А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наши павшие нас не оставят в беде. Со Второй Мировой – на Первую Звездную!" (страница 10)

   Глава 2

   Как и следовало ожидать, мы с Вольфгангом попали в одну группу. Судя по словам нашего инструктора, из нас должны были сделать высококлассных пилотов современных боевых кораблей. Мы не возражали.
   Последующие две недели были суровым испытанием на прочность. Мы, наверное, не сдюжили бы такого бешеного ритма, но нам постоянно давали стимулирующие витамины, после принятия которых поднималось настроение, улучшались мозговая деятельность и физическое самочувствие. По словам Вольфа, их в Люфтваффе тоже пичкали чем-то подобным, называемым «первитином», и ощущения после его приема были схожи. Он входил в «боевой рацион» летчиков и танкистов. Наш инструктор, услышав об этом, сказал, что первитин был наркотиком-психостимулятором, а современные препараты изготовлены по другому принципу и не несут вреда здоровью. Вольф возмутился, начал доказывать, что с наркотиками в германской армии было строго, за употребление опиума или кокаина в штрафбат можно было угодить. Напирал, что кофе на организм действует хуже и даже конфеты «Танковый шоколад» с начинкой из первитина выпускали для свободной продажи, врачи их детям рекомендовали, чтобы те учились лучше. Инструктор только посмеялся. Оказалось, что Министерство здравоохранения Германии вскоре запретило «Танковый шоколад», потому что любители наркотических конфет становились чрезвычайно агрессивными, да и количество самоубийств среди них и число совершенных ими преступлений приняли катастрофические масштабы. Но это случилось уже после того, как мы покинули тот мир, и Вольф, конечно, не мог об этом знать. Правда, как заметил инструктор, солдат Третьего рейха кормили этой наркотической бурдой до последних дней войны.
   В жестком режиме мы осваивали технику будущего, управление катерами, изучали вооружение, современную тактику ведения боя и прочие премудрости. Спали по три-четыре часа в сутки, и то урывками, постоянно напряженно обучаясь. Инструктора нас гоняли до седьмого пота, стараясь скорее поставить в строй, и их можно было понять. Враг напирал, человечество каждый день сдавало чужакам свои позиции – как удалось выяснить, за прошедшие с нашего появления здесь дни было уничтожено еще несколько очагов сопротивления.
   Зная плачевную ситуацию на Земле, мы выкладывались на все сто, ведь в конечном счете именно от таких, как мы, зависело, сохранится ли жизнь на планете или наш мир перейдет в распоряжение беспощадных четырехглазых монстров.
   Я был удивлен, когда увидел один из аэропортов базы – подземный ангар с боевыми катерами. Помещение площадью в квадратный километр поражало своими размерами и походило на гигантский улей. Постоянно взлетали и садились сотни машин. На первый взгляд казалось, что тут царит полнейший беспорядок. Но это было не так.
   Война не стихала. Я видел, как с боевого вылета возвращались помятые, испещренные попаданиями вражеских снарядов катера. Но спустя несколько часов эти же самые катера снова стояли в зоне запуска. Ремонт и техническое обслуживание осуществлялись автоматически с помощью хитроумных механизмов. Достаточно было загнать поврежденную технику в ремонтный отсек, и вскоре она выходила с конвейера словно новенькая, готовая к следующим схваткам. К тому же, как выяснилось, на базе имелись укрытые глубоко под землей заводы по производству оружия и боевых машин разного типа. А вот с пилотами дело обстояло куда хуже. Процент смертности среди них был очень высок. Однажды мы с Вольфом наблюдали, как приземлился изрешеченный вражеским огнем катер. Пилот был мертв, но машина самостоятельно на автомате дошла до базы и совершила посадку. Непостижимо!
   Постепенно мы ближе знакомились с Российской базой. Чужаки пока не знали о ее существовании, несмотря на то что отсюда по ним наносились многочисленные удары. Это была не просто база, обслуживающая грандиозные военные аэродромы. Это был целый комплекс, гигантский подземный город, где можно жить и работать. Воображения не хватало, чтобы представить его размеры. Попытался изучить город по выданной мне голографической карте и ни черта не понял. Тут было множество уровней, туннелей, коридоров. Все это причудливо переплеталось, соединялось системой лифтов и лестниц и даже полноценных дорог.
   Я сразу выразил опасение, что мы тут можем заблудиться и провести остаток дней в поисках выхода. Но Илья объяснил, что мы будем находиться исключительно на своем уровне, а доступ к остальным нам попросту запрещен. Почесав затылки, мы с Шульцем пришли к выводу, что мои опасения излишни и мы тут не пропадем. Тем более что на карте постоянно всплывали подсказки, где человек находится, и возможные варианты его дальнейшего движения к цели. Ну а «особо отличившимся тугодумам» (по беззлобному выражению нашего гида) всегда можно связаться с диспетчерами. Илья сперва называл их другим, незнакомым заковыристым словом, но, дабы не морочить нам и без того загруженные головы, решил в итоге остановиться на «диспетчерах». Получалось, что мы подстраивались под этот мир, а этот мир подстраивался под нас.
   Особо нам повезло с инструктором по пилотированию. Им оказался тот самый парень, который управлял катером, доставившим нас из Мексики, и геройски прошедший выпавшие нам по пути тяжелейшие испытания. Медицина в будущем оказалась на высочайшем уровне: его подлатали буквально за день! Мы и поверить не могли, что возможно так быстро срастить переломанные ребра. Пилота звали Ежи, относился он к нам, как к старым друзьям, – в особенности к Вольфгангу, который совсем недавно таскал его, раненого, на себе по лесу.
   Ежи весьма толково разъяснял нам управление катером, и мы легко усваивали материал в его изложении. Люди будущего достигли невероятных технических высот, создавая такие чудесные машины. Управление Ил-2 было сложным, а порой невыносимым. Даже подготовка «горбатого» к вылету представляла собой нешуточную процедуру. Для начала нужно было выслушать доклад механика о готовности самолета. После этого следовал внешний осмотр машины. Внимательно осматривался винт на наличие внешних повреждений, проверялись замки крышек нижних люков, накачка шасси, подвеска бомб, проводился осмотр элеронов и шарнирных соединений, хвостового оперения. И только после этого я залезал в кабину и начинал прогревать машину, что тоже требовало определенного времени и навыков.
   Здесь же все было просто: каждое движение пальцев или кистей рук задействовало определенные функции машины. Со стороны пилот напоминал разговаривающего руками глухонемого, а в критических ситуациях – чрезвычайно эмоционального дирижера. После освоения базовых движений управлять катером легко смог бы и ребенок. Правда, без изысков и фигур высшего пилотажа.
   Карты и прочая необходимая информация высвечивались на экране. Если пилот совершал опасные действия или давал неверные команды, «электронные мозги» катера засыпали его подсказками, а в случае надобности принимали управление на себя. Именно это поразило нас с Вольфом больше всего – катер мог передвигаться самостоятельно, без участия пилота! Достаточно задать время взлета и место посадки, и машина выполнит все действия автоматически. Пилот становился пассажиром, и основным делом для него в полете было не заскучать. Конечно, при условии что за ним не гонятся чужаки на «крабах». Раньше, в мирное время, как пояснил Ежи, именно так пилотировались гражданские и личные катера. Сделано это было не только для удобства, но и на случай непредвиденных обстоятельств. Например, прихватило у пилота сердце, информация об этом мгновенно обработается «электронными мозгами», и катер сам сменит курс, примчит бедолагу к ближайшей больнице.
   С пушками тоже все оказалось предельно просто и понятно. Они сами ловили цель, высчитывая расстояние до выбранного объекта и траекторию полета, после чего производили выстрел. По словам Ежи, все земные летательные аппараты оборудованы системой «свой – чужой», которая «видит» вражеские машины, но не обращает внимания на свои. Чужих система уничтожает. Хотя, с горечью признался инструктор, у инопланетных тварей есть какая-то защита на кораблях, глушащая сигнал, и тогда приходится бить врага в ручном режиме.
   Испытания на полигоне мы прошли успешно. Ежи контролировал наши действия и, в случае чего, мог сразу переводить управление катером на себя, но пока мы справлялись сами. Впечатления от первого полета были такими, будто я всю жизнь ездил на велосипеде с квадратными колесами, а тут мне вдруг поставили круглые. Вольфганг вообще часть полета провел с незакрывающимся ртом.
   Конечно, дико уставали, но в наших глазах горел огонь, мы были полностью поглощены учебой, азарт захлестнул нас. После коротких перерывов на сон и еду стремились к своим катерам, пытаясь как можно быстрее постичь все нюансы его управления.
   Естественно, мы учились работать в составе эскадрилий, но основной упор делался на звенья. Ведущими были гвардейцы из числа уже имеющих боевой опыт. Как правило, эскадрилья катеров состояла из шести машин. У чужаков – строго четыре. Но обычно, из-за нехватки машин, наши летали звеньями – ведущий и ведомый. Эскадрильями на задания вылетали крайне редко, только в случае серьезных операций.
   Здесь для меня не было ничего нового. За время Великой Отечественной войны я жестко для себя уяснил, что держать строй и не рассыпать боевой порядок очень важно и сама жизнь пилотов зависит от слаженности звена. Так было больше шансов вернуться целым и невредимым. Конечно, «горбатых» часто при боевых вылетах прикрывали истребители, но стоило зазеваться, и никакая поддержка не поможет.
   Сложнее всего мне было выполнять комплексные упражнения. Ведь основной моей задачей на фронте была штурмовка, работа по наземным целям. Иногда – разведка местности на небольшое расстояние и фотосъемка. Здесь же, в будущем, тактика в корне поменялась: современное самолетостроение выпускало катера по большей части универсальные. Они могли применяться на дальние вылеты и бомбардировки, выполнять штурмовые и истребительные операции, заниматься доставкой десантных и диверсионных групп. Хотя, благодаря великолепной управляемости и уникальности катеров, я быстро освоил и это. Схожие проблемы возникали и у Вольфганга, который воевал на истребителе и выполнял другие задачи. Но он тоже справлялся.
   На занятиях не только мы получали необходимые навыки. На разборах полетов моделировались и рассматривались различные действия пилотов в боевой ситуации, и огромный опыт асов Красной Армии и Люфтваффе был просто неоценим. Летчикам той войны было что рассказать парням из будущего. Избалованные мирной жизнью, а потом в одночасье брошенные в котел безжалостной бойни, они не успели выработать определенной стратегии, им приходилось что-то выдумывать, подстраиваться под обстоятельства. Конечно, в их распоряжении были несметные библиотеки и огромное количество кинофильмов, но что все они могли дать без практических навыков? А времени на освоение и изучение у них не было.
   Например, для ребят будущего стало откровением построение кругом. Самолеты выстраивались в круг, и каждый в таком положении мог прикрывать огнем машину, находящуюся впереди себя, будучи уверенным, что свой хвост также надежно защищен.
   Мы сумели доказать, что, несмотря на универсальность машин будущего, если необходимо поразить наземную цель, для таких действий нужно привлекать именно штурмовиков, людей, не раз выполнявших подобную работу. А истребители, типа Вольфганга, наилучшим образом справлялись бы с воздушными целями, уничтожая их и прикрывая нас.
   – Но это не рационально! – поражались инструктора.
   – Все очень просто, – втолковывали им мы. – Гораздо лучше, когда каждый на своем месте и выполняет конкретно поставленную задачу. От этого фактора напрямую зависит успех операции. А об остальном беспокоиться не следует. Для того мы и проходим комплексное обучение.
   С каждым прошедшим днем мы видели, какие плоды приносит открытие профессора Левина – все новые бойцы появлялись на нашей базе, работа по извлечению «новоприбывших» была поставлена на поток. Сколько человек прибыло из прошлого, никто из нас не знал, но обучение бывших солдат Второй мировой войны шло полным ходом. Если представить, что в сорок третьему году война унесла тысячи жизней и еще столько же человек по обе стороны фронта числились пропавшими без вести, то можно было представить размах работы профессора. Доставать людей из другого временного промежутка ему пока не удавалось, однако мало кто сомневался, что вскоре он сможет делать это. Мало ли было в истории человечества военных конфликтов.
   Мы почти ни с кем не общались, времени не было совершенно, хотя я изо всех сил надеялся увидеть, наконец, знакомые лица. Ведь в нашем полку каждый день были потери, и не исключалась возможность встретить кого-нибудь из своих друзей.
   Несмотря на постоянное пополнение, жили мы с Вольфом в комфортных условиях. Мне досталась небольшая светлая комнатушка, в которой были шкаф, кровать, удобное кресло на колесиках и тумбочка, одновременно служившая столом. Одна стена комнаты почти полностью состояла из зеркальной панели, отчего помещение казалось вдвое больше. Илья сразу пояснил, что это вовсе не зеркало, а «мо-ни-тор», служивший одновременно экраном и средством связи. Справа от входа в комнату находился мой личный душ и сортир.
   Большинству новоприбывших повезло меньше. Размещали их в казармах, которые тоже были весьма комфортабельными, но уединения найти в них было нельзя. Отдельные комнаты полагались только летчикам и снайперам. Но мы с Вольфом справедливо считали, что в любом случае обзавелись бы отдельным жильем, поскольку были первыми «новоприбывшими», и нам явно покровительствовали Советник Броуди и профессор Левин.
   Я был этому очень рад, так как раньше, в 1940-х, порою приходилось ночевать в холодных землянках, обогреваемых буржуйками, да спать на соломе, мучаясь от надоедливых вездесущих вшей. Несмотря на то что кормили летчиков исправно и по усиленной норме, проживали мы часто в тяжелых условиях. Здесь же я просто шиковал. У меня и дома-то обстановка была поскромнее.
   Монитор был удивительным изобретением будущего. Когда наш полк располагался в какой-нибудь деревеньке и нас расквартировывали по избам, то мы первым делом просили наших механиков рисовать на деревянном потолке прямо над нашими койками карту местности, где мы находились в данный момент. Отдыхая вечером после полетов, можно было изучать ее, она всегда была перед глазами и порой даже снилась. Здесь же все было предельно удобно. Вся информация постоянно высвечивалась передо мной на мониторе, я мог связаться с кем угодно, мог даже смотреть кинокартины.
   Питались мы тоже в наших комнатах. В первый день я поинтересовался у Ильи, где находится столовая для пилотов.
   – Все очень просто, – ответил он, указав на вмонтированный в стену прибор со стеклянной дверцей. – Как только настанет время приема пищи, вы услышите звуковой сигнал и возьмете еду из АП.
   – Что такое «АП»? – переспросил я.
   Илья снова указал на стеклянную дверцу:
   – Автоповар. Прием пищи четыре раза в день и запрограммирован на определенные часы в соответствии с вашим режимом, но меню вы можете комбинировать сами. Напитки постоянно, вне зависимости от времени суток.
   – Понятно, – почесал я затылок, в который раз удивляясь, как легок быт людей будущего. – По поводу меню я пока доверюсь вашему автоповару, – и, хотя всегда был непритязателен в еде, спросил на всякий случай: – Готовит-то ваша авта вкусно?
   – Вкусно, – улыбаясь, ответил Илья и ушел по своим делам.
   Еда из автоповара подавалась в квадратной посуде, накрытой крышкой. Как правило, это был какой-нибудь суп, слишком для меня жидковатый, но действительно достаточно вкусный и питательный. На второе к гарниру обязательно полагался кусок прожаренного или пропаренного мяса либо котлеты. Хлеба в рационе не было. Пришлось обращаться за помощью к Илье. Вопрос мой поставил паренька в тупик. Он не знал таких слов, как «буханка», никогда хлеба ни черного, ни серого не только не пробовал, не только в глаза не видел, но и не слыхал о таковом! Это меня очень расстроило, поскольку, как известно, хлеб – всему голова, да и, как любой русский, не могу я без хлеба. Бывало, наберешь в столовке кусков пять душистого черного, так любая еда с ним в радость. Что ж это за жизнь такая, без ломтя хлеба?!
   Илья попытался мне помочь, притащил кучу поваренных книжек прошлых лет, листал их долго, потом скомбинировал на присобаченной к автоповару панельке меню с черным ржаным хлебом, но начали выскакивать белые плюшки, липнущие к пальцам и приторные на вкус. Не справился с задачей автоповар! Вот тебе и техника будущего!
   Однако это было только началом «поваренной эпопеи», как мы ее с Вольфом окрестили. Выяснилось, что и в мясе у них мяса совсем нет, а «делают» они его из растительных белков с добавлением в них всякой всячины. Как бы то ни было, моему организму этой еды хватало, да и другие ребята тоже не жаловались. Только прежних восторгов у нас она больше не вызывала.
   Тяжелее было пережить отсутствие курева, я иногда готов был на стену лезть. Профессор Левин, обещавший угостить нас с Вольфом и табачком, и водочкой, был слишком занят, чтобы наведываться к нам в гости, а сами беспокоить его мы не хотели. Пришлось рассказать Илье о своих мучениях, и он, внимательно выслушав, понимающе кивнул, а после принес какую-то пилюлю. Выпив ее, я полностью утратил интерес к никотину. Вольфганг последовал моему примеру и так же легко избавился от никотиновой зависимости.
   В последний день двухнедельного курса Ежи ждал нас у катера с номером 220, на котором мы попеременно тренировались. Машина уже была готова к полету, и Ежи, не скрывая радости, торжественно нам сообщил:
   – Ребята, ваше обучение подошло к концу. Сегодня вы сдаете сольный экзамен. Полетим на одном катере, будете меняться. Необходимо выполнить стандартную схему: полет без прикрытия, уничтожение наземных целей, высадка десанта на территории противника. Все ясно?
   Конечно, нам было все ясно. Мы не раз выполняли эту программу и не испытывали волнения. Бросили жребий. Первым выполнять задания выпало Шульцу. Ежи не возражал.
   Вольфганг выполнил задачу безукоризненно. Он уверенно поднял и повел катер к намеченной цели, так же профессионально отбомбился, уничтожив восемьдесят процентов учебных мишеней, что было великолепным результатом. Затем посадил машину в указанном инструктором месте, дал время высадиться воображаемой десантной группе, проконтролировал ее закрепление на местности и покинул место высадки.
   Далее управление катером перешло ко мне. Я тоже сделал все четко, как предписывала инструкция, после чего доложился Ежи:
   – Чисто! Иду на базу.
   – Отлично. Вы оба справились, – похвалил нас инструктор. – Давайте домой, как раз к обеду поспеем.
   Я поднял машину на нужную высоту и направил ее в сторону базы, как вдруг на меня вышла четверка чужаков. Тренировочные полеты осуществляли исключительно на территориях, не оккупированных тварями, и то, что произошло в небе, было для нас всех полной неожиданностью. «Крабы» появились внезапно. Радары засекли их с большим опозданием, и мы не успели среагировать.
   Они пронеслись мимо и принялись тут же разворачиваться, намереваясь напасть сзади-сверху. Наши пушки сработали, но ни один из снарядов не достиг цели. Действовать необходимо было молниеносно, чтобы не стать для чужаков мишенью. Опасаясь, что, если попробую набрать высоту, нас легко снимут на взлете, я резко бросил катер вниз.
   То, что «крабы» появились в этом секторе, было дурным знаком. Они могли обнаружить нашу базу, а потом устроить массированный удар по ней. Смогли бы мы его отразить? Этого я не знал. Поэтому предпринял попытку увести врагов подальше от базы, надеясь, что мне удастся проделать этот отчаянный маневр и не погибнуть в первую же секунду.
   – Уходи на полной! – закричал Вольфганг, но я и без него понимал, что скорость – единственное мое преимущество в данный момент.
   Чужаки открыли огонь, но, к счастью, в нас не попали.
   Ежи тем временем связался с базой и разъяснил ситуацию. Диспетчер, появившийся на экране, выглядел крайне озабоченным. Присутствие здесь чужаков его не на шутку встревожило:
   – Мы принимаем меры! Высылаю вам подмогу, но только не покидайте ваш сектор!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация