А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убийство к Рождеству" (страница 1)

   Дмитрий Дубинин
   Убийство к Рождеству

   I. Попутчица ниоткуда

   Цепочка наручников мелодично звякнула, когда я обвел ее вокруг прута металлической спинки кровати, после чего защелкнул «браслеты» на запястьях девушки. Полюбовавшись на дело рук своих, решил, что приготовления закончены, а потому направился в душ. Включив воду, начал стягивать тенниску через голову, и вдруг ощутил, что нахожусь в ванной не один. Будто кто-то тихо, словно кот, подобрался ко мне сзади. Неужели она расстегнула наручники? Я успел на пол-оборота повернуться к двери, и тут же увидел сквозь ткань тенниски чей-то темный силуэт. Который вдруг сделал резкое движение, и у меня из глаз моментально посыпались разноцветные звезды.
   Но мне, если можно так сказать, повезло. Поворачиваясь, я немного поскользнулся на лужице воды, меня качнуло, и удар, направленный вертикально в макушку, прошел чуть боком. Однако мне этого хватило, чтобы рухнуть на пол, ударившись при этом левым локтем об угол ванны. Злоумышленник не успокоился. Он схватил меня за плечи и шваркнул моей головой о ванну так, что все вокруг загудело. Мне повезло еще раз – руки, запутавшиеся в тенниске, торчали вверх, и тот же левый локоть принял основной удар на себя.
   Сознание оставило меня лишь на минуту или две, может лишь немногим больше. Очнувшись, я словно сквозь вату слышал какую-то возню в своей комнате, топот ног, а затем что-то загремело в кухне. После этого в квартире повисла звенящая тишина.
   Охая и кряхтя, я сел на мокрый пол и с большим трудом вернул тенниску на место, просунув гудящую голову сквозь игольное ушко ворота – раздеваться в эту минуту мне казалось делом легкомысленным. Затем я встал, чувствуя, как все вокруг покачивается, и осторожно коснулся головы. Две здоровенные шишки, и обе по бокам, над ушами. Посмотрел пальцы – кровь была, но всего чуть – блоху не утопить.
   О том, что произошло несколько минут назад, гадать было трудно. Я мог лишь предположить самое вероятное – квартирных воров. «Ты где?» – крикнул я, вываливаясь из ванной. Тишина. Про себя чертыхаясь, прошел в комнату и тупо уставился на темную фигуру, лежащую на моей кровати.
   Лучше бы это были воры.
* * *
   Я припарковался возле «Оберона». Из окон падал неяркий свет, возле крыльца курили и жестикулировали три подростка, явно изображая, кто кого и как «сделал» в «Забытых сражениях». Наташа, видимо, постоянно поглядывала в окно, поскольку вышла на улицу почти сразу же, едва я заглушил двигатель и вышел наружу: сидеть в машине было страшно.
   – Ну, рассказывай, – в голосе компаньонки я слышал легкую тревогу. – Я так и чувствовала, что у тебя какие-то неприятности.
   – Мягко сказано, – пробормотал я. – Это не неприятности. Я попал.
   – На сколько? – спросила она, думая, по всей видимости, о сумме в твердой валюте.
   – Лет на пятнадцать.
   Наташа охнула.
   – Что за шутки? – после паузы спросила она.
   – Какие могут быть тут шутки, – вздохнул я.
   – Слушай, да у тебя кровь!
   – Где?
   – Вот, на щеке… Да и на рукаве тоже!
   – Черт… Это не главное.
   – Саша, а кто это у тебя в машине? – Наталья наконец обратила внимание на сидевшего впереди человека в шляпе, толстом шарфе и с сигаретой в зубах. – Похож на Фредди Крюгера.
   – Это не Фредди Крюгер. Это гораздо хуже.
   Наташа странно на меня взглянула и сделала несколько шагов к «жиге». Я подскочил к компаньонке и взял ее за плечо.
   – Постарайся не удивляться, – сказал я. – Такого ты еще не видела, но, пожалуйста, не удивляйся.
   И все-таки Наташа негромко вскрикнула, когда разглядела «Фредди Крюгера» чуть внимательнее. Она резко выпрямилась.
   – И что ты теперь собираешься делать? – спросила она.
   – Не знаю. Голова совсем не работает, мне ее чуть не раскололи.
   – Давай-ка сядем в машину… Давай-давай. Если я все правильно поняла, твой друг не кусается.
   Мы сели рядом на заднее сиденье. Силуэт в шляпе загораживал от нас подростков на крыльце.
   – Ну, рассказывай, – потребовала Наташа.
   И я начал рассказывать.
* * *
   Фары осветили стоящую на обочине высокую женскую фигуру с поднятой на уровень плеча рукой. Я сбросил газ и включил правую мигалку. Подъехав ближе, притормозил, и женщина подошла к моей «семерке». Я опустил оконное стекло.
   – До Глушанинского переулка не доедем? – донесся до меня мелодичный голос.
   – Это где? – насторожился я. Звучало несколько зловеще, но мне тут же объяснили, что это не очень далеко от Тушина. Учитывая наше местонахождение, доедем быстро.
   – Садитесь. – Я потянулся назад, чтобы открыть заднюю дверь, но женщина приблизилась к передней и сама потянула ручку.
   Я впустил пассажирку. Полупальто из мягкой кожи, черная фетровая шляпка с меховой оторочкой, темно-сиреневый шарф из ангорки… Половину лица закрывают большие очки, не по сезону и не по времени суток темноватые. Другая половина скрыта буйными струящимися из-под шляпки волосами. Носик приятной такой формы, губки ярко накрашены… Сумочка дорогая, но явно не из модного бутика. Перчатки черные – не видно, есть ли колечки. Из-под пальто выглядывают неплохой округлости коленки, обтянутые темным нейлоном – юбочка весьма кургузая. Сама довольно молодая, хотя с такой маскировкой трудно сказать точно – двадцать лет или двадцать семь… Интересно, много ли бабок у нее с собой, и вообще – куда она едет? Может быть, к друзьям на гулянку?
   Пока молодая женщина стряхивала мокрый снег с полей шляпы и демонстрировала мне цвет своих пышных волос, видимо, крашенных черной краской, мы столковались о трех сотнях рублей. Нажав на газ, я повел машину по быстро пустеющим улицам. Настроение было отличное. За вечер я «набомбил» почти штуку, и это радовало: на недавний ремонт тачки я неслабо раскошелился, да и бензин нынче, мягко говоря, недешев… Отвезу девушку до места, и – домой.
   Я свернул на Волоколамское шоссе, не очень внимательно следя за дорогой. В такой вечер думалось только о приятном…
   – Мне вообще-то, – вдруг сказала пассажирка, – нужно чуть дальше. Сможете подвезти?
   Я про себя чертыхнулся.
   – Куда именно?
   – Ну, чуть подальше… Я скажу… Там, влево с развязки…
   – Тогда еще полтинник с вас, – довольно жестко сказал я. – И в Митино не поеду.
   Женщина промолчала. Посматривая на почти опустевшую дорогу, не спеша заметаемую медленно падающим снегом, я вернулся к своим мыслям. Подумал о том, что мой компьютерный салон совсем перестал приносить прибыль, о том, насколько мне уже осточертело «бомбить» на улицах Москвы, продираясь на «Жигулях» сквозь колонны безумно дорогих машин, о том, что в одиночку стало это гораздо опаснее и скучнее…
   …Указатель, покрытый светоотражающей краской, появился с правой стороны дороги и вскоре исчез. Я миновал развязку, и поехал налево. А когда повернулся к женщине, чтобы уточнить пункт назначения, то убедился, что она смотрит на меня и улыбается. Ну что ж, улыбаться я тоже умею, что тотчас и доказал.
   – Маршрут знакомый? – спросила девушка.
   Я начал что-то припоминать. Хотя уже столько дорог исколесил по Москве и окрестностям, всех не перечесть. Но сейчас мы действительно ехали очень знакомым путем…
   – Могу подсказать, – с хитринкой в голосе произнесла попутчица. – И Сурок тоже бы подсказал. Помнишь его?
   Еще бы я Володьку Суркова не помнил! Я вообще часто его вспоминаю – исковеркал мужик себе судьбу… Звал я его с собой еще в студенческие времена в Польшу ездить, звал, а он в рэкет подался – были у него такие замашки… Работать, к слову, он не хотел, таскать на своем горбу шмотки из-за бугра – тоже, а бушлатить любил куда больше моего. Ну, а средства, которыми он пользовался, в конце концов привели его туда, где он сейчас находится… Теперь, дуралей, сидит в СИЗО, не то в «четверке», не то в «шестерке», ждет окончания следствия… Стоп! А откуда она вообще про Сурка-то знает?
   – Значит, не узнаешь ты меня, – вздохнула девушка. – Ведь всего же неделю назад ты и Сурок ехали этим же самым путем.
   Почему я должен ее узнавать? И вообще, откуда она знает про Сурка, и про то, как я в тот морозный вечер на Рождество, высматривая у обочины голосующих, услышал звонок по мобильному. Выехал я тогда довольно рано, но даже не заметил, как промелькнуло несколько часов. В начале одиннадцатого движение на улицах стало стихать, и на дорогу начали падать мелкие снежные хлопья. Я вынул трубку.
   – Да?
   – Привет! – донесся знакомый голос. – Саня, ты далеко? Катаешься?
   – Работаю, – лапидарно ответил я.
   – Так где ты?
   – На Аминьевском.
   – Слушай, забери меня на Верейской! Это же рядом. Край как надо – у меня груз! А я тебе клиента подгоню, устроит?
   Если честно, мне не очень хотелось ехать за Сурком, да и видеть его сегодня – тоже. Мы не такие уж близкие друзья, хотя и не сказать, что далекие. Но в одиночку таксовать совсем уж грустно, а хоть с каким-никаким, а собеседником все равно веселее. Тем более с ним спокойнее – как-то раз мы довольно удачно отбились от трех шакалов, решивших присвоить мою телегу. Один я с ними бы не справился…
   – Ты где там?
   – Дом шесть, первый подъезд. Мне ждать?
   – Жди.
   Ехать действительно было не слишком далеко, я свернул к нужному зданию, и подрулив к подъезду, заметил высовывающуюся из его дверей знакомую харю, обладатель которой радостно замахал рукой, увидев меня в машине. Другая его рука была занята какой-то внушительной коробкой.
   То был Сурок; притормозив, я впустил его к себе в машину – он уселся на заднее сиденье, а свою коробку, немного подумав, зачем-то перевалил через спинку переднего, поставив свой груз рядом со мной. Наверное, мой приятель кому-то заготовил рождественский презент. Однако он уже был под небольшим градусом – не иначе, у кого-то «квасил».
   Мы еще раз поприветствовали друг друга.
   – Ну, че, кайфово, Саня, ты сегодня таксанул?
   В вопросе мне послышался плохо скрываемый намек. Еще чего не хватало! Буду я его поить, как же!
   – Маловато, – сказал я. – У меня с этого года хозяин арендную плату здорово взвинтил. Еще бы штуку снять…
   – Слушай, – вдруг сказал Сурок. – Я же тебе клиента обещал подогнать. – Надо? Это недалеко. И бабло все твое.
   – Надо, – сказал я.
   – Щас позвоню. – И Сурок стал нажимать кнопки на телефоне.
   Я прикурил сигаретку и посмотрел во внутреннее зеркало. Шарообразная стриженая голова покачивалась в такт толчкам машины. В полутьме физиономии видно не было, но я знал, что за последнее время она здорово округлилась – Сурок с тех пор, как связался с бандой этого психопата, трясущего лавочников, вконец обленился и при этом здорово пристрастился к крепкому пиву, которое мог поглощать в количествах просто невероятных. Мозгов у него, кажется, стало еще меньше, да и вообще – я часто ловил себя на мысли, что мой в старое доброе время едва ли не самый лучший друг все больше становится мне в тягость. Впрочем, тогда я не знал, что уже послезавтра его возьмут с поличным…
   Сзади чавкнула пивная баночка. Сурок, закончив телефонный разговор, припал к ней своей пастью и с шумом сделал несколько глотков.
   – Тоже мне, «Холстен», – проворчал он. – Потрясающее говно. – И снова глотнул.
   «Ну и не пил бы, раз говно, – подумал я. – И вообще, нечего душу травить. Знает же, паразит, что я за рулем даже кваса не пью…
   Сурок дохлебал свой «Холстен», раскатисто рыгнул и потянулся.
   – Эх! Засадить бы кому-нибудь… – произнес он мечтательно.
   – У тебя все мысли в одну сторону, – сказал я.
   – А-а, – неопределенно ответил Сурок. – Анекдот слушай…
   Я, не обращая внимания на ту ахинею, какую нес мой все еще приятель, крепко задумался и поймал себя на мысли, что завидую ему. Вернее, его образу жизни. Но дело, конечно, не в том, чем он занимается в основное время, а в том, как он проводит свой досуг. Досуг. «Мне не до сук», – как будто бы говаривал Штирлиц… А этому-то что, он, как поручик Ржевский, который был членом суда… Туда-сюда.
   Хотелось спать. От усталости мысли в голове путались, наскакивая друг на дружку. Черта бы я потащился на этот заказ, но уж очень нужны деньги… Вот, кстати, и приехали.
   Я подъехал к нужному зданию.
   – Контора, что ли? – удивился я. – Решили в такой день допоздна работать?
   – Видимо, непростая контора, – глухо сказал Сурок.
   Открылась дверь, и оттуда сразу же выпорхнула женская фигурка в белой шубке. Ее провожал какой-то мужчина. Посмотрев на мою машину, он сразу же скрылся за дверью.
   – А тебя, кстати, где высадить? – спросил я своего приятеля.
   – Поехали, – лениво проговорил Сурок. – Соберешься домой, меня по пути высадишь.
   Сурок жил неподалеку от моей новой квартиры, но у него в гостях я еще ни разу не был. Так же, как и он у меня.
   Девушка тем временем подошла к моей «семерке», и я приоткрыл дверь.
   – Это с вами договаривались до Глушанинского? – послышался вопрос.
   – Со мной, – подтвердил Сурок, тоже распахивая дверь. – Садись! Все пучком!
   Женщина (впрочем, скорее девушка – ей на вид было вряд ли больше двадцати) слегка колебалась, видя в машине нахального мужика с внешностью типичного гопника.
   – Садитесь, – сказал я в свою очередь.
   Чертова коробка лежала рядом со мной совсем некстати. Пока я пытался ее обхватить, чтобы переместить назад, девушка успела сесть на заднее сиденье, рядом с Сурком. Автомобиль тронулся с места. Двигатель застрочил, но скоро снова заработал нормально.
   … Ехали мы довольно долго, пока пришлось делать такую громадную дугу. Мы все молчали – я, если честно, потому что здорово устал, а почему пассажирка – кто ее знает… Сурок тоже не высказывался, но все время шумно сопел. Он хлопнул еще одну банку, а ведь до того, как сесть ко мне в машину, Володька успел крепко поддать.
   Мы проехали указатель, светившийся в лучах фар, и я спросил:
   – Где остановить?
   – Сейчас покажу, – отозвалась девушка. – Вот тут повернуть, а там прямо…
   Я съехал с Волоколамского шоссе (сразу стало как-то уж очень темно), а потом появился освещенный проезд к видневшимся невдалеке пятиэтажным «хрущевкам». Едва свернув, я сразу же остановился – через небольшой пустырь дороги не было, а проезд был явно специально загроможден бетонными блоками.
   – Приехали, – сказал я.
   – Ага, спасибо… – Девушка начала рыться в карманах шубы. На свет появилась небольшая косметичка. Щелкнул замок, раздалось легкое шуршание и позвякивание. Громче… Лихорадочнее…
   – Р-ребята, – жалобно сказал девушка. – Я, кажется, забыла деньги… Или потеряла…
   Я про себя выругался.
   – Так вообще-то не делается, – сказал я. – Надо сперва проверять кошелек, а потом тачку ловить… Или ночевать там, где гуляла… Нет, потащилась на ночь глядя… Ну, что, нашла?
   – Нет…
   – Тогда выметайся! – Я страшно разозлился, и даже захотел повернуться и свистнуть девчонку по вывеске, хотя женщин не бью. Она взялась за замок двери…
   Но вдруг ее руку схватила чья-то другая рука и резко дернула назад. Это в дело вмешался Сурок.
   – Ты че, а? На халяву любишь ездить, в натуре? – по-жлобски растягивая слова, заговорил Володька.
   – Ребята, ну я… Я же случайно, – стала оправдываться девица.
   – Короче, ты… За проезд всяко-разно же платить надо…
   – Ну, вы подождите меня здесь… Я сейчас сбегаю и принесу. Я ведь тут живу, рядом…
   Сурок заржал как лошадь. Меня тоже разобрал смех. Интересно, за кого она нас тут держит? За лохов, что ли?.. Сколько раз я уже зарекался везти кого-либо, не договорившись об оплате сразу и не взяв денег вперед! Ну, да ладно, хрен с ней, пусть топает…
   – О-о-ой! – громко взвизгнула девица. – Ты что?
   Я резко повернулся назад. Сурок, оказывается, уже вцепился пассажирке одной рукой в ее колено, другой – в руку и, сопя, начал тянуть девчонку к себе.
   – Слышь? – сказал я. – Ты, рожа охреневшая! Брось это! Пусть катится к свиньям!
   – Че значит «катится»? – спросил Володька. – Пусть рассчитывается.
   – О-ой! Отпусти! – Девчонка, кажется, была перепугана не на шутку. – Ребята, я сейчас позвоню, деньги вынесут…
   – Слышь, что говорю?! Отпусти ее!
   – И даже не подумаю…
   Сурок, похоже, был настроен серьезно. Мне долго думать было нельзя. Во-первых, еще немного – и прощай, моя репутация честного «бомбилы», а во-вторых…
   Я перегнулся через спинки сидений и хорошенько дал Сурку по круглой морде.
   – Хорош! – рявкнул я как можно злее. Впрочем, злился я по-настоящему.
   Володька слегка опешил.
   – Ты че, а? Ты че? – забормотал он. – Давно в дыню не получал?
   Девчонка почти сразу же вытащила мобильник и, застегивая шубейку, начала лихорадочно нажимать кнопки. Сурок немедля вырвал трубку из ее рук.
   – Нет. Щас пойдем вместе, и ты отдашь деньги.
   Меня это тоже не устраивало. Сурок выпивши, да еще раззадорился не на шутку – такой тип может легко устроить девчонке сами понимаете что, а если потом возникнут проблемы, то резонансом достанется и мне. Мою машину ведь видел тот мужик.
   – Никуда ты не пойдешь, – сказал я. – Дай девчонке позвонить.
   – Может, выйдем? – спросил Сурок.
   – Выйдем, – согласился я. – Только отдай сначала телефон.
   Володя думал секунды три – мне показалось, что у него даже стриженый череп пошел буграми от усилий. Пассажирка и я хранили молчание.
   Гулко вздохнув, Сурок вернул телефон девушке. Не теряя времени, она быстро вызвонила какую-то Тому, и попросила, чтобы та ее встретила.
   – Сиди спокойно, – сказал я Сурку. – Если надо, поговорим потом.
   Мой приятель неожиданно успокоился. А девчонка спрятала трубку, выскочила из машины и почти бегом припустила в сторону стоящих невдалеке домов. Я заметил, что из ближайшего подъезда вышла женщина и стала смотреть в сторону нашей попутчицы, которая приближалась к ней. Мне вдруг страшно захотелось побыстрее уехать отсюда, и я буквально выскочил на Кольцо, кажется, задние колеса даже провернулись в воздухе.
   – А че, бабки тебе не нужны?– вдруг услышал голос Сурка.
   Я опять захотел дать ему в морду.
   – Слушай, я ведь всегда считал тебя корефаном, – произнес я. – Не ожидал, что ты такой идиот.
   – Э, гляди ты… – Сурок что-то подобрал с сиденья и протянул вперед. Я посмотрел. Володька держал в руке овальную брошку голубого цвета, видимо, потерянную моей клиенткой. – Че с ней делать?
   – Иди, отдай хозяйке, – невесело пошутил я.
   Сурок гоготнул. Я прибавил скорости, закурил сигарету и нашарил на приемнике волну «Европы плюс». Несмотря на задорную музыку, настроение было никакое. Я чувствовал, что теряю друга, при этом отнюдь не по своей вине.
   – У ларька тормозни, – подал вдруг голос Сурок. – Еще пива хочу.
   – Мне тоже пару купи. И все-таки, откуда тебе все это известно? – спросил я.
   – Неужели все еще не узнал?
   Она резким движением сняла очки.
   В полумраке машины лицо все равно было плохо различимым, да и голос у девушки не сказать, что запоминающийся. И вдруг меня словно что-то ударило:
   – Так это ты?!
   – Конечно. – Девушка улыбнулась еще шире, так что блеснули белые зубы. – Я тебя почти неделю искала.
   Вот так история! Не помню, чтобы меня девушки когда-либо раньше так искали. И не так уж часто я вот так сразу переходил с ними на «ты».
   – А… зачем? – глуповато спросил я.
   Действительно, не самый лучший вопрос. Попутчица нахмурилась.
   – Спасибо тебе хочу сказать… Знаешь, если бы не ты…
   Можно было бы сказать, что я беспокоился тогда не столько о ее репутации, сколько о своей. Но это было бы не полной правдой. И вообще – стоит ли говорить об этом?
   – Господи, да о чем ты? Парень слегка перебрал… Но в любом случае я бы не позволил, чтобы с тобой что-то случилось.
   Я собирался сказать нечто вроде «я бы не позволил, чтобы в моей машине что-либо случилось с кем угодно», но у меня вышло иначе.
   Ведь девочка-то очень даже ничего…
   – Не знаю, перебрал этот парень, или нет, но я слышала, что его посадили.
   – Да, я знаю. За вымогательство.
   – Он правда твой друг?
   Тоже вопрос. С Володькой у меня были очень даже неплохие отношения, еще со школьных времен, но «друг» – это слишком высоко для того, чтобы я мог назвать Сурка именно так.
   – Скорее приятель. Старый школьный товарищ. Мы в параллельных классах учились.
   – Тогда тебе не так неприятно будет это узнать, раз он не такой уж близкий твой друг. Дело в том, что у Сурка в тюрьме большие неприятности… Как это называется… Опустили там его.
   – А ты не врешь? – Я был просто поражен.
   – Ну, у моего отца есть хороший знакомый в столичном УИНе. Зачем ему врать?
   В это поверить было сложно. Куда сложнее, чем даже в то, что девушка, которой я действительно чем-то помог, целую неделю искала меня, чтобы поблагодарить… Фары осветили правый поворот к старому микрорайону, появились знакомые бетонные блоки. Я притормозил, подъехал к обочине и остановился.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация