А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наши павшие нас не оставят в беде. Со Второй Мировой – на Первую Звездную!" (страница 36)

   Но везет нам недолго. Скорее всего, охрана услышала шипение чужака, либо он успел передать о нашем появлении. Несколько тварей кидаются на нас из коридора, стреляя на ходу. Один из парней второй группы валится с простреленной грудью. Мы ничем не можем ему помочь. Успеваем ретироваться и открываем ответный огонь. Таиться уже нет смысла, наше присутствие в бункере обнаружено, и теперь все зависит от нашей быстроты. Чужаков около десятка, двигаются они шустро, ловко прыгают по стенам, отталкиваясь от них. Попасть в них непросто.
   – Вторая группа, прикрывайте нас! – кричит Дронов. – Остальные в главный зал!
   Мы отступаем. Карта показывает, что зал расположен слева, и попасть в него можно через потайную дверь.
   – Быстрее! – орет командир. – Вторая группа, сдерживать напор!
   Мы несемся по коридору. Бегущие впереди Вальдер и Вонючка на ходу снимают двух черных стражей, которые, услышав стрельбу, ринулись на подмогу своим. Перепрыгиваем через тела, мчимся дальше. Мы почти у цели, тухлятиной несет нестерпимо.
   Коридор заканчивается стеной, за которой находится главный зал. Мы у цели! Потайная дверь незаметна, сливается со стеной. Открыть ее можно, приложив пластину в определенном месте.
   – Чагин, Брюннер! – командует Дронов. – Подготовиться!
   Переводим пистолеты в режим парализаторов. Стоит нажать на спусковую кнопку, мощный заряд бьет по противнику и лишает его двигательных функций на определенное время. Остальные берут свое оружие на изготовку. Дронов дает команду Кузе, тот проводит пластиной по замаскированному замку, и потайная дверь бесшумно отходит в сторону.
   – Глаза! – что есть мочи орет Вонючка, бросая внутрь световую гранату. От нее даже забрало шлема не поможет. Зажмуриваюсь, отчетливо слышу хлопок и, отсчитав три секунды, открываю глаза.
   Влетаем внутрь помещения.
   Мы не ошиблись! Мы в логове белесого!

   Глава 4

   Чужаки недурно поработали. Помещение, которое мы видели на фотографиях во время подготовки к рейду, совершенно не узнать. Всю мебель чужаки поломали и просто свалили в углу. Стены и потолок затянуты похожей на паутину слабо мерцающей пленкой.
   Посередине зала располагается сам белесый уродец. Он странным образом подвешен в воздухе, и на первый взгляд кажется, что парит, но замечаю подключенные к нему провода, которые теряются где-то под потолком. Как только мы врываемся, существо начинает судорожно биться в конвульсиях и издавать мерзкие на слух звуки, словно кто-то неумело играет на расстроенной скрипке. Рядом с ним в полной боевой готовности трое черных чужаков-охранников, световая граната Вонючки не произвела на них ни малейшего впечатления.
   Наша группа открывает огонь, а мы с Брюннером лупим по белесому парализующими зарядами. Существо извивается, конвульсивно дергает щупальцами, из разинутой пасти вывалился длинный фиолетовый язык, белые волоски на котором подрагивают, словно живые.
   Ребята не щадят патронов, но черные чужаки яростно палят в ответ. Численное превосходство на нашей стороне, и бой быстро заканчивается. Трое черных охранников мертвы, наши потери – один боец убит, двое легко ранены. Белесое существо не двигается, обвисло на своих проводах, только наполненные злобой глаза зыркают. Наши с Брюннером заряды парализовали его. Все кончено!
   Подбегаем к центру зала – теперь можем разглядеть уродца во всей его «красе». До чего же омерзительное существо! Дергаю за присоски, которыми к его туловищу подключены провода, и понимаю, что прикреплены они крепко. Преодолевая чувство брезгливости, пытаюсь оторвать одну из них, получается с трудом. Из оставшейся ранки на теле белесого вытекает струйка густой темно-синей массы.
   – А вдруг оно без этих проводов не выживет? – высказывает сомнение Вонючка, и я замираю в нерешительности, поглядываю на Дронова.
   – Они без них двигались, ты же сам видел, Ча-гин, – говорит он, и я с остервенением начинаю отдирать оставшиеся присоски. Брюннер бросается мне помогать. Присосок около двух десятков, и когда мы заканчиваем, существо мешком валится на пол. Наши руки измазаны в темно-синей жиже, запах тухлой рыбы становится просто невыносимым, несмотря даже на закрытое забрало шлема.
   – Помогите! – хриплю я, пытаясь приподнять уродца. Кузя бросается нам с Куртом на помощь. Путаясь и чертыхаясь, мы, наконец, укладываем белесого на заранее подготовленный брезент. Тварь оказывается тяжеловатой для своих размеров.
   – Заворачивай! – приказывает Дронов, беспокойно поглядывая в сторону потайного коридора.
   Мы пеленаем уродца, здоровяк Кузя хватает тюк и закидывает его себе на плечо. Пока мы отдирали присоски, он успел установить заряды и подготовить детонаторы.
   – Уходим! – командует Дронов.
   Наши ребята удерживают подходы к залу, а мы устремляемся в другой конец помещения. Кузя с тюком впереди, мы с Брюннером за ним. Темно-синяя жижа в паре мест просочилась сквозь ткань и капает на пол. С трудом подавляю рвотные позывы.
   – Быстрее!
   Теперь нужно попасть к поезду. Да, именно так! На случай экстренной эвакуации, кроме того хода, которым мы пришли сюда, от бункера проложен длинный подземный туннель. Согласно инструкции, в случае критической ситуации находящиеся в бункере члены правительства могли забраться в специальный поезд, который с бешеной скоростью унес бы их по туннелю до безопасного места.
   В месте конечной остановки транспорта сейчас нас поджидает резервная группа, готовая прикрыть огнем. Раньше выход из туннеля находился далеко за городом, но после Третьей мировой войны Москва постепенно разрослась, и выход оказался в черте города. Его за ненадобностью законсервировали, а сверху понастроили дома. По всей длине туннеля стоят защитные экраны, и попасть в бункер снаружи совершенно невозможно. Мы думали о том, чтобы зайти через туннель, когда готовили операцию, но Советник Броуди нас разочаровал, сказав, что экраны из сверхпрочного материала, и открыть их можно только изнутри.
   Вход на перрон находится тут же, в зале за скрытой панелью, все продумано для быстрой эвакуации руководства страны. Вот и у нас сейчас такая критическая ситуация, и нужно скорее убираться отсюда. Мы разворошили это мерзкое гнездо, и никто не сомневается, что вскоре на нас бросятся сотни тварей, жаждущих вернуть своего «генерала».
   – Вторая группа! – кричит Дронов. – Что у вас?
   – Пока держимся! Потерь нет.
   – Отходите.
   Кузя колдует над панелью, и она бесшумно отходит вверх. Слава богу, поезд на месте! Он стоит прямо на маленькой платформе, вытянутый, сигарообразный, как наши катера, только меньше размером, и окрашен в белый цвет. Дверцы предусмотрительно открыты, все готово для незамедлительной эвакуации. Кузя затаскивает тюк с белесым, бросает его на кресло.
   – Вторая группа, быстрее! – орет Дрын.
   Ребята вваливаются в зал, отстреливаясь. Мы занимаем оборону, готовые прикрыть их. Кузя тоже выскакивает из вагона, но Дронов его резко останавливает:
   – Глаз с урода не спускай! Без тебя справимся!
   В проем лезут чужаки-охранники, мы не жалеем патронов, бьем по тварям, но особыми результатами похвастаться не можем, слишком шустрые эти черные бестии.
   – Первая группа! – приказывает Дронов. – В поезд!
   Мы отступаем и забираемся в вагон. Тут такая же атмосфера комфорта, как в катерах, и удобные мягкие сиденья. Сейчас мне на эти изыски людей будущего даже смотреть противно. Кузя сидит в напряженной позе с оружием наперевес. Тюк с белесым лежит на полу между креслами, и Кузя ногой вдавливает его в ворсистое ковровое покрытие.
   – Вторая группа! – сипит Дронов, сорвав голос. – Отходим!
   Я понимаю ярость чужаков. Они теряют военачальника и готовы приложить все силы, чтобы отбить его у нас. Мы на их месте поступили бы точно так же. Высовываюсь в дверь и стреляю в проем. Прицеливаться мне некогда, да в этом и нет необходимости – чужаки напирают плотной стеной. Они умирают десятками, но это их не останавливает.
   Последним в поезд запрыгивает Дронов.
   – Гони! – хрипит он, и занявший переднее сиденье Вонючка сдвигает рычажок старта.
   Поезд мгновенно срывается с места, набирает колоссальную скорость за пару секунд и мчится так, что у нас дух захватывает! Вонючка впопыхах не успел закрыть двери, и у нас ветер свистит в ушах, дыхание перехватывает. К счастью, он быстро соображает, двери закрываются, и становится совсем тихо. На переднем экране вижу, как перед поездом один за другим автоматически открываются экраны, пропуская его. Оборачиваюсь ради любопытства – едва мы минуем участок, экраны опускаются на место. Хитро придумано! И с запасного выхода внутрь не проберешься, и преследовать поезд невозможно.
   – Иванцов, жми, – устало говорит Дрын. Голос у него севший и хриплый.
   Кузя понимающе кивает и достает из кармана детонатор. Он жмет на кнопку, и мы слышим вдали отголоски тяжелого гула, а потом начинаем ощущать легкую вибрацию. Кузя очень постарался, устанавливая заряды, и теперь они превратили бункер в груду камней и металла, а обломки похоронили оставшихся черных чужаков.
   Вонючка поворачивается к нам и встает, уперев руки в бока. Оглядывает нас и с важным видом вопрошает:
   – Кто не оплатил проезд?
   Мы улыбаемся его шутке. Наконец можно немного расслабиться. Но недолго, поскольку дорога занимает всего три минуты. Поезд плавно тормозит, мы на месте.
   На конечной остановке темно, но как только открываются двери, включается свет. Мы оглядываем небольшую станцию, уменьшенную копию обычного московского метро. Впереди самодвижущаяся лестница, но она, к удивлению, не работает.
   – Выходим! – командует Дронов и связывается с резервной группой: – Семецкий! Мы на месте. Как обстановка?
   – Чужаки еще не успели сориентироваться, но тревогу уже подняли. Высылаю вам двоих ребят в помощь. Поторопитесь.
   Мы поднимаемся наверх. Впереди тяжелая дверь, но Брюннер ее быстро открывает. Следом за ней еще одна, и мы оказываемся на улице. Выход из туннеля замаскирован под подвальное помещение жилого дома. Мы выбираемся наружу без приключений. Солнечный свет после подвального полумрака слепит глаза. Ребята из резервной группы помогают Кузе вытащить тюк.
   – Быстрее! – встревожено говорит один из парней. – Они уже приближаются!
   – Приготовиться! – кричит Дронов.
   Бежим вдоль улицы, скидывая с плеча винтовки. Оборачиваюсь и вижу несущихся за нами со всех ног чужаков. Ловлю в перекрестие первую цель и нажимаю на спусковую кнопку. Чужак спотыкается, словно наткнулся на невидимую преграду, и откидывается назад. Брюннер валит еще двоих.
   Чужаки вдруг разделяются. Те, которые были в арьергарде, прячутся за большим куском стены, а передние ряды рассредоточиваются, постоянно петляя. Они меняют тактику ведения боя, и мне их уловки не нравятся. Эти бестии начинают хитрить, и мне кажется, что они готовы прикончить своего «генерала», лишь бы он не попал нам в руки живым. Только что-то сдерживает их, возможно, нужен особый приказ.
   – Уничтожить противника! – орет Дронов.
   Чужаки из-за укрытий огрызаются огнем. Их новое оружие обладает огромной разрушительной силой. Мы успеваем перещелкать несколько тварей, когда на нас обрушивается мощная обжигающая волна. Она сносит половину стены рядом с нами, и двоих парней из второй группы заваливает обломками. Камни с шумом валятся сверху, вокруг поднимаются клубы дыма и пыли. Помочь оказавшимся погребенными под обломками бойцам мы не в силах, нет времени. Еще немного, и нас самих сровняют с землей. Радар показывает, что к площади стекаются полчища чужаков. Их нашими силами не остановить.
   – Бегите! – кричит Семецкий. – Скорее!
   Он занимает удобную позицию и лупит по чужакам из гранатомета зажигательными, прикрывая наш отход. Оглушительный взрыв сотрясает улицу. Кусок стены, за которой укрылись твари, разлетается. Сначала в нем появляются трещины, через которые просачиваются языки пламени, затем бетон трескается, как раздавленная скорлупа. Обломки летят в разные стороны. Никто из чужаков не мог выжить в этом адском огне. Семецкий бежит за нами.
   Слышим, как совсем рядом раздается канонада. Это наши ребята ввязались в бой с тварями, но в ответ «заговорили» танки чужаков. Группе прикрытия сейчас несладко приходится, но и нам не легче. Необходимо во что бы то ни стало доставить белесого к катеру.
   Дронов принимает тяжелое решение:
   – Вторая группа, держать оборону! Прикрывать наш отход! Ни шагу назад!
   Мы все понимаем, что ребята – смертники. Они смогут сдержать напор, но ненадолго, их в конце концов сомнут. Никто не жалуется и не пытается оспорить приказ. Бойцы понимают, что есть первоочередная задача, которую необходимо выполнить, и теперь от них напрямую зависит, как дальше будут развиваться события.
   – У кого есть дополнительные боеприпасы, раздать остающимся! – приказывает нам Дронов, доставая из рюкзака запасные магазины и батареи.
   Теперь нам надо что есть мочи гнать по открытой местности до первого укрытия. Надеюсь, что вторая группа, вернее, оставшиеся пятеро парней смогут обеспечить нам должное прикрытие. Мы быстро прощаемся. Ребята прекрасно понимают, какая участь им уготована, но держатся стойко.
   – Бего-ом! – орет Дронов. – Брюннер, Чагин! Прикрываете отход.
   Мы что есть духу пускаемся в обратный путь. Впереди бежит Вонючка, готовый тут же открыть стрельбу по врагу. За его спиной Вальдер, а за ними силач Кузя с мешком на плече. Левой рукой он сжимает пистолет. Чуть сбоку от него держится Дронов, подстраховывая Кузю. Мы с Куртом замыкаем процессию, наша задача отсекать преследователей.
   Из боковой улицы на нас выскакивают несколько тварей, но парни, занявшие оборону, быстро их приканчивают.
   – Продолжайте движение, – раздается голос одного из них.
   Жалко этих ребят, они готовы отдать жизни ради нашего спасения. Безымянные герои, сколько их сложило голову во время Великой Отечественной и сколько еще геройски погибнет здесь, в 2112-м.
   – Спасибо! – говорит Дронов. – Удачи вам!
   Что мы могли еще им сказать? Какие нужно подобрать слова, чтобы выразить свои чувства? Таких слов нет, и я, как никто другой, знаю это. К началу сорок третьего года я потерял практически всех друзей, большинство моих одноклассников тоже было убито еще в первые месяцы войны. Поначалу меня это выводило из равновесия. Каждую смерть я переживал, как свою собственную, мучился, давал себе страшные клятвы о мести. А потом в один момент очерствел. Хорошо помню, как это произошло.
   Осенью сорок второго мы сидели в окопе с моим хорошим приятелем Колькой Смирновым. Ближе человека у меня на фронте не было. С этим парнем было легко в общении и спокойно в бою. Рядом с ним я знал, что в любой момент он прикроет мою спину и, не задумываясь, отдаст за меня свою жизнь. Если бы потребовалось, я сделал бы для него то же самое. Мы много беседовали и по-настоящему сдружились.
   В тот день мы сидели в окопе, немцы вяло постреливали, на линии фронта было относительно спокойно. Осенние дожди размыли дороги, боеприпасы и продовольствие той и другой стороне поступали крайне нерегулярно. С голодухи и без патронов никому воевать не было охоты, и мы радовались некоторой передышке.
   Бездействие расслабляет, вот и Колька высунулся из окопа. То ли он хотел посмотреть, что там поделывают фрицы, то ли кого-то позвать, не знаю. Он встал во весь рост, и я услышал резкий звук – дззенннь! Ни выстрела, ни свиста пули. Только мерзкое, тягучее «дззенннь». Колька свалился на дно окопа, в каске дырка от пули, лицо залито кровью. Гляжу на его остывающее тело, и только одна мысль в голове: «Колька Смирнов погиб». И все. Никаких переживаний, никаких заламываний рук. Простая констатация случившегося…
   – Держать темп! – кричит Дронов.
   Совсем рядом, судя по звукам, идет нешуточный бой. Парни изо всех сил стараются оттянуть на себя чужаков и дать нам прорваться. С боеприпасами у них все в порядке, имеется даже портативная ракетная установка. Я не сомневаюсь, что они устроили серьезную заварушку. Мы можем под шумок проскользнуть, надо только поднажать.
   – Сзади! – кричит Брюннер, первым заметивший приближение чужаков. Эти твари теперь не осторожничают, они снова превратились в бешеных псов. Поняв, что мы умыкнули их главаря, они теперь не строят хитроумных планов и засад. Твари бросаются за нами в погоню, а мы должны их остановить или хотя бы сдержать натиск.
   Резко поворачиваюсь, встаю на колено, вскидываю винтовку и снимаю троих. За этими тварями выбегают еще двое, но их укладывает Брюннер. Поднимаюсь и что есть сил бегу за группой.
   Но чужаки не отстают. Нам остается только скрыться за развалинами, где можно перевести дух. Первыми через импровизированный бруствер перемахивают Вонючка с Вальдером. Они тут же занимают оборону, и отсекают появившихся чужаков. Мы залетаем следом и тоже открываем огонь.
   – Проворные сволочи! – жалуется Вонючка.
   Не поворачиваясь, кричу ему:
   – Экономь патроны, бей короткими! Сколько тебя можно учить!
   – Отвали, – огрызается он.
   Нам удается остановить первую волну. Проверяем заряды и батареи. Пока у всех с этим нормально.
   – Иванцов! – командует Дронов. – Ставь растяжки, и двигаем. Вальдер, Петров, хватайте тюк, подмените его.
   Пока Кузя возится с растяжками, мы с Куртом его прикрываем. Остальные двигаются вперед. На секунду оглядываюсь – невысокому Сашке тяжело тащить объемистый тюк с белесым, и он скорее мешает Вальдеру, чем помогает.
   – Готово! – басит Кузя и присоединяется к нам.
   Дорога тут одна, и твари обязательно отведают нашего «гостинца». Но у нас есть другая проблема – узнать, удалось ли резервной группе втянуть в бой всех чужаков. Если твари разделятся и часть их встанет у нас на пути, нам может сильно не поздоровиться. Оказаться зажатыми с двух сторон совершенно не входит в наши планы.
   Длинноногий Кузя быстро догоняет Вальдера с Вонючкой и отбирает у них тюк. Все правильно, у нас каждый ствол на счету, и Сашку лучше использовать в роли стрелка, а не носильщика.
   Очередной мощный взрыв оповещает нас, что чужаки, преследующие нас, напоролись на растяжки. За первым следует второй, затем третий.
   – Ты туда всю взрывчатку, что ли, поставил? – задыхаясь от бега, спрашиваю Кузю.
   – Не! Трошки оставил, – у этого великана даже не сбилось дыхание.
   – Ну, ты даешь!
   Отзвуки стрельбы становятся все явственнее. Четверо парней, оставленных Дроновым сдерживать напор чужаков, тоже пока огрызаются. У нас есть шанс выбраться из этой передряги, если мы поднажмем.
   Впереди раздается сильный взрыв, поднимается огромное облако пыли.
   – Парни! – кричит Дронов. – Посмотрите на радары! Мы уже рядом!
   – Не хватало еще, чтобы нас свои зацепили! – негодует Вонючка.
   – Вы в зоне видимости, – слышится голос командира резервной группы. – Держитесь правее, мы вас прикрываем! Осторожнее, чужаки подтянули летучие танки!
   – Чужаки снова на хвосте! – Брюннер смотрит на радар. – Их больше тридцати! Надо поднажать.
   – Вторая группа, отзовитесь! – вызывает Дронов парней, но те не отвечают. Возможно, их уже смели.
   Оборачиваюсь и вижу десятки зеленых панцирей, к которым примешиваются высокие фигуры черных чужаков.
   – Бегите, – Вальдер останавливается. – Я задержу их.
   – С ума сошел! – хватаю его за плечо. – Давай вперед!
   – Нет, – настаивает он. – Вы должны добраться.
   – Не дури! Нам нужен каждый боец!
   Вальдер вырывается:
   – Мое место здесь!
   Умом понимаю, что бранденбуржец прав. Необходимо сдержать натиск врагов и дать возможность хоть кому-нибудь доставить на борт «Хамелеона» белесого. Дронов молчит, понимая, что если Вальдер сделал такой выбор, то с плеч командира снимается тяжелая задача приказывать остаться добровольцу.
   – Удачи! – говорю Вальдеру и отдаю ему оставшуюся у меня гранату.
   Немец кивает. Мы уходим, а Вальдер располагается среди обломков, раскладывает рядом запасные обоймы. Долго он не выстоит, каждому это ясно. Мы все понимаем, что он не вернется.
   Бежим к месту, где прежде разделились. Парни из резервной группы ведут яростный бой с чужаками. В небе барражируют «крабы». Краем глаза замечаю окутанный дымом летучий танк. Значит, подбили!
   – Сюда! К развалинам! – слышим голос командира резервной группы.
   Быстро сориентировавшись на местности, забираем вправо. Видим, как из подъезда нам машет один из бойцов, и устремляемся туда.
   Только успеваем влететь в подъезд, как за нашими спинами раздается взрыв. Чувствую острую боль в плече, но проверять, что у меня там, времени нет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация