А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наши павшие нас не оставят в беде. Со Второй Мировой – на Первую Звездную!" (страница 23)

   Глава 4

   Вонючка вместе со здоровяком Кузей растаскивают тяжелые ящики, и мы с облегчением выдыхаем. В стене действительно обнаруживается дверь. Она крепкая, металлическая, но для нас в отличие от партизан преградой не является. Кузя не только великолепный подрывник, но и мастер по вскрытию разного рода замков. А с помощью современных микровзрывов и лазерных лучей можно взломать практически любую дверь. Тем более что в мире будущего, где преступность была сведена практически к нулю, запоры за ненадобностью не отличались особой хитроумностью.
   Пока Кузя занимается дверью, мы отдыхаем и собираемся с силами. Вонючка усаживается рядом со мной у стены.
   – Знаешь, о чем я мечтаю? – неожиданно спрашивает он.
   – Знаю, о жратве.
   – Неее, – тянет он. – Сколько мы тут уже лазаем, а я еще ни разу не видел винного магазина.
   Действительно, в городе осталось множество уцелевших лавчонок, магазинов, а один раз мы даже побывали в огромном торговом зале. Он был настолько обширен, что мы там едва не заблудились среди различного барахла, аппаратуры и полок, ломящихся от деликатесов. С провизией в рейде у нас обычно проблем не возникало, мы пополняли запасы, устраивая вылазки по магазинам. Я такой роскоши, что лежала на здешних прилавках, в жизни не видывал. Люди будущего до нападения инопланетян жили сытной жизнью, и им можно было только завидовать, пока на их голову не свалились инопланетные твари.
   Что такое голод, я знаю не понаслышке. Детство было трудное. Семья моя жила бедно, порой с трудом перебиваясь. Из четверых моих братьев один умер от туберкулеза. Врачи сказали матери, что он был истощен сильно, потому болезнь его быстро скосила. Отец работал на заводе, ему было сложно прокормить такую ораву. Потом еще сестренка родилась. В один из осенних дней отец не выдержал и уехал. Сказал, что отправляется на большие заработки, а на самом деле просто канул в лету, оставив мать с кучей детей и без средств к существованию.
   Мать обстирывала соседей, что-то шила на продажу. Мы старались ей помогать, но много ли могут заработать малые дети. Иногда мы с братьями промышляли воровством на городском рынке, и только по счастливой случайности я не загремел в тюрьму. Сколько себя помню, мне всегда хотелось есть. Потом старшие братья пошли работать на фабрику, а я поступил учиться в профессиональное училище, и матери стало полегче. Затем началась война, и опять не до жиру. Немец гнал нас с нашей земли, страна утопала в крови. Все мы, братья, ушли воевать. Служили на разных фронтах. Не знаю, как там было у них, но в моей части мы иногда сутками не получали пропитания.
   Люди будущего, победив в себе агрессию и низменные инстинкты, напротив, роскошествовали и радовались жизни, но это продолжалось недолго.
   Вонючка прав. Еды здесь полно, но, сколько мы ни ходили по уцелевшим магазинам, спиртного нигде не могли найти.
   – Я мечтаю, – продолжает Вонючка, – залезть в винную лавку. Взять там пару бутылей и прикончить их в один присест. В компании друзей, естественно, – добавляет он, заметив мой насмешливый взгляд.
   – Люди о мире мечтают, – укоризненно говорю я, – о победе. А ты о водке. Алкаш.
   – Нет. О победе над этими гадами я тоже мечтаю. Но это другое. Разве не может быть у человека еще одна маленькая мечта? В дополнение к основной, так сказать.
   – Может, – соглашаюсь я.
   Алкоголь в будущем был признан вредным для здоровья людей и не производился. Причем, насколько мы поняли, правительство его не запрещало. Люди сами осознали губительность горячительного зелья и добровольно отказались от спиртного. Подумать только!
   То же с куревом. Его здесь не выпускали, и для многих «новоприбывших» это стало настоящей проблемой. Первое время, отправляясь на задания, мы курили листья. Кузя выстругал самодельные трубки, мы набивали их сухой листвой или добытым в магазинах чаем и вдыхали едкий дым, давясь и кашляя.
   Потом на базе нам дали какие-то специальные пилюли, и тяга к никотину прошла сама собой. С табачком мы завязали, но выпить порой очень хотелось. Мы все думаем об этом, просто Вонючка первым озвучил наши мысли.
   Кузя тем временем колдует у двери, водит по ней пальцами, прикладывает ухо, прислушиваясь, как заправский «медвежатник». Наконец, лезет в свой объемистый рюкзак, достает взрывчатку и прилаживает ее к двери.
   – Только не переборщи, – язвительно напутствует его Вонючка, – а то будет как в прошлый раз.
   Кузя его замечание игнорирует и жестами показывает нам отойти подальше. Устанавливает заряд и присоединяется к нам.
   – Закрой уши, – говорю я Максиму. Тот послушно выполняет указание.
   Кузя исполняет свою работу безукоризненно. Раздается негромкий хлопок, почти нет дыма. Мы высовываемся из-за ящиков и… разочарованно глядим на дверь. На ней никаких повреждений, она по-прежнему на месте и заперта.
   – Я же говорил, что заряд побольше надо! – противоречит сам себе Вонючка.
   Вместо ответа Кузя не спеша подходит к двери, разгоняет рукой остатки дыма и несильным ударом ноги выталкивает ее внутрь.
   Перед нами подземный коридор, который, видимо, соединяет между собой два дома.
   Дронов сверяется с картой и приказывает:
   – Брюннер и Вальдер, разведайте, что там.
   Невысокий и коренастый Вальдер – толковый боец, и военный опыт у него серьезный. Поговаривают, что он входил в состав абверовского полка «Бранденбург-800», но молчаливый Вальдер о своем прошлом не распространяется. Бранденбуржцы были опасными бойцами. Подготовка у них велась на высочайшем уровне. Их обучали рукопашному бою, маскировке на местности, взрывному делу. Они осваивали тактику ведения боя в одиночку и малыми группами, тактику засад, борьбу с бронетехникой и танками, назубок знали свое и трофейное стрелковое оружие. Эти люди готовились для диверсий в тылу противника, и Вальдер среди нас на своем месте.
   Курт с Вальдером уходят проверить дальнейший маршрут, мы остаемся их ждать.
   Максим сидит рядом со мной, уставившись в пол. Парень уже немного отошел, его бледное лицо приобрело легкий румянец.
   – Как ты?
   – Спасибо, уже лучше. – он вытирает рукой пот со лба, размазывая по нему грязь.
   – Глотни. – я снова передаю ему флягу.
   Пока есть время, решаю разузнать у него, как он тут оказался и как выжил среди всего этого ужаса. Максим рассказывает, что в вечер инопланетного вторжения отдыхал на балконе своего дома с девушкой. Они любовались чудесной погодой, были настроены на романтический лад. Все казалось настолько умиротворенным, что хотелось петь и сочинять стихи. Люди неторопливо прогуливались по улицам, стараясь подольше насладиться великолепной летней погодой, а не сидеть по домам.
   Внезапно в небе появились базовые корабли чужаков. Огромные, окрашенные в ядовито-зеленые тона, они зависли над городом, и из их чрев стали сотнями вылетать маленькие «крабы». На Москву обрушился яростный бомбовый удар, в одночасье превращая прекрасный город в руины. Рушились здания, горели целые кварталы, люди умирали сотнями.
   Максим с девушкой бросились бежать и успели выбраться из здания, прежде чем оно рухнуло. Внизу на площади перед домом творился настоящий ад. Все было в огне, пыли, дыму. Обезумевшие люди метались, не зная, что предпринять. Спастись в этой преисподней, казалось, было нереально.
   Влюбленные сумели укрыться в глубоком подвале. Они сидели в нем, забившись в дальний угол, крепко обнявшись и трясясь от страха. Сколько времени прошло с момента нападения, они не знали, но им казалось, что целая вечность. Когда грохот наверху понемногу начал стихать, Максим набрался мужества и рискнул выползти на разведку.
   Город он не узнал. Все, что еще недавно было родным и близким, теперь оказалось разрушенным. Наступила ночь, но на улице было светло, как днем. Разгромленную Москву ярко освещали многочисленные пожары. Максим вернулся в подвал, опасаясь шататься по городу ночью. Они ни на секунду не сомкнули глаз, вздрагивая от каждого шороха.
   На рассвете влюбленные решили выбраться из подвала и осмотреться. Дом, где они укрывались, полностью уцелел, и они, крадучись, по ступенькам поднялись на последний этаж. То, что они увидели через разбитое окно, ошеломило их. Если ночью они еще надеялись, что правительство предпримет меры к сопротивлению, то сейчас надежды рухнули. Чужаки господствовали повсюду.
   От чудовищных баз инопланетян отделялись грузовые корабли, доставлявшие на землю вражеский десант. Полчища чужаков хлынули на улицы. Вооруженные до зубов, твари практически не встречали сопротивления. Обезумевшие от ужаса люди превратились в скот и становились отличными мишенями. Чужаки производили зачистку, не щадя никого, раненых убивали при первых признаках жизни. Кругом валялись трупы мирных жителей. Человечество хладнокровно истребляли, и никто ничего не мог поделать.
   Высовываться на улицу было равнозначно самоубийству, и Максим решил переждать, пока чужаки не уйдут.
   Влюбленные вломились в одну из квартир. Во всем доме, кроме них, никого не было, люди в спешке покинули здание во время первой атаки, боясь оказаться под обломками. Найдя еду, они перекусили, и девушка тотчас уснула на диване. Максим укрыл ее пледом, а сам устроился рядом на полу. Электричества не было, аппаратура не работала, и новостей узнать было неоткуда.
   Через несколько дней они все же выбрались из дома. Максим посчитал, что дольше оставаться в городе неразумно, и девушка согласилась. Ей было уже все равно, что делать.
   Максим взял с собой большой кухонный тесак. Это была эфемерная защита, но она придавала им уверенности. Крадучись, пережидая за каждой стеной, прячась за каждым углом, они медленно продвигались вперед. Им удалось избежать столкновений с чужаками. Живых людей они не видели, но были уверены, что кто-то должен был спастись. Трупы вокруг поначалу пугали их, но потом они привыкли к виду мертвых людей.
   У одного из зданий стоял покореженный автомобиль гвардейцев и, оглядев его, Максим нашел на сиденье оружие. Это был модифицированный, приспособленный к городским условиям укороченный АК-200 с восьмьюдесятью зарядами. Гвардейцы никогда не ходили в городе с оружием, и Максим даже не подозревал, что оно у них имеется. Наверное, блюстители порядка успели вскрыть хранилище и вооружиться. Правда, это им не помогло – трупы обоих патрульных лежали неподалеку.
   Сколько они пробирались по изрытым воронками улицам, он не помнил. Ночевали в подвалах. По наблюдениям Максима, чужакам безразлично время суток, они не отдыхают ни днем ни ночью. Хотя, может, они менялись, этого он не знал, да это было и не важно.
   Несколько раз они наблюдали воздушные бои, из чего следовало, что кто-то еще сопротивляется пришельцам. Возможно, все было не так уж плохо, и власти готовились к массированному наступлению на врага, а на это требовалось время.
   На третий или четвертый день они начали встречать людей. Словно тени, те брели по улицам города, стараясь не собираться в большие группы. Максим сам видел, как большую группу расстрелял подлетевший «краб». Доставалось беженцам и от наземной бронетехники чужаков.
   – Зачем ввязался в перестрелку с чужаками? – перебиваю я рассказ Максима.
   – Мне к тому моменту было на все наплевать, – отрешенно бурчит он.
   – А девушка твоя где? – интересуюсь я.
   – Ее звали Соле.
   – Странное имя, – замечаю я.
   – Соле по-итальянски «солнце».
   – Что с ней случилось?
   – Погибла, – Максим закрывает лицо руками. – Не уберег ее.
   – Ладно, давай по порядку.
   Он умолкает.
   – Если хочешь, не говори, я не буду настаивать.
   Но Максим продолжает рассказ. Видно, что ему надо выговориться, выложить все, что накипело на душе за эти несколько страшных недель.
   Влюбленные скитались, потеряв счет дням. Выбраться из города не удавалось, повсюду натыкались на посты чужаков. Но и на месте оставаться тоже было нельзя, поскольку твари планомерно зачищали район за районом. Максим и Соле были вынуждены постоянно переходить с места на место.
   Постепенно к ним примкнуло несколько человек. Они передвигались осторожно, прячась на ночлег по подвалам, питались, подчищая полки магазинов. В одну из ночей, скрываясь от патруля чужаков, просидели под сильным дождем до утра на крыше одного из домов. Соле простыла, ей было очень плохо, но она продолжала идти. В уцелевшей аптеке Максим нашел для нее лекарство, однако оно не помогало. Сказывалось физическое истощение и нервное перенапряжение.
   К их группе примкнула женщина с маленькой, худенькой девочкой. Малышка постоянно хныкала, а они сидели и боялись, что чужаки услышат плач и обнаружат их группу. Однажды двое мужчин решили прогнать эту женщину, но Максим заступился за нее, пригрозив оружием. Мужчины отстали, но затаили на парня злобу. Теперь ему приходилось опасаться не только чужаков, но и своих, быть постоянно начеку…
   Вальдер и Брюннер возвращаются, что-то докладывают Дронову.
   – Потом дорасскажешь. – я участливо похлопываю Максима по плечу и прислушиваюсь к словам Курта.
   Оказывается, они нашли вход в канализацию, туннель которой тянется в сторону Садового кольца. Дронов воспринимает эту информацию как большую удачу. Решает, что дальше будем пробираться под землей.
   Курт предполагает, что внизу легче нарваться на засаду и труднее отойти.
   – Знаю, – подводит итог Дронов, – но по открытой местности точно не пройдем.
   – Стоит попробовать, – соглашается Вальдер. – На окраинах чужаки редко охраняют подземные коммуникации. Тем более что во многих местах они разрушены, проходы тупиковые.
   – Но они стали осторожничать, – напоминает Курт.
   Дронов качает головой:
   – У нас нет выбора. По поверхности нам не проскользнуть мимо постов, а выполнить приказ и подобраться к центру города нужно. Не просто так они подтягивают к нему свои силы. На той неделе висела всего одна база, сейчас их уже три.
   Да, действительно, чужаки явно что-то затевают, концентрируя свои силы в центре Москвы. Узнать их цели можем только мы. Ни летунам, ни беспилотникам сюда пробраться нет никакой возможности, по городу раскидано множество замаскированных зенитных орудий, в небе постоянно барражируют «крабы». Идея разведки с воздуха изначально обречена на провал.
   Подробные данные о расположении коммуникаций загружены Дронову и нам на пластины диспетчерами базы, но до сих пор они оказывались бесполезными. Сколько раз ни пытались мы проникнуть в подземелье, постоянно упирались в тупиковые завалы, образовавшиеся во время первой бомбардировки. Что ж, если и здесь не повезет, вернемся назад.
   Судя по карте, рядом находится ветка подземного метро, но этот вариант, к сожалению, отпадает. По сообщениям, на данном участке бомбы повредили трубы, в которые были заключены подземные реки, и метро затоплено. Аквалангов у нас в наличии нет.
   – Подъем! – приказывает Дронов. – Выходим!
   Курт и Вальдер ведут нас за собой. Метров через сто натыкаемся на открытый люк, и видим уходящую по спирали в темную бездну колодца металлическую лестницу. Снизу тянет сыростью. Вонючка, перегнувшись через край, плюет во тьму.
   – Я тут был, – вдруг заявляет Максим. Мы смотрим на него, и он, засмущавшись от такого к себе внимания, продолжает: – Мы тут прятались. Только приходили сюда с другой стороны.
   – Что там внизу? – спрашивает Дронов.
   – Запертая дверь. Мы не смогли ее открыть.
   – Потому что у вас не было Кузи, – самодовольно встревает Вонючка, будто Кузя его личная собственность.
   – Все вниз, – командует Дронов, затем окликает Кузю: – Иванцов, идешь замыкающим. На всякий случай поставь пару растяжек на входе. Вдруг кто из тварей захочет за нами прогуляться.
   – Сделаю, – басит Кузя, сосредоточенно хмурясь.
   Первыми по металлической лестнице спускаются Курт и Вальдер, за ними идем мы с Максимом. Шаги гулко отдаются эхом. Внизу останавливаемся перед массивной дверью, запертой на электронный замок. Дронов без усилий отворяет ее, прислонив свою пластину к считывателю замка. Брюннер опасливо заглядывает внутрь.
   – Чисто, – тихо констатирует он.
   Я представляю себе, насколько в канализации может быть чисто, но решаю промолчать. Сейчас не до шуток. Зато Вонючка себя не сдерживает. Слышу в наушниках его нервный хохоток:
   – Добро пожаловать в ад!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация