А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Блудница" (страница 30)

   Глава 25

   Джесси не могла понять, что произошло, хотя думала об этом весь обратный путь в гостиницу «Дровер». Грегор остановился, только чтобы укрыть ее своим сюртуком, который скрыл бы ее разорванную одежду и не позволил замерзнуть. Затем он заторопился к своей лошади, пробираясь через лес. Добравшись до места, он обнял Джесси за плечи и извинился за то, что ей снова придется взобраться на лошадь и ехать верхом позади него. Она с готовностью сделала это и с нежностью прильнула к нему. Внутри у нее все сжалось, когда он пустил лошадь галопом, и она обняла его, крепко сцепив пальцы на груди.
   Несмотря на собственное отчаяние и усталость, она чувствовала, что и Грегор чрезвычайно озабочен. Она решила, что в этом ее вина.
   – Прости, оказалось, что сын хозяина знает, кем я была, – пробормотала она ему в затылок. – В ту ночь он был там, в Данди. Тебе нельзя было входить в дом. Я все испортила.
   – Тише, ты ничего не испортила. Все кончено, и очень скоро ты будешь в полной безопасности и отправишься в Северо-Шотландское нагорье вместе со всеми заработанными деньгами. – Грегор сжал ее руку, стараясь ободрить и поддержать.
   Его слова вызвали у Джесси смешанные чувства, но его теплое прикосновение успокоило ее, и она положила голову ему на спину. Она не хотела отправляться в путь, если это означало попрощаться с ним навсегда. На нее нахлынула грусть, и тоска охватила душу. Оставшуюся часть пути они проехали в полном молчании.
   Грегор не проронил ни слова и по окончании пути, когда они вновь вернулись в свое временное жилище. Была ли причиной его задумчивого, отстраненного настроения его краткая и такая странная встреча с господином Уоллесом? Айвор Уоллес, по всей видимости, был даже рад видеть его, и на мгновение ей показалось, что он вот-вот станет просить прощения за то, что случилось в далеком прошлом. Однако Грегор ушел. Но как же его жажда справедливости?
   Войдя в комнату, он даже не остановился, чтобы закрыть дверь. Это сделала Джесси. Затем она взяла полотенце и воду и стала обмывать кисти его рук. Он не остановил ее и даже не поморщился, пока она протирала кровоточащие пальцы. Напротив, он вытянулся в кресле. Дрожащими руками она принесла ему бутылку портвейна, но он отказался, помотав головой.
   – Прости меня, Грегор. Я виновата. Все рухнуло, потому что Форбс Уоллес узнал меня. Но я знаю кое-что, о чем непременно должна рассказать тебе.
   – Все изменилось. – Он взглянул на нее, и выражение его лица смягчилось. – Отдыхай, – нежно добавил он. – Тебе это необходимо. С рассветом ты должна будешь отправиться в путь. Тебе нужно уехать из Файфа – молва о тебе распространится очень быстро. Ты ведь слышала, что сказал Форбс Уоллес. Он сообщит бальи.
   Джесси не могла оторвать глаз от Грегора, не в состоянии сказать хоть что-то. От его слов по коже пробежали мурашки. Она покачала головой.
   Он поднялся, подошел к своему саквояжу, достал обещанные ей деньги и положил на стол. Едва она открыла рот, чтобы что-то сказать, он поднял руку, остановив ее, а затем указал на кровать.
   – Мне нужно обдумать все, что произошло, – пояснил он.
   Несмотря на то что он прервал ее на полуслове, Джесси сделала так, как он велел.
   Грегор не спал. Она с тоской наблюдала за ним со своей постели. Через некоторое время он поднялся с кресла и подошел к окну, сквозь которое стал вглядываться в глубокую ночную темноту. Было больно видеть его таким, непривычно смиренным, отдавшимся воле обстоятельств, тем более что она чувствовала себя виноватой в том, что ему пришлось разоблачить себя в Белфур-Холл.
   В конце концов, она задремала, утомленная злосчастными событиями уходящей ночи. Когда она проснулась, Грегор по-прежнему сидел в кресле. Уже показались первые лучи восходящего солнца. Мучительная боль щемила грудь Джесси.
   Она поднялась, подошла к нему и упала на колени возле кресла. Одной рукой взяв его руку, другую положив на колено, она заговорила, стараясь задеть струны его души:
   – Грегор, пожалуйста, не думай обо мне дурно. Я знаю, тебе от меня теперь мало пользы, но у тебя все еще есть возможность добиться успеха, следуя своему плану.
   Он согрел ее своей улыбкой.
   – Все получится, – добавила она, – я уверена в этом.
   Он машинально провел ладонью по ее волосам и через мгновение негромко и нежно рассмеялся. Джесси, наконец, почувствовала облегчение и стала гладить ладонью его колено.
   – Ты веришь в добро, Джесси. Ты так сильна духом, что сможешь достичь всего, что только предложит тебе судьба. Думаю, именно это привлекло меня в тебе. Вера, надежда и умение радоваться этой непростой жизни.
   Но Джесси отнюдь не хотела говорить о себе. Ей казалось, она делалась ближе ему, и она не собиралась сдаваться.
   – Ты тоже веришь в определенные добродетели. Например, в справедливость.
   Он усмехнулся:
   – О нет, я во многом заблуждался, был настоящим дураком.
   – Ты ошибаешься. Вчера я выяснила кое-какие подробности, которые могут быть тебе очень полезны.
   В глазах Грегора снова промелькнула ирония.
   – Еще не все потеряно, – торопливо добавила она, удивляясь тому, что, лишь взглянув на нее, он отводил глаза. – Айвор Уоллес говорил со мной. Он был как в тумане. Он упоминал одно имя, и оно показалось мне знакомым. Грегор, он был без памяти влюблен в твою мать. Вот почему он так ненавидел твоего отца. Это была не просто алчность, причина в его душевных страданиях.
   – Да, так и было. – Джесси заметила, что улыбка Грегора была печальной, а глаза блестели влагой. Он взял ее руку и, покрывая поцелуями кончики пальцев, нежно прошептал: – Милая Джесси, Уоллесом руководила жажда мести, а это тоже не самое достойное оправдание.
   – Вам не стало легче от осознания того, что он сейчас лишь старик, чье существование полно разочарований и сожалений, человек, живущий воспоминаниями о женщине, на которой должен был жениться, но так и не сделал этого?
   Грегор откинул голову на спинку кресла и на мгновение закрыл лицо руками.
   – Да, уже это само по себе является неплохим наказанием. Ты права.
   Джесси была в смятении.
   – Пожалуйста, не сердись на меня.
   Он снова целовал ее пальцы.
   – Джесси, я нисколько не сержусь на тебя.
   Однако ее это не убедило, и она настойчиво продолжала расспрашивать:
   – Тогда скажи, что так беспокоит тебя? То, что я все испортила?
   – Ты все сделала правильно. – Несколько долгих секунд он смотрел на нее, не отрывая взора. – Прошлой ночью я узнал о себе нечто неприятное. Узнал, что яблоки действительно падают недалеко от яблони. – Он потер ладонью глаза. – Одиннадцать долгих лет я жаждал возмездия. Мне с самого детства говорили, что месть – это плохо, и тем не менее я позволил ей управлять мной. Оказалось, что это у меня в крови.
   Их взгляды встретились, но он, казалось, смотрел сквозь нее.
   – И твои слова – лишнее тому подтверждение. Как выясняется, я стремился отомстить собственному отцу.
   Джесси задумалась и вдруг осознала, о чем он говорил.
   – О Грегор! – Теперь она все понимала. Она порывисто прильнула к нему и прижалась щекой к бедру. – Какое это, должно быть, потрясение!
   Он гладил ее по голове, и на мгновение она закрыла глаза и наслаждалась глубокой безмолвной связью между ними. Это было поистине время открытий, но они должны были пережить его, чтобы достичь взаимопонимания, которое, несомненно, стоило, чтобы за него бороться.
   – Все, ради чего я работал, – негромко продолжал Грегор, – все, что было смыслом моей жизни последние одиннадцать лет, – все это не имеет теперь никакого значения.
   Она подняла голову.
   – Нет, это не так. Ведь ты выяснил правду, и только это сейчас имеет значение.
   – Возможно. – В глазах его было страдание. – Я ненавижу себя за то, что я такой же, как он.
   Она тихо засмеялась:
   – Ты не такой, как он. Уж в этом я абсолютно уверена.
   Ее улыбка и нежный смех оказали на него волшебное, целительное действие, хотя она и не думала прибегать к магии. Выражение боли в его глазах смягчилось.
   – Вчера мне стало жаль его, – призналась Джесси. – Всего на секунду. Ты совсем не такой, как Айвор Уоллес, но тебе необходимо было узнать правду, чтобы понять, что случилось с человеком, который вырастил и воспитал тебя.
   Грегор сжал ее руку. Казалось, он стал податливее, мягче и терпимее, и она была рада этим изменениям.
   – Я думал, что остался совсем один, но вот я обнаружил, что у меня есть семья, хотя такой семьи, признаться, не пожелал бы и врагу.
   Джесси было больно слышать это. У нее не было никого, но втайне она мечтала о любимых и близких людях, которые стали бы ей родными.
   Грегор тяжело вздохнул:
   – Уже брезжит рассвет. Скоро тебе предстоит отправиться в путь, моя милая.
   Она покачала головой:
   – Если я сейчас возьму деньги и уеду отсюда, куда отправишься ты?
   Он едва заметно пожал плечами.
   – До возвращения моего корабля еще несколько месяцев, но думаю, когда он будет здесь, я снова уйду на нем в море. Быть может, там, среди волн, я снова обрету свободу.
   Несколько месяцев до возвращения корабля. С какой радостью она провела бы эти месяцы рядом с ним.
   – Нам ведь было хорошо вместе, – осторожно произнесла она, – правда?
   Взгляд Грегора изменился, в нем появился блеск желания, и сердце ее от радости забилось чаще.
   – Да, нам было хорошо.
   – Возможно, мы могли бы быть неплохими… партнерами. Быть может, нам стоит остаться вместе еще на некоторое время? – Джесси говорила все тише и вот уже перешла на шепот – так страшно ей было озвучить свое желание.
   Грегор тихонько рассмеялся и с нежностью посмотрел на нее.
   – Мстительный негодяй и беглая ведьма – хорошенькая компания.
   – Наверное, ты прав, но, кроме того, мы ведь мужчина и женщина, и вместе мы могли бы стать чем-то большим.
   – Ты необыкновенная женщина, – прошептал он.
   Сердце ее, казалось, замерло, но, коснувшись пальцем ее подбородка, он заставил ее поднять лицо и улыбнулся, глядя прямо в глаза.
   – Да, несомненно, ты женщина. – Он говорил и в то же время жадно оглядывал Джесси с головы до ног. – Но ты еще и колдунья. – Он приложил указательный палец к губам в знак того, что не раскроет этой тайны. – И ты околдовала меня, милая Джесси.
   Сердце Джесси бешено забилось, вновь ощутив надежду.
   – Вот видишь, вместе мы способны на большее, чем каждый из нас по отдельности.
   – Возможно. – Его, казалось, забавляли ее слова, и Джесси боялась, что он лишь смеется над ней. – Ты моя пылкая, моя страстная блудница… как, должно быть, тяжело было тебе сказать это вслух.
   На мгновение Джесси замерла, осознав, что он понял все, что она хотела сказать. И к тому же понял ее так хорошо, так верно.
   – Милая моя, ты снова заставила меня чувствовать, и я возненавидел тебя за это. В тот день, когда мы были в Штратбане.
   – Ты все еще ненавидишь меня?
   – Нет. Как я могу? – Он нежно погладил ее по щеке. – Ведь я поступил ничем не лучше твоего гадкого сутенера, отправив тебя в этот проклятый дом.
   Приподнявшись на коленях, она подвинулась еще ближе к нему и, встав между его ног, положила ладони ему на грудь и с мольбой в глазах взглянула на него.
   – Я сделала это для тебя, потому что… ты стал мне дорог.
   – Но я не заслуживаю этого.
   Джесси улыбнулась:
   – Возможно. Возможно, мне стоит быть осторожнее с моими привязанностями.
   Ее пальцы заскользили по его груди, скрытой тканью рубашки, все ниже и ниже, к поясу его брюк. Она тотчас почувствовала его реакцию. Он чуть шире расставил ноги, и она ощутила, как возвышение под ее ладонью стало расти. Он закрыл глаза, и на его прекрасных губах появилась благодарная улыбка.
   Джесси чуть склонила голову.
   – Все это напоминает мне нашу первую встречу тогда, в камере в Данди. – Она сквозь брюки гладила его твердеющий ствол.
   – Неужели?
   – О да. – Ее ладонь скользила вверх и вниз по его впечатляющих размеров члену и чувствовала, как растет ее собственное возбуждение, когда он стремился к ней, натягивая ткань брюк. – Кстати говоря, я должна сделать тебе одно предложение. – Она взглянула на Грегора из-под опущенных ресниц и кончиком языка провела по губам. Уже охваченная пылкими желаниями, Джесси взвешивала каждое слово, обращенное к нему.
   – Предложение? Продолжай.
   От его ответа внутри ее вспыхнул огонь.
   – Если я смогу ублажить тебя ртом, ты выполнишь одно мое задание.
   – И что же это за задание?
   – Об этом я расскажу тебе после, точно так же, как сделал ты в свое время.
   Он рассмеялся:
   – Похоже, я рискую.
   – Я была готова пойти на риск. А ты? – Она взяла в руку пояс, который уже едва сдерживал его брюки, и потянула за него.
   Его губы раскрылись.
   Она остановилась и замерла.
   Он кивнул.
   Джесси улыбнулась и продолжила начатое – потянув за пояс, освободила его член. При виде его она почувствовала, как возбуждение дрожью пробежало по ее телу.
   – О, по-моему, ты уже готов.
   – Когда речь идет о тебе, мой член всегда готов.
   Она улыбнулась и, взяв в рот головку, стала ласкать языком ее с внутренней стороны.
   Он прикрыл глаза и стиснул зубы.
   Ее пальцы коснулись его мошонки, она приподняла ее, обхватив ладонью, ощутив их вес. Когда ее язык достиг основания ствола, она нежно сжала и потянула за его мошонку. Член возбужденно дрогнул. От этого мышцы ее влагалища сжались и по бедру стекли горячие капли ее соков.
   – Джесси, – едва слышно проговорил он.
   На секунду она закрыла глаза, и в голове ее пронеслись воспоминания. Когда она делала это с ним в первый раз, то не имела ни малейшего понятия, к чему это приведет. Это был лишь продуманный ход, ублажить мужчину орально, но этот мужчина вызвал у нее восхищение, так же как и та часть его тела, что доставила ей столько удовольствия и сблизила их так, как никогда и ни с кем прежде. Она хотела, чтобы этому не было конца.
   Он впился руками в подлокотники кресла, и она видела, как бешено пульсировала вена на его шее.
   – Этого недостаточно, – пробормотал он и, обхватив сзади ее шею, заставил остановиться.
   Немного растерявшись, она подняла голову, не выпуская из руки его член. Тыльной стороной ладони она вытерла губы.
   – Недостаточно?
   В его глазах горел огонь вожделения.
   – Я хочу быть в тебе.
   Внутренние соки вновь оросили ее вагину. Она не могла сдержать своего удовольствия и тихо усмехнулась в ответ на его заявление. Продолжая ласкать член, она обожгла его взглядом, давая понять, как приятно ей слышать это.
   Тихо выругавшись, Грегор встал и поднял ее к себе.
   С благодарностью, наслаждением и упоением она целовала его губы, рот, щеки и подбородок. Глубоко и чувственно вздохнув, он поднял ее над полом.
   Джесси обвила его шею руками и, улыбаясь, смотрела на него. Он отнес ее в постель и положил на спину и, поднимая ее нижние юбки, пробирался все дальше меж ее ног.
   Его пальцы блуждали по ее сладостному холмику, пока наконец не коснулись набухшего твердого клитора.
   – Мне так не хватало тебя в этой постели.
   Его слова взволновали ее.
   – И мне безумно хотелось вновь оказаться здесь.
   Продолжая ласкать бугорок ее клитора, отчего Джесси стонала и извивалась под ним, он скользнул внутрь горячей и сочной вагины.
   Сантиметр за сантиметром он заполнял ее, пока она не ощутила его глубоко внутри и вздохнула со сладостным облегчением и страстно сжала его в себе.
   Он жадно целовал ее шею, в то время как его бедра частыми ударами вталкивали в нее член. Она обхватила ногами его бедра, руками лаская плечи, впиваясь в них пальцами и наслаждаясь каждым новым ощущением.
   Эмоции переполняли ее сейчас, когда после всего, что пережили вместе, сказали и сделали друг для друга, они сливались в этом страстном порыве. Подаваясь бедрами ему навстречу, она смахнула с ресниц слезу, испытывая безмерную благодарность за каждое столь сладостное и головокружительное мгновение их близости.
   – Грегор, я больше не выдержу, – прошептала она, когда почувствовала, как неминуемо приближается к пику наслаждения.
   Он поднял голову, и их взгляды встретились.
   – Иди ко мне, моя обожаемая блудница.
   Мускулы на его шее напряглись до предела, он двигался все чаще, стараясь догнать, приблизиться к ее ощущениям.
   Джесси вскрикнула – наслаждение охватило ее жаркой волной. И даже теперь он не позволил ей отвести взгляд, он смотрел на нее и продолжал заполнять собой, так что все ее тело пылало, содрогалось и трепетало.
   Мгновения спустя она уже лежала рядом, прильнув к нему, и была совершенно счастлива.
   – Твое задание, Джесси? – спросил он, когда их дыхание стало ровнее, а сердце уже не рвалось из груди.
   «Давай же скажи ему», – уговаривала она себя.
   – Я хочу, чтобы ты остался со мной и, как прошлой ночью, побыл моим заступником еще какое-то время.
   Он выглядел серьезным.
   – Я уже получил вознаграждение, так что я полагаю, не могу отказаться от самого дела.
   Она уже хотела ответить, как вдруг заметила озорной блеск в его глазах.
   – Тебе это неприятно?
   – Уверен, это будет непросто. – Он нежно поцеловал ее чуть ниже подбородка, щекоча кожу горячим дыханием. Ладони нежно обняли ее груди, все еще такие трепетные и чувствительные к прикосновениям после того, что было. – Непросто быть покровителем и заступником такой строптивой и своенравной женщины, как ты…
   Он громко вздохнул.
   Она толкнула его, заставляя взглянуть на нее.
   – Грегор.
   – Ну конечно, я принимаю твое предложение, – рассмеялся он.
   – Ты… ты действительно отправишься со мной в Северное нагорье?
   – Да, Джесси. А почему бы и нет? Ты совершенно права. Мы вдвоем действительно составляем неплохую компанию. Прошлой ночью я не мог думать ни о чем, кроме того, чтобы вытащить тебя из этого проклятого места, и я ненавижу себя за то, что позволил обстоятельствам встать на моем пути. – В его выражении лица было искреннее сожаление.
   – Все хорошо. Ты ведь все-таки пришел ко мне. И мы оба целы и невредимы.
   Он рассмеялся.
   – Ручаюсь, это будет непросто, но мне больше ничего не остается. К тому же моя жизнь в море уже кажется мне такой далекой. Возможно, когда-нибудь я вернусь к ней, но между нами возникла какая-то необыкновенная связь, и, думаю, нет ничего плохого в том, чтобы попробовать остановиться. – Он провел рукой по ее волосам и поцеловал в лоб. – Ты примешь меня в качестве своего заступника и помощника, если я пообещаю сделать для тебя все, что в моих силах?
   Она вздохнула, не веря тому, что слышит, и осторожно коснулась его дрожащими пальцами.
   – Ты и так делал для меня все, что мог.
   В ее памяти пронеслось все, что произошло, и даже то, что он запретил ей прибегать к волшебству, когда она была так уязвима. Сам факт того, что Грегор остановил ее в этот момент и не позволил разоблачить свой тайный дар, подвергнув риску свою жизнь, значил для нее даже больше, чем то, что он буквально вырвал ее из рук неприятеля.
   – Скажи, ты хочешь, чтобы как долго я оставался твоим защитником?
   Она поднесла руку к губам, задумалась и попыталась набраться смелости, чтобы высказать свое желание. В его глазах снова блеснул огонек, но была в них и безграничная нежность. Он отлично понимал ее состояние.
   – Очень долго, – отважилась наконец она.
   – Похоже, это будет честная сделка, на равных условиях.
   – Что ты имеешь в виду? – все еще несмело переспросила она.
   – Я хочу, чтобы ты была моей и только моей. Ты меня понимаешь? – Он вдруг посмотрел на нее взглядом собственника.
   У Джесси перехватило дыхание, и сердце взволнованно забилось. Она с готовностью закивала, выдавая все свои чувства. Она уже собиралась ответить, но тут ее прервал звук открывающейся двери, отвлекший их обоих. Грегор недовольно нахмурился и, так же как и Джесси, посмотрел на вход в комнату.
   – Мы забыли запереть дверь, – сказала Джесси, натягивая корсаж.
   Дверь распахнулась прежде, чем он успел ответить, и в комнату влетела Мораг. Они оба с удивлением смотрели на нее, появившуюся так внезапно и с таким испуганным выражением лица.
   Мораг закрыла за собой дверь и стала отчаянно махать руками.
   – Торопитесь, торопитесь, вам нужно исчезнуть как можно скорее. Там, внизу, бальи с целой толпой сопровождающих, и они ищут женщину из Данди, которая занимается колдовством. Они полагают, что она может быть на одной из почтовых станций. Джесси, это тебя они ищут?
   Сердце Джесси замерло.
   – Да, они пришли за мной, моя дорогая.
   Мораг кивнула и удовлетворенно улыбнулась:
   – Я так и думала.
   – Проклятье! – пробормотал Грегор, выпрыгивая из постели.
   – Скорее, – продолжала Мораг, – еще есть время скрыться. Я сказала им, что здесь не останавливались женщины. Госпожа Мур не знает, что вы вернулись. Они планируют обыскать здание, но начали с конюшен и дворовых построек.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация