А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "XX век ВВС. Война авиаконструкторов" (страница 27)

   Когда началась война в Корее, в какой-то момент Мао Цзэдун всерьез испугался, что КНР тоже попадет под раздачу, и спешно запросил помощи и защиты у Сталина, явно не доверяя собственным ВВС. В результате в ноябре – декабре 1950 года в Китай прибыли 12 отдельных истребительных авиадивизий, 2 истребительных корпуса (еще 4 авиадивизии), а в систему ПВО Ляодунского полуострова входили еще 2 истребительных авиакорпуса (3 авиадивизии). То есть в Китае находились в общей сложности 19 истребительных авиадивизий советских ВВС.
   Сразу хочу сказать, что эти данные взяты отнюдь не из книг буржуазных фальсификаторов. Господи, до чего приятно вспомнить эти вроде бы уже позабытые слова! И как актуально они звучат сегодня… Все возвращается на круги своя.
   Говорить о воздушной войне в Корее имеет смысл с того момента, когда там появилась советская авиация, ранее это была не война, а сплошное избиение младенцев. Однако попытка свести воедино советские и американские описания наталкивается на неразрешимые противоречия. Еще больше запутывают дело не менее неразрешимые противоречия между союзниками в социалистическом лагере – китайские описания не совпадают с советскими, а корейские противоречат им обоим. Точно такой же хаос царит и в архивных данных.
   Практически все источники сходятся на том, что в первый период войны дивизии 64-го иак с большим трудом сдерживали противника, хотя имели на вооружении МиГ-15, которые явно превосходили по своим характеристикам F-80 «Шутинг Стар» и F-84 «Тандерджет» американских ВВС. В районе реки Ялу имели место несколько отдельных стычек, которые не принесли серьезного успеха ни одному из противников. Высказывание, будто советские летчики на МиГ-15 с трудом сражались с ископаемыми «мустангами», мы должны квалифицировать как дурную шутку.
   31 декабря 1950 года китайские добровольцы (почему-то этот странный термин прижился в литературе всерьез, и даже сегодня его никто не ставит под сомнение) и остатки армии КНДР перешли в наступление. Армия ООН стремительно покатилась на юг, и в результате авиачастям пришлось на всякий случай убираться из Кореи. 2 января 4-е истребительное крыло («Сейбр») покинуло авиабазы Кимпо и улетело в Японию, 4 января за ним последовало 51-е крыло («Шутинг Стар»). Советские и китайские самолеты ничуть им не мешали, что изрядно удивило американцев. Кстати, китайцы прямо обвиняли Москву в том, что она подставила их, пообещав поддержку авиации во время наступления, но ограничилась защитой китайской территории и полосы, прилегающей к реке Ялу. Так это или иначе, но 17 января 1951 года 64-й иак получает приказ вести «активную защиту от вражеской авиации на земле и в воздухе, а также прикрывать важные стратегические объекты, железные дороги, шоссе и войсковые соединения в тыловых районах». С этого момента начинается активное вмешательство советской авиации в Корейскую войну.
   После относительно спокойного посленовогоднего периода 19 января американская авиация резко усиливает свою активность, приступая к бомбежкам железнодорожных мостов и вокзалов в «аллее «мигов». Для летчиков обоих противников начинаются горячие деньки. 21 января советские истребители залетают гораздо дальше на юг, чем раньше, и атакуют американские самолеты над Анджу и Сунчоном – важными железнодорожными станциями на севере Кореи. Судя по всему, эта неожиданная агрессивность застигла американцев врасплох, потому что пилоты 50-й иад заявили об уничтожении 8 F-84. Долг платежом красен, и 23 января американские самолеты обстреляли аэродром в Андуне. 29-й гиап успел поднять 14 «мигов», взлететь сумели еще 8 китайских истребителей. Когда бои закончились, обе стороны объявили о победе. Согласовать претензии на уничтоженные самолеты не удается в принципе, можно лишь предположить, что потери были примерно равны. Однако американские историки скрепя сердце признают, что превосходство в воздухе они потеряли, а пилоты «шутинг старов» и «тандерджетов» начали избегать столкновений с «мигами».
   Однако в этих боях постепенно начали проявляться некоторые технические недостатки «мигов», которые в принципе невозможно выявить во время испытаний, – они вскрывались только в экстремальных условиях боя. Аварии привели к гибели двоих пилотов, но помощь заводских специалистов помогла исправить неполадки в системе управления. В феврале 1951 года 50-я иад отправилась домой, имея официальный счет 60 американских самолетов против 8 своих.
   Вошедшие совсем недавно в научный оборот источники позволяют сделать предположение, что американцы, сами того не зная, избавили себя от очень больших неприятностей. Дело в том, что с начала войны они подвергали ожесточенным бомбардировкам аэродромы Северной Кореи, хотя никакой военной необходимости в этом не было. Авиация КНДР была давно уничтожена, и бомбардировки носили скорее теоретический характер. Однако именно они поколебали решимость советского командования, когда рассматривался вопрос о передислокации авиации в район Пхеньяна, чтобы завязать борьбу за господство в воздухе над всем Корейским полуостровом, а не только в районах, прилегающих к реке Ялу.
   Впрочем, действия американцев также вызывают определенные сомнения. Насколько обоснованными были попытки бомбить все и вся в «аллее «мигов» и на севере Кореи? Ведь это вело к постоянным боям с советскими истребителями и ощутимым потерям. Не лучше ли было точно так же ограничиться действиями южнее 40-й параллели?
   Положение изменилось, в бой вступили элитные 324-я и 303-я иад. Они были укомплектованы опытными пилотами, имевшими опыт действий в годы Второй Мировой войны и одними из первых освоившими МиГ-15, так что самолет был отлично знаком летчикам. Именно они окончательно поставили крест на использовании старых поршневых бомбардировщиков в современных войнах и доказали, что В-29, даже с ядерными бомбами, не представляет решительно никакой угрозы безопасности Советского Союза.
   Первое доказательство этой теоремы состоялось 12 апреля 1951 года. Американцы собирались в очередной раз бомбить мосты через реку Ялу, но с этим налетом у них не заладилось с самого начала. 9 из 48 бомбардировщиков были вынуждены вернуться из-за различных поломок. Из-за плохой координации действий бомбардировщики следовали двумя группами. На подходах к цели первую атаковали 36 МиГ-15, которые прорвали охранение и сразу сбили 1 В-29, повредив еще 6. Налет был сорван, и американские самолеты повернули назад, но тут появилась вторая группа В-29. Теперь «миги» взялись за нее. Когда дым рассеялся, начались подсчеты. Наши летчики утверждали, что сбили 10 «сверхкрепостей», не потеряв ни одного самолета. Интересно, что официальная история ВВС США подтверждает общую цифру, хотя дает такое распределение: 3 сбитых и 7 поврежденных. Американцы претендовали на уничтожение 3 «мигов», еще 16 (!) вроде бы были повреждены, хотя сами же американские историки называют эти цифры абсурдными.
   Хотя, с другой стороны, наши источники упрямо отрицают существование такой категории, как «поврежденный самолет». Да, американцы совершили грубую и совершенно необъяснимую ошибку, сохранив в качестве вооружения своих самолетов 12,7-мм пулеметы. Что было хорошо для уничтожения самолетов 10 лет назад, то совершенно не годилось сегодня. И дело даже не в том, что резко возрос вес самолетов, современные машины рассчитывались по совершенно иным критериям прочности, использовались совершенно иные материалы. Это все равно что стрелять из того же пулемета по листу кровельного железа или по листу хромоникелевой брони. Вес один, толщина одна, а вот результат будет абсолютно иным. Поэтому повреждения советских истребителей часто были не столь значительны, но ведь все равно какой-то процент самолетов приходилось списывать, а не ремонтировать.
   Впрочем, вооружение «мигов» тоже вызывает определенные сомнения. Так ли уж была нужна 37-мм пушка, которая, никто не собирается спорить, идеально подходила для уничтожения тяжелых бомбардировщиков, но в маневренном бою истребителей лучше смотрелась бы добавочная пара 23-мм пушек. Конечно, самонадеянно со стороны дилетанта давать военным советы, но не лучше ли было строить два варианта самолета с разным вооружением: истребитель ПВО с тяжелой пушкой и фронтовой перехватчик с легкими, которых, при необходимости, тоже хватило бы для уничтожения В-29. Но от двухкалиберного вооружения отказались только на последних моделях МиГ-17.
   Сначала американцы приостановили полеты В-29 на север, чтобы отработать методы надежного прикрытия их истребителями, а когда решили, что такие методы найдены, результатом стала «черная неделя бомбардировочного командования» в октябре 1951 года.
   Но до того, в августе 1951 года, началась операция «Стрэнгл» – «Удавка». Американское командование, пользуясь относительной безопасностью действий в средней части полуострова, решило отрезать вражеский фронт от тыла. Поперек полуострова, по линейке севернее
   Пхеньяна, была прочерчена полоса определенной ширины, внутри которой истребители-бомбардировщики должны были уничтожать все, что движется, полностью перекрыв движение автомобильного и железнодорожного транспорта. Идея операции и даже названия были заимствованы из Второй Мировой войны, когда в 1944 году в Италии американцы пытались сделать то же самое. Попытки советской авиации полного успеха не имели, хотя она начала использовать второй аэродром – в Манпхо. Но это была та же самая река Ялу, хотя и противоположный берег. Но, как и в Италии, эта операция полного успеха не дала, хотя заметно осложнила действия тыловых частей китайских войск, сражавшихся в Корее. Самым простым средством оказался переход к ночному движению, так как пока еще авиация не обладала полноценными электронными средствами, позволяющими действовать по малоразмерным целям при любых условиях. Автомобиль все-таки заметно меньше заводского цеха.
   Тем временем американцы рискнули повторить вылазку В-29 в «аллею «мигов», и результатом стал «черный вторник 23 октября 1951 года. Советская история живописует, как над Намси были перехвачены 21 В-29 в сопровождении более чем 200 истребителей. В результате боя были сбиты 12 бомбардировщиков и 4 F-84, не имея потерь. На самом же деле цифры оказались совершенно иными. Следующая цитата является полной ахинеей:
   «В период 8:10—8:30 (9:10—9:30) нашими РТС на высотах 6500–8000 м на рубеже Кайсю – Кинсен – Исен – Иотоку было обнаружено 8 групп самолетов противника, в составе от 8 до 32 самолетов в группе, в общем количестве до 200 истребителей типа Ф-86, Ф-84, Ф-80 и Глостер «Метеор-4» и две группы бомбардировщиков по 10–12 Б-29, которые в период 8:35—9:04 (9:35–10:04) нанесли сосредоточенный бомбоштурмовой удар в районах: штурмовики – Анею, Хакусен, Тэйсю с высот от 4000 м до бреющего полета, и бомбардировщики – по аэродрому Нанси с высоты 7000 м».

   Начнем с того, что в операции участвовали всего лишь 9 В-29 в сопровождении 55 F-84 и 34 F-86. «Метеоры», полагаю, просто приснились нашим летчикам. Бомбардировщики должны были послужить приманкой, чтобы заманить «миги» на юг и подставить под удар истребителей. Но американцы легкомысленно отнеслись к оценке сил противника, так как на перехват были подняты 84 МиГ-15. Если учесть, что на равных с «мигами» могли сражаться только «сейбры», становится понятно, что американцы вели бой в крайне невыгодных условиях. Часть наших истребителей связала боем «сейбры», а остальные занялись отстрелом «сверхкрепостей», хотя не слишком преуспели в этом. По ситуации из вылета не должен был вернуться ни один американский бомбардировщик. На самом же деле были сбиты всего лишь 3 В-29, хотя все остальные получили повреждения, а их экипажи понесли большие потери. Кстати, двойное завышение числа бомбардировщиков вполне объяснимо: в бою участвовали две группы советских истребителей, и каждая сосчитала, причем достаточно точно, число В-29. А вот штаб, вместо того чтобы разбираться, просто просуммировал донесения. Если помните, нечто подобное имело место во время боев на Халхин-Голе. «Тандерджет» был сбит только один, и потребовалось 50 лет, чтобы мы признали гибель одного МиГ-15 в этом бою. Так или иначе, но после боя 23 октября дневные вылеты В-29 окончательно прекратились, изменился сам ход воздушной войны.
   Тем временем в Корее появилась новая, более совершенная модель «Сейбра» F-84E, а 64-й иак в очередной раз поменял состав. Летчики 97-й 190-й иад не обладали таким опытом, поэтому соотношение побед и потерь заметно изменилось. В порядке борьбы с фальсификациями советским историкам пришлось писать работы под заголовками типа «Миф о разгроме 97-й иад». Дошло до того, что американцы начали думать, будто Советский Союз полностью убрал своих летчиков из Кореи и они сражаются с китайцами.
   Тем временем необходимость заставила советских летчиков осваивать ночные полеты, и хотя полностью остановить американских бомбардировщиков не удалось, кое-какие потери они понесли.

   Итак, постараемся подвести некоторые итоги воздушной войны в Корее, которая была, по сути, борьбой за господство в воздухе. Оба противника в ней одержали убедительную победу. Всего советские, китайские и корейские летчики и зенитчики уничтожили 2814 самолетов противника, потеряв при этом 334 «мига». Американцы врут, что потеряли всего 1466 самолетов, при этом из них всего лишь 147 в воздушных боях. По советским данным, на каждый потерянный «миг» приходилось 10 сбитых «сейбров», по американским – совсем наоборот. Найти истину в этом хаосе, как мы уже говорили, невозможно, и практически все историки бросили этим заниматься, ограничиваясь рассказами о победах своей страны.
   Советская авиация в Корее действовала очень пассивно, ограничиваясь только обороной, что отрицательнее всего влияет на моральный дух летчиков. Может быть, следовало совершить несколько рейдов к линии фронта? Советское политическое руководство играло в детские жмурки, закрыв глаза ладонями, оно кричало: «Найди меня!» Дескать, нет советских летчиков в Корее – и все тут! Непонятно, что могло измениться от открытого признания факта участия в Корейском конфликте, или Сталин боялся, что СССР исключат из ООН, как это произошло во время Советско-финской войны с Лигой Наций?
   Ход войны заставил советское командование пересмотреть организацию истребительных частей, численность пилотов в истребительном полку была увеличена вдвое. Но вот другую ошибку советское командование так и не исправило до самого окончания военных действий. Американцы практиковали ротацию личного состава внутри соединения, а СССР – ротацию соединений. Поэтому на фронте появлялись зеленые летчики, и никто не мог поделиться опытом, подсказать и научить – опыт приходилось оплачивать кровью.
   Командование 64-го иак было связано по рукам и ногам, получая приказы непосредственно из Москвы. В апреле 1951 года Китай и КНДР объединили свои ВВС и пригласили Советский Союз присоединиться к этой структуре, но Сталин отказался. 64-й иак вел свою персональную Корейскую войну, что тоже не лучшим образом сказывалось на результатах.
   В общем, можно сказать, что и в воздухе Корейская война закончилась вничью. Советские ВВС господствовали над северной частью Кореи, американские – на юге. И все-таки было бы интересно посмотреть, что могло произойти, если бы Сталин разрешил перебазирование 64-го иак хотя бы в район Пхеньяна.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация