А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сезон свинцовых дождей" (страница 14)

   Глава шестая

   1

   Темный район. Темный подвал. Темные чувихи. И темная жизнь... Но Доктору все по барабану. Ему нравится такая житуха. Работы нет, да и не надо. Люди добрые на жизнь подают. Зажмешь такого добряка в темном углу, нож к горлу приставишь, и он подаст... В армию не берут – с головой типа проблемы, ну да и на фиг нужно кирзу тягать. Подвал сырой и холодный, зато здесь места полно, где можно железо таскать да по грушам молотить. Пацаны под ним не самые фартовые – у всех с предками проблемы, одежка – хлам. Зато в махаче равных им нет, любых козлов на части порвут. Телки у них в банде есть, но все какие-то стремные – нужно водку хорошо анашой залакировать, чтобы на ту же Доньку залезть. Зато Доньку только что из НКВД выпустили. Для тех кто не знает, Новожильский кожно-венерологический диспансер. Сифилисом Донька переболела, зато теперь здорова. Ну, если за последние три дня снова чего не подцепила...
   На Доньку Доктор не залазил. Она сама подставилась. Они с пацанами косяк по кругу пускали, а тут она. Сама пару раз пыхнула, а потом в штаны к нему полезла. Так запросто – достала, развернула и взяла. У всех на виду. И никто ничего. Уже второй косяк по кругу ходит, а Донька этого и не замечает. Видать, Доктор слишком глубоко в себя вдыхает, ну а через его «трубу» в нее входит... Блин, Латыш уже штаны расстегивает, к Доньке сзади пристраивается. Пусть сначала затянется, придурок, да поглубже, чтобы бабу с двух сторон раскумарило...
   – Оп ля! Ни фига себе завороты! – оглушительным возгласом взорвалась тишина.
   Доктор озадаченно глянул на трех амбалов. Вроде бы не глюки. Живая фактура. И прикид у них клевый. Кожаные куртки с меховыми воротниками. А под куртками наверняка «волыны». Но Доктора ничем не испугаешь. Особенно если он под кайфом.
   – Че надо?
   Он отпихнул от себя Доньку, поднялся во весь свой недюжинный рост. И пацаны со своих мест подорвались. Хоть и плохо их всех в детстве кормили, но рахитов нет. Зато мутанты в наличии. Один Гибрид чего стоит – смесь бульдога с носорогом. Под его удар лучше не попадать, это все равно что под кувалду башку свою подставить. Даже философ есть. Диоген кликуха. Был момент, когда он в бочке ночевал. Зато и кликуху дали. Сейчас он в ту бочку не поместится. Так вымахал в рост и вширь, что даже болт в крынку не влезает...
   – Э-э, пацаны, все нормально! – осклабился самый мощный из амбалов. – Это не наезд.
   – Я не поня-ял, че-е надо? – снова брызнул слюной Доктор.
   – Работа для вас есть, пацаны. Казаку нужно помочь.
   – Так бы сразу и говорил. А то тянешь тут... Чо-о за работа?
   – Торговый пятак на Ишимской знаете?
   – Не, ну че за вопрос? Ка-анечно, знаем!
   До торгового пятачка на Ишимской набережной рукой подать. Надо лишь реку пересечь, и все дела. Район, правда, другой, Зареченский. Зато сейчас река стоит, по льду можно на тот берег выйти. Холодно сейчас, народу на Набережной мало, но все равно торговля идет. Фабрика там, жилые районы, а в ларьках и прибарахлиться можно по мелочи, пожрать купить, ну и водярой затариться. Деньги там крутятся. Доктор как-то думал лапу на них наложить. Да только там «быки» зареченские топчутся, а шутить с ними опасно для жизни, можно и на пулю нарваться, запросто. Таран – чувак еще тот, и пацаны у него крутые, за «волыной» в карман не лезут.
   – Короче, Казак хочет, чтобы вы эти ряды у зареченских отбили. Казак сказал, что Доктор сможет...
   Казак тоже крутой мэн. Даже круче, чем Таран. Он весь Октябрьский район держит. Доктор как-то пытался ларек один под себя взять, так Казак такое стадо «быков» подогнал. Думал, растопчут на фиг. Да нет, обошлось. Казака не было, Сухан был. Так он лично разрешил Доктору снимать слам с этого ларька. Но сказал, что это все, больше ему ничего ни светит... Один ларек, да и тот хилый. Но все равно, по два пузыря паленки в день Доктор с него имеет... А тут целый пятачок с торговыми рядами. Там ларьки жирные...
   Доктор гордо вскинул голову. Как же, сам Казак про него знает, сам Казак ему доверяет...
   – Да мы-то чо? Мы это, мы можем... Только у зареченских «волыны». Да и много их...
   – Не много, только те, кто пятак пасет, – покачал головой браток. – Зареченским сейчас не до вас будет...
   – Ну, так у тех, кто пятак пасет, у них волыны...
   – А у вас?
   – У нас только самопал, – сконфуженно развел руками Доктор. – И тот через раз стреляет...
   – А пацанов у тебя сколько?
   – Ну, с десяток наберем...
   – На десяток две «волыны», такой расклад...
   Доктор не поверил своим глазам, когда амбал достал из сумки два самых настоящих пистолета. Новенькие, в масле, по две пустых обоймы на каждый, патроны в коробочках.
   – Это чо, «ТТ»? – блеснул он познаниями.
   – Угадал... Короче, пацаны, тема такая. Если вас вдруг менты повяжут, то вы нас не знаете, стволы мы вам не давали. Ясно?
   – Да ясное дело. Мы своих не сдаем. У нас могила...
   – Вы это, сами в могилу не попадите, – усмехнулся браток.
   – Могила зареченским будет. С «волынами» мы весь район под себя поставим...
   – Э-э, пацаны, тормозите! Захват всего района отменяется! Ваше дело только пятак на Ишимской взять. А со всем остальным без вас разберутся...
   – Ну, пятак так пятак, – пожал плечами Доктор.
   В натуре, еще пятак не взял, а уже расфуфырился.
   Братки ушли. И откуда-то из темноты снова нарисовалась Донька. Снова полезла к Доктору в штаны. Но тот погнал ее пинками. Не до нее. Такая маза поперла, аж дух захватывает. Два боевых ствола! Куча патронов!!!..
   Доктор долго и с восхищением вертел пистолет в руках. Наконец догадался вытереть его тряпкой, прочистил ствол. Забил обоймы патронами, загнал ее в рукоять, клацнул затвором.
   – Это, а давай в игру сыграем! – предложил Узбек. – Я кино видел, да, там один патрон в барабан вставляют, потом крутят барабан, потом в себя стреляют. Русская рулетка называется... Я смотрел. Сам хотел...
   Доктор молча вытащил из пистолета обойму.
   – Там в стволе один патрон, – сказал он и протянул Узбеку.
   Хотелось еще раз убедиться в том, что в голове у него каша перловая вместо мозгов. Так перл, блин, выдал – в «русскую рулетку» из «ТТ» играть...
   Узбек так же молча взял пистолет, приставил ствол к виску. Нажал на спусковой крючок – щелкнул взводимый курок. Пистолет готов к выстрелу. Палец выжимает слабину... Доктор в самый последний момент ударил по пистолету ногой. Грянул выстрел, но пуля ударилась в бетонную стену – вышибла искры в темноте. Грохот стих, но противный звук рикошета еще долго гулял по гулкому отсеку.
   – Не, ну ты точно баран! – наехал на Узбека Доктор. – Ты же про барабан говорил, чурка! А тут какой барабан? Здесь обойма, здесь холостых выстрелов не бывает!
   Пацаны смотрели на него с открытыми ртами. И эти думали, что Узбеку может повезти. Все бараны. Доктор по сравнению с ними точно доктор наук... Таким баранам без толкового пастуха никак нельзя, волки все стадо враз вырежут. Зато с пастухом это стадо будет гонять волков...
   Одну «волыну» Доктор оставил себе, вторую отдал Шухеру. Этого пацана иногда клинит, но, в общем-то, мозги у него на месте, не зря ж его раньше на шухер ставили. Сейчас он второй человек после Доктора. Он – бригадир, а Шухер – его заместитель. А пусть кто-нибудь скажет, что под ним не бригада, а уличный кодлан. Никто не говорит, все молчат. Правильно, с крутым бригадиром спорить нельзя, можно пулю схлопотать.
   Доктор послал гонцов за Копытом, Дятлом, Брюхом и Мотылем. И как только вся бригада собралась в кучу, бросил своих бойцов на завоевание Ишимской набережной.
   Уже начинало темнеть, когда они вышли на тот берег. Мороз, ветер, одежонка на пацанах ветхая. Но холод лишь подстегивал толпу. Пятак огорожен сплошным рядом кирпичных ларьков. Там и согреться можно, и водочки с блядями попить...
   Так и есть, в кирпичных ларьках кипит жизнь. Да и в железных будках, что по центру, идет торговля. Даже на железных рядах под хлипкими навесами стоят матрешки – закутанные в овчину и пух базарные бабы. Шмотками торгуют, всякой мишурой. Увидели грозного вида толпу, засуетились, товар по баулам распихивают. Но не успевают. Доктору с ходу приглянулся нехилый пуховичок с капюшоном, накладными карманами и желтым орлом на рукаве. Баба в ужасе шарахнулась, когда он подошел к ней.
   – Примерить дай! – требовательно показал он на куртку.
   – А-а, милок, она денег стоит!
   – Твой милок коров пасет, коза колхозная! А ну дай сюда!
   Баба схватила куртку, прижала к груди.
   – Ты че, жаба! – Доктор выхватил пистолет, грозно передернул затвором.
   Баба закатила глаза и в обмороке медленно сползла под прилавок. Но Доктор успел подхватить куртку. Только вот примерить не успел.
   – Так! Что здесь происходит?
   К нему приближались два мента с дубинками. Важные, напыщенные, думают, сейчас все разбегутся.
   – А мусоров на хрен посылаем! Вот чо происходит! – Доктор истерично захохотал и наставил на ментов ствол.
   Те в замешательстве уставились на него. Не могут поверить, что их могут вот так легко застрелить. А легче простого... Но стрелять Доктор не стал. Он просто пнул одного мента ногой. И тут же отошел в сторону. У пацанов кровь в жилах застоялась, пусть разомнутся...
   Ментов забили бы до смерти, если бы не появились зареченские братки. Их было немного, всего четверо. Все в каких-то стремных куртках. Ни одного пацана в коже. Но идут грозно, нахраписто. Вернее, делают вид, что круче них только яйца. Но вся важность слетела как шелуха, когда Доктор пальнул в воздух из пистолета. Это был знак для пацанов. Они бросили ментов и перекинулись на зареченских. Было видно, что нарвались они на рядовых «быков», у тех даже «волын» не было...
   Зареченских с ходу сбили с ног, пустили в замес. Вырубили всех, а потом одного за другим оттащили к мусорке, там и бросили. Менты к этому времени уже прочухались и убрались.
   – И нам уходить надо, – сказал Шухер. – А то щас мусора нарисуются. Нам это надо?
   – Как нарисуются, так и сотрутся, – криво усмехнулся Доктор. – И не гони волну, братан!
   Он был в таком состоянии, что любое море по колено. И любая баба казалась ему шлюхой. Нервное напряжение требовало выхода, и он нашел его в теплом ларьке, где за железной дверью ждала его милашка с большими глазами и губами-плюшками. Правда, она не сразу поняла своего счастья. Пришлось Доктору выбить стекло и пару раз пальнуть, прежде чем открылась дверь...
   До смерти запуганная девушка почти не сопротивлялась, и Доктор успел начать и закончить свое мерзкое дело.
   – Каждый день буду к тебе приходить, – застегивая штаны, предупредил он. – А потом мы с тобой поженимся...
   Пацаны ждали его в соседнем ларьке. Там их приняли хорошо. Зашуганный торгаш выставил водку, нарезал колбаску. И печка у него жарко натоплена. Доктор понял, что именно в этом ларьке и заседали зареченские «быки», поставленные Тараном на торговый пятак. Теперь здесь будет его штаб-квартира.
   Доктор заметил, что большинство его пацанов на измене. Боятся. Менты могут всем скопом нагрянуть, чтобы за своих спросить. Или зареченские толпу соберут, чтобы пятак отбить. Но сам Доктор ничего не боялся. Он знал, что никаких проблем не будет. Так и оказалось. Город погрузился в ночь, ларьки опустели, а ни ментов, ни братвы... И все потому, что круче Доктора в этом городе нет никого. Все его боятся!
* * *
   Клоп бубнил всю дорогу:
   – Да гонит Сухан, не будет их там... Счас такая засада, что не до саун. Не будет их там... Тарана в банке закрыли, какая к черту сауна...
   И бу-бу-бу, и бу-бу-бу...
   – Да завянь ты! – не вытерпел Жлоб. – Пиявка ты, блин, а не Клоп...
   Он и сам не верил, что в такой день пацаны Тарана могут заказать себе баньку с девочками. То есть заказать могут, но париться вряд ли будут. Казак на лихом коне, шашкой машет, что вражьи головы пачками летят. Такой наезд на тарановских организовал, что только держись. Там стрельба, там драка – трупы, проломленные черепа. Зареченских пацанов во все щели делают, да и самого Тарана в «Новой Эре». Там, на подступах к «Новой Эре», такая же заваруха, как возле Белого дома в августе девяносто первого года. Типа путч. Только танков не хватает. Но и без них зареченских конкретно пучит. Нервы у них не выдерживают, из окон пару раз шмальнули. Сам Таран головы не показывает. Знает, что снайпер его караулит. И менты на задницу сели. На каждый выстрел машины с мигалками высылают, покрутятся, покрутятся для виду и сваливают, пока самих в капусту не покрошили. Чекисты тоже молчат. Но их понять можно. Они с ментами сейчас на ножах. Опять же, Казак их стравил. Менты майора Барабулю взяли, а гэбисты губу закусили и не дергаются – типа пусть мусора сами ситуацию с банком разруливают. А у них кишка тонка. Страшно, когда братва с автоматами по городу разгуливает. Еще и отмазку себе придумали. Типа стремятся не допустить разрастания вооруженного конфликта... Казак пробивал ситуацию. Оказывается, ментовское начальство даже наверх не доложило о беспорядках. Ждут, когда само все рассосется. Пусть ждут, а разбойнички пока погуляют...
   Жлоб и его пацаны шли по наводке, которую им сбросил Сухан. В сауне на базе отдыха близ Ордынского озера засекли кучку зареченских. Шесть пацанов и две девки. Пока две девки. Возможно, подвезут еще... Такая байда в городе, а эти придурки веселуху себе устроили... А может, это засада? У Жлоба под рукой водила и всего два бойца с автоматами. Сейчас подрулят к сауне, а там пулемет им навстречу. Зареченские они же тоже «уроженцы Непала», типа непальцем деланные и непалкой...
   Пока по шоссе ехали, все было в порядке. А затем началось. Снег на дороге, глубокая колея – машина еле ползет. И темень вокруг – ни огонька. Только лес. Да и машина сама по себе ненадежная. «Уазик» армейского образца. Проходимость, в общем-то, нормальная, а мотор в любой момент может посыпаться.
   – Ездил я на этих лайбах, в армии, – капал на мозги Орлик. – Блин, под машиной ночевал. Метр едешь, нах, два стоишь...
   – Хайло закрой! – гаркнул на него Жлоб.
   Думал, на душе полегчает. А нет, еще тошнотней стало. Лес вокруг, а из темноты тоска смертная руки свои ледяные тянет. И сама Смерть снежным столбом впереди вихрится...
   Но вот показались огоньки. Это база. Только сторожка освещена да несколько фонарей горит. Двухэтажные бревенчатые коттеджи покрыты мраком. Народ сюда только по теплу съезжается, по холоду только на выходных охотников можно увидеть. А сегодня здесь только зареченских можно встретить. В сауне, с блядями. И хорошо, если на крышу пулемет не поставлен...
   Машина остановилась возле сторожки. Показался мужик в тулупе с высоко поднятым воротником.
   – Кто у тебя гостит?
   – Да приехали тут...
   – Кто и сколько?
   Сведения подтвердились. Две машины, а в них шесть бандитских рыл и две телки. Одна машина с двумя «быками» уехала, но еще не возвратилась. Больше никого не было. И, судя по всему, сторож не лукавил.
   – Ну спасибо, дядя! – благодарно улыбнулся Жлоб.
   И спокойно вытащил из-под полы пистолет с глушителем.
   – Э-э! – в ужасе уставился на него мужик.
   – Извини...
   Два выстрела. Один в грудь, другой в голову. Все, как учили...
   Жлоб сел в машину. Базу он знал неплохо: приходилось как-то бывать. Безошибочно нашел длинный и широкий сруб бани. Из трубы дым валит, окошки светятся. Машины с выключенными фарами. И мертвая тишина.
   Орлик остался в машине, а Жлоб двинулся к бане. Клоп и Рязань двинулись за ним. У него пистолет с глушителем, у пацанов автоматы с обычными пламегасителями. Шумно будет, и весело...
   Дверь в сауну была закрыта. Что и следовало ожидать. Рязань с прыжка ударил по ней. Треск ломаемых досок, жалобный скрип вырываемых с мясом петель. Эффект внезапности смазан. И уже нет смысла выводить вперед ствол с глушителем. Жлоб уступил право первенства пацанам. Они ворвались в баню. Оглушающий перестук автоматных очередей, крики, стоны, вопли – мужские голоса, женские. Наконец все стихло. Мертвая тишина, пороховой дым и запах крови...
   В трапезной два трупа в белых простынях. Правильно сделали хлопцы, что в саван себя обмотали. В раздевалке еще два трупа. Голая девчонка, а на ней амбал с окровавленными руинами вместо головы. В моечной еще одна девка. А в парилке на раскаленной каменке шипит и обугливается труп четвертого красавца...
   И напрасно Жлоб опасался подвоха. Зареченские на самом деле оказались непроходимыми тупарями. Нашли время, когда шишки свои парить...
   «Уазик» тоже не подвел. И до места довел и с базы вынес. А на полпути к шоссе на дороге появилась машина с зажженными фарами. На базу едет.
   – Это те двое, за блядями ездили, – решил Клоп.
   – Будет им блядство, – хищно усмехнулся Жлоб. – Патроны еще остались?
   – А то!
   – Орлик, тормози!
   «Уазик» остановился, Клоп и Рязань вышли на морозный воздух, разом вскинули автоматы и хором ударили по надвигающейся машине. Сначала лопнула одна фара, затем вторая. «Нива» вильнула в сторону и носом зарылась в сугроб. Автоматы же продолжали выбивать ноты из похоронного марша... Наконец все стихло. Жлоб подошел к изрешеченной машине, открыл дверцу. Мужик бородатый за рулем, женщина в пуховом платке, на заднем сиденье мальчишка лет десяти и девчонка лет четырнадцати. Все мертвы...
   – Ошибка вышла, – криво усмехнулся он.
   Да, жаль людей, ни за что пострадали. Но это судьба... Жлоб не стал рвать волосы у себя на голове в порыве самобичевания. Одним грехом больше, делов-то...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация