А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убийство к Рождеству" (страница 16)

   – Что-то случилось?
   – Нет. Первый «Дум» у нас еще остался?
   – Остался. В него еще приходят всякие старые отморозки играть.
   – Я тоже старый отморозок. Вон на той машине эта игра есть?
   Админ поперхнулся.
   – Е-еесть, – произнес он.
   – Отлично. Выключай счетчик, я пошел играть. Наталье сам потом объясню.
   – Ясно. На сколько времени?
   – На сорок минут.
* * *
   Наталья была мрачна. Она без улыбки села напротив и сразу же сказала, не приступив к еде:
   – Борю надо гнать в три шеи.
   – Опять мухлюет?
   – Нет. Хуже. Я застукала его за твоим компом – он читает логи.
   – Какие логи? У меня все затирается напрочь, едва я выхожу из своей учетной записи.
   – Ты бы хоть иногда смотрел, какие у тебя сервисы на машине запущены. Боря подсадил программку, которая ведет журнал всех твоих действий.
   Я даже поперхнулся.
   – Что за программа?
   – Какая-то самопальная. В общем, я его выгнала, потом посмотрела, что там творится. Программа не только твои пароли снифает, но еще копирует страницы из Интернета, которые ты посещал, и автоматически шлет всю информацию по почте.
   – Кому?
   – Откуда я знаю… Адрес с бесплатного сервиса – какой-то «психоцентер»…
   Нетрудно оказалось вспомнить, что именно оттуда я получил то самое письмо про СХУ. Мне стало страшно.
   – Наталья, я тебе всегда доверял.
   – Правильно делал…
   – Зачем ты ходила к адвокатам?
   – В «Хаммурапи»?
   – Да.
   – А ты забыл, что ли? Ты же сам мне сказал, что тебе посоветовали загодя заручиться надежным адвокатом. А поскольку тебе некогда, телефон ты отключаешь, я и зашла к нашему юристу.
   – Это правда?
   – Ну конечно! Давай завтра пойдем вместе…
   Походило на то, что Наташа говорит правду. А может быть, хватит паранойи? Во всяком случае, в отношении ее? Может быть, есть смысл наконец разобраться в том, что происходит вокруг?
   – Я хочу наконец разобраться, что происходит, – сказал я. – Такое ощущение, что все, с кем я в последнее время сталкиваюсь, из кожи вон лезут, лишь бы мне помочь, и при этом словно бы подталкивают меня в каком-то направлении. Однако стоит мне что-то начать делать, как появляется труп.
   – Это ты про кого?
   Я рассказал все. Про Михаила и про Галю. Про мои подозрения. Про странное поведение Авдеева. Наконец, я даже сказал, что не раз удивлялся совпадениям, когда сообщал о каких-то своих намеченных встречах Наталье, а после этого опять-таки натыкался на убитого. Правда, сказал и о том, что в мобильном телефоне у меня с некоторых пор завелся «клоп», который не хуже подсаженной в компьютер программы сливает все мои разговоры. А это действительно значило, что кто-то был в курсе моих визитов. И опережал меня.
   – Ты когда заподозрил неладное с телефоном?
   – После вечера в «Пикнике».
   – Это когда тебе чуть голову не раскололи?
   – Именно.
   – И телефон ты потом в туалете нашел?.. Вот, видимо, тогда тебе его и подменили.
   – Лихо как-то получается. Точно такая же модель, с точно такими же настройками… Это надо было заготовить.
   – Значит, ее действительно заготовили. И пока ты валялся, этот громила вытащил твою «симку», переставил ее в другой аппарат, и все – ты под колпаком у Мюллера.
   – Получается, что вокруг меня целое гестапо? Ну кому я нужен? И когда случится тот прекрасный момент, что меня наконец заберут в застенок и по крайней мере, скажут, что произошло… Ты знаешь, я уже почти хочу, чтобы этот момент поскорее наступил.
   – Это малодушие, – Наташа погрозила мне пальцем. – Тебе давно надо было озадачиться вопросом: какая цель у твоих злодеев?
   – Я не так давно понял, что им надо найти ту самую Тамару… Похоже, кстати, что они ее уже нашли. Значит ли это, что я им больше не нужен?
   – Не думаю.
   – Почему?
   – Потому что им теперь осталось найти еще одну девушку.
   – Дину?
   – Да.
* * *
   Возвращение домой оказалось неизбежным. Как ни оттягивал я этот момент, он все же наступил. Как-то слишком долго я курил у подъезда, очень уж неспешно проверял почтовый ящик…
   До чего не хочется домой! Хоть на вокзал езжай ночевать. Или в «Оберон» – кстати, это мысль…
   Но я уже вставлял ключ в замочную скважину. И то, право, чушь какая – призраков не надо бояться. Бояться надо живых. Другое дело, что перед глазами обязательно будет Галя – такая, какой я запомнил ее в «Пикнике», на квартире Оскара, и, конечно же, в злополучной мастерской с эркером.
   Свет в прихожей не зажигался. Я выругался, ощупью разделся и прошел в комнату.
   Зазвонил телефон – я его включил перед тем, как войти в квартиру.
   Виктор был на работе. Еще один трудоголик… Узнав, что я временно ходил с чужим мобильнком, Китанов сказал, что немного забеспокоился, когда я перестал отвечать на звонки.
   – Ты что-то хотел мне рассказать? – спросил я.
   – Да. Ты сможешь сейчас ко мне приехать?
   – Прямо сейчас? А это срочно?
   – Весьма. Для тебя – это вопрос жизни и смерти.
   – Даже так? Почему?
   – Это не телефонный разговор.
   – И даже до завтра нельзя подождать?
   – Как бы не очень хотелось… Имей в виду, это нужно в первую очередь тебе. Только потом уже мне.
   – А ты на часы смотрел?
   – Я сегодня на работе ночевать буду.
   Железные нервы! Ночь в морге – это далеко не рок-н-ролл. Нет, спасибо, туда я не поеду. Лучше уж призраки в моей квартире. Да у меня еще бутылочка «Гжелки» припасена.
   – А домой во сколько пойдешь?
   – Не знаю пока.
   – Тогда я прямо к восьми утра к тебе приеду?
   – Ты сейчас дома?
   – Да… Слушай, у меня к тебе вопрос по медицинской части.
   – Говори.
   – В жилах живого человека может быть кровь, по составу близкая к донорской?
   – Не понял вопроса.
   – Ну, как тебе объяснить… В общем, тут думали, что имеют дело со свежей человеческой кровью, а оказалось, что по химическому составу она не такая уж свежая. Видимо, хранилась где-то для переливания.
   Виктор опять задумался.
   – Знаешь, сложный вопрос. Тебе это зачем?
   – Надо. У меня заключение экспертов есть.
   – Вот и привез бы заодно.
   – Хорошо, привезу. Завтра.
   – Но ты точно не можешь приехать сейчас? Заодно бы и выпили. Или покойничков боишься?
   – А ты мудр.
   – Ну, еще бы… Знаешь, что наша медицинская эмблема обозначает?
   – Это где гадюка с рюмкой?
   – Да. Это значит «хитрый, как змея, и выпить не дурак».
   Виктор захихикал. Как ни странно, я смог его поддержать. Но все же сказал, что сейчас не приеду. Только завтра с утра. Ладно, сказал Виктор, поняв, что меня не переубедить.
   Разговор был окончен. Во всяком случае телефонный. Я убрал трубку в карман, начал нашаривать выключатель. И вдруг…
   – Не надо включать свет.
   Вот и призраки пожаловали! Прямо Штирлиц пополам с Анной Рэдклифф! Я замер.
   – Кто здесь? – надеюсь, мой вопрос прозвучал достаточно уверенным тоном.
   – Ты знаешь, – повторил тот же голос. Странный голос, словно бы принадлежащий шамкающему деду. И при этом до ужаса знакомый. Когда глаза привыкли к темноте, я различил силуэт, который сидел на полу возле шкафа, прислонившись к стене.
   Но я увидел и еще кое-что.
   В руке этот человек держал пистолет.

   XIII. Игра окончена

   Наталья, похоже, еще не спала.
   – Я слушаю.
   – Наташа, – сказал я. – Мне надо исчезнуть.
   – Так.
   – Думаю, что ненадолго. Ты дома? Мобильник постоянно включен?
   – Мобильник включен, но я не дома.
   – В «Обероне»?
   – Неважно.
   – Ладно. Если у меня возникнут проблемы, я тебе заготовил «эсэмэску» с одним словом – «тревога».
   – И что тогда?
   – Как только получишь, сразу же звони одному человеку. Он, правда, бандит, но относится ко мне хорошо, и он – практически единственный, кто может мне помочь, если со мной что-то случится. Зовут его Владислав.
   Я продиктовал телефон.
   – Поняла. Что я должна ему сказать?
   – Скажи ему, что Саша Жариков попал в лапы Мяснику или Носорогу. Я точно не знаю, кто это такие, но чувствую, что с такими личностями мне лучше не встречаться. Наш рыжий мерзавец тоже с ними в одной связке – так что, если его хорошенько прижать, расколется.
   – Я все сделаю, Саша.
   – Тогда все, я убегаю.
   – Ты мне звони периодически. Хотя бы раз в час. Если ты не позвонишь сам, я позвоню этому Владиславу. Ясно?
   – Думаю, это излишне.
   – Ничего подобного.
   – Может, ты и права. Ладно, счастливо. Жди звонков.
   – Саша!
   – Да?
   – Постарайся не влезть в какую-нибудь беду.
   – Я же говорю, просто смываюсь. От греха подальше.
   – Будь хорошим мальчиком, а? Мне бы не хотелось заправлять делами «Оберона» в одиночку…
   Я действительно собрался бежать. В Шатуре живут старые, еще студенческих времен, собутыльники, уж сутки-то можно перекантоваться у них. Драпать действительно было давно пора. Я это понял еще в «Макдоналдсе», когда Наташа сказала, что моим «друзьям» осталось лишь разобраться, куда я спрятал труп. А раз это знаю только я, им надо просто поймать меня и доходчиво объяснить, на сколько частей меня разберут, если я им не скажу, где находится Дина.
   Дина ли? Уже одетый и с сумкой через плечо я еще раз оглядел помещение.
   Под кушеткой валялся какой-то черный ком. Я нагнулся, взял его…
   Черная маска с замком на месте рта! Еще одна! Вот тут-то словно пелена упала с моих глаз – теперь я точно знал, с кем проводил ночи, и кого в действительности мы с Наташей схоронили у нее в погребе.
   Ну и ладно, теперь главное – смыться так быстро, как только это возможно. Виктор, конечно, ждет меня к утру, но теперь это уже не имеет никакого значения. Да и «Оберон» не загнется от моего недолгого – надеюсь! – отсутствия.
   Я зажег фонарь, задул свечу, затем пробрался к выходу, повернул ручку и толкнул дверь от себя. Коротко скрипнув, дверь открылась. Короткий холодный коридор, еще одна дверь. Я достал из кармана ключ, которым пользовался ночной гость, толкнул дверь… Не так… Потянул на себя. Эта дверь открылась без скрипа.
   Снаружи было пусто, если не считать громилы с мохнатыми бровями. Теперь я знал, как его зовут. Илья по кличке Носорог. Он стоял возле темного «Пежо», привалившись к капоту, и смотрел на меня, думаю, очень даже недружелюбно. На улице было темно, однако я заметил в руке мохнобрового предмет, похожий на пистолет. В отличие от того, чем был вооружен предыдущий визитер, это орудие для решения демографических вопросов было направлено как раз в мою сторону.
   – Пришел, – сказал громила спокойно. – Забодал ты меня, стоять тут, ждать приходится… Оружие есть?
   – Нет.
   – А телефон?
   – Есть. – Пистолет в руке громилы помогал давать правильные ответы.
   – Давай.
   А вы бы что сделали? Думаю, тоже бы постарались успеть нажать на клавишу, которая автоматом отправляет сообщение на нужный номер.
   – Теперь пошли, – сказал Носорог, когда моя трубка перекочевала к нему в карман. – Закрывай лавочку. Ключ сюда.
   Слишком уж пустынна в это время суток наша улица, да и торец здания смотрит в сторону какой-то промзоны. Надо было что-то делать…
   – Будешь орать – прибью. Побежишь – то же самое, – предупредил бровастый мои возможные действия. – Понял?.. Тогда мордой к тачке и руки назад.
   Я повернулся к машине. Темно-зеленый кузов. Значит, сестер возили именно в этой машине. Теперь моя очередь.
   Носорог скрутил мне руки скотчем и усадил на переднее сиденье. Ремень безопасности… Вот это ремешок – крест-накрест! Водитель при таком ремне на пассажире действительно всегда будет в безопасности. Спецзаказ, не иначе. Нечто среднее между парашютными лямками и поясом невинности…
   Очевидно, чтобы я не ощущал дискомфорта от подобного унижения, громила врезал мне рукояткой пистолета по голове. Четвертый раз, мать его так!.. В общем, очнулся я только когда мы уже ехали по центральным улицам. Да и то, очнулся – слишком мягко сказано. Перед глазами все тряслось и расплывалось. В ушах шумело.
   – Это опять я, – заявил Носорог, говоря в свой телефон. – Друган вроде немного в себе. Куда ехать?
   Вот как? Значит, возможны варианты?
   – Понял, – сказал он затем. – Кому позвонить? А, сами позвонят? Ясно.
   Мы не спеша двигались по направлению к Ленинградскому. А ну, если сейчас приподнять ногу, да ка-ак…
   Нет. Не получится. Пока я был в короткой отключке, Носорог прикрутил мне ноги к сиденью. Все тем же проклятым скотчем.
   Странно, что я вообще еду не в багажнике. И какого черта нас несет почти к центру Москвы?
   Тут Носорогу позвонили. Он пробурчал несколько слов, потом немного прибавил газу, и вскоре мы оказались на ярко освещенной Тверской, среди кричащих вывесок, красивых проституток и неонового буйства.
   Куда мы, черт возьми, едем? Минуту спустя я увидел, что Носорог держится точно за большим белым лимузином, кажется, «Линкольном», повторяя все его маневры. «Линкольн» двигался неспешно, ближе к правому ряду. Скоро «Пежо» поравнялся с лимузином, и на перекрестке мы уже стояли в нескольких сантиметрах один от другого, бок о бок. Тонированное стекло «Линкольна» опустилось, и я увидел совершенно аристократический профиль – узкое лицо, длинный нос и брезгливо выпяченную нижнюю губу. Энвер Тоциев. Не побрезговал, паньмаешь, лично увидеть упрямого параноика, никак не желающего примиряться с ролью козла отпущения.
   Светофор переключился на зеленый, стекло в лимузине поднялось, и «Линкольн» двинулся прямо. Носорог немного отстал, перестроился, потом свернул на Моховую, и наши дороги с господином Тоциевым разошлись навсегда.
   Что за черт – мы возвращались в наш район? А впрочем, не было ничего удивительного. Я не удивился и тому, что мы подъехали к знакомому зданию, а когда «Пежо» без помех въехал через гостеприимно распахнутые перед ним ворота во двор, мне осталось только уповать на Наташу и Соленого.
   Потому что лишь недавно я понял, без чьей руководящей и направляющей роли не обошлось в моих злоключениях. Когда я собрался гасить свечу, стоящую в бутылке, то обнаружил на внутренней стороне стекла высохшие до состояния хрупкой пленки следы крови, и мне почти все стало ясно.
   – Мы приехали, – сообщил Носорог в телефон, подруливая к черному ходу.
   Не прошло и минуты, как на улицу вышел знакомый рыжий парень – наш администратор из «Оберона». Вот скотина!
   Носорог вышел из машины, обошел ее вокруг, и открыл дверь с моей стороны. Потом протянул Боре нож.
   – Разрежь ему скотч на ногах.
   Боря, кажется, чувствовал себя не очень уютно, кроме того, физиономия у него была здорово исцарапанной. Во всяком случае, в глаза мне он избегал смотреть. Когда он, нагнувшись, освободил мои лодыжки, я изловчился, и пнул админа в рожу. Тот все-таки увернулся – мой ботинок лишь мазнул его по скуле.
   – Тихо, тихо, – забормотал админ, пятясь окарачь.
   – Вылазь, – обратился ко мне Носорог. – Идем.
   Мы вошли в дверь: первым шагал Боря, следом – я, замыкал шествие Носорог. В помещении мы почти сразу же попали на лестничную клетку. Боря двинулся вниз, мне было нетрудно догадаться, что я должен следовать за ним.
   Спустившись в подвал, мы оказались в длинном коридоре. Вдоль стен тянулись трубы, от которых тянуло горячей сыростью. Где-то в дальнем конце коридора подмигивала люминесцентная лампа, а со стороны лестницы коридор заканчивался глухой стеной.
   Мы пошли вдоль стен и труб. Лампа жужжала над головой, когда мой нос стал ощущать знакомый запах. И когда Боря открыл какую-то дверь, я уже не удивился знакомой обстановке – когда-то я краем глаза заглядывал сюда из кабинета.
   Покойницкая. Очень похожая на морг из компьютерной игры «Черный оазис». С той лишь разницей, что холодильник здесь был вроде бы исправен, а в стеклянных шкафах не было гротескных экспонатов. Пять столов, на трех из них зловещего вида пластиковые мешки с понятным содержимым.
   – Че остановился? Рано тебе еще сюда, – сказал Носорог.
   Это прозвучало обнадеживающе, но разве можно верить этому бандюку на слово?..
   Другая дверь. Если идти прямо – выйдешь на лестницу, ведущую к вестибюлю первого этажа. Если направо – в кабинет главного патологоанатома. Мы повернули налево, туда, куда я еще ни разу не заглядывал.
   Здесь заведующий патологоанатомическим отделением, очевидно, занимался со своими пациентами. В центре помещения находился стол, похожий на операционный, с круглой лампой над ним. На столе не было никого.
   Зато вне стола находились трое. Один мужчина и две женщины. Мужчина – хозяин апартаментов – само собой был мне знаком. Выглядит, как артист, а по делам – бульдозер, так, кажется, про него кто-то совсем недавно говорил?
   – Здорово, Мясник, – сказал я.
   Китанов и ухом не повел.
   Здесь была женщина, которую до этого я видел только на фото, правда, лишь однажды. Бледная, с тяжелой гривой каштановых волос, она зло смотрела покрасневшими, заплаканными глазами на тех, кто был свободен от пут. Тамара Зурина. Она выглядела не только злой и печальной, но и до безумия напуганной. По-моему, даже в состоянии, близком к шоку. Еще бы – эти мерзавцы на нее тоже скотча не пожалели. Молодую художницу крепко примотали к какому-то явно медицинского назначения стулу – круглому, с длинным штырем, торчащим из спинки вверх и на вид очень даже увесистому. Но, наверное, они знали, что делали – вероятно, Тамара сопротивлялась – не она ли оставила эти борозды на наглой рыжей морде Бори?
   Другая женщина, совсем еще девчонка, была мне знакома лучше Тамары. Светлана Истомина. Та, которая представилась мне когда-то именем Дины Ткачевой, а я, дурак, и поверил. Впрочем, покажите мне того, кто на моем месте мог бы не поверить. Даже рекламные постеры, где Истомина выглядела просто шикарно, не могли полностью развеять мое заблуждение – если вы случайно кого-то подвозили в машине на заднем сиденье, да еще в темное время суток, вы очень хорошо смогли бы запомнить того человека?
   Но сейчас Светлана выглядела совсем иначе. И весьма притом неважно – тоже странно покрасневшие глаза, покрасневший нос… Куда делась роскошная красавица, рекламирующая модное белье на глянцевых страницах? Или хотя бы сексуальная кошка, совсем еще недавно прыгавшая мне на шею в машине? Без косметики, с явно немытыми волосами, в каком-то нелепом свитере, она была похожа на провинциалку, которую Москва пожевала немного, да выплюнула затем по причине несъедобности. Она смотрела на меня и тоже весьма злобно. А я-то, спрашивается, что ей плохого сделал?
   – Ну вот, теперь весь клуб в сборе, – мрачно произнес Китанов. Я впервые видел его таким мрачным. – Не хватает только одного. Одной, вернее. Не будем тянуть кота за яйца. Саша, скажи, где Дина, и мы тебя отпустим.
   – На тот свет? – усмехнулся я. – Дина – вот она, – я подбородком показал на Свету.
   Истомина к тому времени уже расположилась у стола, где Китанов в рабочее время препарировал покойников. На свет появилось зеркальце, стеклянная трубочка, пакетик с порошком. Весь «клуб» молча внимал процессу поглощения наркотика. Света втянула кокаин, потом, закрыв глаза, выпрямилась, и секунду спустя уставилась на меня.
   – Скотина! – выдохнула она.
   Потом буквально подлетела ко мне и – раз-раз – съездила мне по физиономии. Я, как мог, уклонился – еще не хватало мне лишиться зрения. Сделал два шага назад и шлепнулся задом на кушетку. Попробовал пошевелить руками – совсем затекли. В зимней куртке было жарко. Голова болела страшно.
   – Скотина, – повторила Света. – Я из-за тебя вынуждена торчать тут с мертвяками.
   Носорог сделал шаг из-за моей спины и толкнул Свету в грудь. Та отлетела к столу.
   – Хватит цирк устраивать, – прогудел он.
   Потом тоже сел на кушетку, рядом со мной. Боря, подумав, тоже уселся по другую сторону от меня.
   – Ты не забывай, что это я из-за тебя вынужден тут торчать, – с досадой сказал Свете Китанов. – Если бы ты поменьше нюхала эту дрянь, ничего бы не случилось… Это не Дина, – обратился ко мне Виктор, закуривая.
   – А кто же тогда?
   – Нет, правда, достаточно уже цирка! Где девушка, которую ты куда-то запрятал? Не могла Дина просто так исчезнуть – мы вечером проверили. Куда ты ее дел?
   – Да ничего я об этом не знаю…
   – Слушайте, мне это начинает надоедать! – обратился Виктор к присутствующим. Затем повернулся ко мне. – Объясняю, если ты еще не понял: вечером в четверг ты привел к себе домой девушку. Потом ты перерезал ей горло, вот уж не знаю только, зачем, а после этого где-то схоронил…
   – Это ты устраиваешь цирк! – разозлился я. – Объясняю, если ты еще не понял, как было дело. Тебе или кому-то еще понадобилось убрать Дину, а все свалить на меня. Для начала ты подкинул мне квартиру, которую сам снимал раньше. Про то, как в нее можно пробраться через черный ход, я уже знаю. Потом вы сделали так, что я познакомился с этой девицей – я показал пальцем на Свету, которая развалилась в кресле и, запрокинув голову, прислушивалась к своим ощущениям. – А в четверг вечером, подозреваю, вот этот молодой человек треснул меня по голове в ванной, а пока я валялся там, вы подменили девушку на кровати. Вместо Светы положили Дину. С перекрашенными волосами и точно в таком же наряде. Верно?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация