А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наши павшие нас не оставят в беде. Со Второй Мировой – на Первую Звездную!" (страница 34)

   Присутствовавший на последнем инструктаже Советник рассказал, что бункер находился как раз под Красной площадью и Кремлем, которые чужаки смели с лица Земли. Кто бы мог подумать, что чужаки найдут бункер, пробьют в него ход и запустят туда своего белесого уродца, чтобы обеспечить его безопасность! И теперь мы летим туда, чтобы пробраться в бункер и захватить странное существо…
   – Снижаемся, – сообщает второй пилот Дронову.
   Командир смотрит на него, сухо кивает и отдает приказ готовиться к высадке. Место выбрано удачно. Небольшая площадка, со всех сторон окруженная домами, местами порушенными, но все равно скрывающими ее от посторонних глаз. Место раньше было детской игровой площадкой, тут стояли качели, горки, лесенки и прочие приспособления для игр. Когда-то здесь не смолкал детский смех, но сейчас все раскурочено и переломано.
   Пилоты аккуратно сажают «Хамелеон». Вонючка толкает Кузю, тот спросонья резко дергается и вскакивает. Панель отходит в сторону, опускается трап. Мы подхватываем ящики с оборудованием и боеприпасами, спускаемся на землю. Дождь закончился, но все вокруг кажется свинцовым из-за серой дымки.
   Подходит Дронов:
   – Проверить связь и радары.
   Надеваем шлемы, закрываем забрала. Связь есть, на пластинах четко обозначены двадцать две маленькие синие точки. Это мы. «Хамелеон» на карте обозначается точкой побольше. Чужаков на радаре не видно. Ученые головастики не обманули – эта частота чужаками не глушится. Во всяком случае пока. Что ж, первую стадию операции мы завершили, пора приступать ко второй.
   Дронов подходит к пилотам и дает им какие-то указания. Мы ждем. Наконец он возвращается к нам, пристально оглядывает каждого.
   – Вальдер, Петров – впереди, Чагин, Брюннер – замыкающие. В колонну по два становись! – командует он, и мы четко выполняем приказ. – Бего-ом марш!
   Легкой трусцой устремляемся вперед. На бегу оборачиваюсь, машу рукой нашим летунам. Любопытный русский пилот машет мне в ответ. Никто из нас не знает, что произойдет в следующие часы, останется ли кто в живых. Но мы надеемся на лучшее…

   Глава 2

   – Едрит твою налево! – Вонючка только что вернулся из разведки и ругается на чем свет стоит. – Там этих зеленых уродов навалом, не пробраться.
   Места скоплений чужаков просчитать нет никакой возможности. Они постоянно перемещаются, а засечь их с воздуха тоже нереально. Только нашему бравому асу Василию на своем истребителе удалось забраться так глубоко в тыл, и то не по своей воле. Место, которое мы беспрепятственно проходили на той неделе, оказывается забитым чужаками. Порушенные бомбовыми ударами высотные здания во многих местах перегородили улицы, образовав непроходимые завалы, и надо быть скалолазом, чтобы преодолеть их. Поэтому нужно выбирать свободные пути, а там ждут чужаки.
   Ко всему прочему, постоянно происходит обрушение зданий и искореженных конструкций, и там, где вчера можно было легко пройтись по улице, сегодня сплошная баррикада. Да и взрывотехники чужаков часто сознательно заваливают проходы и лазы, чтобы ограничить возможность противника безнаказанно шастать по городу. Это происходит ежедневно, и не было случая, чтобы мы не вносили коррективы в наши действия.
   Мы засели в одном из темных подъездов, и пока ждали наших разведчиков, успели перекусить. Как добирались до этого подъезда, лучше не вспоминать. Разговоров не ведем, сидим молча. Дронов склонился над картой, вид у него озабоченный. Конечно, сейчас мы ограничены во времени, и каждая минута дорога несмотря на то, что имеем запас на непредвиденные обстоятельства.
   – Может, тут пойдем? – лезет к Дронову Вонючка, но командир отмахивается.
   – Дождемся Вальдера, вдруг он чем обрадует.
   Вонючка усаживается рядом со мной, достает доппаек и начинает усиленно жевать.
   – Не чавкай, – говорю ему я, ткнув локтем в бок.
   – Отстань. Не на приеме.
   – Много их? – спрашиваю.
   – Говорю же, до жопы, – с набитым ртом отвечает Вонючка. – Не пробиться. Под землей тоже не пройти, там все завалено. Эти уроды постарались. Помнят, как мы их спальню тогда поджарили.
   Возвращается Вальдер, снимает шлем. Вид у него понурый.
   – Завалило дорогу. Все на соплях держится, вот и рушится.
   – Отдыхай пока, нужно подумать, – недовольно ворчит Дронов.
   Я поворачиваюсь к Вальдеру, когда он занимает место у стены.
   – Как полагаешь, есть шансы?
   Немец отрицательно качает головой.
   Остальные ребята отдыхают. Позы расслаблены, глаза прикрыты, сплошная безмятежность. Но это обманчивое впечатление. Стоит раздаться постороннему шороху, и они тут же вскочат, готовые отразить нападение. Дронов настаивал на проведении операции только силами нашей группы, разумно напирая на секретность, и чем меньше людей, тем меньше шансов быть обнаруженными. Броуди отказал, заметив, что дело исключительное, своими силами нам не справиться, и поддержка не помешает.
   Теперь выясняется, что оба маршрута к бункеру, тщательно проработанные на базе, заблокированы. Ни Вальдер, ни Сашка хороших вестей не принесли. Кругом завалы и чужаки. Пройти по земле нельзя, под землей не пробраться, на «Хамелеоне» не подлететь. Тупиковая ситуация. Хотя…
   Поднимаюсь и подхожу к Дронову.
   – Командир, разреши по лестнице забраться на верх здания, изучить обстановку.
   – Смысл? – смотрит на меня снизу вверх Дрын.
   – Есть одна мыслишка, хочу провентилировать.
   Дронов минуту размышляет.
   – Давай. Возьми Брюннера на всякий случай.
   Подойдя к Курту, легонько пинаю его ботинок:
   – Вставай, прогуляемся.
   Брюннер резко поднимается, берет винтовку, вопросов не задает.
   Идем по ступеням наверх. Тут темно, повсюду раскиданы вещи, впопыхах брошенные людьми. Даже сейчас, спустя несколько месяцев после первого нападения инопланетян, ощущаются страх и паника мирных жителей. Кажется, что стены впитали ужас несчастных, неготовых к такому повороту событий людей. Атмосфера безысходности повсюду.
   Дом, в подъезде которого мы укрылись, уцелел наполовину. Снаряд снес верхние этажи, разбросав обломки по округе. Остальная часть устояла, не обвалилась. Подниматься тяжело, ноги гудят, но я упорно иду наверх. Брюннер следует за мной. Один пролет, еще один. Спина липкая от пота, дыхание учащенное. «Странно, – думаю я, – вроде и курить бросил, и не пью, а чувствую себя столетним дедом».
   Наконец, мы достигаем последнего этажа, заходим в разрушенную квартиру. В ней, судя по обстановке, люди жили богатые. Все вещи из тех, что уцелели, выглядят дорогими. Окна большие, почти во всю стену. Подхожу к одному из них и смотрю наружу. Мне хорошо виден проход, который обследовал Вонючка и где он обнаружил чужаков. Да, там точно не пройти. Перехожу в другую комнату, окна которой выходят на соседнее здание. Дом напротив тоже пострадал частично.
   – Чего ты все высматриваешь? – удивляется Брюннер, разглядывая висящие на стене фотографии. – Смотри, какая красивая фройляйн. Как думаешь, она спаслась?
   – Ты лучше не баб разглядывай, а сюда подойди.
   – И чего такого ты тут усмотрел? – оглядывает местность Курт. – Сплошные развалины. Мне этот пейзаж давно оскомину набил.
   – Посмотри на тот дом. Как думаешь, сколько метров до него?
   – Кхм, – задумывается Брюннер, – метров десять или чуть больше. Что с того?
   – По земле нам не пройти, под землей тоже. А если попробовать поверху махнуть?
   – То есть как махнуть? – изумляется Брюннер.
   – На тросах от дома к дому. Мы уже совсем рядом от цели, а чужаки ждут нападения только с земли. Им в головы не придет, что мы, как обезьяны, будем карабкаться.
   – А что… – задумывается Курт, – может и сработать.
   По связи излагаю идею Дронову, ему она нравится. Все поднимаются к нам.
   – План неплох, – резюмирует Дронов. – От этого здания до нашей цели всего ничего. Сначала пойдет основная группа, за ней вторая. Остальные, как уже ранее оговорено, осуществляют прикрытие. Возможно, потребуются отвлекающие действия. Старший – Семецкий. Если все пройдет гладко, то, следуя основному плану, выберемся вот здесь.
   Дронов еще раз показывает парням место на карте. «Если все пройдет гладко…» Дрын произнес эти слова будничным тоном, но меня аж передергивает, по спине пробегают мурашки.
   – Все ясно?
   Мы киваем. А чего тут может быть не ясного? Две группы по шесть человек отправляются к логову белесого. Остальные остаются здесь, контролируют место нашего прибытия и в случае чего постараются оттянуть огонь на себя, устроить заварушку, имитируя серьезный прорыв. «Игрушек» для этого у нас два полных ящика.
   В нашем снаряжении имеются миниатюрные арбалеты с катушками, на которые намотана сверхпрочная нить. Достаточно нажать на кнопку, и стрела пулей летит вперед, вгрызаясь в стену. Остается только закрепить арбалет, и канат готов. Стрелять можно и в потолок, а после нажать другую кнопку, и нить снова намотается на катушку, поднимая тебя вверх: здоровяка Кузю с полной выкладкой выдерживает без проблем. Запас нити – двадцать метров, но нам больше и не надо. В этом районе дома стоят близко друг к другу.
   Время поджимает, и мы готовимся к броску. Остальные расположились около окон по периметру, готовые в случае надобности прикрыть нас.
   – Первая тройка! – командует Дронов.
   Я, Брюннер и Вонючка готовим арбалеты и одновременно выстреливаем. Нити, тихо шурша, стремительно летят вслед за стрелами. Цок! Цок! Цок! Три стрелы вонзились в противоположное здание прямо над окнами. Закрепляем арбалеты и замираем в ожидании отмашки. Пока все тихо, наша «проделка» осталась незамеченной. Чужаки по-прежнему копошатся внизу, занимаясь своими делами.
   – Пошел! – машет рукой командир, и мы, оттолкнувшись, устремляемся вперед.
   У меня перехватывает дыхание. Нить закреплена чуть под наклоном, и кажется, что я несусь с бешеной скоростью. Еще немного и меня размажет о стенку. Но секунду спустя я разжимаю руки, и попадаю прямиком в черный провал окна. Группируюсь, моментально выхватывая пистолет на случай, если мы окажемся здесь не одни. Вонючка и Брюннер спрыгивают рядом. На этаже тихо, никого кроме нас нет. Рапортую Дронову:
   – Мы на месте. Чисто.
   Вонючка остается встречать вторую тройку, а мы с Куртом осматриваем помещение и выглядываем в окна. Пока нас не заметили. Надеюсь, что и дальше все пройдет как по маслу.
   Мы в просторной квартире, тут на удивление чисто и прибрано. Если бы не выбитые окна, толстенный слой пыли да засохшие, словно окаменевшие, цветы в вазе, можно было бы подумать, что и нет никакой ужасной войны с инопланетянами, и жильцы вернутся с минуты на минуту. Легонько дотрагиваюсь до коричневых бутонов, они рассыпаются в прах.
   – У меня аж дух захватило от полета, – восторгается Брюннер. – Как в детстве на тарзанке.
   Лица его за забралом не видно, но я по голосу представляю его улыбку. Сам я радости не испытываю, на душе тревожно. Что нас ожидает впереди, никто не знает. Данных разведки нет.
   В окна влетает вторая тройка. Дронова среди них нет, он будет прыгать последним. Я тем временем высматриваю место для следующего прыжка. Соседнее здание также близко. Ждем, пока переберутся остальные и смотают нити.
   Вонючка первым делом лезет во вмонтированный в стену квартиры холодильник.
   – Чего ты там хочешь увидеть? Червей?
   – Просто интересуюсь, – обиженно бубнит Сашка, – как жили люди будущего до войны. Интересно же.
   – И для этого тебе понадобился именно холодильник.
   – По тому, что человек ест, можно многое о нем сказать, – огрызается Вонючка.
   – И что ты обо мне скажешь? – ухмыляюсь я.
   – Лучше промолчу.
   – Ну-ну.
   – Отставить треп! – раздается голос Дронова. Мы оборачиваемся. Он стоит за нашими спинами. – Пошли!
   Снова полет на огромной высоте и прыжок в окно. Все проходит гладко, пока не начинает спуск Кузя. В тот момент, когда он почти вплотную приближается к окну, нить со звоном лопнувшей струны обрывается. Кузя успевает вытянуть вперед руки, с силой бухается грудью на подоконник и начинает сползать вниз с внешней стороны здания.
   Мы кидаемся к нему и хватаем его за руки, но он с перепугу так вцепился в разбитый осколками давней бомбежки подоконник, что не хочет отпускать. Под его весом крепкий на вид материал начинает хрустеть, вот-вот переломится, и тогда Кузе не позавидуешь.
   – Давай! – кричу я, и Кузя, наконец, освобождает правую руку.
   Я вцепляюсь в нее, упираясь ногой в стену.
   – Вторую! – орет рядом со мной Вонючка, пытаясь оторвать держащуюся мертвой хваткой левую руку.
   Мы тянем Кузю на себя за руки, а Дронов тащит его за шкирку. Грузный Кузя, как может, помогает, перебирая ногами. Вниз сыплются мелкие камешки.
   – Тяжелый, ч-черт! – хрипит Вонючка. – Уф!
   С большим трудом мы втроем втаскиваем нашего громилу в проем, он усаживается под окном и хватается за грудь. Приложился, судя по всему, серьезно, да и перепугался не на шутку.
   – Как ты? – лезет к нему с расспросами Вонючка.
   – Бывало и лучше, – выдавливает Кузя и кряхтя поднимается.
   – Может тебе укольчик? – заботливо интересуется Вонючка.
   – Я тебе сам укольчик сейчас сделаю, – недовольно хрипит, сплевывая, Кузя. – Отзынь.
   Раз может шутить, значит, все в порядке.
   – Не задерживаемся! – командует Дронов, поняв, что все обошлось, и вызывает ведущего наблюдение у противоположного окна Брюннера: – Как там?
   – Все в норме.
   Переходим на другую сторону здания и осматриваемся. Здесь ситуация посложнее. Дом впереди разрушен намного сильнее, чтобы попасть на самый верхний этаж, придется спускаться под очень сильным наклоном. Но других вариантов нет, и мы выпускаем стрелы.
   Такого впрыска адреналина в кровь я не испытывал давно. Летел всего-то пару секунд, а они показались вечностью. Думаю только о том, чтобы не повторить «приключение» Кузи, правильно прыгнуть и не подвернуть ноги. Но все обошлось.
   Последним прыгает Вонючка. Парень преодолевает половину пути, как вдруг внизу мы замечаем патруль чужаков. Его тело болтается, словно червяк на крючке, а внизу степенно вышагивает с десяток тварей. Мы замираем. Стоит этим уродцам поднять головы, они сразу заметят Вонючку и группа будет раскрыта. Время тянется медленно, но удача снова на нашей стороне. Сашка влетает в оконный проем и валится на пол. Глаза у него вытаращены, ртом ловит воздух.
   – Пять минут перекур, – командует Дронов. – Чагин и Брюннер, проверить дальнейший путь.
   Идем на другой конец здания, и увиденное нас не радует. Следующий дом полностью разрушен. Дальше все нормально, а вот этот развалился. Вместо него теперь огромная груда мусора.
   Пока размышляем, как действовать, к нам подходят остальные. Командир глядит на развалины и задумчиво произносит:
   – Придется сделать марш-бросок.
   – По открытой местности? – недовольно спрашивает Вальдер.
   – Да, – равнодушно кивает Дронов. – Все вниз.
   Быстро сбегаем по ступеням. На первом этаже просторный чистый зал с высоким сводчатым потолком и рядами покрытых белыми скатертями столов и мягких кресел. Большие стеклянные витрины и двери разбиты, ощетинившись осколками. Соблюдая предельную осторожность, подбираемся к ним. Дела плохи, пройти незамеченными не удастся. Чужаки совсем близко, да еще тяжелой техники несколько штук, в числе которых наши «любимые» летучие танки.
   – Не пройти, – чуть не стонет Вонючка. – Вот непруха.
   Но Дронов не теряет хладнокровия, смотрит на карту.
   – Вальдер, найди вход в подвал и осмотри его. Судя по карте, здания соединены между собой подземными коммуникациями.
   Пока Вальдер выполняет задачу, мы переводим дыхание. На подвал у меня надежды нет, жду, что сейчас придет Вальдер и скажет, что он завален или в нем расположилась куча тварей. Не могу избавиться от дурного предчувствия.
   – Нам тут точно не пробраться, – продолжает свою тягучую волынку безысходности Вонючка.
   Не выдержав, резко обрываю его скулеж:
   – Заткнись. Лучше мозги включи, может, что и придумаешь.
   – Да, что тут придумаешь? – причитает он.
   – Отставить нудеж, – приказывает ему Дронов.
   Вонючка, наконец, смолкает, и мы молча сидим в ожидании Вальдера. Он появляется через несколько минут. Забрало шлема открыто, лицо белое, взор мутный, губы подрагивают. Движется он медленно, пошатываясь, словно контуженый. Мы поднимаемся.
   – Есть проход? – сразу спрашивает Дронов.
   Вальдер кивает и тут же делает шаг к стене и складывается пополам, давясь рвотными позывами. Распрямившись, вытирает рукавом рот и сипло произносит:
   – Твари…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация