А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наши павшие нас не оставят в беде. Со Второй Мировой – на Первую Звездную!" (страница 17)

   – Вы, Командор, конечно, мыслите очень здраво, а главное – масштабно, – заявил один из командиров. – Но вы подумали, достаточно ли у нас сил для такой операции? В некоторых анклавах, Советники которых вас сейчас внимательно слушают, дела очень скверные. Наши резервы истощены, катеров и наземной техники не хватает.
   – При тщательно спланированной акции нам должно хватить тех сил, что имеются в наличии, – возразил Волков. – И разработку операции я бы предложил провести группой, в которую войдут не только представители высшего командного состава, но и бойцы некоторых подразделений. Именно для этого я пригласил сюда Кузнецова и Шульца. Они не раз уже предлагали нестандартные решения во время выполнения боевых задач, в чем все мы могли убедиться. Они превосходно знают тактику чужаков, и по части воздушных операций этим ребятам нет равных. Я бы предложил включить их в нашу группу с позволением привлекать к работе любых специалистов по их усмотрению.
   «Ах вот почему мы здесь!» – дошло до меня. Что ж, приятно слышать такие лестные слова от человека, который пару раз пытался отправить нас под трибунал. Я глянул на Шульца. Тот тоже от похвалы не порозовел и сидел совершенно спокойно.
   – Детали операции мы обсудим чуть позднее. Сейчас важно понять картину в целом. Может, у кого-то есть вопросы?
   – У меня, – поднял руку один из Советников. Все присутствующие повернулись к его экрану. – Почему вы настаиваете на проведении операции с воздуха? Не проще было бы подготовить диверсионные отряды, как в случае с захватом «языка»?
   – То, что нам удалось один раз, вряд ли удастся еще. Чужаки не глупы. Нам действительно повезло пленить белесого. Разведгруппа, действующая в московском секторе, засекла брешь в охранении, и командир группы доложил об этом Советнику Броуди. Тот сообщил мне, но, поскольку точных данных о нахождении там этих существ не было, санкции на проведение операции он не получил. Тайно действовал на свой страх и риск в нарушение приказа. Его бы, конечно, стоило отдать под трибунал, – Командор усмехнулся, поглядев на Советника, – но слишком уж жирный улов оказался.
   – И вы хотите сказать, что повторная операция невозможна?
   – Сейчас от разведчиков поступают совсем неутешительные данные, к штабам теперь не подобраться. Наземные силы, конечно, тоже должны участвовать в операции, но скорее как вспомогательные. Удар с воздуха – вот что нам необходимо.
   – Что, если захваченное в плен существо блефует? Что, если оно намеренно выдало заведомо ложную информацию? Я не силен в инопланетной физиологии и психологии, но разве не следует предусмотреть такую возможность? Вдруг это ловушка, которую расставили чужаки? Даже сам захват генерала мог быть спланированной акцией с конкретной целью – ввести нас в заблуждение, напичкать дезинформацией и ждать, пока мы не высунем свои носы и попадем в хорошо подготовленные и расставленные сети.
   – Мы, естественно, думали о подобном, – поднялся Левин. – Но после тщательной работы и отсеивания лишней информации мы знаем, что вытащили на свет подлинные данные, которые были перепроверены не один раз. Я ручаюсь за свои слова.
   – Ручаться тут мало, – с сомнением проговорил один из командиров. – Мы ставим на кон практически все, что у нас есть. В случае неудачи нам конец. Об этом вы думали?
   – Да, – твердо ответил Командор. – Но разве есть иные варианты? Нас выдавливают и рано или поздно уничтожат совсем. Мы держимся исключительно на героизме людей. Кстати, большинство из них «новоприбывшие», умеющие в отличие от нас грамотно воевать. Лично я считаю, что мы продержимся еще максимум месяц. И это в лучшем случае. Дальше по Земле будут разгуливать исключительно чужаки. Время играет против нас.
   – Разрешите? – поднялся я.
   Все, включая Вольфганга, посмотрели на меня с удивлением. В кабинете повисла полнейшая тишина. В горле у меня першило, и я прокашлялся:
   – Мы с моим напарником, как вы знаете, не с самого начала участвуем в этой войне. Но кое-что уже успели повидать, сделали кое-какие выводы, с которыми, если позволите, я с вами поделюсь.
   – Мы вас внимательно слушаем, Кузнецов, – пристально посмотрел на меня Командор. Но во взглядах некоторых командиров, глядящих на меня с экранов, читалось недоверие. Что им мог сказать деревенщина из сорок третьего года? Такой же взгляд был когда-то и у Броуди, но сейчас Советник смотрел на меня с нескрываемой надеждой.
   – Мы не раз наблюдали, что чужаки действуют однообразно, консервативно. У них неплохая тактика и, наверное, давно выработанная. Но основным недостатком ведения ими боевых действий я считаю нежелание или неумение быстро подстраиваться под различные обстоятельства. В воздушном бою это особенно заметно. Идея устраивать им ловушки, придуманная и воплощенная моим товарищем Вольфгангом Шульцем, до сих пор дает отличные результаты.
   Я посмотрел на Шульца, и он кивнул в подтверждение моих слов.
   – Отсюда можно сделать определенные выводы, – продолжил я. – Нам необходимо устроить нечто подобное и с нападением на штабы. Отвлекающий маневр и удар! В операции по захвату белесого, как вы помните, это сработало. Только удар должен исходить не от диверсионной группы, а от штурмовиков. Более четко я сформулировать пока не могу, надо все обдумать и взвесить.
   Краем глаза я заметил, что Советник Броуди смотрит на меня преисполненный гордости, как папа Карло на только что выструганного Буратино.
   – Хорошо, – в итоге сказал Командор. – Я выношу принятие решения о контрударе на совет Военного Департамента Земли. Тут должны участвовать все. На обдумывание – тридцать минут. Объявляю перерыв.
   – А ты, Егор, молодец! – похвалил меня Шульц, когда мы вышли из кабинета.
   – Ну, идею с «Волками» ты же придумал, – ответил я. – А Волков ее одобрил.
   Мы рассмеялись.
   Во время перерыва мы успели пообедать, что было весьма кстати. Остальные тоже смогли подкрепиться. Полчаса пролетели быстро, и мы снова расселись в кабинете Советника Броуди.
   – Пришло время проголосовать, – взял с места в карьер Волков. – Я считаю, что контрудар необходим, и выбора у нас, на самом деле, все равно нет.
   Проголосовали все единогласно, вопросов ни у кого не возникло. Мы в голосовании не участвовали, но присутствовали при нем. Приятно было осознавать, что ты присутствуешь при решении такого важного для всех жителей планеты вопроса.
   – Отлично! – подвел итог Командор Волков. – Ответственным за подготовку назначаю Советника Броуди. О любых мелочах и изменениях докладывать немедленно. У меня все.
   Совещание закончилось, экраны погасли, и мы поднялись. Нам предстояла трудная неделька.

   Глава 10

   Нас с Вольфом отстранили от полетов и включили в команду, разрабатывающую план контратаки на инопланетян. В группу вошли специалисты разных родов войск, но основной упор делался на штурмовой удар с воздуха. Время поджимало, мы старались подготовить все тщательно, продумать малейшие детали предстоящей операции. Следовало предусмотреть любой ход развития событий, ошибиться было нельзя. Каждый это понимал, и работа шла полным ходом.
   Броуди, хитрая лиса, начал готовить операцию еще до согласования с Командором, прекрасно понимая, что тот согласится. В спешном порядке латались даже списанные катера, люди от усталости валились с ног и спали прямо на рабочих местах. Левин вытягивал все новую информацию из пленного инопланетного существа, не оставляя при этом своих экспериментов по «перехвату» солдат из прошлого. Он трудился без сна и отдыха.
   Программа обучения новичков сократилась, с ними теперь работали инструктора из сорок третьего года, появившиеся тут одними из первых и имеющие солидный боевой опыт в новых условиях. Сколько еще было доставлено «новоприбывших», я не знал, но людей становилось все больше и больше. Не обошлось и без курьезов. Я находился у себя в комнате и обсуждал по внутренней связи план штурмовки вражеского штаба с другими пилотами, когда ко мне ввалился хватающийся за живот Шульц.
   – Вольф, и что это такое? – удивился я.
   – Гы-вы, – только и смог выдавить из себя Вольфганг, давясь от смеха.
   – Очень интересно, – проворчал я, извинившись перед пилотами и отключив экран. – Какого хера ты отрываешь меня от работы?
   Вольф уселся на кровать и попытался успокоиться, периодически прыская. Лицо его приняло извинительное выражение, но сам он еле сдерживался, из наглых, блудливых глаз по щекам текли слезы. Я попытался сосредоточиться на работе, но этот псих не давал мне такой возможности.
   – Выкладывай немедленно, или вышвырну тебя!
   – Уф! – выдохнул, наконец, Шульц. – Там такое творится!
   – Где и что? Да говори же ты толком.
   – Профессор вытащил «новоприбывшего».
   – Ну и что? Обычное дело. Ты сам такой же, – я никак не мог понять причины его истерического смеха.
   Этот засранец попытался заговорить, но снова начал ухохатываться, и мне пришлось еще долго тормошить и приводить в порядок. Кое-как он успокоился и рассказал, что произошло. Настала моя очередь согнуться от смеха.
   А произошло следующее.
   Из-за больших перегрузок на нашей базе случился сбой питания. Это неудивительно – все работало без остановки, нагрузка сумасшедшая, и периодически возникали скачки напряжения в сети. Я такое уже наблюдал. На долю секунды все погасло – и освещение, и экран, но тут же восстановилось. Всего мгновение. Я, если честно, даже не обратил внимания, поскольку данные с экрана не пропали, ведь такие моменты были предусмотрены заранее, и вся информация сохранялась автоматически. У всех, даже на рабочих конвейерах, этот скачок прошел без последствий. У всех… кроме лаборатории профессора Левина.
   Сбой произошел в тот момент, когда Левин занимался очередным «новоприбывшим». Что-то в аппаратуре замкнуло, и поток направления времени резко изменился. Бедолага Левин этого не заметил и запустил старт.
   В результате в контейнере оказался не русский боец и не арийский солдат, а крепкий, коренастый мужичок с длинными седыми волосами, заплетенными в косы, и бородой чуть ли не до пупка. Как только сознание к нему вернулось, он резво выскочил из контейнера и первым делом оглушил ассистента профессора, хлопнув того по лбу здоровенным кулаком. Ассистент улегся под контейнер в отключке, а лохматый человек из прошлого принялся громить оборудование.
   Сей дикий персонаж, с воем скакавший по лаборатории, аки горный баран, оказался викингом. Вместо того чтобы попытаться спокойно оглядеться по сторонам, задать пару вопросов ученым мужам, переброситься парой фраз с дружелюбными красотками-ассистентками, он начал свирепствовать не по-детски.
   На викинга тут же набросились дежурившие в лаборатории гвардейцы, но были раскиданы в разные стороны. Бородач, хоть и был ниже их ростом, оказался крепок в плечах и проворен. Вырубив всех гвардейцев своими пудовыми кулаками, он, как был голышом, кинулся к двери, перепрыгивая через стойки приборов, доводя до обморока своей наготой молоденьких лаборанток. По пути взлохмаченный викинг оторвал кусок трубы, по которой шел воздух, и, угрожая этим обломком подоспевшим по сигналу тревоги гвардейцам, ринулся в коридор. В спешном порядке перекрыли все двери, но он умудрился куском трубы пробить замок в одной из них и упорхнул от преследования. Бледный Левин умолял не стрелять в викинга, надеясь все-таки найти с ним контакт.
   – Ты представляешь?! – закатывал глаза Вольфганг. – Этот тип с голой жопой бегает по коридорам, и никто не может его обуздать. Стрелять нельзя, а иначе его не взять. Он думает, что находится в Валгалле, и вообще ему не страшна смерть физическая. Он – воин, и ему на все наплевать.
   – Ну, я не назвал бы этот момент неудачным экспериментом, – выдавил я, отсмеявшись. – Левин вытащил настоящего воина. Плохо, конечно, что его долго будут ловить, а потом еще дольше будут обучать. Но идея мне нравится.
   – Его все-таки заловили, – сказал Вольф. – Загнали в угол, навалились кучей и закололи транквилизаторами. У парней полно ушибов и переломов, одних сломанных носов штук семь. А викинг теперь в лаборатории лежит напичканный лекарствами, храпит и пускает слюнявые пузыри.
   – Жаль, что заловили. Мог бы своей голой жопой и дальше поднимать наш боевой дух.
   – Боевой дух… – повторил за мной Вольфганг, и веселость сошла с его лица. – Говенно как-то все получается. Люди будущего настолько беспомощны, что им требуется наша поддержка. Человечество обрело мир и тут же открылось для нападения. Чужаки забили мяч в их ворота, и людям будущего ничего не оставалось делать, как воззвать к Господу.
   – Не к Господу, а к Левину, – поправил я.
   – А Левина на эксперимент кто направил? – спросил Шульц.
   – Никто. Он сам до всего дотумкал.
   – А нет ли тут руки Божьей? Не думал ты об этом?
   Признаюсь, я не размышлял на эту тему, не хватало раньше времени. Но в словах Шульца было рациональное зерно. Ведь кто-то направил гений профессора Левина, чтобы он смог вызволять нас из прошлого и давать нам второй шанс. Мы спасаем мир наших потомков. Я решил не мучить себя, не искать ответы на те вопросы, которые не мне заданы и не мне их решать. Важным сейчас было только одно – переломить чужакам хребет.
   Для меня было честью заниматься подобного рода работой. Ведь нам выпадала возможность отбить у врагов Москву. Основной вражеский штаб планеты находился именно в ней, и наша задача состояла в том, чтобы разгромить чертово логово монстров в столице моей Родины. Любого бы на моем месте переполняла гордость.
   План разрабатывался совместно с другими пилотами, доказавшими свою компетентность. Среди них был и наш спаситель Степан. Именно ему пришла в голову мысль скомбинировать операцию. То есть, выражаясь простым языком, подготовить не две, а три группы: отвлекающую, штурмовую и резервную.
   Выглядеть это должно было так: штурмовая группа скрытно выступает к намеченным целям и укрывается; следует массированная атака основной группы, имитирующая попытку масштабного наступления. Мы не сомневались, что чужаки клюнут и на этот раз. А как иначе? Конечно, они вылетят навстречу ораве из сотен наших катеров, тем самым оставив штабы под малой охраной. Далее, штурмовая группа выходит на цели и поражает их. Основные силы чужаков постараются выйти из боя и вернуться к Москве, чтобы защитить белесых. По пути их перехватит резервная группа из числа наиболее опытных истребителей. Твари и к Москве пробиться не смогут, и в кольцо попадут. А если к тому моменту мы, штурмовики, уничтожим их белесых командиров, они вообще в стадо безмозглое превратятся.
   Пока эта схема выглядела почти идеально. Только останется ли она таковой, когда теория станет практикой? Вдруг чужаки раскусят нас? Что тогда делать? По всей Земле собирались бойцы, чтобы одновременно ударить в нескольких местах. Если чужаки перехитрят нас, грандиозной битвы лоб в лоб с ними нам не выиграть, слишком их много. Нашей планете придет конец, человечество растает в небытии, мы потерпим полнейший крах, отдав эту плодородную землю инопланетным чудовищам.
   Сомнений было много, но мы хотели надеяться, что все пройдет гладко. А на что нам было еще уповать? Мы и так практически уже находились под пятой агрессора, терять нам было нечего.
   Последнее совещание командиров перед наступлением проходило в конференц-зале. Оно было коротким, но эмоциональным. Мест не хватало, люди сидели и стояли в проходах. Командор Волков хотел лично прибыть, чтобы поддержать нас, но у него оказалось слишком много хлопот. Собранием руководил Советник Броуди.
   – Друзья, – начал он свою речь, – перед нами сейчас стоит наиважнейшая задача – переломить ход войны. Человечество еще ни разу не находилось так близко к краю пропасти. Чужаки стремительно захватывают позиции и, если мы сейчас не остановим их, нас сотрут с лица Земли.
   В зале прошел ропот. Атмосфера накалялась. Броуди сделал успокаивающий жест и, дождавшись, когда командиры поутихнут, продолжил:
   – План операции вы уже знаете, поэтому я не буду останавливаться на этом моменте. Я хочу сказать о другом. Многое из того, что было сделано за последнее время, совершено вами – солдатами из сорок третьего года. Вы дали нам надежду на победу, и мы многому научились у вас. И теперь, надеюсь, вы снова не подведете. Враг наш силен, но и у него есть слабые места. Врезать по их задницам – вот наша задача!
   Люди зааплодировали. Все верили в победу, никто не сомневался в успехе.
   – Вся информация, касающаяся предстоящей операции, уже есть на ваших мониторах. Я прошу еще раз вдумчиво с ней ознакомиться. У нас нет права на ошибку.
   Мы поднялись с мест и направились к выходу. Шли молча, каждый сейчас думал о поставленной задаче, внутренне готовясь к предстоящему сражению.
   – Как чувствуешь? – спросил у меня Вольфганг. – Мы справимся?
   Мне хотелось подбодрить друга или отшутиться, но я решил ответить прямо:
   – Не знаю, Вольф. Но думаю, что ты прав, и Господь направит нас, ведь мы поможем ему избавиться от сатанинского отродья.
   – Кто знает? – Немец вдруг остановился, лицо его помрачнело. – Сейчас я понимаю, что там, на Восточном фронте, я ничем не отличался от этих чужаков, сам был таким же исчадьем ада…
   Я не нашелся, что ему ответить.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация