А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наши павшие нас не оставят в беде. Со Второй Мировой – на Первую Звездную!" (страница 9)

   Мне пришлось закусить губу, чтобы не рассмеяться, а Вольф едва не полез к Левину обниматься. Судя по восторгу в его глазах, он бы на радостях задушил щуплого профессора в крепких объятьях. Спас Левина резкий писк нарукавной пластины Советника. Броуди тут же вскочил на ноги, задрал голову вверх и заорал:
   – Катер на подходе! Всем приготовиться!
   Мы поднялись и стали ждать.
   Спасательный катер неслышно появился над бухтой, завис, а потом медленно опустился над водой возле берега. Отошла панель, выдвинулась лестница. Выглянувший из недр катера гвардеец заметил Советника, отдал ему честь, а потом махнул рукой:
   – Грузитесь быстрее!
   Второго приглашения не потребовалось. Мы мигом заскочили внутрь летательного аппарата и расселись по свободным местам. Находящиеся на катере гвардейцы смотрели на нас с нескрываемым интересом. Грязные, небритые, изодранные, мы были похожи на отбросы общества, а не на солдат.
   Едва мы взлетели и пошли в сторону базы, за нами пристроилась эскадрилья вражеских «крабов». Мы снова напряглись. Повторять пережитое нами никому не хотелось.
   – Черт! Опять! – с тревогой в голосе вскричал Советник. – Сектор не очищен от врага?
   – Все будет нормально, – равнодушно ответил ему пилот.
   – Неужели это никогда не кончится? – Левин тяжело выдохнул и вжался в кресло. – Все повторяется сначала, нам не суждено, наверное, добраться до цели.
   Но гвардейцы из спасательной группы, напротив, были спокойны. Они явно знали больше, чем мы. Все замерли, затаив дыхание, глядя на корабли преследователей. Катер прибавил скорость, четверка «крабов» не отставала. Они обхватили нас кольцом, выпустили несколько снарядов, но пилот удачно сманеврировал, избежав их.
   И в этот миг невесть откуда навстречу чужакам выскочило с десяток наших машин. Они напали на врагов неожиданно, сразу изрешетив их огнем. Шансов уйти у чужаков практически не было. Все их корабли горящими обломками рухнули вниз.
   Мы, все до одного, зааплодировали нашим спасателям, а когда овации смолкли, встречавший нас гвардеец объяснил:
   – Они попались в свою же ловушку. Караулили вас, а мы тем временем ждали их.
   На этот раз мы могли с уверенностью сказать, что теперь все злоключения позади. Наш катер в сопровождении эскорта охраны взял курс на секретную российскую базу.

   Часть вторая

   Глава 1

   В полете я задремал – сказывалось напряжение последнего дня. Разбудили меня, когда катер уже приземлился.
   – Вот мы и дома, – с хрустом потянулся Советник и встал. – Все на выход!
   Мы спустились по трапу в просторное светлое помещение с матовыми белыми стенами без окон. Остановились перед катером в ожидании, озираясь по сторонам, – судя по всему, снова оказались под землей. Вдоль стен тянулись ряды летательных аппаратов, но других людей, кроме нас, здесь не было.
   – Всех благодарю за работу! – обратился к нам Советник. – Гвардейцы – отдыхать. Левин, Кузнецов и Шульц – за мной.
   Очень хотелось попрощаться с парнями, столько сделавшими для нашего спасения, но времени на сантименты нам Броуди не дал. Пришлось на ходу поднять сжатый кулак и отсалютовать гвардейцам и пилотам. Они помахали в ответ.
   Советник повел нас по широкому коридору с множеством дверей вдоль стен. Тут было чисто и тихо, даже не верилось, что где-то сейчас идет страшная война и человечество гибнет от иноземных тварей. Я был удивлен, поскольку ожидал увидеть толпы беженцев, походные госпитали и прочие атрибуты военной базы, а попал в вылизанную до блеска канцелярию. Иногда из дверей выходили люди и молча следовали мимо нас по коридору, вежливо кивая в знак приветствия. Никакой суеты, никакого страха в глазах.
   Одним из них был сухощавый паренек со всклоченными волосами и не сходящей с лица улыбкой. Броуди представил нас друг другу и пояснил, что Илья – так звали паренька – будет опекать нас в первые дни пребывания на базе, станет для нас нянькой и гидом. Мы распрощались с Броуди и Левиным, и, пока шли с Ильей по очередному коридору, он ввел нас в курс дела, рассказал вкратце о жизни на базе, объяснил некоторые нюансы. Многого мы не понимали, но паренек терпеливо растолковывал, что к чему. Несмотря на то что говорили мы на одном языке, многие слова я и Вольфганг слышали впервые. Сказывалось полтора века, пропастью лежавших между нами. Илья подыскивал замену непонятным для нас словам и терминам, стараясь донести общий смысл. Стоило признать, давалось ему это непросто.
   Илья показал наши комнаты, а потом с помощью похожего на пистолет прибора вживил под кожу левого плеча датчики, которые назвал «именными идентификаторами». Я почувствовал слабый укол, словно комар укусил.
   – Первое время будет чесаться, – предупредил Илья, – придется немного потерпеть. С идентификатора на общий сервер поступает сигнал о вашем местонахождении, состоянии здоровья и прочая информация. Потеряв его, вы для системы будете считаться погибшими.
   – А если мне оторвет плечо? – полюбопытствовал Вольф.
   – Система перестанет вас видеть, – невозмутимо произнес Илья.
   – Постараюсь его беречь, – ухмыльнулся немец.
   Потом Илья показал нам, как управляться с душем, выдал новую одежду и позволил некоторое время подремать. Спустя два часа Илья растолкал нас и сопроводил в конференц-зал. Широкие двери автоматически открылись, и мы шагнули в огромный зал с рядами кресел перед трибуной, за которой поблескивал зеркальный экран во всю стену. На трибуне стояли Советник Броуди, профессор Левин и незнакомый нам человек в военной форме. Броуди и профессор, видимо, так и не отдохнули, даже не успели умыться и переодеться. Стояли перепачканные, в изорванной одежде. Человек в форме явно выделялся на их фоне, был подтянут и бодр. Прищурив глаза, он внимательно разглядывал собравшихся. Я ничего не понимал в знаках отличия военнослужащих будущего, но и без того сразу становилось ясно, что он имеет высокий чин.
   Весь зал был заполнен людьми в таких же серых комбинезонах, как те, в которые одели нас с Вольфом сразу после того, как мы попали в этот мир. Они сидели в креслах, разделенные на две большие группы, в проходе между которыми стояли гвардейцы с автоматами наперевес. Несложно было догадаться, что это «новоприбывшие», как окрестил их Левин, и что означали слова Броуди, сказанные профессору на каменистом берегу окруженного скалами озера: «Работа идет полным ходом». Эксперимент Левина по переносу в будущее солдат из прошлого превращался в конвейер. Человек двести, они слушали вещавшего Броуди с выражением полного недоумения на лицах. Ребята растерянно глазели по сторонам, перешептывались, но явно не понимали, где находятся и что, собственно говоря, тут происходит. Что ж, знакомое ощущение. Мы с Вольфом уже благополучно избавились от него, пообщавшись с чужаками и узрев творящийся на Земле кошмар воочию. Даже переглянулись, горько усмехнувшись. Становилось ясно, почему между группами «новичков» стояли гвардейцы – русские и немцы, недавние враги, могли передушить друг друга, так и не успев вступить в бой с инопланетянами.
   Мы присели с краю на свободные кресла. Броуди рассказывал «новоприбывшим» о том, как они тут оказались, какой сейчас год и о ситуации на нашей планете. Слушали его с полнейшим недоверием, иногда перебивая злыми, язвительными репликами. Советник, не обращая внимания на доносившиеся с мест колкости, закончил речь, после чего представил мужчину в форме. Им оказался главнокомандующий армией Земли Командор Александр Волков. Мужчина сухо кивнул.
   По залу прошелестел ропот недоверия, один парень вскочил и громко выкрикнул:
   – Вы издеваетесь?! Что за херня тут творится?!
   Советник сделал успокаивающий жест, и слово взял Командор Волков. Голос у него был низкий, с хрипотцой:
   – Эта херня, как вы изволили выразиться, называется войной. Жесточайшей, ужасающей войной, каковой еще не выпадало на долю человечества. Впервые за всю нашу с вами историю можно твердо сказать, что человечество на грани исчезновения. Счет идет на дни, такова печальная правда. Не все зависит от нас, но мы должны попытаться выстоять, дать отпор инопланетным захватчикам. И как бы пафосно ни звучало, у нас есть только два выбора – победа или смерть. Мы призвали вас на фронт. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вплоть до трибунала. Это может показаться жестоким, но у нас нет времени с вами нянчиться.
   В зале притихли.
   – Серьезный у них тут командир, – шепнул мне Вольфганг. Я, соглашаясь, кивнул. Командор Волков производил впечатление волевого и бескомпромиссного лидера.
   – Здесь вы находитесь в относительной безопасности, – продолжал Волков. – Пока нам удается держать местоположение этой базы в секрете от чужаков. Долго это длиться не может. Рано или поздно инопланетные твари узнают о нас и нанесут удар. Но это время даст нам возможность вытащить из прошлого сотни, а может, тысячи других солдат. У вас будут двухнедельные курсы для ознакомления с современными видами вооружения, после чего вы пойдете в бой. Взгляните, что творится сейчас на поверхности Земли. Кадры, которые вы увидите, – не кинохроника. Все, что предстанет перед вашими глазами, происходит в реальном времени в разных уголках нашей планеты.
   За его спиной вспыхнул огромный экран, разделенный на большие квадраты. В каждом из них появились сожженные дотла города, яростные схватки между инопланетянами и людьми в небе и на земле. Грохот взрывов и крики ужаса из динамиков наполнили помещение.
   Люди притихли. Они понемногу начали понимать, что это не обман, не сон и не кошмар, а страшная реальность, которая гораздо ужаснее любого ночного кошмара. Они полагали, что повидали в своей жизни все отвратительное, что может выпасть на долю человека, а теперь приходило осознание, что из одного адского пекла их выдернули в нечто более страшное.
   Экран погас, и Командор продолжил:
   – Большинство из вас – специалисты в своей области: летчики, танкисты, разведчики, снайперы. Каждому найдется место в строю. Ваша первостепенная задача – применить свои знания, адаптировать их к этому миру. Еще несколько часов назад вы сражались друг с другом. Теперь вам придется драться плечом к плечу, как братьям, защищая единую Родину. Любые распри на национальной почве будут пресекаться на корню по законам военного времени.
   Мы с Вольфгангом переглянулись. Недавние события разрушили взаимную ненависть между нами, и в отличие от только попавших сюда солдат мы уже не испытывали вражды. Мы понимали, что, только сплотившись, сможем одолеть врага. От того, как быстро это поймут новички, зависела дальнейшая судьба целого мира.
   – А теперь я попрошу подняться и представиться двух первых «новоприбывших», – громко произнес Волков.
   Поглощенные гнетущими мыслями, мы с Вольфом не сразу поняли, что речь идет именно о нас. Сидевший за нами Илья бесцеремонно ткнул нас в бока:
   – Поднимайтесь.
   Мы встали. Внимание присутствующих сразу переключилось на нас. Оба мы испытывали неловкость. Сотни глаз жадно уставились на нас, прожигая недоверчивыми взглядами.
   – Эти люди, – пояснил Командор, – стали первыми, кого нам удалось вытащить из прошлого. Они здесь всего сутки, но уже успели побывать в боях с чужаками. Возможно, их свидетельства будут более убедительными для вас. – Затем обратился к нам: – Представьтесь, пожалуйста.
   Никогда мне не доводилось выступать перед таким собранием. Я оглядел зал и отчеканил:
   – Старший лейтенант Красной Армии Кузнецов Егор Фомич, шестая эскадрилья восьмисотого штурмового авиационного полка.
   – Обер-лейтенант Вольфганг Шульц, восьмой авиакорпус четвертого воздушного флота Германии, – расхрабрившись, громко перебил меня Вольф, вытянувшись в струну. – Поверьте, парни, – голос его предательски дрогнул, – то, что творится здесь, пострашнее Восточного фронта будет.
   Вольфганг смолк, не в силах договорить, тронул меня за локоть, жестом предлагая продолжить. Я помолчал. Оратор из меня никудышный, а сейчас я должен кратко и емко донести до «новичков» информацию о теперешнем положении вещей. Это было чертовски сложно, я и сам многого не понимал. Бросил взгляд на Советника, в надежде, что он придет мне на помощь, но Броуди молча смотрел на меня, предоставив выкручиваться самому. Я не винил его, Командор был абсолютно прав – из наших уст правда зазвучала бы куда убедительнее. Пришлось начать:
   – До недавнего времени я бился с немцами, защищая Родину. Ради этого я готов был погибнуть. За мгновение до смерти меня, как и всех вас, перетащили во времени сюда. Трудно было разумом принять, что такое возможно, но сейчас, после того, что я увидел, у меня больше нет сомнений. Эти кудесники из будущего дали мне шанс еще раз встать на защиту Отчизны. Твари, заполонившие нашу общую планету, омерзительны. Но при этом они сильны и храбры. Мощь их оружия поразительна. Они беспощадны ко всему живому, им ненавистны люди, и они мечтают разделаться с нами. Остановить их – наш общий долг. Нам с Вольфгангом Шульцем – асом Люфтваффе, с которым вчера мы схлестнулись в нашем последнем бою в небе над Курской дугой, – хватило нескольких часов пребывания здесь, чтобы из заклятых врагов стать…
   Я запнулся, подыскивая правильное слово, но Вольф пришел мне на выручку:
   – …верными друзьями.
   Тишина в зале стала тягучей, вязкой. Никто нас не перебивал, все внимательно слушали, но чувствовалось напряжение, возникшее от неприятия последней фразы. Ясное дело, обе группы не испытывали теплых чувств друг к другу, а подобное братание восприняли как предательство.
   – Даже не знаю, как реагировать, слыша такое… – продолжил я. – Вчера я с удовольствием убил бы его, – в зале послышался легкий смешок, затем еще один, – но за прошедшие несколько часов мы столько раз доверяли друг другу свои жизни, спасали друг друга из опасных ситуаций, рискуя собой, что убивать его мне как-то даже неловко. – В зале послышался смех, напряжение понемногу спадало. – Не знаю, можем ли мы быть друзьями, но доверять друг другу можем и воевать вместе против общего врага тоже… Как у нас говорят, я бы с ним в разведку пошел… Ну вот, собственно, и все, что хотел сказать.
   Я сел, чувствуя, как горят мои щеки. Советник и Левин глядели на меня одобрительно, а Волков чуть заметно кивнул. Наверное, я нашел нужные слова. Вольфганг улыбнулся, протянул мне руку. И я ее пожал. В зале царила тишина, люди пытались осмыслить сказанное.
   Броуди снова взял слово:
   – Вы, наверное, гадаете, что это за твари такие? Почему они оккупировали нашу Землю? На второй вопрос у нас пока нет ответа, а вот что они собой представляют, мы вам сейчас покажем.
   Он отошел чуть в сторону и сделал приглашающий жест стоявшему неподалеку гвардейцу. Экран позади трибуны поднялся вверх, открывая широкий проход. В зал выехал большой куб из темного стекла, в котором легко мог поместиться взрослый человек. Сопровождали его двое вооруженных солдат.
   «Новоприбывшие» следили за происходящим, затаив дыхание. Куб остановился посреди зала, темные стенки его постепенно светлели. Казалось, внутри куба мечется какой-то зверь. Когда куб стал совсем прозрачным, по залу пронеслись изумленные возгласы, многие вскочили со своих мест.
   За толстым стеклом находился чужак. Заметив людей, он одновременно моргнул всеми четырьмя глазами и пронзительно зашипел. Шерсть на вытянутой морде ощетинилась, пасть хищно раскрылась, обнажая ряды острых зубов. Он кинулся на стоявшего рядом гвардейца, но толстое стекло выдержало. Монстр со всего маху налетел на него и, ударившись, с визгом отпрянул, полосуя по воздуху стальными когтями.
   Чужак не оставлял попыток выбраться из стеклянной тюрьмы. Он снова прыжком ринулся вперед, принялся изо всех сил колотить по стенке, царапать ее стальными когтями. По залу раздавался глухой стук. Стекло было таким прочным, что на нем даже следов не оставалось, только брызги слюны чудовища.
   Гвардейцы спокойно стояли рядом, не обращая ни малейшего внимания на беснующегося инопланетянина.
   – Что это за тварь?! – раздались возгласы. – Сатанинское отродье!
   – Это, – будничным тоном произнес Командор, – типичный представитель инопланетной расы, которая намеревается истребить людей.
   Монстр лютовал в колбе, с завидным упрямством бился об стекло, которое легко выдерживало натиск, лишь запачкалось кровью из его рассеченной морды. Без доспехов он выглядел еще отвратительнее. Весь покрытый жесткой бурой щетиной, он прыгал на коротких ногах и неестественно выгибал спину. Чужак постоянно скалил ряды игольчатых зубов, пытаясь вгрызться в стекло, неистово выл и шипел.
   – Как видите, – Командор Волков указал на мечущуюся в стеклянном кубе тварь, – они начисто лишены желания вести с нами дипломатические беседы. Откуда в них такая ненависть к нам и где их родная планета, мы не знаем. Зато нам известно точно – они безжалостны и не успокоятся, пока не изведут на Земле все живое.
   Слова Командора и наглядная агитация возымели должное действие. Среди «новоприбывших» стали раздаваться призывы сейчас же отправиться в бой с мерзкими тварями. Броуди сделал знак гвардейцу, и стекло снова стало темнеть, погружая чужака во мрак. Мне показалось, что внутрь куба стал клубами поступать газ. В любом случае через несколько секунд тварь затихла.
   – Довожу до вашего сведения, – подытожил Волков, – что пока Земля сражается. У нас осталось несколько очагов сопротивления на разных континентах. Но до вчерашнего дня чужаки брали верх над нами, уничтожая наши базы одну за другой. Только вчера они испепелили две базы в Мексике и одну на севере Африки. Мы несем тяжелейшие потери в людской силе и технике. Теперь вся надежда на таких, как вы. Благодаря современным технологиям и гению профессора Олега Левина на оставшихся базах тоже будут готовить пополнение за счет солдат прошлого. Пока методика профессора Левина позволяет «принимать новобранцев» только из 1943 года, так что, возможно, вы встретите здесь своих однополчан и знакомцев. Еще раз повторю, что нам нужно не «пушечное мясо», а бойцы, умеющие воевать. Среди нас таковых, к величайшему сожалению, совсем нет. Три недели, которые воюют с инопланетянами наши гвардейцы, слишком малый срок для выработки у них необходимых навыков. Только храбрости и самоотречения недостаточно для успешного сопротивления. Выполните свой долг, солдаты! От вас сегодня зависит, останется на нашей родной планете место для человека или нет. У меня все.
   – На этом мы заканчиваем, – объявил Советник. – Вопросы, а я понимаю, у вас их масса, вы сможете задать вашим инструкторам после того, как вас разделят на группы по военным специальностям. С этого момента вы являетесь военнообязанными и поступаете в распоряжение Военного Департамента Земли. Удачи!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация