А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сезон свинцовых дождей" (страница 23)

   – А фактов пока никаких?
   – Почему пока?
   – Ну ты же дал своему начальнику номер подозрительной «девятки». А результата пока не знаешь... Зато я уже все знаю. Машина принадлежит Жилину Василию Михайловичу... Знаешь такого?
   – Нет.
   – А я слыхал... Это только кажется, что милиция ничего не видит, ничего не слышит. А наш отдел работает. И работает, скажу, неплохо. Во всяком случае, в плане информации. Жилин Василий Михайлович, он же бандит по кличке Жлоб. Бандит и киллер по совместительству...
   – И машина зарегистрирована на него?
   – Именно... Ты прав, что ваши новожильские бандиты ничего не боятся. И ведут себя соответствующе. Машины на себя оформляют, хотя надо бы на подставное лицо... Короче, сегодня мы обнаружили брошенные «Жигули» «шестой» модели с помятым крылом и оторванным бампером. Судя по всему, именно эта машина столкнулась с машиной патрульно-постовой службы. Из нее стреляли по милиционерам...
   – Но «шестерка» не может быть «девяткой».
   – Правильно. Жилин не настолько глуп, чтобы убивать Доктора из собственной машины. Он угнал «шестерку» и на ней подъехал к дому Доктора. Чтобы убивать. Убивать!.. Он должен был убить его. Но его опередил Муратов... Предположительно, Жилин выехал со двора, чтобы объехать дом, и столкнулся с экипажем патрульно-постовой службы. На «шестерке» бандиты приехали на место, где их ждала «девятка» с известными нам номерами. Есть человек, который видел, что в этом месте всю ночь стояла «девятка»... В общем, картина нам ясна. Жилин собирался убить Доктора.
   – Но убил его Муратов.
   – Ты же сам говорил, что Муратов мстил за поруганную честь своей девушки.
   – И за друга.
   – Да, и за друга. Он убил бандита, отморозка. Не хочется об этом говорить, но это в общем-то, благородный поступок с его стороны... Я думаю, что ты правильно сделал, Сергей. Не стоит парню ломать жизнь...
   – Но вы же его задержали.
   – Я этого не говорил... Так же, как и ты, я решил оставить парня в покое. Но строго-настрого наказал, чтобы впредь никакой самодеятельности... Было бы не справедливо, если бы наказали его, но не тронули бы Жилина. Кстати, он числится в бригаде Сухана. Выходит, что Сухан заказал Доктора.
   – Да, про Сухана я слышал, – кивнул Сергей. – В прошлом правая рука Казака...
   – А в настоящем незалежный бригадир. По нашим сведениям, численность его группировки составляет около шестидесяти человек. И это только активные члены... Члены, активные... Сухан – это голова с шестьюдесятью членами. Звучит смешно. Но если эти члены начнут активно двигаться, будет не до смеха. А все к этому идет. Сухану стало тесно в прежних рамках. Ему весь город нужен. Имперские амбиции недобитка из подворотни... Начал он с Доктора. Пусть не Жилин его убил, но факт есть факт – Доктора больше нет. Так что в ближайшее время ожидается серьезный наезд на его отморозков. А те вряд ли сдадут свои позиции без боя. Есть у них лидеры, которые могут повести за собой толпу... Наша задача – не допустить начала и, тем более, разрастания криминальной войны... Знаешь, зачем я тебе это говорю?
   – Нет, – покачал головой Сергей.
   – Мне нужны такие люди, как ты... Вот к бандитам ты жесток, а таких, как Муратов, покрываешь. Хорошее качество, скажу тебе. Без человечности в нашем деле нельзя... Ты хороший сыскарь, и это значит очень много. Опять же, опыт боевых действий... К тому же ты не обременен семейными узами... В общем, я хотел бы, чтобы ты работал у меня в отделе... Пока что старшим опером, а там будет видно... Да я не думаю, что должность для тебя сейчас важна. Сначала нужно очистить город от бандитов, а затем уже и о карьере можно подумать. Если, конечно, выживем...
   Трудно было не согласиться с Глебовым. Война с бандитами – дело очень серьезное. Даже опасней, чем война в Афгане. Там ты знаешь, с кем воюешь, знаешь, где находится враг. Там – при правильной расстановке сил – не приходится ждать выстрела в спину. А здесь все возможно. Сослуживец может подставить подножку – примеров тому предостаточно. Бандиты запросто могут выстрелить в спину. Да и с фронта могут так ударить, что мало не покажется. Продажный прокурор может заминировать почву под ногами. Такой же прикормленный судья вполне способен нагадить на голову... Но бороться с бандитами нужно. И лучше всего это делать в сильной и сплоченной команде единомышленников. А глядя на Глебова, трудно было усомниться в том, что с ним работают случайные люди...
   – Да я согласен, – кивнул Сергей.
   – А я знал, что ты не откажешься, – улыбнулся Глебов. – Я слышал, у тебя проблемы со здоровьем?
   – Кто, Лубков сказал?.. Да так, голова разболелась. С непривычки. Первый день на службе, и сразу на убийство... Но я втянусь. Или уже втянулся. Голова уже не болит...
   – Что ж, тем лучше...
   Глебов хотел еще что-то сказать, но во внутреннем кармане куртке захрипела и зашипела радиостанция.
   – Да, первый на связи... Хорошо, выезжаем!..
   Он отключил радиостанцию, сунул обратно в карман. Сосредоточенно глянул на Сергея.
   – Ну, ты еще раз подумай над моим предложением. Если решил твердо, приходи, обсудим организационные моменты...
   – Я твердо решил.
   – Что ж, замечательно! Значит, завтра утром в одиннадцать жду тебя у себя в кабинете. С твоим начальством вопрос я решу...
   – А вы сейчас куда?
   – Жилина брать будем... А ты как думал? У нас все серьезно...
   – Может, меня возьмете?
   – Может, и возьму. Но только на правах постороннего наблюдателя из Пентагона... Ну чего стоишь? Одевайся!
   Во дворе Глебова ждала черная «Волга». Машина тронулась, едва за Сергеем захлопнулась дверца.
   – Да, хотел сказать. Есть информация, что Жилин принимал активное участие в боевых действиях против банды Тарана. Предположительно, он и его люди расстреляли на Ордынском озере четырех братьев-бандитов. Это ладно. Но погибли еще две девушки. И это еще далеко не все. Этот скот на обратном пути расстрелял машину, в котором ехала целая семья – отец, мать и двое детей. Всех убил... Информация оперативная, доказательной базы нет, поэтому Жилин до сих пор на свободе... Недолго ему осталось...
   Сергей понимал, что Глебов собирается списать Доктора на счет Жлоба. То, что доказательств его вины не было, ничего не значило. Судя по всему, Глебов с бандитом церемониться не собирался.

   3

   Сухой пар легко и с приятным покалыванием впивался в кожу, расслаблял мышцы, прогревал кости. Такой кайф, что и выходить не хочется... Не хочется, а надо. На парапете бассейна в позе «никому не дам» сидела красотка с длиной косой. Жлоб должен был заняться ею вплотную. Сделать из нее русалку. Если она даст, тогда она будет русалкой образно. Если будет артачиться, тогда она станет русалкой в прямом смысле. Утопит ее Жлоб, и все дела...
   Утопит. Если не даст... Жлоб ухмыльнулся. Как это проститутка может не дать? Даст, куда она денется...
   Жлоб вышел из парилки, вместе с «русалкой» опрокинулся в бассейн и полез к ней под «хвост... Никуда не делась... А жаль, что рогом не уперлась. Так было бы даже интересней...
   Но сегодня у него день такой. Ничего делать не нужно. Все происходит само по себе. Хотел Доктора грохнуть, а нет, этот козел сам гикнулся. Или сам на гранате подорвался или кто-то помог... Не мудрствуя лукаво, Жлоб сообщил Сухану, что заказ исполнен. И для убедительности организовал сауну с блядями. По бандитской традиции именно так празднуют успех. А если есть праздник, значит, он в самом деле исполнил Доктора. Такая вот логика...
   В трапезной Жлоб обнаружил пьяного в дым Клопа. Один-одинешенек.
   – А где твоя мыша?
   – Да Орлик увел. Там, на бильярде, сразу две партии...
   Жлоб заглянул в бильярдную. Так и есть, Орлик один, а с ним сразу две шлюхи. Одним кием сразу в две лузы... Двоеженец хренов... Жлоб вернулся в трапезную. Плеснул под жабры водки.
   – Клоп, ты чего раскис? – спросил он.
   – А-а, на душе хреново, – обреченно кивнул рукой пацан.
   – Ты че тоску наводишь, в натуре?
   – Да сам не знаю... Это, баню на Ордынском озере вспомнил. Четыре пацана и две девки... Кайф пацаны ловили, а тут мы, кайфоломщики...
   – Работа такая.
   – Так не только у нас работа такая... Мает меня. Нутром чую, обломают нам кайф...
   Клоп как в воду глядел.
   Жлоб собирался выходить из трапезной, чтобы по новой заняться своей русалкой. Только открыл дверь, и в этом момент в предбанник вломились крепкие парни в камуфляже и масках, с автоматами. Жлоб опомниться не успел, как тупой носок тяжелого армейского берца врезался в промежность. И тут же удар прикладом по шее. Такое ощущение, будто мозги через уши выплеснулись...
   Но в бане на Ордынском озере все же было покруче. Там Жлоб пострелял всех. А его никто не убивал. Потому что в сауну вломились не братки, а всего лишь навсего менты.
   Жлоба ткнули мордой в пол.
   – Падлы, я же вас всех, уродов, сделаю! – зарычал он.
   И тут же получил прикладом по почкам. Но это не охладило его пыл.
   – Че, думаете за маской от меня спрячетесь, да? Хрена лысого! Всех достану! Всех урою!
   Он знал, что ментам нечего ему предъявить. Скорее всего, наехали на него прикола ради. Типа облава. Прессанут слегонца и отпустят. А не отпустят, Сухан вытащит. У него бабки, у него связи. Да и просто зашугать судью можно...
   И эти менты боятся Сухана. А в частности, самого Жлоба. Не зазря же под маски морды свои прячут...
   – Кто от тебя прячется, чмо?
   Мощного сложения спецназовец сел перед ним на корточки. Одной рукой схватил за ухо и оторвал голову от пола. Второй стянул с себя вязаную шапочку с прорезями для глаз.
   – Посмотрел? – спросил мент. – А теперь фотографируй!
   Он ударил Жлоба головой в лицо. Фотовспышка в глазах, красный с золотыми прожилками негатив... Хреновая фотография вышла...
   Но это было всего лишь начало. Жлоба, Орлика и Клопа загрузили в микроавтобус, прижали ногами к полу... Хоть бы одеться дали... Вывезли далеко за город, в лес. Дали в руки лопаты.
   – Копайте, – лениво бросил тот самый спецназовец, чье лицо так неудачно сфотографировал Жлоб.
   – Что копать? – непонимающе уставился на него Орлик.
   – Землю копать, что ж еще... На два метра в глубь. Чтоб все как положено...
   – А как положено?
   – Как положат вас, так и будете лежать... Ну че, козлы, не въезжаете, могилы себе копайте. Или думаете, мы это делать будем?
   – Э-э, мужики, так нельзя! – запаниковал Клоп. – Это не по закону!
   – А детей и женщин по закону убивать?
   – Каких детей?
   – А Ордынское озеро вспомни!
   – Мы не хотели...
   – Кто это мы?
   – Я... Он... – показал на Орлика Клоп.
   И тут же перевел взгляд на Жлоба. Лицо исказилось в мерзкой гримасе.
   – Он!.. Он сказал убивать!..
   – Ясно... Так ты что, раскаиваешься?
   – Да!!!
   – Ну ладно, тогда живи...
   Два спецназовца взяли Клопа под руки и потащили к автобусу.
   – Его мы увезем, – прокомментировал их начальник. – А вас похороним... Ну чего стоите, копайте! Или хотите, чтобы мы вас утопили?
   Мент в упор смотрел на Жлоба. Серьезность его слов подтверждал светящийся как у волка взгляд. От него исходила злая гипнотическая сила. Жлоб чувствовал, как разжижается и скисает его воля. Руки сами потянулись к лопате.
   Орлик тоже принялся рыть себе могилу. Мягкая, с песчаной прослойкой земля легко поддавалась усилиям. Слишком легко... В конце концов Жлоб с ужасом осознал, что яма достигла двухметровой отметки.
   – Хватит! – крикнул кто-то из спецназовцев.
   Жлоб поднял взгляд и увидел направленный на него автомат.
   – Не надо! – крикнул Орлик. – Я раскаиваюсь!
   И тут же сильные руки спецназовцев вытащили его из ямы...
   Жлоб уже понимал, что менты не собирались никого убивать. Это была чистой воды разводка на понтах. Сначала купился Клоп, много позже сломался Орлик. Сам Жлоб мог упорствовать. Но какой в этом смысл? Клоп и Орлик уже соревнуются, кто больше сольет ментам информации. И уж точно сдадут его самого. В конечном счете окажется, что Клоп и Орлик никого никогда не убивали, а на спусковой крючок жал исключительно Жлоб. И Казака они сдадут. Но Казак-то мертв... Зато Сухан жив. И он ставил задачу завалить Доктора. Но только Жлоб мог показать на него, только он был свидетелем, ну и участником этого факта... Но не станет он сдавать Сухана. Потому что менты не собираются его убивать...
   – А ты раскаиваешься? – с высоты своего положения спросил у него спецназовец.
   – Ага, счас, – скривился Жлоб. – Давай вытаскивай меня отсюда, мент!
   – Тебя отсюда только для эксгумации вытащат! – ухмыльнулся мент.
   Жлоб не знал, что такое эксгумация. Но нутром чуял – что-то до жути страшное. И связанное с мертвечиной...
   – Моторкин, давай ствол! – скомандовал спецназовец. – Пора закругляться!
   Кто-то протянул ему пистолет. Лязгнул затвор. И черное жерло ствола уставилось на Жлоба. Ментовская рука не дрогнула. Но подвел ствол. Осечка.
   – Моторкин, что за хрень? – возмутился мент.
   – Так а чо делать, китайская штамповка, блин! Где они эту гадость берут? Может, из автомата пальнуть? – предложил невидимый Моторкин.
   – Ты что, сдурел? Это же табельный ствол! А если этого хрена мертвого найдут?
   – Товарищ командир! Вот еще ствол есть. Из той же партии!
   Спецназовский начальник снова взялся за пистолет. Снова прицелился в Жлоба. Но снова осечка... В темную душу Жлоба закралась радость. И тут же сознание электрошоковой стрелой пронзила страшная мысль. А ведь спецназовец в самом деле хочет его убить. И Жлоб жив только потому, что менты конфисковали у каких-то левых левые стволы...
   Менту подали третий ствол. И снова осечка...
   – Мать твою!.. Моторкин, ты что, не въезжаешь? Мне нужен нормальный ствол.
   – Да говорю же, из автомата нужно. Это наверняка!
   – А я тебе говорю, дятел, что нельзя из автомата!.. Мать твою, а где стволы, которые мы у этих дебилов взяли? – кивнул мент на Жлоба.
   – Так в машине же!
   – Ну и какого хрена ты стоишь? Рысью давай!
   Спецназовский начальник получил в руку пистолет, который был изъят или у Жлоба, или у Клопа, или у Орлика. В качестве этого оружия Жлоб нисколько не сомневался. Сам лично отстреливал эти стволы. Их чистили, смазывали... Осечки точно не будет.
   – Не надо, начальник! – в паническом ужасе заорал он. – Не убивай!.. Все скажу!
   От шокового потрясения у Жлоба помутился рассудок. Он плохо помнил, как его вытаскивали из ямы, как на машине куда-то везли, как приводили в порядок. Была залитая ярким светом комната, был ментовской опер с тихим вкрадчивым голосом, был бланк протокола. Хоть и смутно, но Жлоб осознал, что его снимают на видеокамеру... Правда лилась из него в три ручья. Он рассказал, как исполнял заказы Казака, как вместе с Клопом и Орликом убивал людей на Ордынском озере, как Сухан поставил задачу ликвидировать Доктора. Как... Как... Как... Так и накакал целую гору компромата на себя и на своих дружков...
   Через пару дней Жлоб оправился от потрясения. И попытался изменить свои показания. За что был переведен из камеры-одиночки в общую камеру. Всего шесть коек и пятеро постояльцев – все как на подбор мощного телосложения.
   – Завтра тебя опетушим, – буднично просто сообщил ему мускулистый бугай.
   – За что? – удивленно уставился на него Жлоб.
   – Да ни за что, – пожал плечами бугай. – «Кум» сказал опетушить, значит, опетушим...
   – Так вы чо, на «кума» работаете! – презрительно скривился Жлоб.
   – И на «кума», и на РУОП, – обезоруживающе спокойно кивнул бугай.
   И потерял к Жлобу всякий интерес. Ему было до фонаря, что думает о нем залетный браток. И на лицах его дружков точно такое же равнодушие. Можно было не сомневаться, что завтра они сделают из Жилина Василия Михайловича дырявого пидора по кличке Василиса...
   Но Жлоб перехитрил и «кума», и проклятых руоповцев. Утром следующего дня он затребовал следователя городской прокуратуры и уже сознательно, под протокол, обличил себя и своих подельников во всех смертных грехах. И тут же был отправлен в безопасную камеру-одиночку...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация