А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наши павшие нас не оставят в беде. Со Второй Мировой – на Первую Звездную!" (страница 2)

   Толпа затихла, все в напряжении следили за проскользнувшими в проход бойцами. Люди закрывали мне обзор, слышны были только гулкие отзвуки бегущих по тоннелю гвардейцев, да и они вскоре стихли.
   – Стена выдержит? – поинтересовался Советник у чернокожего.
   – Нет, – ответил тот. – Какое-то время нам даст, конечно, пока они будут с ней возиться, но немного.
   Что же тут творится такое? Кто они?! От кого мы бежим?
   Стоявший неподалеку Вольфганг косился на меня, но взгляд блондина уже утратил злобный огонь. Немец выглядел озадаченным и, пожалуй, даже немного напуганным.
   – Чисто! – раздался бойкий голос из прохода.
   – Вперед! – снова прокричал чернокожий, взмахом руки показывая сотрудникам лаборатории, чтобы они поспешили. Но не успела толпа и шага сделать, как снова раздался мощнейший взрыв.
   Несколько уставленных рядами капсул со звоном раскололись. Огромная стальная дверь в дальнем конце лаборатории выгнулась пузырем, затем словно пушинка пронеслась в воздухе до середины помещения и с грохотом рухнула вниз, сминая оборудование. С потолка полетели искры, по стенам поползли трещины. В образовавшуюся дыру ворвались клубы дыма, который начал быстро заполнять помещение.
   – Первый взвод! – во всю глотку заорал чернокожий. – Прикрывать отход!
   Левин резко пихнул меня в спину:
   – Скорее!
   Он схватил меня за рукав и потянул за собой внутрь коридора. У входа образовалась сутолока – перепуганные лаборанты расталкивали друг друга локтями, каждый норовил первым попасть в спасительный проход. Позади раздались выстрелы. Несколько человек упало, кто-то истошно закричал в предсмертной агонии.
   Оглянувшись через плечо, я успел только мельком заметить в клубах распространявшегося дыма смутные темные силуэты и вспышки выстрелов. Толпа внесла меня внутрь тоннеля. Уже будучи в нем, я снова оглянулся. Сверху быстро опускалась стена, отсекая нас от лаборатории. На полу перед входом лежало с десяток изорванных пулями тел не успевших укрыться в проходе бедолаг. Несколько оставшихся снаружи гвардейцев отчаянно отстреливались, пытаясь сдержать нападавших. От увиденного похолодело в груди. Эти солдаты будут биться до конца, чтобы дать нам возможность спастись.

   Глава 2

   Стена бесшумно опустилась, звуки разгоравшегося боя стали едва различимы. Айра Хоскис с облегчением вздохнул, но я, в отличие от него, понимал, что радоваться еще рано. Видел, каким мощным оружием обладают неведомые враги, когда массивная стальная дверь вылетела на середину лаборатории, словно вообще ничего не весила. Припомнился и недавний разговор между Советником Броуди и чернокожим офицером о том, что скрывавшая потайной ход стена долго напора не выдержит. Кем бы ни были враги, они быстро сминали на своем пути любое сопротивление и любые преграды. Даже упоминание о них сеяло среди окружавших меня людей панический страх.
   – Не отстаем, – давал последние наставления офицер. – При движении не растягиваться, быть начеку. Какими проходами они уже овладели, неизвестно. Сигналы глушатся, а потому мы сейчас как слепые котята.
   Люди его внимательно слушали. Даже Советник, который, несомненно, был здесь старшим по званию, полностью доверил себя опыту чернокожего офицера.
   – Бегом! – громко скомандовал негр, и толпа устремилась за ним по длинному узкому проходу.
   Тоннель уходил вдаль, затем резко сворачивал вправо и вился путаным лабиринтом со множеством ответвлений, которые мы пробегали, не останавливаясь. Становилось ясно, что без четкого знания правильного пути заблудиться в хитросплетении подземных ходов было делом плевым. Периодически на стенах я замечал тускло поблескивающие символы, но их значение оставалось загадкой.
   Вместе с Айрой Хоскисом и профессором Левиным я бежал сразу за спинами передовой группы гвардейцев. Немец, сопровождаемый девушкой-азиаткой, тоже был рядом, но, чтобы не возникло новой потасовки, нас теперь намеренно отделяли два солдата. На скуле у фрица разливалась сизая гематома, на подбородке запеклись кровавые разводы.
   Я старался не обращать на немца внимания, всецело одолеваемый мыслями о сложившейся ситуации. Постепенно сопоставляя факты, пытался соединить имеющиеся сведения в единое целое. Уже было ясно, что я не в Советском Союзе: странное сборище людей разных национальностей, необычная военная форма, непонятное оборудование и пугающее оружие. В плену быть тоже не мог – относились ко мне, старшему лейтенанту Красной Армии, достойно. Но оставалось много нерешенных вопросов. Как сюда попал? Был ранен и перевезен, находясь в беспамятстве? Но на теле ни единой царапины! Опять же если попал к союзникам, то почему с их стороны такое же хорошее отношение к фашисту? И что за неведомый враг, страх перед которым должен объединить нас? Ведь нет в мире такой силы, которая могла бы сейчас, в ходе Второй мировой войны, сплотить противоборствующие стороны.
   Быстро перебрал в памяти все крупные государства, но каждое из них так или иначе втянуто в эту войну, и никакое из них в одиночку не представляет для остальных серьезной угрозы. А если внезапно образовался какой-то новый союз, обрушивший свою мощь на СССР, США, Англию и Германию? Чушь! Даже если полмира объединилось бы против этих сверхдержав, они не в состоянии им ничего противопоставить!
   Чем больше думал обо всем, тем больше запутывался. На каждое, даже самое нелепое, объяснение возникала цепочка новых вопросов. И ответов на них не было. Можно предположить, что нас с фрицем пытаются ввести в заблуждение, но какой в этом смысл? Оставалось только ждать, когда у Советника найдется свободная минута для разговора.
   Мы уже минут десять петляли по узким проходам, когда далеко за спиной раздался приглушенный взрыв, эхом разносясь под высокими сводами тоннеля. Айра содрогнулся, опасливо оглядываясь. Заметив на себе мой взгляд, выдохнул отрывисто, сипло:
   – Пытаются пробить стену!
   Поняв, что враги заняли лабораторию и теперь всерьез взялись за перекрывавшую вход в тоннель потайную стену, гражданские ринулись вперед сломя голову. Они понеслись, толкая друг друга, спотыкаясь, и едва не сбили с ног Советника.
   – Сохранять строй! – гаркнул он, оборачиваясь.
   Его резкий окрик, казалось, привел людей в чувство, но глаза их все равно были наполнены ужасом.
   – Продолжаем движение! – прокричал офицер, подбадривая запаниковавшую толпу в аквамариновых комбинезонах.
   Он бежал впереди с Советником и несколькими гвардейцами, указывая путь. Остальные гвардейцы чуть приотстали, прикрывая толпу гражданских сзади. Негр слегка сбавил темп, поравнялся с Советником, и до меня донеслись его слова:
   – Есть слабый сигнал. – При этом офицер показал Советнику маленький тонкий прибор, поверхность которого переливалась голубоватым светом. – Я предупредил команду, что мы на подходе.
   Советник и чернокожий обменялись еще несколькими фразами, но разобрать их я уже не смог. Побежал чуть быстрее, стараясь держаться поближе к ним.
   – Сколько еще? – Советник, видимо, тоже оказался в этих проходах впервые.
   – Немного, метров шестьсот, – чернокожий снова сверился со светящейся карточкой. – Главное, чтобы стена подольше их задержала. Нам бы до катеров добраться, а там дежурит взвод моих ребят.
   При упоминании о катерах я снова ощутил, как к горлу подступает тяжелый комок. Летчик испытывает невероятные перегрузки во время полетов, он к ним привычен, но после сегодняшнего даже для опытного летуна катера были явным перебором. Стоило мне представить покачивающуюся на волнах лодку, сразу становилось дурно.
   Неожиданно офицер поднял руку, призывая всех остановиться.
   – Пятнадцать секунд отдыха, – сказал он, а сам поманил в сторону Советника и передовых гвардейцев.
   Гражданские сгрудились в кучу, боязливо озираясь. Некоторые присели на корточки, пытаясь отдышаться. Они жадно ловили воздух широко открытыми ртами, но это, судя по всему, мало помогало. Чернокожий офицер тем временем показывал что-то Советнику и гвардейцам на экране маленького прибора. От меня не ускользнуло, что выглядели они крайне напряженно и взволнованно. Как бы невзначай сделал пару шагов вперед, прислонился к стене спиной, прислушиваясь к разговору военных.
   – Они уже здесь, – с досадой произнес чернокожий. – Прорвались с восточного входа и идут нам наперерез. Если им удастся пробить стену в лаборатории, мы окажемся зажатыми в клещи.
   – А если попробовать пройти тут, минуя их? – Советник ткнул пальцем в серебристую пластину на своем манжете.
   – Возможно, – ответил чернокожий и, немного помедлив, добавил: – Во всяком случае, я на это надеюсь.
   Из разговора становилось очевидным, что ситуация критическая. Я еще раз посмотрел на солдат, на их диковинное оружие. Спросил у Левина:
   – Может, и мне полагается что-нибудь для защиты?
   Профессор перевел взгляд на Броуди:
   – Я думаю, не помешает дать ему автомат, – Левин кивком указал на оружие в руках стоявшего неподалеку гвардейца.
   Советник отрицательно покачал головой:
   – Извините, но не сейчас. Доверьтесь пока нашим гвардейцам, – ответил он и обратился к столпившимся людям: – Продолжаем движение!
   Бег по безликим коридорам выматывал, отнимал последние силы. Ныли от напряжения мышцы ног, сбивалось дыхание, спина взмокла от пота. Профессор Левин пыхтел рядом, поддерживая под локоть вконец обессиленного Айру.
   Миновали еще несколько развилок и ответвлений. Одни были такими широкими, что по ним вполне мог проехать автомобиль, другие совсем узкими, в ширину плеч. Большинство проходов было ярко освещено, но некоторые чернели непроглядной темнотой.
   Именно из такого темного, зияющего холодным мраком прохода и выскочили на нас преследователи. Несколько врагов вылетели из него, вклинившись посередине толпы бегущих гражданских. Столкновение было явно неожиданным для обеих сторон, но нападающие сориентировались быстрее. Ярко полыхнули вспышки огня из нескольких стволов. Сухие щелчки выстрелов слились воедино, заглушая крики обезумевших от ужаса людей. Толпа с воплями отпрянула к противоположной стене тоннеля, но деваться здесь было некуда.
   Обернувшись на шум, я увидел, как пули разрывают тела несчастных, окрашивая аквамариновые комбинезоны бурыми пятнами крови, как из черноты узкого прохода один за другим выскакивают вражеские солдаты. Они действовали молча, двигались по-кошачьи стремительно и мягко, мгновением позже смешавшись с обратившейся в паническое бегство толпой еще остававшихся в живых гражданских. Разглядеть врагов в образовавшейся сумятице не представлялось возможным, только мелькавшие тут и там силуэты в ядовито-зеленой форме.
   Над ухом громыхнул выстрел, и я инстинктивно вжал голову в плечи, припал на колено. Чернокожий офицер возвышался надо мной, стреляя одиночными. Гвардейцы явно растерялись – враги оказались между бойцами передовой группы и прикрывающими гражданских с тыла, но теперь они настолько смешались с обезумевшей толпой, что выцепить точную цель не представлялось возможным. Гражданские, в надежде на спасение, бежали к своим, враги следовали по пятам, прикрываясь ими. Я отпрыгнул к стене, чтобы не быть сбитым с ног, а чернокожий и гвардейцы ринулись вперед, отсекая врагов.
   Только теперь я смог хорошо разглядеть их, и первое, что пришло в голову: нас атакуют дети в странного вида рыцарских доспехах ядовито-зеленого цвета. Незнакомцы были всего метра в полтора ростом, облаченные в плотные чешуйчатые панцири и овальные шлемы, полностью закрывавшие не только их головы, но и лица. Стреляли они из еще более диковинного оружия, чем было у гвардейцев, ничего подобного я доселе не видывал.
   После короткой перестрелки с расстояния в несколько шагов стороны схватились врукопашную. Несмотря на небольшой рост, враги оказались чертовски проворными и бились жестоко. Я видел, как закрепленные на пальцах врага лезвия молниеносным ударом рассекли голову чернокожего офицера на несколько частей. Смерть собирала богатую жатву.
   Гвардейцы не выдержали натиска, начали отступать, пятясь спиной. Один из бойцов рухнул рядом со мной, хватаясь за простреленную грудь и корчась от боли. Его автомат скользнул мне под ноги, и я, не раздумывая, схватил его. Оружие было незнакомой модели, но, несмотря на размер, гораздо легче ППШ, который со снаряженным магазином весил чуть больше пяти килограммов. Автомат удобно лежал в руках, но как с ним управляться, сразу понять не удалось. Я нагнулся к умирающему гвардейцу, прокричал:
   – Как стрелять?!
   – Кнопка на рукояти, – зашептал тот, кривясь от боли. – Просто жми.
   Я быстро нашел ее, с силой вдавил, целясь в скопление напирающих противников. Ожидал резкой отдачи, но автомат даже не дернулся. Пули ровной линией вгрызлись в панцирь ближайшего врага, оставляя на нем крохотные дырочки. Враг содрогнулся, завыл тонко, протяжно, но не остановился. Взвившись в прыжке, он кинулся на меня, сбил на пол, и мы покатились, вцепившись друг в друга. Автомат выпал из рук, и я в последнюю секунду успел перехватить запястья противника. Тот приглушенно зашипел, острые лезвия на его толстых коротких пальцах потянулись к моим глазам, но я извернулся, рванул руки врага в сторону, отводя от себя, услышал, как заскрежетали лезвия по бетонному полу.
   Краем глаза заметил, как кто-то подскочил сбоку, со всей силы ударил нависшего надо мной противника ногой по голове, а затем еще и еще. Шлем соскочил, обнажая голову врага, и у меня перехватило дыхание от ужаса и омерзения. Вместо человеческого лица я узрел перед собой вытянутую, покрытую короткой бурой шерстью морду с ощеренной рядами игольчатых зубов пастью. Существо пронзительно зашипело, обдавая меня брызгами густой слюны и трупным зловонием. Два из четырех черных глаз повернулись в сторону человека, пришедшего на выручку, остальные два вперились в меня. Существо попыталось вырвать лапу, рубануть лезвиями по ногам нападавшего, но я держал крепко, не выпустил.
   – В шею ему! – Советник Броуди кричал истошно, с надрывом. – Бей в шею!
   В этот момент существо резко выгнулось в спине, откидывая морду вверх, и пронзительно взвыло. Его тело пробила судорога, ноги дернулись в конвульсиях. Кто-то схватил чудовище за шиворот, стаскивая с меня, но я продолжал держать запястья неведомого врага, словно тот мог еще причинить вред.
   – Вылезай, – склонился надо мной Вольфганг, одновременно вытирая о штанину огромный тесак. – Да отпусти ты зверюгу.
   С трудом приподнявшись на локте, я не спускал глаз с оскаленной морды существа. Четыре черных глаза безжизненно смотрели в потолок. Я расцепил пальцы, отпуская лапу, и только сейчас заметил, что лезвия на ней на самом деле – прочные острые когти.
   Вольфганг отбросил труп существа, а профессор Левин протянул мне руку, помогая встать. Айра Хоскис с парой гражданских жались к стене, в оцепенении глядя на чудовище.
   Бой еще продолжался, но гвардейцы уже загнали врагов обратно в темный проход и добивали их там. Тоннель был завален трупами людей и чужаков, пол залит кровью, на стенах зияли выбоины от пуль. С некоторых тварей были сорваны шлемы, и от вида отвратительных звериных морд мороз пробежал по коже.
   – Что это за нечисть такая?
   – Чертовски живучие и совсем не знают страха смерти, – задумчиво проговорил Советник, но на вопрос не ответил.
   Звуки выстрелов в темном проходе смолкли, гвардейцы возвращались. Некоторые были ранены, и товарищи поддерживали их.
   – Надо спешить, – глядя на приближавшихся бойцов, проговорил Советник. – Мы почти у цели, но если твари из лаборатории прорвутся, нам с ними уже не справиться.
   Я упрямо покачал головой:
   – Никуда не пойду, пока не объясните, что за чертовщина тут творится и где мы, собственно говоря, находимся.
   – Поддерживаю. – Вольфганг встал возле меня.
   Советник нахмурился, хотел было что-то сказать, но профессор Левин опередил его:
   – Вы в будущем, – он старался говорить как можно спокойнее, но получалось плохо. – Вернее, для вас это будущее, а для нас – настоящее. И, как вы успели заметить, достаточно дрянное.
   Мы с Вольфгангом непонимающе смотрели то на него, то на Советника.
   – Сейчас не 1943 год, – пояснил Броуди, а затем произнес, медленно растягивая слова, словно так нам было бы проще поверить в происходящее: – Сейчас две тысячи сто двенадцатый год от Рождества Христова.
   – А эти нелюди… – Левин со злостью пнул мыском труп зарезанного Вольфгангом существа. – Мы ничего не знаем о них, кроме того, что они прилетели из космоса и убивают нас.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация