А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сезон свинцовых дождей" (страница 16)

   3

   Полковник Рублев – всем городским ментам начальник – держался с таким видом, будто он был хозяином положения, а не Казак. Как будто это Казака бойцы облажались, а не менты... Ха! Мусора показали полную свою беспомощность. Да и чекисты оказались не на высоте. Казаку понадобилось всего два дня, чтобы прибрать к рукам весь город. Нет больше кодлы Тарана. Есть только Казак и его бригады! Смешно даже подумать, но факт есть факт – его «пехота» спокойно разъезжает по городу с оружием, а менты старательно делают вид, что ничего не происходит. Блин, Чикаго отдыхает!
   – Мне беспредел не нужен! – грозно нахмурил брови Рублев.
   И даже шарахнул кулаком по столу... Зазвенела посуда, селедка в тарелке перевернулась с боку на бок, жирный осетр махнул хвостом. Казаку показалось, что даже молочный поросенок хрюкнул.
   – Да нет, Иваныч, какой беспредел? – Казак усиленно натягивал на лицо серьезное выражение, но в глазах сквозила насмешка.
   Если бы разговор шел в кабинете начальника ГУВД, тогда он бы легко изобразил полное понимание всей важности текущего момента. Но с Рублевым Казак разговаривал в трапезной бывшей райкомовской сауны, которую он уже давно прибрал к рукам. Все приличия соблюдены. Поляна ломится от жратвы и выпивки, в бассейне плещутся голые девочки. Сам Рублев только что из парилки. Красный как рак... Ну да, в простыню он завернут оригинально. Типа римский патриций на заседании в Сенате. Может, потому столько важности на лице?
   – Какой беспредел, говоришь? – скривился полковник. – Твои молодцы с оружием в открытую ходят. А оружие не зарегистрированное...
   – Так зарегистрируем, в чем проблема, – усмехнулся Казак.
   – Не понял! – выставился на него Рублев.
   Типа, возмущен и удивлен. Но это не помешало ему вставить в свою хлеборезку маленький бутерброд с черной икрой.
   – А чего тут понимать!
   Казак и сам мог сойти за римского патриция. И тоже мог пустить дым в глаза.
   – Я уже все продумал. Откроем частную охранную контору. Не знаю, какие там разрешения нужны, документы, да это и не важно. Главное, чтобы фирма легальной была. Парней своих я охранниками оформлю, а ты, Иваныч, пробьешь им разрешение на оружие. Ну, чтобы все официально!
   – Ну ты, Григорьич, загнул! Чтобы полковник милиции помогал бандитам!
   Если Рублев думал, что раздул ураган, то здорово ошибся. Всплеск его эмоций Казак воспринял как шторм в стакане. Как бы не кочевряжился полковник, а он у него в руках.
   – Какие ж мы бандиты? – поморщился Казак. В глазах можно было угадать пренебрежение к собеседнику. – Мы народная дружина.
   – Чего?!
   – Ну да, народная дружина, а парни мои – дружинники. Сам говоришь, что они с оружием по улицам гуляют. А они не гуляют, они патрулируют улицу, хулиганье всякое гоняют... А что, разве шумно в городе? Тишина, блин, спокойствие!
   – Ничего себе спокойствие! Двадцать восемь трупов! Сорок шесть раненых! Сгорел банк, разрушено кафе... Еще перечислять?
   – Да ты уже все перечислил, Иваныч. Ну, было дело... Так это ж зареченские воду мутили. Междособойчик у них был, друг друга молотили... Ты же знаешь, мы в стороне стояли!
   – Казаков, оставь эти сказки для прокурора! А мне лапшу на уши вешать не надо!
   – Ну, не знаю, лапша это или нет... – усмехнулся Казак.
   Казак сам вышел на контакт с Рублевым. Набрался наглости и завалился к нему в кабинет. Полковник офигел, хотел даже закрыть его. Но в конце концов понял, что без Казака ему никак не обойтись. Увяз он в своей собственной беспомощности. Два дня город сотрясала большая криминальная война – стрельба, наезды, горы трупов. И никакого противодействия со стороны ментов. Надо же было Рублеву как-то отчитываться перед областным начальством. Ну, Казак и предложил ему вариант – списать войну на междоусобицу в стане зареченской братвы. Дескать, группировка распалась на две враждующие бригады. Ну и отсюда весь сыр-бор. Нужно было ставить точку в этой войне, и почетное право на последнее слово Казак предоставил ментам. Но, увы, те оказались не готовыми к тому, чтобы накрыть сходняк зареченских в загородном кафе. Им нужно было время на раскачку. Спланировать силы и средства, выделить людей, составить боевой расчет и т. д. и т. п. А зареченские уже собрались на девятом километре. Их нужно было брать немедленно. Или уничтожать... Короче, Казак направил на девятый километр боевую бригаду. А ментам позволил подобрать недобитков...
   В сети к ментам попал сам Садок. На место Тарана метил, типа, крутой. А сломался на первом же допросе. Вернее, это был не допрос, а внушение. От него требовалось только одного – подтвердить, что кафе на девятом километре разнесли зареченские под началом Антона Черкунова, то бишь Тарана. И Садок дал показания. И вряд ли он изменит их до суда. Жить-то охота...
   Короче, по материалам всех уголовных дел выходило, что беспредел в городе учинили зареченские. Гасили друг друга, валили по ходу мирных обывателей, жгли банки, взрывали кафе. А Казак со своими пацанами вообще здесь ни при чем. Он всего лишь ждал, когда зареченские перегрызут друг другу глотки. И дождался... Теперь город принадлежит только ему одному. И сам начальник городской ментовки у него в кентах. И с городским прокурором спелся. Уже все тип-топ, а дальше еще круче будет...
   – Ты это, Иваныч, волну не гони, не надо! – доброжелательно улыбнулся Казак. – Все путем. Беспредела больше не будет, отвечаю. Хочешь, я в самом деле парней своих под народную дружину подпишу. Ну, чтобы бакланов там с улиц гоняли. Ну, чтобы люди ночью гулять могли. А то, блин, на улицу вечером не выйдешь – или по башке шарахнут или изнасилуют...
   – Ты лучше со своими бакланами разберись, – усмехнулся Рублев.
   – Это ты про кого?
   – Да есть у тебя отморозки. Рынок есть на Ишимской набережной. Там раньше зареченские бал правили, сейчас твои. Так эти твои двух милиционеров избили, один до сих пор в реанимации...
   – Это я разберусь! Это я обещаю!.. – для вида гневно нахмурился Казак. – Спросим за твоих милиционеров. И примерно накажем... Рынок на Ишимской набережной, говоришь?
   – Если бы только это... Что ты там с Барабулей намудрил?
   – Я? Даже не знаю, о чем ты!
   – Да ладно, не темни! Все ты знаешь!.. Барабуля сейчас под следствием. Чекисты на дыбах. А нам с ними ссориться никак нельзя... Ты меня понимаешь?
   – Да понимаю... А «Новая Эра?» Мы же банк под себя взяли. А Барабуля воду мутить начнет...
   Банк серьезно пострадал от пожара. И на бабки его Таран конкретно сделал. Но управляющий жив, работники тоже, а это значит, что банк может функционировать в прежнем режиме. А то, что деньги из хранилища дернули, так это не самая большая беда. Львиная часть активов находится в обороте – займы, кредиты, все дела. И бюджетных денег в хранилище было не очень много. Их Буратаев активно прокручивал через заводы, фабрики... Короче, наладятся дела. Скоро банк будет приносить прежнюю прибыль. Ну а Казак будет снимать пенки. Мало того, через банк он протянет свои щупальца к заводам и фабрикам. Надвигается приватизация, и нельзя прозевать момент...
   – Не волнуйся, Барабуля воду мутить не будет, – покачал головой Рублев. – Это я тебе обещаю...
   – Ну, хорошо, если обещаешь. Что от меня требуется?
   – Девушка нужна, на квартире у которой трубу от гранатомета нашли. Сам знаешь, что не Барабуля его туда притащил...
   – Ну, скажем так, догадываюсь... А девушка... Что, найти не можете? – нахмурился Казак.
   Уж не грохнули Оксану грешным делом? Надо будет разобраться. Если нет, то надо будет ее найти да ментам сдать. Пусть допрашивают... Ее же втемную нанимали. Казака она не знает, Сухана тоже... А следак ее сам к правильному варианту подведет. Типа зареченские пацаны ее купили... Тут важен сам факт, что ее купили. Если она в этом сознается, то дело против Барабули развалится... Да, наверное, прав Рублев. Нельзя злить чекистов. Они сейчас вроде бы в ауте, но со временем оклемаются и тогда так могут ужалить...
   – Хорошо, похлопочу за твоего Барабулю. Только пусть больше не выделывается. А то ведь отправлю туда, откуда не возвращаются. И не посмотрю, что он из Конторы...
   С такой же легкостью Казак мог завалить и самого Рублева. И плевать, что он большой ментовской начальник... Полковник интуитивно прочувствовал невысказанную мысль, и вся краска сошла с лица, глаза беспокойно забегали...
   – Я тебе откровенно скажу, Иваныч. Я сейчас нужен городу как воздух. Со мной будет и спокойствие, и порядок. Потому как нет у меня конкурентов. А убери меня, что начнется, а? Беспредел начнется. Команда моя на части развалится, и эти части друг друга рвать начнут. Снова стрельба, снова кровь... А пока я на месте, все будет путем. Частную охранную фирму организую, буду охранять бизнесменов на законном основании. Буду спокойно делать деньги. И с милицией никаких конфликтов, обещаю...
   – А ты думаешь, я бы сидел с тобой здесь, если бы видел в тебе беспредельщика? – натянуто улыбнулся Рублев.
   – Но ведь сидишь?
   – Сижу, потому что ты не беспредельщик!
   – Ну, спасибо, Иваныч. Уважил!..
   – Да, насчет конкурентов. Их у тебя точно нет... Сразу хотел сказать, да как-то из головы вылетело. Тарана нашли.
   – Где? – с интересом посмотрел на полковника Казак.
   – Поселок Охотка. Там дом сгорел. А под домом человек лежал, с пулевым ранением в грудь. Дом обвалился, человека засыпало... Обгорел он очень. Пока опознали... Короче, Таран это... В погребе тайник нашли. Что-то около двухсот пятидесяти тысяч долларов...
   – А не миллион?
   – Миллион, который Таран с собой мог унести? Нет, никаких следов... Я так думаю, украли миллион.
   – Кто?
   – Тот, кто стрелял в Тарана... Убил своего шефа, забрал деньги, поджег дом...
   – Да ладно, хрен с ней, с этой крысой, – махнул рукой Казак.
   Он лукавил. Крыса, забравшая бабки, ему была нужна. «Лимон» баксов на дороге не валяется. Обстановка в городе устаканилась, проблемы есть, но все мелкие, типа текущие. Короче, есть возможность отобрать толковых пацанов и пустить их по следу крысы...
   – Давай, Иваныч, под жабры плеснем! – ухарски улыбнулся Казак. – И в бассейн пошли, а то там наши русалки со скуки все передохнут!
   Западло гудеть на «малине» с ментом. Но пусть так урки блатные думают. А Казаку не зазорно с ментом пить водку и топтать девок. Он представитель новой криминальной формации. Плевать ему на воровские предрассудки да и на самих воров. Он сам большая величина и сам решает, как ему жить на белом свете. Решает и живет. Кучеряво живет. Он доказал свое превосходство над всеми – поставил под себя весь город. Весь! И пусть кто-нибудь попробует кинуть камень в его огород.
   Казак подошел к бассейну. Четыре обнаженные нимфы манят его, зовут к себе... Вот это жизнь!.. Он прыгнул в бассейн, и голые красотки облепили его со всех сторон. Он может делать с ними все, что угодно. И не только потому, что они согласны на все. Эти девки – его собственность. Ведь ему принадлежит не только город, но и все, кто его населяет...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация