А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наши павшие нас не оставят в беде. Со Второй Мировой – на Первую Звездную!" (страница 35)

   Глава 3

   – Говори. – Дронов хватает бранденбуржца за плечи и пытается растормошить.
   – Там… – Вальдер пространно поводит дрожащей рукой в сторону. – Проход. Только…
   – Что только?! – настойчиво требует ответа командир.
   – Только…. Там…
   Господи, думаю я, что же там в подвале могло напугать такого молодчика, как Вальдер? Этот бранденбуржец стоит перед нами с белым лицом, не в состоянии слова вымолвить. Мои дурные предчувствия оправдываются.
   – Что?!
   – Там тела, – наконец выдавливает из себя немец.
   – Какие?! – Дронов теряет терпение.
   – Я не знаю. Их много.
   Как ни старается Дрын, конкретного ответа от Вальдера добиться не удается. Единственное, мы понимаем, что проход есть. Время поджимает, надо скорее спускаться в подвал, а потому ответы решаем получить на месте.
   Смотрю на пластину. Карта показывает, что здание впереди – последнее на пути к площади. Если верить Вальдеру и подземный проход между домами сохранился, мы практически у цели.
   Спускаемся по ступеням, Кузя тащит под руку совсем раскисшего Вальдера. Останавливаемся перед автоматической дверью, ее заклинило, но остается небольшая щель. Дронов протискивается первым. Вальдер стоит, прислонившись к стене, и тяжело дышит.
   – Господи! – раздается в наушниках возглас Дрына.
   Чтобы у этого черствого сухаря вызвать такую бурю эмоций, надо очень постараться. Один за другим лезем в щель следом за ним. Хуже всего здоровяку Кузе, его приходится проталкивать внутрь. Подвальное помещение просторное, с высокими потолками. Тут прохладно и сумеречно, горит только несколько невидимых глазу ламп. От увиденного у меня к горлу подступает противный комок.
   Практически все пространство заполнено телами людей. Они лежат вповалку, изодранные, сплошь перемазанные запекшейся кровью. Судя по одежде, это гражданские, пытавшиеся спрятаться от инопланетян, желавшие только одного – выжить. Здесь женщины и мужчины, старики и дети. Твари нашли их и перебили. Несчастных людей не стреляли, их рвали когтями. На телах отчетливо видны следы зубов чужаков. Их ни с чем не спутаешь. Твари не только убили людей – они их жрали…
   Немудрено, что бедняга Вальдер вывалился отсюда в таком состоянии. А ведь этот парень многое на своем веку повидал. Пока мы молча смотрим на ужасающую картину, я усиленно стараюсь подавить дурноту. Не выдерживаю и отворачиваюсь.
   – Что же это такое?! – изумленно бубнит Вонючка.
   – Пиршество, – сквозь зубы цедит Кузя.
   – Ладно, – первым приходит в себя Дронов. – Выполнять задачу!
   Осторожно ступаем по бурому от крови полу, стараясь не наступить на останки, но это невозможно. То и дело чувствуешь, как ступня проваливается в мягкую, гниющую плоть. Весь подвал завален телами. Сколько их здесь, распознать трудно. Может, полсотни, а может, и полторы. Кажется, этот путь никогда не закончится. С трудом сдерживаюсь, чтобы не побежать.
   Впереди нас ждет поворот и, судя по карте, через десять метров выход на поверхность. Мы торопимся, и не потому, что время поджимает, а просто хотим быстрее покинуть это проклятое место. Радар под землей работает плохо, толстые стены глушат сигнал. Первым до угла доходит Дронов, но не успевает свернуть, как на него выскакивают двое чужаков.
   Командир реагирует мгновенно. Он выхватывает левой рукой закрепленный на бедре нож и всаживает его первой твари в шею в узкий проем между шлемом и панцирем. Второй инопланетянин в упор получает пулю из пистолета в забрало шлема. Чужака отбрасывает, лапы его рефлекторно дергаются, и он затихает.
   Все происходит настолько быстро, что я просто диву даюсь.
   – Стоп, – командует Дронов на удивление спокойным голосом, убирая клинок в ножны. – Чагин и Брюннер, проверить выходы.
   Мы протискиваемся вперед и подходим к откры-той настежь двери выхода, за которой обнаруживается лестница наверх. Поднимаю голову, вглядываюсь и прислушиваюсь. Вроде тихо. Жестом показываю Брюннеру следовать за мной, тот кивает. Вижу просвет, значит, эта дверь тоже не заперта. Поднимаюсь по лестнице, стараясь двигаться бесшумно.
   У двери замираю, затем осторожно смотрю в щель. Передо мной небольшой холл, посреди которого друг напротив друга сидят несколько чужаков без панцирей. Они едва слышно шипят, монотонно раскачиваясь в такт издаваемым звукам, словно ритуал какой-то совершают. Зрелище омерзительное.
   Тварей надо убрать с нашего пути, и сделать это тихо. По-хорошему стоило бы позвать Брюннера, но слишком свежи воспоминания об увиденных в подвале растерзанных зубами и когтями телах беззащитных людей. Пелена неконтролируемой ярости застилает разум, и я, не сдержавшись, выхожу из-за двери и всаживаю пулю за пулей в чертовых тварей. Слышу в наушниках крик Брюннера, но не могу разобрать слов. Даю жгучей ненависти вырваться наружу, и только когда последний из чужаков валится на пол и замирает, опускаю пистолет.
   Курт подскакивает ко мне, трясет за плечо:
   – Ты обалдел?!
   В ответ я лишь устало мотаю головой. Радости моя месть не приносит, чувствую полное опустошение, ругаю себя. Ведь окажись поблизости другие чужаки, ворвись они сюда, мне бы пришлось несладко, да и группу бы выдал.
   Поводя стволом, Брюннер оглядывает помещение, убеждаясь, что все чужаки мертвы. Ворчит:
   – Мог бы и меня дождаться.
   – Не мог, – честно признаюсь я.
   Курт вызывает остальных членов группы, и когда они появляются, Вонючка первым понимает, что со мной произошло.
   – Ты как? – участливо спрашивает он.
   – Нормально, – отвечаю я, но голос хриплый, сдавленный.
   А вот Дрын явно недоволен:
   – Чагин, чтобы больше без самодеятельности, – строго выговаривает он.
   – Виноват, – признаю я. – Не повторится.
   – Надеюсь. – Дронов внимательно заглядывает мне в глаза. – Еще один прокол, отправишься назад.
   Я киваю, показывая, что понял его. Дрын оборачивается к группе:
   – Вперед.
   Мы почти у цели. За этим зданием площадь, под которой резиденция белесого. Главное для нас сейчас – пробраться в туннель затопленной ветки метро. Именно там находится один из запасных выходов из бункера. Есть и другой резервный проход, он ближе, и путь к нему безопаснее. Но при разрушении зданий вход в него завалило. Так что, видимо, для нас высшие силы избрали путь самый трудный и тернистый.
   Первый этаж без окон, и мы поднимаемся на четвертый. Понимаем, что надо отсюда поскорее уходить, времени в обрез, но необходимо осмотреться. Через разбитые окна разглядываем в бинокли площадь. Кроме нас, так далеко в тыл к чужакам не забирался еще никто.
   В том месте, где садился замеченный нами в прошлый раз инопланетный корабль с белесым, теперь нагроможден здоровенный курган из металлических балок и обломков бетона. Курган выглядит как гигантский террикон и поражает воображение размерами. Опутывают его странного вида трубы, похожие на щупальца. Трубы пребывают в постоянном движении, и оттого курган напоминает выброшенного на землю из морских глубин мифического спрута.
   Мы видели этот курган на экране во время инструктажа, но не подозревали, насколько он огромен. После полученной от нас с Брюннером информации о высадке белесого Советник Броуди приказал выслать беспилотники, чтобы снять данные с оставленных нами камер слежения. Прежде можно было получить данные прямо с базы, но теперь чужаки усиленно глушат связь. Зная, что у инопланетян мощная ПВО, было послано сотни две беспилотников в надежде, что хоть один сможет достичь цели. Большинство было сбито еще на подлете к Москве, но некоторые подлетели ближе, и четкую запись происходившего там за последние несколько дней получить удалось. Оказалось, что за короткий срок твари сумели соорудить на месте расчищенной площади гигантский холм.
   Охраняется он гораздо серьезнее, чем в день прилета белесого: танки, бронетранспортеры, «мотоциклы», зенитные орудия. В небе кружатся десятки «крабов», защищая воздушное пространство. По периметру дежурят чужаки, все как один «лейтенанты» в темно-зеленых панцирях. Их несчетное количество.
   – Вот те нате! – присвистывает Вонючка.
   – Мог и догадаться, – укоризненно смотрит на него Вальдер, по привычке крутя в руках нож. Он всегда так делает, когда нервничает.
   – Это же не просто чужак, а главный, – нравоучительно вторит ему Кузя. – Естественно, его охраняют серьезно.
   Дронов тем временем снова поглощен изучением карты и на их болтовню не реагирует.
   У Кузи за плечами в рюкзаке солидный запас взрывчатки, которого хватит, чтобы превратить в прах целый квартал. Но цель у нас другая. Мы обязаны захватить белесого уродца живым. Командование полагает, что если Левину удастся изучить белесого, то мы, возможно, найдем ключик к победе. Они не исключают возможности, что если этот уродец действительно принадлежит к высшей расе, то, может, получится договориться с ним. Так нам, по крайней мере, объяснил Броуди.
   Мы подобрались очень близко к нашей цели, прямо под нами проходит затопленная ветка метро, и единственное место, откуда можно проникнуть в нее, – подвал в другом крыле этого здания.
   – Вперед! – командует Дронов, и мы выдвигаемся.
   На секунду оглядываюсь, чтобы еще раз взглянуть на громадный курган. Понятия не имею, для чего он и какую функцию несут трубы-щупальца, но от одного вида его мне не по себе.
   Мы движемся по узкому коридору, проходим в небольшое помещение с обездвиженными лифтами. Двери открыты, одной кабинки нет, внизу зияет чернотой глубокая шахта.
   Вонючка включает на шлеме прибор ночного видения и спускается первым. Он стоит в самом низу и тычет пальцем в сторону. В наушниках звучит его бодрый довольный голос:
   – Есть!
   Спустившись за ним, видим в бетонном полу тяжелый люк с электрическим замком. Код нам известен, и Вонючка проворно набирает нужную комбинацию. Силач Кузя хватается за ручку, открывает люк. Снизу тянет сыростью, сразу становится как-то зябко и неуютно, но лезть надо. Кузя пойдет последним – возвращаться будем другой дорогой, и Кузя задерживается, чтобы заминировать шахту.
   По отвесной лесенке спускаемся в полутемное помещение, вдоль стен которого тянутся ряды приборных панелей. Некоторые отключены, другие все еще работают на автономном питании. Здесь в полу еще один люк, именно он ведет в нужный нам туннель ветки метро. Процедура повторяется, Вонючка первым заглядывает вниз и недовольно ворчит:
   – Едрить твою коромыслу.
   Метрах в четырех под нами толща черной воды. Впрочем, мы знали, что данный участок полностью затоплен и нам придется прыгать в ледяную воду, а потом вплавь добираться до бункера. Но от этого не легче. Мало того, что двигаться будем глубоко под землей, так еще полностью в мутной жиже.
   На этот раз мы приготовились основательно. Форма наша герметична, влагу не пропускает. О запасе воздуха можно не беспокоиться, встроенные в шлемы приборы перерабатывают углекислый газ в кислород, так что хоть неделю сиди в этой луже безвылазно. Никаких баллонов, никаких громоздких водолазных костюмов.
   Единственное, что радует, – чужаки не выносят воды. Нет, она для них не смертельна, иначе бы мы давно перебили их всех из водяных пистолетиков. Просто твари стараются ее избегать. Почему, неясно, но это и неважно. Здесь мы в относительной безопасности и можем подобраться к потайному выходу из бункера. Остается надеяться, что чужаки еще не разнюхали о его наличии.
   – Не люблю я воду, – ежится Вонючка.
   – Прыгаешь первым, – приказывает ему Дронов.
   Сашка делает несколько взмахов, закрывает забрало, потом боязливо подходит к люку и оглядывает нас, словно прощаясь.
   – Пошел!
   Вонючка ныряет в люк. В наушниках слышно, как он матерится.
   – Прекратить гундеж, – пресекает его излияния Дронов и командует: – Следующий пошел.
   По очереди прыгаем вслед за Вонючкой. Я бухаюсь в воду и чувствую, как тяжесть тела и боекомплекта тянут меня на дно. Отчаянно гребу руками, отталкиваюсь ногами от скользких стен, пытаясь всплыть. Наконец мне это удается. Головы остальных бойцов покачиваются на поверхности. Поднимаю глаза наверх. Темный квадрат люка зияет в потолке черной дырой.
   – Все в сборе? – оглядывает нас Дронов. – Подготовить торпеды.
   «Торпеда» – это небольшой цилиндр, размером с карманный фонарик, к которому крепятся две рукоятки и изогнутая планка снизу, на которую нужно лечь. Получается что-то вроде узких саней с рулем впереди. Стоит ухватиться за рукоятки, нажать на кнопку, как миниатюрный двигатель запускается, и торпеда тянет человека вперед. Остается только регулировать скорость и направление с помощью рукояток. Крепко ухватившись за них, вспоминаю единственный тренировочный урок на базе. Все вроде просто в управлении, но жаль, что обучение длилось всего пару часов.
   – Вперед! – рявкает Дрын, и мы включаем торпеды, подныриваем и плывем по затопленному туннелю в направлении бункера.
   Туннель при ближайшем рассмотрении ничем не отличается от того, по которому мы прошли во время прошлого задания. Тут тоже до сих пор горит свет, и вода от этого кажется изумрудной. Можно сказать даже, что здесь красиво, если бы не смертельная опасность, таящаяся впереди. Нам нужно добраться до станции, где в дальнем конце платформы есть замаскированный резервный выход из бункера.
   Плывем молча, не переговариваясь. А какие могут быть разговоры, когда ты пытаешься удержать эдакого механического «зверя», который при малейшем рывке норовит вырваться из рук. При этом боишься отстать от группы или врезаться в стену. И все же ощущения странные и захватывающие. Ловлю себя на мысли, что после войны с удовольствием покатаюсь на торпеде где-нибудь на Черном море. Жаль только, что из-за нехватки времени обучение длилось так мало. Упусти сейчас рукоятки, не догоню ребят.
   До нужной станции добираемся минут через десять. Платформа под толщей воды выглядит точно так же, как «Проспект Согласия», ничем не отличается. Дронов выныривает первым, мы вслед за ним.
   – На месте, – констатирует он.
   Фактически мы находимся под потолком, а под нами огромная затопленная станция. Вокруг плавают брошенные людьми вещи, какие-то сумки, тряпки.
   – Ныряем к двери, – приказывает Дронов.
   – Ох, не нравится мне все это, – скулит Вонючка.
   Опускаемся на самое дно. Опаздываю затормозить, и торпеда врезается прямо в пол. Слишком мало опыта. Глушу двигатель, держу за одну рукоятку торпеду и подныриваю к ребятам. Справа в стене Дрын находит скрытую панель и пытается отодвинуть ее, но под водой сделать это не так просто. Кузя помогает ему, упершись ногами. За панелью дверь с кодовым замком. Командир набирает код, и дверь плавно скользит в сторону, открывая перед нами маленькое помещение, тут же заполняемое водой.
   – Шлюз, – говорит Кузя, но мы и без него знаем.
   – Заходим, – распоряжается Дрын. – Торпеды оставить, они нам больше не понадобятся.
   Для двенадцати человек комнатка слишком мала, приходится втискиваться. Кузя нажимает на кнопку, дверь закрывается. Ощущаю себя сардиной в жестяной банке.
   Кузя жмет еще на одну кнопку, и вода с шумом начинает сходить, вытекая через отверстия внизу. Для меня это первый подобный подводный опыт: сначала висишь в воде, не доставая пола, тебе легко, а потом, когда уровень воды постепенно понижается, ощущаешь вдруг на себе всю тяжесть земного притяжения.
   – Кто мне ногу отдавил? – вопрошает Вонючка, но никто не удостаивает его ответом.
   – Приготовиться! – командует Дронов.
   Если подходы к бункеру нами тщательно планировались на базе, да и чертежи помещений мы знали назубок, то сейчас начиналось самое «интересное». Предполагалось, конечно, что чужаки займут центральный зал, но никто не мог утверждать это с уверенностью. Все основано на сплошных домыслах. На деле мы ничего не знаем. Ни какова охрана, ни как она вооружена, ни с чем мы столкнемся за этой дверью. Ничего! Если твари за несколько дней соорудили огромный курган со странными щупальцами, то бог его знает, что они устроили внутри бункера. И больше всего мы надеемся, что чужаки не обнаружили еще запасные ходы, подготовленные когда-то для спешной эвакуации правительства.
   Все задерживаем дыхание, когда Кузя, с трудом в такой тесноте повернувшись лицом к пульту, набирает необходимую комбинацию. Слышим тихий щелчок замка, и Дронов шепчет:
   – Мужики, вы знаете, что делать. Вперед!
   Мы врываемся в бункер, рассредоточиваемся, пальцы держим на спусковых кнопках. Мельком гляжу на пластину – сигнала нет. Что ж, этого следовало ожидать.
   – Командир, нет сигнала!
   – Вижу.
   Место, куда мы попали, едва ли походит на резиденцию чужаков: небольшое помещение с двумя рядами сидений, на выкрашенных в светло-серый цвет стенах отключенные мониторы. Дальше арка, а за ней узкий коридор, который опоясывает бункер. Я думал, что, как только откроется дверь, мы ввяжемся в бой с чужаками, а здесь полная тишина и никакой охраны. Тихо, спокойно и буднично.
   – Готовность, – шепчет Дронов.
   Тишина обманчива, это я уяснил еще на прошлой войне. Это знал каждый, кто прошел ад Великой Отечественной.
   – Двигаемся к центральному отсеку, – посмотрев на пластину, командует Дронов.
   Мы разделяемся. Вторая группа должна зайти с восточной стороны, а мы с западной. Стараемся ступать как можно тише. Первым идет Вальдер. Перед поворотом он останавливается, а мы замираем. Вальдер осторожно выглядывает и тут же отступает назад. Показывает два пальца, а потом тычет пальцем на свое оружие. Ясно, там двое вооруженных чужаков.
   Роли у нас распределены заранее. К Вальдеру подступает Сашка, становится на колено. Не сговариваясь, они резко высовываются из-за угла и стреляют из бесшумных пистолетов. Слышно только, как падают два тела. Вонючка жестом показывает готовность. Едва ли чужаки нас слышат, но все равно стараемся говорить по минимуму.
   Заходим за угол и видим тела двух чужаков. Они примерно человеческого роста, в черных блестящих панцирях похожи на огромных жуков. Я впервые лицезрею их так близко, и меня оторопь берет. Если мелкие твари необычайно опасны, то что говорить об этих. У обоих чужаков в шлемах аккуратные дырочки. Мысленно аплодирую Вонючке, не зря парень последнее время не вылезал из тира.
   Двигаемся дальше. Пока все спокойно, вторая группа прошла, не встретив никого на своем пути. Это кажется странным, ведь мы в сердце вражеского логова – все равно что разгуливать по ставке Гитлера с красным флагом под мышкой. Неужто они настолько беспечны, или же правда считают нас надоедливыми, но не очень опасными мурашами, как когда-то говорил Дронов. Что ж, им хуже. «Мураши» им еще покажут, где раки зимуют.
   Судя по карте на пластине, мы приближаемся к центральному залу. По мнению руководства, именно там должен находиться белесый. Вокруг дорогая отделка, мягкие полы, чуть приглушенное освещение. Сразу видно, что все тут делалось для высокопоставленных лиц, предпочитающих роскошествовать даже в условиях войны.
   Доходим до очередного угла, Вальдер замирает, сжимая в левой руке нож. Берем оружие на изготовку. Спустя пару секунд из-за угла появляется чужак. Вальдер рассчитанным движением всаживает ему лезвие по рукоять точнехонько в горло, и тут же выдергивает, готовый при необходимости нанести следующий удар. Чужак хрипит, валится мордой в пол, обильно поливая его кровью. Четко сработано!
   И вот тут происходит непредвиденное. На нас выскакивает вторая черная тварь! Заметив неладное, чужак быстро ориентируется в ситуации и реагирует молниеносно. Дронов и Вонючка бьют по нему из пистолетов, но чужак мгновенно прыгает на стену, острыми когтями вцепляясь в обивку. В другой его лапе оружие, и оно в отличие от нашего отнюдь не бесшумное. Если начнет он палить из него, сюда быстро сбегутся все чужаки. Твари всегда славились быстротой, но такой прыти у них я еще не видал. Черное дуло прямо перед моим лицом. Понимаю, что вскинуть пистолет и выстрелить не успею. Спасает меня Вальдер. Резким, почти неуловимым глазу движением ножа отсекает чужаку лапу в районе локтя. Места сгибов у чужаков плохо защищены, и он этим воспользовался. Обрубок с оружием падает, на меня из раны хлещет кровь, заливая забрало. Чужак отчаянно шипит и, наплевав на все законы физики, прыгает на потолок, цепляясь когтями, но тут же падает вниз с простреленной башкой. Это Курт среагировал.
   – Ух… – зло сиплю я, старательно вытирая рукавом кровь с забрала.
   Брюннер подскакивает ко мне и ободряюще хлопает по плечу. Дронов жестом показывает, что нужно двигаться дальше. Мы уже близки к цели, отчетливо чувствуется запах протухшей рыбы. Чем мы ближе, тем он сильнее. Сомнений быть не может – мы рядом с резиденцией чужака. Двигаемся по-прежнему тихо, но стараемся не медлить, время у нас ограничено. К нам присоединяются бойцы второго отряда. Докладывают Дрыну, что ликвидировали на своем пути шесть чужаков.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация