А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сезон свинцовых дождей" (страница 15)

   2

   Таран чувствовал себя полным идиотом. Лбом протаранил ворота крепости, занял ее, и сам попал в осаду. Или просто попал. Со всех сторон Казак его обложил.
   – Я же говорил, не надо было с бухты-барахты, – скулил Кряк.
   – Может, заткнешься, а? – скривился Таран. – И без тебя тошно.
   – Всем тошно. Мы тут, бляха, сидим, а Казак весь город под себя взял. Весь! И по фигу ему менты, чекисты! А нас он ваще в хрен не ставит!
   – Я сказал, заткни чавку! – взъярился Таран.
   Но Кряк не унимался.
   – Сколько пацанов наших положили, а мы здесь сидим...
   – Еще не всех положили.
   – Ну да, еще положат.
   – Начиная с тебя!
   Таран выхватил из плечевой кобуры «ТТ» и с психу разрядил его в Кряка. По законам военного времени – паникеров в расход. Да и вообще, достал его этот Кряк... Все достали!
   Никак не думал Таран, что Казак так лихо обскачет его. Он должен был отбить «Новую Эру», а он окружил его, блокировал все пути-выходы. Снайперов на крышах домов поставил. Таран уже двух пацанов потерял. Внешне вокруг банка все вроде бы тихо. Стрельбы нет, гранаты не рвутся. Но смерть втихую по воздуху летает. Снайперские винтовки-то с глушителями...
   Хорошо у Казака дела поставлены, очень хорошо. Даже менты его не парят. Ментам вообще на ситуацию начхать. Или Казак их прикормил конкретно, или боятся мусора. Внутри банка баррикады и пацаны Тарана с волынами, по кругу тот же расклад. Но и бойцы Казака осаду держат крепко. Боятся менты меж двух огней оказаться. Поэтому и обходят банк дальней дорогой. Первое время на выстрелы реагировали, а сейчас хоть из пушки пали, ни единой мигалки вдалеке не увидишь. А Таран пальнул бы, да не из чего. Нет пушек, только помповики, пистолеты да три автомата...
   Ладно, если бы Казак только банк в осаду взял. Нет, он замариновал здесь Тарана, а сам большой шухер в городе навел. Его пацаны все самые козырные точки накрыли. Телефон разрывается. Там рынок потеряли, там магазин, там автосервис. А пацанов сколько полегло. Казак-то не церемонится, и его «быки» по-черному борзеют. А Таран взаперти. Голову на улицу не высунешь. Снайпер влет снимет...
   Как назло, банк со всех сторон освещен фонарями. Бить лампочки из ружей глупо. Чем темней, тем ближе «казачьи разъезды» к банку подберутся. А выпутываться, по-любому, надо. Пока еще не поздно, нужно выбираться на оперативный простор, сбиваться в большую кучу и отбивать назад захваченные точки. Ночь на дворе. А Казак со своей «пехотой» и не думает убираться. Ждет, падла, выжидает. Знает, что Таран мечется из угла в угол, как загнанный волк...
   Но уйти можно. Нужно всего лишь поднять шум. Но как это сделать? Всеми правдами и неправдами привлечь внимание ментов? Но так они, если вдруг взбесятся, уйти не дадут. Или сами банк со всех сторон обложат, или на штурм пойдут – тогда или пристрелят или повяжут.
   А уходить надо. Тем более что есть с чем. Таран все-таки опустошил банковские сейфы. Себе взял все, что было в крупных купюрах, а пацанам отдал всю мелочь – пусть порадуются... Что, если перед смертью?..
   Нет, о смерти думать не хотелось. У Тарана вся жизнь впереди... Ну, проиграл он. Ну, не сможет устоять перед натиском Казака. Так можно уехать из города. Забрать все бабло и уехать. Тем более что есть каналы, по которым можно за кордон уйти. Там и начать новую жизнь... Но сначала нужно выйти из банка...
   Таран сунул в рот сигарету, щелкнул зажигалкой, поднес огонь... Огонь. Огонь? Огонь!!!
   Он закурил, поднес зажигалку к занавеске и снова высек огонь. Занавеска вспыхнула, как пропитанная керосином пакля. На ковер под ногами можно плеснуть коньяку, чтобы лучше горело. Так Таран и сделал... Теперь можно звонить на «ноль-один»...
   Когда пожарные подъехали, в кабинете директора бушевал пожар. В приемной жарко и дымно, как в преисподней. В коридорах едкий дым щиплет глаза... Но Тарану было наплевать, что будет с банком. Ему нужен был шум, и он его поднял. Пожарным плевать, кто находится в здании. Их никто не держит. Двери распахнулись перед ними, как ворота «сим-сим» перед Али-Бабой.
   Сноровисто мужики работают. Шланги раскатывают, к машинам подключают... Машин всего две. Тарану хватит и одной.
   – Э-эй, ты куда? – замахал руками пожарный.
   Таран посмотрел на Бизона, и тот без раздумий направил на мужика ствол и выстрелил. Пуля попала в живот и рикошетом выбила из головы все вопросы.
   Бизон сел за руль. Двигатель заводить не пришлось: он уже работал – гнал воду в брандспойт. Таран тоже забрался в кабину, и машина резко сорвалась с места. И плевать, что вместе с ней они угоняли цистерну с водой и прикрученные к ней шланги. И на пацанов плевать, которые в банке остались. Сами рассосутся, если не дураки. Место сбора установлено. Завтра в девять утра в кафе на девятом километре...
   Казак понял, что Таран уходит. Вовремя дал команду, и одна из его машин перегородила улицу Энгельса. Но что такое «девятка» против тяжеленного «ЗИЛа»?.. Бизон взял чуть в сторону и бампером ударил машину в капот. «Девятку» развернуло на месте, а «Зил» продолжил путь. Никто не в силах был его остановить. И в погоню вроде бы никто не бросился.
   Таран любовно погладил чемодан. Миллион разноцветных фантиков в долларовом эквиваленте. С такими бабками он может прямо сейчас уходить из города. Но есть у него одна заимка за городом, о которой никто не знает. И там, в подвале, спрятан его персональный «общак» – двести сорок тысяч долларов. Кто скажет, что это не деньги?.. Завтра Таран подъедет к кафе на девятом километре. Но не факт, что зайдет туда. Если пацанов будет много, тогда – да, если мало, тогда смысла воевать дальше нет. В таком случае остается одно – рвать когти с добычей в зубах...
   Ехать на угнанной «пожарке» дело гиблое. Рано или поздно, менты сядут на хвост. Они боятся связываться с братвой, когда все вместе. Но с удовольствием отыграются на одном Таране... Бизон загнал машину во двор какого-то дома. В свете уличных фонарей Таран увидел «Волгу», из которой выходил какой-то мужик. Бизон понял его с полуслова, остановился впритык к обреченной на угон машине. И мужик был обречен. Две пули в спину остановили его и уложили на асфальт. Бизон забрал у него ключи, открыл «Волгу»... Пока разберутся, что да как, Таран будет уже далеко...
   Они беспрепятственно выехали за город, добрались до поселка Охотка. Асфальтовая дорога расчищена, редкие фонари, за двухрядным строем пятиэтажек начинается частный сектор. Там дорога похуже, и фонари не горят. Но темнота друг бандитов. Сейчас темнота Тарану только на руку...
   На окраине поселка стоял чуть покосившийся бревенчатый дом. Ставни и дверь заколочены, забор весь в заплатах, двор занесен снегом.
   – Да дела, – разочарованно протянул Бизон.
   Он-то думал, что здесь его ждет роскошный особняк с джакузи да сисястыми девками на побегушках.
   – Не фонтан, зато никто про эту хату не знает.
   Был бы здесь особняк, вся братва бы про него знала. Таран бы непременно всем про него растрезвонил. А эту хату он прикупил по случаю, за копейки. Хреновенько здесь, зато погреб есть, где можно бабки прятать.
   «Волгу» загнали во двор, засыпали снегом. Пусть стоит, все равно не понять, что за машина. В хате было холодно и неуютно. Мрак, одним словом. В сарае нашлось немного наколотых дров. Растопили печку. Но она больше дымила, чем давала тепла. Бизон натопил снега, сообразил кипяток. Вместо заварки пошло старое заплесневевшее варенье в открытой банке. Дерьмовый чай, зато горячий. И все равно холодно.
   Таран прямо в одежде залез в кровать, накрылся одеялами. Но согреться никак не получалось. Его колотило изнутри, нервный холод пробирал до костей, замораживал мозги. Сколько пережито за последние двое суток, сколько всего потеряно... Но ничего. Все образуется. На крайний случай, у него есть деньги, с которыми он может хорошо устроиться где-нибудь за границей... Нет так уж все и плохо. Могло быть и гораздо хуже...
   Согреться Таран все же не смог. Зато удалось заснуть. И приснились ему райские кущи. Аквамариновое море, песчаный берег, чайки над волной, пальмы над головой. И роскошные красотки в откровенных купальниках. Таран такой крутой, развалился, как босс, в шезлонге. Черные непроницаемые очки, в одной руке сигара, в другой распечатанная упаковка американских денег. Красотки улыбаются ему, призывно подмигивают. Он уже выбрал себе девочку на ночь. Длинноногая блондинка с черной от загара кожей. Но что-то не тянет на секс. Жарко, очень жарко. И душно. А еще дым какой-то угарный. Пальмы, что ли, рядом горят... Нет, с пальмами все в порядке. Только вот с блондинкой что-то не то. Таран внимательно присмотрелся к ней. Да это ж не девка, это же Бизон!.. Громила Бизон в бабском купальнике. Оригинально! Только Тарану не смешно. Ему страшно. И страх вырывает его из жарких объятий сна...
   Таран ужаснулся, когда открыл глаза. Хата горела, везде огонь. Ужасающий гул, угрожающий треск. Дым разъедает глаза, забивает дыхательные пути. Ничего не видно, душно, тошно. Но оставаться на месте нельзя. Нужно что-то делать... Таран не стал бежать к дверям. Там уже вовсю буйствует огонь. Он рванул к окну, схватил деревянную лавку – выбил стекла, раму, ставни. Обжигаясь, выбрался наружу, бухнулся в снег. И увидел Бизона. Он уже выгнал «Волгу» со двора. Прислонился задницей к капоту, курит... Как он мог оставить своего босса в беде!
   – Э-эй, ты чо, козел, охренел! – в припадке бешенства заорал Таран.
   Он готов был разорвать Бизона голыми руками. Но не смог. Громила спокойно направил на него пистолет и так же спокойно нажал на спусковой крючок...
* * *
   Миша Садков гнал волну. Он нутром чувствовал, что пробил его час. И он не должен был упустить свой шанс.
   – Где Таран, спрашиваю, где? Нет его! И не будет! Смылся Таран! С бабками смылся! – громогласно обличал он своего босса.
   Большинство пацанов слушало его с молчаливым одобрением. Кто-то недовольно косился. Кто-то смотрел откровенно угрожающе. Но никто не смел сказать поперек.
   Садок начинал вместе с Тараном. Они вместе сбивали пацанов в стаю, вместе дербанили ларечников, строили коммерсантов. Одно время Садок даже котировался наравне с Тараном. Но со временем тот задвинул его на второй план. Таран желал рулить бригадой единолично.
   Но, как бы то ни было, Садок все равно считался центровым пацаном. И сейчас, когда Таран пропал, все внимание было обращено к нему. Сейчас он был генералом. И у него была армия – чертова дюжина самых надежных пацанов. Ненадежные сломались, остались дома. И хрен с ними...
   – Таран «лимон» баксов из банка взял. Мы ему больше не нужны... – буйствовал Садок. – Но так и он, пацаны, нам не нужен! Обойдемся без него!.. Таран просрал все! А мы вернем все обратно! Да, пацаны?
   Братва оживленно загудела.
   – Весь город под себя возьмем! – продолжал Садок. – Разобьем его на сектора. В каждом секторе своя бригада. Каждый из вас станет бригадиром. Каждый!.. Тринадцать бригад! Это будет единый братский круг. У нас не будет войн и раздоров!
   Садок и сам прекрасно понимал, что морозит какую-то чушь. Но если эта чушь поможет сплотить сейчас пацанов в могучий кулак, он готов городить огород и дальше.
   Маленькое, всеми забытое кафе на девятом километре станет штаб-квартирой новой зареченской бригадой. Отсюда начнется наступление на город. Сюда будут стекаться зареченские пацаны, здесь Садок будет сбивать их в бригады и бросать в бой против Казака. Оружие есть. Не зря же он всю ночь перетаскивал сюда весь арсенал некогда могучей бригады. Два пулемета, семнадцать автоматов, четыре винтовки «СВД», без малого три десятка пистолетов «ТТ», ящик ручных гранат, куча патронов. Еще у каждого пацана при себе «волына». А сколько стволов у предателей и паникеров. Ничего, они еще вернутся под знамена Садка. И он их все простит. Ну, а когда волна уляжется, одного-двух накажет для наглядности. Но это все будет потом. Сейчас нужно сплотить бригаду под своим началом. И, судя по всему, Садок на верном пути.
   – А Таран пусть едет за границу! Пусть! Мы обойдемся без него! Я поведу вас в бой! Мы возьмем весь город! А Казака умоем его же собственной кровью!
   Пацаны одобрительно кивали. Все хотели быть бригадирами утопического «братского круга». И все признавали верховенство Садка. Они готовы идти вперед под его началом... Что ж, неплохой задел!
   – Казак боится нас! И ждет, когда мы вернемся!.. А мы вернемся! Но начнем не с Заречья! Мы начнем с его района. Там он нас не ждет. И тем больней будет удар!..
   В Октябрьском районе есть чем поживиться. Рынки, магазины, салоны... Садок не сможет накрыть все разом – не хватает людей. Но можно устроить показательную карательную акцию. Разорить рынок-другой, сжечь дотла пару-тройку магазинов. Может быть, он ничего с этого не поимеет. Зато поднимет волну, которая прибьет к его берегу зареченских паникеров. Блудные грешники поймут, что Садок – это сила, покаются в своих слабостях и вернутся в отчую бригаду, чтобы слиться в новую, куда более могучую волну. А уж Садок направит эту волну на Казака и навсегда покончит с ним...
   – Шухер! Казак! – заорал Слон.
   Он наблюдал через окно за подступами к кафе. И первым увидел, как с той стороны загородного шоссе тормозят и выстраиваются в ряд вдоль обочины «девятки» Казака.
   Крепкие парни с суровыми лицами выскакивают из машин, стремительно пересекают дорогу.
   – Атас! – запаниковал Дышло.
   Он попытался скрыться в подсобке, чтобы удрать через черный ход. Но Садок вовремя вытащил «волыну» и вогнал ему пулю в спину. С паникерами только так и поступают.
   Пацаны поняли, что деваться им некуда. Расхватали автоматы, бросились к окнам. Но вражеская «пехота» уже совсем близко. Все «быки» с автоматами. И если бы только это. Садок успел заметить, что двое из них уже метят в окна кафе из гранатометов. И успел понять, что зря остановил Дышло. Надо было бежать за ним... Но, может, еще не поздно сделать ноги!
   – Уходим! – заорал Садок и первым бросился в подсобку.
   Пацаны в панике бросились за ним. Но не все успели выскочить из кафе. Противотанковые гранаты одна за другой влетели в зал и в огненно-ударном коктейле смешали живую плоть с неживой материей...
   А Садок все же успел уйти. Он бежал через заснеженное поле. Автомат брошен, чтобы не мешал бежать. За ним бежали еще двое. И эти побросали оружие.
   Садок еще раз оглянулся. Увидел казаковских «быков». Не так уж они и далеко. Запросто могут ударить в спину. Но никто из них не стрелял. Неужели позволят Садку уйти?..
   Забег на триста-четыреста метров через снежную целину затянулся на вечность. Садок падал от усталости, когда вышел на дорогу, по которой нет-нет, да проносились машины. Автоматов нет, но есть пистолеты – можно силой остановить какой-нибудь транспорт. Похоже, Казак в самом деле отказался от преследования. А значит, у Садка появился шанс.
   – Автобус! – на последнем издыхании крикнул Селянин.
   Действительно, со стороны города шел бело-синий «Паз». Садок выхватил ствол, наставил на автобус ствол и на ватных ногах двинулся ему навстречу.
   Видимо, водитель понял, какая опасность ему угрожает. Понял и решил не рисковать. Остановил автобус...
   Но что это за хрень? Из автобуса выскакивают какие-то парни в форме мышиного цвета. И автоматы у них. И кокарды на шапках... Это ж менты!.. Теперь ясно, почему Казак не преследовал беглецов. Договоренность у него была с ментами. Его быки разносят в пух и прах последнюю бригаду зареченских, а менты подбирают остатки... Это ж в какую силу вошел Казак, если менты у него на подхвате!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация