А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "XX век ВВС. Война авиаконструкторов" (страница 22)

   Наверное, именно такие случайные победы поддерживали боевой дух немецких солдат, но ни эти солдаты, ни их командиры не желали видеть, что время закономерных побед кончилось. Успех в битве над Нюрнбергом стал последним успехом немецкой ПВО, которая вскоре просто развалилась.
   Впрочем, первые трещины появились еще раньше. Вы обратили внимание на расположение линии Каммхубера? Она проходила по границам Голландии, Бельгии и далее на юг, то есть вся прибрежная зона была не закрыта, в том числе и порты Северо-Западной Германии. Намеренно или случайно, но линия Каммхубера была создана вне радиуса действия британских истребителей, которые могли прикрывать бомбардировщики, занимающиеся уничтожением радаров и командных центров. Дальше – больше. Мы писали, что проводившиеся англичанами в 1941–1942 годах рейды на территорию оккупированной Франции не дали особых результатов. Это не совсем верно, немцы предпочли не ввязываться в бои с британскими истребителями и оттянули свои истребительные эскадры в глубь Франции, то есть вся прибрежная зона была отдана на откуп авиации союзников. А ведь они, кроме стратегической авиации, имели большое число средних бомбардировщиков, и вот «веллингтоны», «митчеллы» и «мэродеры» приступили к систематическому разрушению создававшегося немцами Атлантического вала. То же самое происходило и позднее. Немецкие истребители избегали действовать в тех районах, где «тандерболты» и «лайтнинги» сопровождали свои бомбардировщики, то есть на западе Германии. Более того, Люфтваффе старались сами истребительные эскадрильи базировать на территории Рейха, а не в передовых районах.
   Однако командование союзников посчитало, что этого мало, и решило нанести несколько ударов непосредственно Ягдваффе, то есть сделать то, что немцы сами пытались во время Битвы за Англию. Были тщательно проанализированы результаты всех предыдущих операций, вывод сделали совершенно однозначный: бомбардировщикам требуется истребительное прикрытие на протяжении всего маршрута. И к этому моменту, словно по заказу, появляется волшебная палочка – истребитель Р-51 «Мустанг» с британским мотором «Мерлин». 354-я истребительная группа прибыла в Англию в октябре 1943 года, за ней последовали другие, а к весне эти «мустанги» стали самым важным истребителем союзников на Европейском театре.
   К началу 1944 года американское командование запланировало несколько крупных налетов на немецкие авиазаводы. Идея была простой – немцы просто обязаны защищать их, иначе они проиграют войну в воздухе, не сделав ни единого выстрела. Однако немцы не нуждались в лишних приглашениях, после успешных боев осени 1943 года они, несмотря на потери, были готовы встретить любой удар. Но вот фактор «мустанга» командование Люфтваффе не учло.
   Атаки начались 20 февраля – 1003 американских бомбардировщика в сопровождении 835 истребителей из состава 8-й и 15-й Воздушных Армий атаковали различные цели. Немцы встретили их, но, к своему ужасу, выяснили, что лучшее противобомбардировочное оружие – истребитель Ме-410 «Хорниссе» – становится легкой добычей американских истребителей. Американцы потеряли 21 бомбардировщик и 4 истребителя, тогда как немцы лишились 74 истребителей. Дальнейшие налеты проходили по такому же сценарию. Всего в ходе операции «Big Week» – «Большая неделя» американцы потеряли 247 тяжелых бомбардировщиков и 28 истребителей; считается, что немцы потеряли за это же время 355 истребителей. Впрочем, разные источники дают разные цифры. Ясно одно – союзники такие потери могли себе позволить, тем более что они явно меньше, чем ранее, а вот Ягдваффе оказались обескровлены.
   В общем, к середине весны 1944 года на Западе сложилось довольно странное положение. Днем в небе господствовала авиация союзников, зато по ночам преимущество переходило к немцам. Но такая ситуация не могла сохраняться слишком долго, и действительно, вскоре стало ясно, что немецкая система ПВО рухнула, так как лишилась своей важнейшей составляющей – истребительной авиации.
   Готовя высадку в Европе, союзники долго спорили, отдать приоритет ударам по системе коммуникаций или бомбежке заводов синтетического топлива. Новый командующий американской 8-й Воздушной Армией генерал Спаатс в конце концов заявил, что ему это решительно безразлично, лишь бы только Люфтваффе не уклонялись от боя. В результате было принято соломоново решение – бомбить все, но поочередно. И хотя железные дороги были брошены на произвол судьбы, немцам пришлось защищать нефтеперегонные заводы, что вело к новым потерям. При этом Спаатса совершенно не волновало, что потери 8-й Воздушной Армии временами доходили до чудовищной цифры – 400 бомбардировщиков в месяц, немецкие силы таяли гораздо быстрее. Поэтому, когда 4 июня союзники высадились в Нормандии, Люфтваффе никак не смогли помешать этому.
   В середине мая 1944 года прошло совещание с участием Геринга и Галланда, на котором было открыто признано, что Ягдваффе стоят на пороге гибели и ничего не могут противопоставить союзникам. Галланд предложил немедленно забрать из штабов всех летчиков-истребителей и направить их в эскадрильи, перевести пилотов с ночных истребителей на дневные, забрать с Восточного фронта две истребительные группы, перевести всех пилотов штурмовиков, имеющих более 5 побед, в ПВО Рейха. Но даже эти отчаянные меры были бесполезны. Под давлением превосходящих сил союзников Люфтваффе на Западе просто развалились. А вскоре рухнула и вторая составляющая системы ПВО – наземная. В конце августа союзники освободили практически всю территорию Франции, и южный фланг линии Каммхубера исчез, ее центральная часть оказалась прямо на линии фронта и потеряла всякую практическую ценность. Система ПВО Рейха перестала существовать.
   Нет, разумеется, Люфтваффе продолжали сражаться, они даже добивались каких-то мелких локальных успехов, но как реальная боевая сила больше не существовали, и провал операции «Боденплатте» это хорошо показал. Поэтому описывать дальнейшие события в рамках рассматриваемой темы «Авиация против ПВО» просто не имеет смысла, можно рассказывать о подвигах отдельных асов, отслеживать боевой путь каких-то эскадр и групп, но это уже совсем другая история.
   Рассказывая о немецкой системе ПВО, мы просто не можем не упомянуть об одной весьма экстравагантной новинке, придуманной «сумрачным немецким гением», так называемых «Flakturm» – зенитных башнях. Главная идея архитектора Винкеля была проста и безумна – строить бомбоубежища не под землей, а на ней! Первым начал работу Винкель, который предложил конструкцию бомбоубежища, напоминающего термитник – вытянутый конус с толстыми бетонными стенами. Бомба даже при прямом попадании должна была скользить по стене и безвредно взрываться рядом с бомбоубежищем. Но после налетов Королевских ВВС на Берлин в октябре 1940 года Гитлер приказал подчиненным придумать что-нибудь этакое, и Альберт Шпеер приказ выполнил.
   Не будем спорить, немецкие архитекторы подготовили вполне разумный проект, который полностью отвечал требованиям 1940 года. Но ведь развитие вооружений не стоит на месте! Башня типа G представляла собой массивный семиэтажный куб, хотя высота ее соответствовала примерно двенадцатиэтажному дому, ведь толщина межэтажных перекрытий достигала 2 метров, а крыши – 2,5 метра. В нем могли укрыться до 10 000 человек! По углам квадрата были установлены спаренные тяжелые зенитки, окруженные мелкокалиберными автоматами для защиты от атак штурмовиков. Башни могли выпускать до 8000 снарядов в минуту по всему горизонту, а досягаемость по высоте составляла 14 км. Такое сооружение могло выдержать прямое попадание бомбы весом до тонны.
   В Берлине были сооружены три такие башни, и внутри треугольника оказалась центральная часть города. Летчики союзников весьма неохотно пролетали над этими монстрами. Аналогичные сооружения строились и в других городах. Казалось бы, все обстояло отлично, и зенитные башни доказали свою ценность. Кстати, во время штурма Берлина Красной Армией именно башня «Цоо» капитулировала последней. Ее гарнизон отбил все штурмы, а стены выдержали обстрел 203-мм гаубиц, хотя совсем не проектировались для этого. Между прочим, в ней укрылись 30 000 берлинцев, хотя и на это башня не была рассчитана.
   Однако на самом деле башни выстояли просто потому, что союзники ими не занимались. Если бы те же Королевские ВВС поставили себе задачу, они уничтожили бы любую из башен. Прежде всего следует напомнить, что Бомбардировочное Командование было мировым лидером по использованию тяжелых бомб. Если авиация других стран, как правило, ограничивалась бомбами весом до тонны, то у англичан AN-M56 весом 4000 фн, или 1800 кг, входила в стандартный боекомплект четырехмоторных бомбардировщиков. А ведь потом появились такие чудовища, как «толлбой» (12 000 фн, или 5400 кг) и «град слэм» (22 000 фн, или 10 тонн), специально предназначенные для уничтожения сильно защищенных целей. Во всяком случае, они без труда пробивали пятиметровые бетонные перекрытия убежищ для подводных лодок во французских портах. Страшно даже представить, что могло произойти, попади тот же «толлбой» в переполненную людьми зенитную башню.
   Мощное вооружение тоже не могло служить надежной защитой. Это по сухопутным меркам сосредоточение 70–80 зенитных орудий на пятачке выглядело убедительно. Но на море авиация расправлялась с линкорами, которые несли до 150 стволов зенитной артиллерии всех калибров, причем сначала истребители с помощью ракет и пушек уничтожали зенитки, а потом в дело вступали торпедоносцы. То есть подавить ПВО башни было вполне возможно, хотя не стоит утверждать, что это получилось бы легко.
   Словом, немцы построили нечто грандиозное, надежное и бесполезное. Использовать потраченные силы и время можно было лучше.
   После окончания Второй Мировой войны в течение долгого времени, почти 25 лет, системы ПВО и авиация не пересекались между собой. Я не хочу сказать, что за эту четверть века не случилось ни одного вооруженного конфликта, нет, все было – иконфликты, и крупномасштабные войны. Но каждый раз летчики с организованной ПВО не встречались. Например, все арабо-израильские войны начинались удручающе однообразно: внезапный удар израильской авиации уничтожал на аэродромах всю арабскую авиацию, после чего израильские ВВС безнаказанно хозяйничали в воздухе. А, как мы уже выяснили, полноценная система ПВО не может опираться на одни только наземные средства, которые не обладают достаточной мобильностью. Только при поддержке истребительной авиации ПВО может стать по-настоящему надежной.
   В годы Корейской войны эта схватка не состоялась по другой причине – в условиях мобильной войны организовать ПВО какого-то района крайне сложно. Да, если сказать честно, Северной Корее и защищать-то особо было нечего, что учел и противник. Стратегических бомбардировок территории КНДР американская авиация не вела, занимаясь исключительно поддержкой войск на фронте. Имели место попытки перерезать коммуникации, но и они предпринимались силами фронтовой авиации. Спорадические налеты мелких групп В-29 не имели серьезного значения. Да, велась ожесточенная борьба за господство в воздухе между реактивными истребителями нового поколения – МиГ-15 и F-86 «Сейбр», но и она имела какой-то странный, я бы сказал, академический характер. Сложно сказать, что еще могли сделать американцы вдобавок к тому, что уже делали, захвати они полное господство в воздухе. То же самое можно сказать и о советских истребительных дивизиях. Прикрыть линию фронта на 53-й параллели с баз в Китае они не могли, а советская бомбардировочная авиация в этой войне не участвовала. Поэтому, даже если бы они разгромили американцев наголову гдето вблизи реки Ялу, это ничего бы не дало. Я подозреваю, что для советского командования это была великолепная возможность проверить в бою новую технику, отработать тактические приемы и подготовить пилотов, но не более того.
   Все изменилось с появлением управляемых зенитных ракет, и здесь наглядным уроком новой войны и новых возможностей ПВО стали попытки американцев бомбить Ханой в декабре 1972 года (операция «Лайнбейкер II») и воздушные бои над Суэцким каналом в октябре 1973 года, во время войны Йом-Киппур.
   Самое интересное, что американцы, усердно готовясь использовать управляемые ракеты, во-первых, сильно их переоценили, а во-вторых, оказались совершенно не готовы к тому, что ракеты будут применены против них. Ведь первые модели F-4 «Фантома» даже не имели пушечного вооружения и несли только ракеты «Спарроу» и «Сайдуинтер». Уже в ходе войны американцам пришлось спешно переделывать свой основной истребитель, устанавливая на нем знаменитый «Вулкан».
   В отношении же зенитных ракет американцы проявили поразительную беспечность, не учитывая их в принципе, хотя уже имели два печальных примера уничтожения «неуязвимых» стратегических разведчиков U-2 – под Свердловском и над Кубой. Правда, если говорить честно, оба этих случая не столь прозрачны, как принято считать. Например, никто не задается вопросом: а почему Пауэрса сбили только под Свердловском, а не на границе? Один из вариантов ответа таков: его U-2 аккуратно следовал между куполами перекрытия дивизионов, что делает честь американской разведке, выявившей места дислокации пусковых установок. А под Свердловском Пауэрс натолкнулся на дивизион, вставший на боевое дежурство всего неделю назад, о чем американцы пока еще не знали. Но это всего лишь «рассуждения на тему».
   Не менее интересной может быть история уничтожения второго U-2. Я лично разговаривал с человеком, который служил в этом дивизионе. Он утверждает, что на Кубе чуть было не случилась история Матиаса Руста. Американец летит, а наше высокое командование рожает: стрелять или не стрелять. Так и не родило! Пуск был произведен по инициативе командира дивизиона, которому после этого приказали писать объяснительную. Дескать, пуск произошел самопроизвольно в результате короткого замыкания. Лишь когда из Москвы прилетел большой генерал с коробкой орденов, все командиры дружно завопили: «Я первый приказал!» Однако ни малейших гарантий достоверности услышанного я дать не могу.
   Однако во всех этих случаях, как и при применении зенитных ракет по U-2 над Китаем в 1962 году, обстрелу подвергались малоскоростные и неманевренные безоружные самолеты, правда, летевшие на очень большой высоте. В целом условия боевой стрельбы мало отличались от полигонных, а потому американцы сильно сомневались в реальной боевой ценности С-75.

   Нам нет нужды подробно описывать всю историю воздушной войны во Вьетнаме, достаточно ограничиться наиболее показательными периодами: операция «Роллинг тандер» в 1965–1968 годах и операция «Лайнбейкер II» – декабрь 1972 года, то есть периодами наиболее интенсивных бомбардировок Северного Вьетнама. Но рассказать даже об этом периоде крайне сложно, потому что достоверные сведения о действиях «вьетнамских» сил ПВО, а точнее, советских специалистов, отсутствуют, а те, что имеются, больше всего напоминают пропагандистские агитки.
   Американцы начали бомбежки Северного Вьетнама в августе 1964 года, сразу после Тонкинского инцидента, но в первое время они велись достаточно вяло. Кстати, уже во время первого налета были сбиты 2 самолета из 80. Однако в марте 1965 года началась операция «Роллинг тандер» – массированные налеты на территорию Северного Вьетнама. Американцы намеревались использовать авиацию как инструмент политического давления, однако на проведение операции наложили такое количество ограничений, что она сразу потеряла всякий смысл.
   К тому же выяснилось, что США просто не готовы к ведению «обычной» воздушной войны, в результате чего сложилось странное положение. Стратегические бомбардировщики В-52 бомбили тактические цели на юге, а тактические истребители F-105 наносили удары по стратегическим целям на севере.
   Вдобавок командование американской армии сильно недооценило возможности ПВО Северного Вьетнама и, похоже, вообще не предусмотрело вмешательства СССР в этот конфликт. К началу 1965 года вьетнамцы имели около 1200 зенитных орудий и с помощью советских поставок стремительно наращивали их число. К 1967 году, по оценкам американской разведки, их количество достигло 9000 единиц, хотя, как говорится, у страха глаза велики.
   Однако уже в конце апреля 1965 года ситуация резко изменилась – во Вьетнам прибыла группа солдат и офицеров Бакинского округа ПВО, после чего должны были начаться поставки зенитно-ракетных комплексов С-75 «Двина». Перед нашими советниками была поставлена задача как можно быстрее подготовить два зенитно-ракетных полка – 236-й и 238-й. Вот в этот момент и начинаются сказки дедушки Главпура. Нам вещают о форсированной подготовке, о работе по принципу «делай как я», хотя на самом деле все обстояло гораздо проще. На боевое дежурство заступили советские специалисты, и 24 июля недалеко от Ханоя были сбиты первые 3 «фантома», хотя американцы признают потерю всего лишь одного самолета. За первый месяц боевого применения С-75, по советским оценкам, было сбито 14 американских самолетов, при этом было израсходовано всего 18 ЗУР; американцы же утверждают, что потеряли от огня ЗРК всего лишь 3 самолета. Подобные расхождения совершенно типичны для описания любой войны, и точную цифру американских потерь установить не удается, скорее всего, это очередное преувеличение, как было со «сверхкрепостями» в Корее. Однако фактом остается то, что американцы получили чувствительный удар, заставивший их пересматривать стратегию и тактику действий, а это значит, что звание Героя Советского Союза подполковник Ильиных получил вполне заслуженно.
   Американцы оказались в исключительно сложном положении. Еще раньше они были вынуждены отказаться от полетов на малой высоте – после того, как количество зенитных орудий в Северном Вьетнаме начало возрастать. Сначала 57-мм автоматы советского производства отбили у них охоту летать на бреющем, а появившиеся тяжелые зенитки загнали американскую авиацию на большую высоту. Возникшие из ниоткуда ЗРК закрыли для американских самолетов и большие высоты.
   Знаете, все течет, но ничего не меняется, и наши пропагандисты с упоением рассказывают, как американские пилоты начали бунтовать, требуя удвоения платы за боевые вылеты. Впрочем, это еще не самое веселое. Один из наших советников вспоминает совершенно анекдотический случай, имевший место на одном из обсуждений итогов первых боев. Заместитель Генштаба сделал потрясающее заявление:
   «Ракетчики повоевали неплохо, сбив двадцатью ракетами два американских самолета».
   Эти слова вызвали недоумение на лицах советских специалистов – ведь, по их расчетам, было сбито 12 самолетов, но доклад продолжается:
   «Но поистине выдающихся успехов добились отряды самообороны девушек, которые, переняв боевой опыт отрядов самообороны стариков, сбили из карабинов 10 американских самолетов, затратив на них всего лишь двадцать патронов…»
   Недоумение сменяется изумлением. Кто-то из советников не выдержал:
   «Зачем же мы тогда посылаем вам эшелоны ракет? Давайте пригоним вагон патронов – его на всю американскую авиацию хватит!»
   Вьетнамец сделал вид, что не понял реплики, а после совещания подошел к группе советников и попытался оправдать свои слова:
   «Вы не понимаете, ведь у нас идет народная война. И мы должны подобными примерами поднимать энтузиазм народа. Таковы тонкости нашей политики».

   Впрочем, иногда применялись такие «системы ПВО», которые раньше не могли присниться даже в кошмарном сне. Как известно, F-105 «Тандерчиф» имел бортовую систему слежения за рельефом местности, чем американцы пользовались для полетов на сверхмалых высотах. Вьетнамцы, подметив это, начали копать рвы на излюбленных маршрутах американских пилотов, наполняя их взрывчаткой с обрезками арматуры. При подлете самолета эта «адская смесь» подрывалась, и пролетавший через неожиданно вздымавшуюся из земли стену из огня и железных осколков самолет получал значительные повреждения. В таких случаях летчик часто даже не успевал катапультироваться.
   В результате американцы были вынуждены сменить приоритеты и с бомбежки стратегических объектов (или что они там понимали под этим названием) переключились на борьбу с системой ПВО. Кстати, вьетнамцы или наши специалисты, предвидя это, развернули масштабное строительство ложных позиций, прикрывая их зенитными батареями, что сказалось практически немедленно. Американцы попытались уничтожить пусковые установки, сбившие первый самолет, и бросили на них 48 F-105, что кончилось для них совсем печально – ЗРК там не оказалось, а зенитной артиллерией было уничтожено 6 F-105.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация