А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "XX век ВВС. Война авиаконструкторов" (страница 18)

   При этом конец марта отмечен новыми тяжелыми потерями Королевских ВВС. 25 марта в ходе последнего налета британской авиации на Берлин были сбиты 72 самолета. И практически сразу после этого, 30 марта, во время налета на Нюрнберг сбиты 94 самолета из 795, участвовавших в операции.
   Спасение пришло с той стороны, откуда его не ждали. В конце марта верховный генерал Эйзенхауэр созвал совещание, на котором присутствовал руководящий состав военно-воздушных сил США и Англии. Совещание пришло к заключению, что «Транспортейшн план» (как тогда именовалась воздушная операция по выводу из строя коммуникаций противника) дает наилучшие шансы для достижения успеха, хотя его реализация будет связана с потерями гражданского населения Франции. При обсуждении этого плана с участием политиков те снова проявили трогательную заботу о гуманизме, совершенно не думая о жизнях собственных солдат. После долгих споров решили бомбить железные дороги и сортировочные станции там, где риск потерь среди гражданского населения от бомбардировок будет сравнительно небольшим (не более 150 человек). Очень интересный норматив, непонятно откуда взявшийся.
   Бомбардировки начались в середине апреля, и хотя немцы успевали ремонтировать и восстанавливать железные дороги, объем перевозок значительно сократился, и передислокация войск теперь была связана с серьезными затруднениями. Это создавало большие проблемы германскому командованию, так как оно не знало точно, где именно ждать высадки союзников, и срочная переброска войск к плацдарму стала просто невозможна. Всего бомбардировщики английской и американской стратегической авиации произвели 8800 самолето-вылетов, сбросив на 33 железнодорожных узла, расположенных во Франции и Бельгии, 42 000 тонн бомб. Как мы видим, еще до появления атомного оружия килотонна стала счетной единицей при учете деятельности стратегической авиации. Потери Бомбардировочного Командования при проведении операции «Транспортейшн план» за период с 6 марта по 3 июня были небольшими и составили 203 самолета на 8795 самолето-вылетов, что стало приятным сюрпризом после печальных событий над Берлином и Нюрнбергом.
   Кстати, уже после высадки союзников в Нормандии стратегическая авиация наконец-то сумела отличиться в борьбе против немецкого флота. Малые корабли и катера немцев не могли помешать армаде союзников, но создавали постоянные проблемы, и тогда было решено разрубить гордиев узел самым простым образом. 234 самолета союзников ночью 14/15 июня атаковали порт города Гавр, причем были сброшены 22 бомбы «Толлбой». Результат получился потрясающий: немецкая флотилия, базировавшаяся там, просто перестала существовать.
   Но попытки поддержать действия своих войск закончились для летчиков провалом, если не сказать резче. 25 июля, во время операции «Кобра» – прорыва американских войск из Нормандии, союзная авиация метким ударом накрыла американские 9-ю и 30-ю пехотные дивизии возле Сен До; среди погибших оказался представитель штаба армии США генерал-лейтенант МакНейр. Но даже если бомбардировщики клали бомбы туда, куда требовалось, ничего хорошего не получалось. Когда 1570 тяжелых и 349 средних бомбардировщиков из состава Бомбардировочного Командования, 8-й воздушной армии США и Союзных экспедиционных ВВС сбросили 7700 тонн бомб, нанеся «наиболее мощный бомбардировочный удар, который когда-либо предпринимался для поддержки наземных войск», они так старательно перекопали местность, что она стала просто непроходимой. Танки союзников застряли там без всякого сопротивления со стороны немцев.
   После окончания боев в Нормандии снова начались споры о том, чем заниматься стратегической авиации. Но теперь к ним подключился начальник штаба Королевских ВВС маршал авиации Портал, который принялся выкручивать руки Харрису, убеждая его заняться наконец нефтеперегонными заводами. Это смотрелось довольно странно на фоне того простого факта, что 30 августа 1944 года Германия практически лишилась источников сырой нефти – советские войска заняли город Плоешти.
   К этому времени англичане уже настолько осмелели, что возобновили дневные налеты на Германию, правда, не вполне четко представляя, чего они желают добиться этими налетами. Постепенно некогда знаменитые «рейды 1000 бомбардировщиков» стали скучной обыденностью, однако анализ ситуации не внушал совершенно никакого оптимизма. Немцы продолжали создавать одну систему нового оружия за другой. Готовились выйти в море новейшие подводные лодки XXI серии, бороться с которыми союзники не могли. Полным ходом шли испытания реактивного истребителя Ме-262, который мог стать смертельной угрозой для тех же стратегических бомбардировщиков. Начался обстрел английских городов самолетами-снарядами V-1 и ракетами V-2. Гитлер по-прежнему пользовался безоговорочной поддержкой немецкого народа, немецкая армия сражалась с прежним упорством. А тут еще случился конфуз в Арденнах.
   25 января 1945 года Черчилль потребовал от своих летчиков закончить разговоры и начать действовать, ему требовался быстрый и зримый результат. По мнению Черчилля, такой результат могли дать только тотальные террористические бомбардировки немецких городов, впрочем, сэр Уинстон, как опытный политик, слова «террористические» избегал… Начальник штаба Королевских ВВС Портал усомнился в мудрости такого решения. Он по-прежнему стоял за экономическую войну – удары по заводам синтетического горючего, верфям, строящим подводные лодки, авиазаводам. Хотя сегодня, задним числом, можно усомниться в мудрости этого решения. Германия в 1945 году уже ничего толком не производила.
   В результате долгих обсуждений и споров было решено нанести удар по городам Берлин, Лейпциг, Дрезден, Хемниц. Позднее Черчилль пытался всячески откреститься от начатых по его инициативе бомбардировок, особенно налета на Дрезден, дескать, он даже пытался остановить этот налет. Но, на беду британского премьер-министра, сохранилась его записка, адресованная Порталу. В ней лишь выражается сомнение в разумности перехода к ударам по коммуникациям, если главной целью пока еще считались заводы синтетического бензина. Совместными усилиями англичане уговорили Спаатса, который не желал участвовать в подобных операциях. Вот так мы плавно переходим к попыткам стратегической авиации решить вторую задачу Дуэ: сломить волю к сопротивлению террористическими бомбардировками.

   Принято считать, что террористические бомбежки городов с целью подавить моральный дух населения начали немцы еще во время Гражданской войны в Испании, разбомбив баскский город Герника. После этого были бомбардировки Варшавы в сентябре 1939 года, налет на Роттердам весной 1940 года и бомбежка Ковентри осенью того же года. В лексикон человечества вошел новый глагол – «ковентрировать». Я понимаю, что дальнейшие рассуждения могут показаться циничными, но немецкую авиацию обвинили не в том, в чем она действительно виновата. Потери во время этих «ужасных» и «террористических» налетов были ничуть не больше, чем в ходе того же самого «воздушного блица» над Англией, более того, в Лондоне погибло гораздо больше людей, чем в Ковентри. И такие налеты не вызывали никаких других чувств, кроме озлобления и желания поквитаться, что англичане и сделали. Как писал СалтыковЩедрин в своей сказке «Медведь на воеводстве»: «Его прислали кровопролитие учинить, а он чижика съел. Тьфу!»
   Точно так же неверным является мнение, что первым по-настоящему чудовищным воздушным налетом стало уничтожение британской авиацией Гамбурга летом 1943 года – операция «Гоморра». К сожалению, это трагическое событие произошло гораздо раньше, причем на Восточном фронте. Однако сначала советские, а теперь и российские историки страшно не любят рассказывать о событиях 23 августа 1942 года в Сталинграде. Именно в этот день, а совсем не в ходе последующих многомесячных боев, город был превращен в груду дымящихся развалин, впервые в истории войны всего за один день в результате воздушного налета погибли десятки тысяч мирных жителей.
   В этот день танковый корпус генерала фон Витерсгейма, прорвав оборону советских войск, вышел к северным окраинам Сталинграда. В полном соответствии с доктриной поддержки войск ударами с воздуха 4-й Воздушный Флот подверг город массированной бомбардировке: за день его самолеты совершили около 2000 вылетов. Результаты получились совсем не те, на которые рассчитывали немцы. Дело в том, что в это время Сталинград был просто забит беженцами, в городе находилось, по различным оценкам, более 700 тысяч человек, но Сталин лично запретил эвакуацию гражданского населения. Вот она, главная причина, по которой наши так называемые «историки» не любят рассказывать о кровавом преступлении фашистов. Заметьте, эти слова я не беру в кавычки. Председатель городского комитета обороны Чуянов позднее вспоминал, что лично звонил Сталину и доказывал, что нужно убрать из города лишних людей, на что получил холодный ответ: «Эвакуация – это паника. Мы паники не допустим». Так что господин Исаев сознательно лжет, когда рассказывает об эвакуации жителей города. Скот – да, перевозили за Волгу, людей – нет. Вообще в книге А. Исаева «Сталинград», изданной в 2008 году, вы не найдете ни одного слова о бомбардировке 23 августа.
   Город жил обычной жизнью, работали магазины, детские сады. Но в 15.18 прозвучал сигнал воздушной тревоги. Предоставим слово Алексею Чуянову:
   «И сразу над центральной частью города появляются сотни тяжелых бомбардировщиков гитлеровцев. Одна волна сменяет другую. Наши истребители мужественно бросаются в бой, но их слишком мало. Зенитные батареи подавлены. Немцы методически сбрасывают то зажигательные, то тяжелые фугасные бомбы. Кромешный ад. Дым пожарищ застилает полуденное солнце. Взрывы страшной силы сотрясают воздух. Горят жилые кварталы, рушатся, как карточные, здания школ, превращенные в госпитали, культурно-бытовые учреждения. Отовсюду доносятся стоны, крики раненых. Смерть разит людей в квартирах, подвалах, магазинах, на работе, на улицах. Кто уцелел, ищет спасения в щелях. А с почерневшего от дыма неба продолжают сыпаться бомбы. Все основные коммуникации города – водопровод, электросеть, телеграф и телефонные линии – выведены из строя».

   Более внятных описаний происходившего найти не удалось, но, судя по всему, в этот день впервые в результате бомбардировки возник огненный шторм, явление, которое и было основной причиной гибели людей во время подобных налетов, хотя точно утверждать этого нельзя, так как мы не располагаем достоверными описаниями этих событий. Он образуется, когда возникшие разрозненные очаги пожаров объединяются в один огромный костер. Воздух над ним нагревается, его плотность уменьшается, и он поднимается вверх. Снизу на его место поступают холодные массы воздуха с периферии. Прибывший воздух тоже нагревается. Подсос кислорода действует как кузнечные мехи. Образуются устойчивые центростремительные направленные потоки, ввинчивающиеся против часовой стрелки от земли на высоту до пяти километров, возникает эффект дымовой трубы. Напор плазмы достигает ураганных скоростей. Температура подскакивает до 600 градусов, все горит или плавится. Немцы явно на это не рассчитывали и зажигательные бомбы хотя и применяли, но ограниченно. Увы, теплая, безветренная погода – одно из главных условий возникновения огненного шторма – очень характерна для Южного Приволжья.
   В результате в огненном аду погибло от 42 до 46 тысяч человек, более 50 тысяч получили ранения и ожоги, было разрушено от 60 до 80 процентов жилых зданий. Это потери, вполне сопоставимые с потерями при бомбежках Дрездена и Токио, но если о последних знает весь мир, об уничтожении Сталинграда не знают даже в России. День памяти жертв 23 августа так и остается событием городского масштаба.
   Лишь на следующий день началась частичная эвакуация населения. По словам военного историка, директора Музея-панорамы «Сталинградская битва» Бориса Усика, за один день за Волгу отправили 300 тысяч человек, остальным предстояло остаться и погибнуть в городе. Сталинградские историки полагают, что всего за период битвы погибло около 220 тысяч жителей города. Но вокруг этой цифры также царит заговор молчания.

   Королевские ВВС, точнее их Бомбардировочное Командование, обратились к налетам на немецкие города после того, как продемонстрировали свою полнейшую неспособность бороться с хорошо защищенными промышленными объектами на территории страны. Новому главе Бомбардировочного Командования маршалу Харрису требовалась победа, и он решил найти ее там, где сопротивление будет наименьшим. Вместе со своим начальником штаба вице-маршалом авиации Сондби он предложил бросить все имеющиеся бомбардировщики для атаки одного крупного немецкого города. Они вытащили на свет обветшавшие постулаты Джулио Дуэ, утверждая, будто политический и моральный эффект будет колоссальным, хотя на самом деле пытались спасти свою вотчину – стратегическую авиацию, которая до сих пор, несмотря на огромные расходы и усилия, так и не совершила ничего достойного. Если же вспомнить, что в результате бомбардировок английских городов, которые сопровождались многочисленными жертвами, немцы ничего не достигли, приходится признать, что Харрис и Сондби изначально планировали массовое убийство мирного населения, но почему-то ни того, ни другого военными преступниками не назвали.
   В общем, Бомбардировочное Командование стремительно двигалось к так называемым «рейдам 1000 бомбардировщиков», которые можно было бы назвать квинтэссенцией доктрины Дуэ, если бы они хоть наполовину оправдали возлагавшиеся на них надежды. А после проведенной инвентаризации выяснилось, что 1000 бомбардировщиков никак набрать не получается. В распоряжении Харриса к весне 1942 года имелись 16 эскадрилий «веллингтонов», 6 – «галифаксов» и6– «Ланкастеров», 5 – «стирлингов»,2—«манчестеров» и 2– «хэмпденов», то есть настоящая сборная солянка общей численностью около 400 самолетов. При этом сразу возник вопрос: удастся ли направить к одной цели хотя бы эти самолеты? Имелась система наведения по радиолучу, которую использовали немцы, но полной уверенности не было. При этом английское командование приняло важное решение – постараться одновременно сосредоточить над целью максимальное количество самолетов, чтобы массированным ударом прорвать ПВО противника, сознательно пойдя на риск столкновений в воздухе. В этом заключалось принципиальное отличие английской доктрины от немецкой, которая не допускала ничего подобного.
   Итак, к маю 1942 года теоретическое обоснование было готово, оставалось получить одобрение политического и военного руководства Великобритании. Черчилль с энтузиазмом ухватился за предложение Харриса, он, скорее всего, просто не понимал, что ему предлагает энергичный маршал авиации. 20 мая все необходимые разрешения были получены, дело оставалось за малым – найти необходимую тысячу самолетов. И здесь Харрис проявил недюжинную энергию, доведя число исправных самолетов в бомбардировочных эскадрильях до 100 процентов, а заодно обобрав Береговое Командование и учебные эскадрильи. В ход пошло всякое старье, вроде «уитли» и «хадсонов», но требуемое количество было найдено.
   На самом деле планируемая операция «Миллениум» была еще более грандиозной, чем выглядела на первый взгляд. Истребители и тактические бомбардировщики должны были нанести несколько вспомогательных ударов, чтобы отвлечь внимание немцев. 26 мая был отдан приказ, в качестве первой мишени был выбран Кельн. Разумеется, в качестве отговорки были произнесены все полагающиеся слова касательно военных заводов и тому подобного, хотя они никого не могли ввести в заблуждение. Маршал Харрис подготовил военное преступление.
   В последний момент несколько неожиданно взбрыкнуло Береговое Командование, которое при поддержке британского Адмиралтейства забрало свои 250 самолетов, снизив число бомбардировщиков до 800, но это не слишком огорчило Харриса, который полагал, что для первого эксперимента хватит и этого. Он отправился на свой командный пункт в Хай Уайкомб, чтобы лично наблюдать за триумфом, но вмешалась капризная погода. Как и в ходе Битвы за Англию, она скорректировала планы летчиков. Только 30 мая условия стали благоприятными, и ближе к вечеру на всех аэродромах Восточной Англии началась лихорадочная активность. Первые самолеты взлетели в 22.30, неся на борту зажигательные бомбы, чтобы все следующие могли целиться по пламени пожаров. Как мы видим, и здесь англичане не придумали ничего нового, снова использовав немецкий опыт.
   Поток бомбардировщиков проскочил так называемую «линию Каммхубера», застав немецкую систему ПВО врасплох, и в 00.47 первые бомбы полетели вниз. Всего же по городу нанесли удар 868 бомбардировщиков, которые сбросили 1467 тонн бомб, две трети из них зажигательные. И если людские потери оказались относительно небольшими, погибло около 500 человек и примерно 5000 были ранены, то сам город пострадал гораздо сильнее. Были полностью разрушены 3300 зданий, а всего пострадали 12 840. Это было заметно больше, чем в Ковентри. 150 тысяч человек в панике бежали из города, население которого составляло около 700 тысяч. Однако пока немцам удалось избежать самого худшего – невероятными усилиями пожарные не допустили возникновения огненного шторма. Потери англичан были незначительными – всего 43 самолета.
   Но если кто-то думает, что страдания Кельна на этом завершились, он сильно заблуждается. 15/16 октября город бомбили 289 самолетов, 14/15 февраля 1943 года – 242 самолета, 26/27 февраля – 427 самолетов, 16/17 июня – 212 самолетов, 28/29 июня – 608 самолетов, 3/4 июля – 653 самолета, 8/9 июля – 288 самолетов, 17 октября 1944 года – 1338 бомбардировщиков и 811 истребителей. Более мелкие налеты мы просто не упоминаем. Только из этих сухих цифр вы можете видеть, какой размах приняла кампания воздушного террора, развязанная борцами за свободу и демократию.
   Но главное то, что этот налет так и не доказал справедливость доктрины Дуэ и надежд Харриса, который обещал «немедленное окончание войны» и «отчаяние, которое охватит всю Германию». Но, как ни странно, Артура Харриса это не смутило, он увидел в налете наглядное доказательство того, что сможет сделать Бомбардировочное Командование, если удвоит или утроит свои усилия.
   Как ни странно, немецкое командование восприняло этот налет тоже достаточно спокойно. Геринг был уверен, что англичане не смогут часто повторять налеты такого масштаба и их моральный эффект просто рассосется со временем. К тому же он рассчитывал на передышку, которая позволит сосредоточить на Западе крупные силы истребителей, ведь до сих пор немцы не воспринимали воздушную угрозу всерьез и выделяли для защиты Рейха не более четверти наличных истребителей. Теперь эти планы им пришлось пересмотреть, но также заняться более тщательной организацией системы ПВО.

   Что ждало немцев в дальнейшем, хорошо показывает судьба Гамбурга. Этот город первым в Германии испытал на себе ужасы огненного шторма. Маршал Харрис присвоил операции по уничтожению города символическое название «Гоморра» в память о библейском, пораженном огнем небесным. Операция была задумана Харрисом и Черчиллем совместно как серия последовательных налетов, которые должны были полностью уничтожить промышленный потенциал этого важного города на севере Германии. Британские ВВС должны были совершать ночные налеты, американские – дневные. Харрис предупреждал: «По оценкам, следует сбросить по крайней мере 10 000 бомб, чтобы завершить процесс уничтожения. Для достижения максимального эффекта бомбардировка города будет продолжаться».
   В ночь с 24 на 25 июля 791 британский самолет бомбил Гамбург, сбросив 2396 тонн зажигательных и фугасных бомб. В ходе этого налета англичане впервые использовали систему «Уиндоу» – дипольные отражатели для борьбы с немецкими радарами. Первая попытка оказалась очень успешной, наземные радары дальнего обнаружения «Вюрцбург», на которые полагались немцы, были ослеплены, операторы насчитали 11 000 бомбардировщиков и решили, что сходят с ума. Поэтому англичане потеряли всего 12 самолетов. Англичане снова использовали принцип массирования сил, и все бомбы были сброшены в течение 50 минут. Погибли 1500 человек. Днем город бомбили 68 американских «летающих крепостей», на следующий день – еще 53 самолета. Затем наступило небольшое затишье, но в ночь с 27 на 28 июля случилась трагедия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация