прикроватную тумбочку и взяла трубку радиотелефона.
   – Это тебя.
   Я удивленно посмотрел на нее.
   – Звонит Путилин. Он сообщил, что еще одна девушка не вышла на работу.
   Я взял из ее рук трубку и сказал:
   – Да.
   – Владимир Александрович, – узнал я знакомый голос, – случилось ЧП. Еще одна девушка не вышла на работу. Ее нет уже около недели.
   – Что-то серьезное?
   – Мои люди уже проверили ее квартиру и переговорили с соседями. Она отсутствует дома уже неделю. Последний раз ее видели с каким-то молодым человеком. Соседка случайно услышала, что она назвала его Вадимом.
   – Этот Вадим значится в списке клиентов клуба?
   – Да. Я просмотрел книгу посещений. У этой девушки, ее зовут Светлана Улитина, два раза подряд с разрывом в три дня был среди клиентов некий Вадим, гость члена нашего клуба по фамилии Литовченко.
   – Хорошо. Я сейчас выезжаю.
   – Надя, у этой Светланы Улитиной есть родители в городе? – спросил я, кладя трубку на тумбочку.
   – Нет. У нее только мать, алкоголичка. Сейчас лечится в платной клинике за счет Светы.
   – А кто такой Литовченко? Путилин сказал, что это член клуба.
   – Да, так оно и есть, – ответила Надежда, присаживаясь на кровать. – Бизнесмен, владелец нескольких магазинов, торгующих женской одеждой. Не знаю точно, но поговаривают, что он голубой. Он один из тех, кто обычно приходит в клуб со своими гостями. Как правило, это молодые люди приятной наружности. Самое интересное то, что многие эти юноши втайне от него посещают девочек.
   – Что ж, придется им заняться, – сказал я, вставая с кровати. – Я еду в клуб.
   – Тебя подвезти?
   – Нет, спасибо. Отдыхай, я возьму такси.

   Глава 9

   Под вечер я заскочил к Субботину. В кабинете уже сидели майор Дынин и еще несколько оперативников.
   – Вот то, что удалось выяснить, – сказал я, глядя в свою записную книжку. – Литовченко Геннадий Васильевич, предприниматель, владелец пяти магазинов модной женской одежды, член клуба «Помпей» с момента его основания. Сексуальная ориентация нестандартна.
   – Попросту говоря, пидор-рас, – рубанул Дынин. – И не хрена тут либеральничать.
   – Что же тогда делает этот человек в мужском клубе? – с усмешкой спросил Субботин.
   – Дело в том, что клуб «Помпей» не только место для мужских развлечений. Там часто бывают и деловые встречи. В клубе прекрасный ресторан, привлекающий гурманов. В конце концов, быть членом этого клуба престижно. Что касается Литовченко, установлено, что он больше, чем кто-либо, приводит в клуб гостей. Это в основном молодые люди с приятной наружностью.
   – Оно и понятно. Если в мужской клуб гомик приходит с женщиной, это выглядит нонсенсом, – заметил Субботин. – С таким же успехом мы с вами могли бы прийти в женский монастырь.
   – При этом, – продолжил я, – как сообщила мне администрация клуба, было так, что молодые люди, получив статус гостя клуба, забывали о сексуальных пристрастиях Литовченко и прямиком устремлялись к проституткам на третий этаж. Говоря, видимо, при этом, что они идут в массажный салон.
   – Сам Литовченко посещает массажный салон?
   – Да. Но пользуется услугами только мужчин-массажистов.
   Присутствующие громко заржали.
   – Но, однако, подобные измены были достаточно редки и скорее являлись исключением. Таковым явился и последний случай, когда гость Литовченко, по имени Вадим, воспользовался услугами той самой Светланы Улитиной, которая пропала. Наша служба безопасности провела определенную работу. Выяснилось, что Светлана была последний раз дома неделю назад вместе с молодым человеком, который по описанию схож с гостем Литовченко и которого также зовут Вадим. Соседка подслушала их разговор на лестничной площадке, когда они, будучи под глубоким шафе, долго не могли открыть дверь. С того времени девушка дома больше не появлялась. Не появлялся в клубе и этот человек.
   – Майор Дынин! – скомандовал Субботин. – Завтра же вызовите свидетелей, видевших молодого человека, и составьте фоторобот. Раздайте его всем оперативным сотрудникам. Кроме этого, раздайте фотографию девушки. Оповестите все патрульно-постовые службы на предмет обнаружения и задержания девушки и этого мужчины. С сегодняшнего вечера устанавливается постоянное наружное наблюдение за Литовченко. Необходимо выяснить все его связи. Если этот человек является организатором и главарем всей группы, то у него должно быть еще несколько помощников. Владимир Александрович, докладывайте нам каждый день о том, с кем он появляется в клубе и чем занимаются его гости.
   – Хорошо, – сказал я. – Кстати, что дал обход массажных салонов и центров аэробики?
   – Пока немногое. Мы старались работать аккуратно. По предварительным данным, составлен список аж из пятидесяти девушек, которые работали в этих организациях и без видимых причин покинули их. Лейтенант Шевчук! – обратился Субботин к одному из оперативников. – Когда получите фотографию Улитиной, обойдите все рестораны и бары, осторожно показывайте ее швейцарам, метрдотелям, официантам. Может быть, кто-то видел ее за прошедшую неделю. Все остальные резервы пустить на разработку списка из пятидесяти фамилий. Времени у нас мало, работы много. Как нам известно, преступникам хватает обычно двух недель для того, чтобы медикаментозно обработать девушку и подготовить ее для отправки за границу.
   – Слушайте, а может быть, взять этого Литовченко за муды и прозвонить его как следует в нашем управлении? – подал изящную идею Дынин.
   – Пока этого делать нельзя. Слишком мало данных, – возразил Субботин. – Не исключено, что девушка объявится, и все это окажется ложной тревогой.
   – Вам виднее, конечно, – сказал Дынин.
   – Думаю, день-два в запасе у нас есть, – подытожил Субботин. – Все, на сегодня закончим. Завтра встречаемся по оперативной необходимости. Итоговый сбор здесь в семь вечера.
   Мы все поднялись и отправились каждый по своим делам. Дынин подбросил меня на машине до клуба.
   – Пока! – крикнул он мне на прощание. – Давай, не забухай там! А то по пьяни выдашь все наши тайны.
   Вечер в ресторане был в самом разгаре. Уже играл оркестр, и публики было много. Я уселся на указанный метрдотелем Сергеем Альбертовичем столик в глубине зала. Подошедшему официанту я заказал котлеты по-киевски, салат из морской капусты и маленькую бутылку виски черного «Джонни Уокер». Пока жарили котлеты, я, расправляясь с салатом, наблюдал за происходящим. Почти все столики были заполнены, люди о чем-то оживленно разговаривали.
   Где-то в половине девятого в зал вышел хозяин клуба Иван Путилин. Он подошел к стойке бара, поприветствовал сидевших там людей. Потом прошелся по залу, останавливаясь то у одного столика, то у другого. Наконец он подошел ко мне и с улыбкой произнес:
   – Литовченко еще не появился. Как только он появится, вам немедленно сообщат.
   Я уже приканчивал котлеты, как в зале появились двое гостей. Один был пожилым, коренастым, с редкими седыми волосами на голове. На нем был светлый костюм, сиреневая рубашка и платок на шее. На его молодом спутнике был костюм и белая футболка.
   Сразу же после их появления ко мне подошел Сергей Альбертович и сказал:
   – Обратите внимание на только что прибывшую пару. Тот, что постарше, – господин Литовченко.
   Я кивнул в знак того, что принял информацию к сведению. Особо не привлекая внимания, я наблюдал за пришедшей парой. В своей жизни я имел немало дел с гомосексуалистами. Эти ничем не отличались от остальных. Типичная пара, где более пожилой, «папик», наверняка доминировал. Хотя для гомосексуалиста господин Литовченко слишком часто менял своих партнеров, разочаровываясь в них. Как правило, голубым все же свойственно большее постоянство в своих симпатиях.
   За этими размышлениями я уговорил маленькую бутылочку «Джонни Уокера» и заказал себе еще одну вместе с пиццей. Выпив первый стакан виски, я закурил и задумчиво оглядел зал ресторана.
   Многих сидящих здесь я уже знал. Я увидел своего знакомого Анатолия Исаевича. Он сидел за столом с какими-то молодыми людьми, слушая их рассказ с широко раскрытыми глазами. На своем привычном месте под картиной с морским пейзажем сидел господин Шагян. На этот раз он сидел не один, а с уже знакомой мне Мариной Мамонтовой. Видимо, старик совсем потерял голову, если приперся сюда с бывшей проституткой этого же клуба, которая моложе его лет на тридцать пять. Шагян в обычной своей неторопливой манере пережевывал пищу. Его спутница оживленно о чем-то болтала.
   Я снова перевел взгляд на господина Литовченко и его молодого бой-френда. Он положил руку на руку своего партнера и осторожно, нежно поглаживал ее. «Господи, воистину бордель!» – подумал я. Мне захотелось уйти. Но уйти я не мог, так как был на работе.
   К счастью, долго наблюдать мне не пришлось. Парочка посидела и, оплатив ужин, покинула клуб, тут же попав, видимо, в поле зрения оперативников Субботина.
   Я допил свое виски и также отчалил домой, поймав такси. Я уже собирался спать, когда позвонил Дынин.
   – Вовк, в общем… Этот педик снова был в клубе?
   – Да, я видел его в ресторане.
   – Так вот, если тебя интересует, то он сейчас с каким-то пацаном заперся у себя в хате и погасил свет.
   – Спасибо, Дима, теперь я засну спокойно. От этой информации мне будет легче спать.
   Дынин не понял моей иронии и, что-то буркнув, положил трубку.
   Следующий день не предвещал ничего необычного. Вся информация стала поступать во второй половине дня. Я был в клубе, когда Путилину позвонил Дынин и сообщил, что Субботин принял решение брать Литовченко. Я срочно выехал в управление, где меня встретил тот же Дынин.
   – В общем, так. Мы пасли его уже около полутора суток, и за это время никого, кроме этого пацана, не было. Парень, фоторобот которого мы составили, и близко не появлялся около него. Несмотря на то, что все посты на выезде из города и вокзалах предупреждены, никаких результатов пока нет. Поэтому было принято решение взять Литовченко и попробовать его расколоть здесь. Взяли его тихо, без шума, никто и не знает, где он.
   – И что? Удалось что-нибудь из него вытянуть?
   – Пока нет. Им Субботин лично занимается.
   – Можно ли мне поприсутствовать на допросе? – спросил я.
   – Думаю, да. Пойдем, сядем в соседней комнате, там все прекрасно слышно.
   Мы вошли в помещение, в котором было широкое окно со стеклом одностороннего видения. Через него обычно свидетели опознавали преступников. Беседующие в соседней комнате Субботин и Литовченко нас не видели и не слышали. Из разговора я понял, что беседа только началась.
   – А я вам говорю, что без своего адвоката я беседовать с вами не намерен.
   – У вас будет возможность вызвать адвоката. Однако если вам скрывать нечего, как вы уверяете, вы и сейчас можете со мной поговорить. Повторяю, что мы никаких обвинений не предъявляем. Но если вы будете упорствовать, мы найдем способ задержать вас на несколько суток.
   – Что вас, черт возьми, интересует?
   – Меня прежде всего интересуют люди, которых вы приводили в клуб «Помпей».
   – Это мое личное дело! – гордо посмотрел на следователя Литовченко, поправив свой шейный платок. – Я сам решаю, с кем мне проводить время и кого приводить в клуб.
   – Да, конечно. Однако ваши молодые люди имели обыкновение покидать вас для того, чтобы воспользоваться услугами проституток.
   – Ну и что? В конце концов это их личное дело.
   – А то, что после этого девушки пропадали.
   – А это уже личное дело проституток…
   – Не совсем. С некоторого времени это стало делом правоохранительных органов. Одну из этих девушек недавно нашли. Она была продана в рабство заграничному богачу, при этом ее с помощью наркотических средств довели до полудебильного состояния. У нее серьезные провалы в памяти, расстройство психики. Она сейчас проходит лечение в одной из московских клиник.
   Литовченко удивленно уставился на следователя. Несколько секунд он разглядывал Субботина, как будто пытался определить, насколько серьезно тот говорит. Потом наклонил голову и сказал:
   – Конечно, то, что вы рассказываете, ужасно. Но эти бабы сами не знают, чего хотят. И если они попадают туда, то по своей вине. К тому же я не имею к этому никакого отношения! И с чего вы взяли, что к этому причастны мои знакомые?! Большинство из них, между прочим, не имеет к женщинам серьезных пристрастий. Вы и сами это наверняка понимаете, судя по вашим недвусмысленным намекам, которые вы позволили себе в начале нашей беседы.
   – Меня и интересует меньшинство ваших знакомых, которые общались с проститутками. Вот, например, совсем недавно вы появились в «Помпее» с молодым человеком, который, в то время когда вы были в массажном салоне, отправился на третий этаж и там познакомился со Светланой Улитиной. Эта связь продолжилась и вне клуба. Где теперь эта девушка? Она уже больше недели не появляется не только в клубе, но и у себя дома. Об этом говорят ее соседи. Последний раз Светлану видели с вашим знакомым по имени Вадим. Я думаю, в ваших интересах сообщить фамилию этого человека и место, где его можно найти.
   Литовченко развернулся к Субботину всем корпусом и, положив холеные руки на стол, стал рассматривать свои аккуратно постриженные ногти. Потом, видимо, приняв решение, наконец посмотрел на Субботина в упор и сказал:
   – Все дело в том, что я практически не знаю этого человека. Мне он представился Вадимом Скворцовым и даже показал какие-то документы, оформленные на его имя.
   – Где вы с ним познакомились?
   – Месяц назад он явился ко мне в офис и сообщил, что у него есть возможность поставки недорогого, но очень качественного женского белья из Германии. Условия и предполагаемый ассортимент были не самыми лучшими, но вполне сносными. Впрочем, с подобными предложениями ко мне обращаются постоянно. И я не придал его визиту серьезного значения, отложив это дело в долгий ящик. Через некоторое время, приблизительно десять дней спустя, он явился снова, уже с другим предложением. На этот раз шла речь о поставках из Голландии через Москву. Вадим произвел на меня тогда, – Литовченко снова посмотрел на ногти своих пальцев, – неплохое впечатление. Что же касается его предложения, то оно также было более интересным, чем в первый раз. Третий раз он появился у меня десять дней назад с бутылкой коньяка. Мы совсем немного говорили о делах. За рюмкой коньяка гораздо лучше говорить о жизни. Молодой человек нравился мне все больше и больше. Мне импонировали его вежливость, тактичность, манера одеваться, его остроумие… Еще во время своего второго визита Вадим делал мне прозрачные намеки на нашу возможную встречу не только в качестве бизнес-партнеров. А за коньяком он делал уже откровенные реверансы в мою сторону. И мне казалось, что я ему тоже нравлюсь…
   При этих словах Литовченко снова гордо поднял голову и изящным жестом поправил платок на шее.
   Дынин, наблюдая за Литовченко через стекло, не выдержал:
   – Тьфу, бл…дь, пидор!
   – В общем, было решено отметить нашу встречу где-нибудь в шикарном месте, – продолжил тем временем свой рассказ Литовченко. – И мы отправились в «Помпей».
   – Кто первым предложил поехать в этот клуб?
   – Мне сложно вспомнить точно, но, по-моему, я. Дело в том, что в клубе «Помпей» меня привлекают две вещи: изысканная кухня и его статус. Это мужской клуб…
   – Блин, ну и аргумент, – прокомментировал Дынин.
   – …и обычно женщин там не бывает. К тому же это единственное место, где соблюдается идеальнейший порядок. За все время моего присутствия там не было сколь-нибудь заметного скандала. Надо отдать должное его хозяину, Ивану Алексеевичу Путилину. Этот всегда элегантно выглядящий, хорошо одетый мужчина прекрасно ведет свое дело. Всем этим молодым вертихвостам, без пяти минут бизнесменам, надо поучиться у него!.. Так вот, всех своих достойных бизнес-партнеров я вожу в это респектабельное заведение. Пригласил туда и этого молодого человека. Мы провели вечер за прекрасным ужином. Потом он сказал, что слышал о наличии в этом клубе «еще каких-то радостей». Я ответил, что есть прекрасный массажный салон и что мы можем отправиться именно туда. У меня и в мыслях не было, что его могут интересовать и другие услуги, предоставляемые в клубе… Мы поднялись на второй этаж. Там мало мужчин-массажистов, но, подозреваю, что специально для меня и моих гостей держат двоих. Поскольку процедуры мы проходили в разных кабинетах, то вынуждены были расстаться… Вот, собственно, и все. С тех пор я этого молодого человека больше не видел. Позже я спросил массажиста, который занимался с ним. Тот ответил, что Вадим перед самым началом процедур извинился, сказал, что передумал, оделся и покинул помещение.
   – Он оставил вам какие-нибудь документы? Визитку?
   – В бумажнике, который вы у меня отобрали во время задержания, есть его визитка. Однако если вы будете звонить по телефону, который на ней значится, вы рискуете нарваться на пустоту или на человека, который абсолютно не поймет вас. Я выяснил, что это телефон гостиничного номера. Номер раньше арендовала какая-то фирма. Я проявил настойчивость и нашел эту фирму. Мне сообщили, что никакого Скворцова Вадима Михайловича там не знают и человек с этой фамилией никогда у них не работал. По всей вероятности, молодой человек оказался проходимцем, которому я был необходим для проникновения в клуб.
   При этих словах Литовченко посмотрел на Субботина широко раскрытыми глазами. Для меня так и осталось загадкой, что он имел в виду.
   Субботин положил на стол фоторобот, сделанный на основе показаний свидетелей.
   – Вы узнаете этого человека?
   Литовченко вынул из кармана очки и внимательно посмотрел на листок бумаги.
   – Узнать сложно, но все-таки, наверное, можно утверждать, что это человек, который представился мне Вадимом Скворцовым.
   – Как думаешь, Вовк? – спросил меня Дынин. – Брешет или правду гутарит?
   – Кто ж его знает, – ответил я. – Но если брешет, то очень искусно. Чем больше я занимаюсь этим делом, тем больше убеждаюсь, что преступники весьма осторожны. И вряд ли они стали бы светиться таким образом, как засветился этот Литовченко. Скорее он похож на подставу, с помощью которой проникли в клуб. Если организатор и является членом клуба, то это человек, на которого подумаешь в самую последнюю очередь… Кстати, как идут поиски химика?
   – Пока никак. Наши люди пытаются работать с учебными заведениями, где есть химические лаборатории. Но чтобы не спугнуть птичку, работаем только через знакомых людей, тех, кто, сотрудничая с нами, держал бы язык за зубами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация