А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сезон свинцовых дождей" (страница 10)

   3

   Эльдар уже слез с толчка, когда сквозь громыхающий шум до него донеслись знакомые звуки автоматной очереди. И тут же за дверью бахнул пистолетный выстрел. Истерично завизжала какая-то баба. Затем все стихло. Эльдар открыл дверь и увидел лежащего на полу Комиссарова. Глаза закрыты, голова в крови, в руке ствол...
   Кончили мента! И Эльдар понял, кто это сделал. Он в панике захлопнул дверь, закрыл ее на защелку, сел на пол и забился в угол, насколько позволяла ему пристегнутая к скобе рука. Мента грохнули киллеры Казака. Проводница орала, что скоро остановка. Так что «мясники» выбрали правильный момент. Кончить Эльдара, кончить ментов и спокойно выйти на остановке, где их ждет машина... Комиссарова они уже завалили, его напарника наверняка тоже. Сейчас врубятся, где спрятался Эльдар, и вряд ли их удержит закрытая дверь. А если они не смогут ее выломать, то зальют сортир свинцом...
   Шло время, но киллеры не давали о себе знать. Зато вагон заполнялся обычными людьми. Крики, шум, топот ног... Проводница ключом вскрыла дверь.
   – Вот он, голубчик! – злорадно показала на Эльдара мужику в форменной фуражке.
   Нет, это не мент. Похоже, железнодорожник. Но деловой до безобразия.
   – В наручниках?! Пусть сидит! – распорядился он.
   Дверь снова закрылась.
   Поезд прибыл на станцию. Появились менты. Эльдара вывели из сортира. Комиссарова на полу не было. Его унесли на носилках еще до того. Оказывается, его не убили, а лишь тяжело ранили. Зато он двоих завалил. В купе труп мента. На столе листы с чистосердечным признанием Эльдара. Можно не сомневаться, что они дойдут до следователя. Как и он сам дойдет до следственного изолятора. Нелепо рассчитывать на то, что его освободят из-под стражи.
   Эльдара поместили в крошечную камеру вокзального опорного пункта. Он ужасом ждал очередной партии киллеров. Вне всякого, Казак устроил на него нешуточную охоту, если не поленился пробить информацию, каким поездом его этапируют в Новожильск.
   Но вместо убийц появился следователь местной прокуратуры. Он уже изучил его признательные показания и был в курсе, что перед ним серьезная личность, а не какой-то там дешевый воришка. Он предложил Эльдару рассказать, как было дело, в смысле, как убивали ментов. Предложил, а в ответ нарвался на ехидную ухмылку. В сортире был Эльдар, не мог он ничего видеть.
   Зато он смог прояснить ситуацию.
   – Это на меня покушались, понятно? На меня! Сейчас еще толпа киллеров навалится...
   Забавно было наблюдать, как шуганулся следователь. Ох, как неохота под раздачу попадать. Но Эльдару было не до смеха. Он потребовал усиленную охрану, и следователь пообещал, что примет все необходимые меры. Из опорного пункта следак вылетал как пробка из бутылки с шампанским.
   Весь остаток дня и всю ночь он просидел в тесной холодной камере. Жрать не давали, до ветру приходилось ходить на дерьмовое ведро. Параша простояла в камере до обеда следующего дня, до того момента, как за ним прибыли «воронок» и две ментовские машины сопровождения.
   В Новожильск его везли как какого-то крутого авторитета – одного на всю машину и под усиленной охраной. К ночи были на месте. Машина въехала во двор следственного изолятора. И здесь Эльдар прочувствовал особое к себе отношение. Под усиленным конвоем его отправили в одиночную камеру спецблока.
   А следующий день принес ему встречу со следователем городской прокуратуры. Низкого роста кряжистый мужик с огромными залысинами смотрел на него тяжелым гипнотизирующим взглядом. И даже ухом не повел, когда Эльдар попросил у него сигарету. Сухим официальным тоном зачитал постановление прокурора об аресте и заключении под стражу. Тем же тоном предъявил официальное обвинение. Думал, что Эльдар с готовностью подпишется под ним. Но ни фига.
   – Ничего не видел, ничего не знаю. И подписывать ничего не буду.
   Эльдар видел, с какой легкостью киллеры Казака расправились с крутым Комиссаровым. Так же легко они расправятся и с ним. Не так-то просто киллеру проникнуть через стены изолятора. Но если Эльдар начнет давать показания против Казака, то братва пойдет на все, чтобы убрать его. Если же он пойдет в отказ, то есть шанс, что Казак сменит гнев на милость. Может, он выбрал не совсем правильную тактику поведения. Но, как бы то ни было, он настроился на отпор ментам и будет упорно гнуть свою линию.
   – Как же ничего не знаете? – как на чудика глянул на него следователь. – А ваше чистосердечное признание?
   – Вот оно, ваше чистосердечное признание! – Эльдар ткнул себя пальцем в лоб.
   Синяк на лбу должен был свидетельствовать о пытках, которым подвергали его менты.
   – Они мне пистолетом угрожали! – в праведном гневе буйствовал он. – Сказали, что убьют при попытке к бегству! А я жить хочу, понимаете! Я хочу жить!.. Они заставили написать меня эту бумагу! И я отказываюсь от показаний, которые выбили из меня силой!
   Эльдар думал, что следователь станет убеждать его в том, что, по-любому, его признание имеет юридическую силу. Но тот молча выслушал его и попросил изложить свою жалобу в письменном виде. На этом разговор был закончен.
   А через день к нему пожаловал начальник городской уголовки. Этот мент выглядел куда более приветливо, чем прокурорский следак. Но стелил он гораздо более жестко.
   – Сука ты, Мастак! – рассвирепел он, когда услышал байку о пытках. – Из-за тебя, тварь, погиб наш товарищ. Старший лейтенант Комиссаров тяжело ранен, и не известно, выживет он или нет. А ты дерьмом нас каким-то кормишь. Жалобу прокурору написал...
   – Что было, то и написал, – огрызнулся Эльдар.
   Он нутром чувствовал, что по каким-то неясным ему причинам ситуация складывается в его пользу.
   – Врешь, падла! Ты сам во всем признался! И признание написал по собственной воле!
   – А чего вы так колотитесь, товарищ майор? – ухмыльнулся Эльдар. – И чего так за эту липу хватаетесь?.. Что, доказательств моей вины нет, да?.. И не будет! Потому что я ни в чем не виновен!
   – Есть показания гражданки Бессоновой!
   – Пусть она засунет их себе в задницу!.. Хотите знать, как было все на самом деле?
   И Эльдар выложил ту идиотскую, казалось бы, версию, за которую схлопотал по башке от Комиссарова. Майор Лубков бить его за это не стал. Но закусил губу так, как закусывают удила. И не понятно было, то ли он проклинает себя за свою беспомощность, то ли мысленно готовит Эльдару какую-то гадость...
   Еще через день Эльдара ждала встреча с адвокатом. Он только глянул на статного холеного мужика в очках с золотой оправой и понял, что кто-то свыше хлопочет за него. Так оно и оказалось. Адвокат передал ему привет от Петра Григорьевича, и все стало на свои места. Казак его нанял и, по всей видимости, за приличные деньги. И вряд ли для того, чтобы утопить Эльдара в судебном болоте. Он хочет вытащить его на волю, чтобы затем... Да, скорее всего, Казак его убьет. А может, и нет... Может быть, пока тянется следствие, Казака самого убьют. Ведь бандитская фортуна – субстанция такая же не постоянная, как портовая шлюха. А может, Казак просто передумает его убивать... Так или иначе, Эльдар хотел вырваться на волю и готов был вверить свою судьбу в руки адвоката. Будь что будет, решил он. Авось да выведет кривая к светлому будущему...
   Адвокат внимательно выслушал его и посоветовал держаться им же выбранной линии. Ничего не знаю, ничего не видел. Заверил, что у ментов против него нет прямых доказательств. Фантомас ничего не знает, к тому же он официально признанный псих. Торс сгорел в машине, Барбос погиб от пули. Адвокат признал правильной его тактику валить все шишки на Наталью Бессонову. Да, это она хотела избавиться от своего мужа, да это Барбос дал ей пистолет, от которого сам же и погиб...
   На встречу с адвокатом Эльдара выводили из одиночной камеры, туда должны же были доставить его и обратно. Но нет, конвоир повел его в другое крыло здания...
   Это была довольно-таки просторная, сухая и светлая камера. Унитаз в фанерной кабинке. Цветной «Горизонт» под потолком, старый холодильник. На двадцать квадратов площади всего шесть коек, и две из них свободны. Чисто и свежо – ну прямо санаторий. Только вот физиономии обитателей этой камеры не внушали доверия. Хмурые, физически крепкие мужики молча буравили его злобными взглядами.
   Один громила подошел к нему. Немного постоял в полном молчании. И вдруг резко ударил в живот. Эльдар, в общем-то, ждал удара, но выдержать его не смог. Сложился в поясе и тут же пропустил удар коленкой в нос. Сильные руки схватили его за шкирку и втолкнули в кабинку сортира.
   – Спать будешь здесь! – громовым голосом сообщил громила.
   Эльдар думал, что на этом все и закончится. Но нет, мужик снова ударил его – кулаком в лицо. Но Эльдар успел чуть-чуть отвести в сторону голову, и удар смазался. Что дало ему возможность ударить в ответ.
   В этот удар он вложил всю свою силу. Громила не ожидал от него столько резвого отпора и не успел правильно среагировать на летящий в него кулак. Мощный удар в подбородок сбил его с ног, и он растянулся на полу за порогом сортирного отсека. Эльдар прыгнул на него, чтобы добить, но приятели громилы уже были наготове. И вдвоем набросились на него. Вдвоем. Хотя был еще и третий. Но он почему-то Эльдара трогать не стал. И более того, оттащил от него своих дружков.
   – Харэ, браты! Накладка вышла, это свой!
   Эльдар медленно поднялся с пола и посмотрел на своего спасителя. Мужик лет сорока. Бритая наголо голова, узкий морщинистый лоб, широкое скуластое лицо, искривленный нос, плечи в татуировках, на правой щеке аккурат под глазом багровый рубец в форме галочки... Что-то знакомое вырисовывается.
   – Что, не узнаешь? – ухмыльнулся мужик.
   – Дядя Слава?! – от удивления Эльдар аж присвистнул.
   Это был его двоюродный дядька. Тоже в Мазутном квартале жил. Вернее, появлялся в паузах между отсидками. Мать его недолюбливала, отец опасался, хотя и не отказывался распить бутылочку-другую. Нельзя сказать, что Эльдар души в нем не чаял. Но нет-нет, да прихвастнет перед пацанами своим дядей-рецидивистом. Хотя этим не очень-то народ и удивишь. В Мазутном квартале многие мужики знали вкус лагерной баланды. И блатных там хватало.
   – Ну вот, узнал! – осклабился дядя Слава.
   И подал Эльдару крепкую пятерню. Обнимать не стал, но по-родственному несколько раз хлопнул по плечу.
   Облажавшийся громила с явным неудовольствием наблюдал за этой сценой.
   – Так это, вы что, родственники? – угрюмо спросил он.
   – А то... Я еще думаю, какого-такого Мастака к нам забросят. Не родственника ли моего?.. Сразу не признал. А когда он тебя, Жора, месить начал, признал...
   – Ну, это смотря, кто кого месил... – буркнул Жора и отвалил в сторону.
   – Дядь Слав, я не понял, а откуда ты знал, кого к вам забросят? Вам что, заранее сообщают?
   – Другим – нет, а нам – да... – мрачно усмехнулся родственничек. – Нам тебя на воспитание отдали...
   – То есть?
   – А то и есть, что ты с параши должен был жрать. Два-три дня «райской» жизни, а на потом, если не одумаешься, в петушиный куток...
   Эльдар не страдал запором мозговых извилин. Понял, что попал в пресс-хату. Менты удружили. По их замыслу, сокамерники должны были жестоко издеваться над ним. Менты хотели сломать его, чтобы он затем признал свою вину. Признает – впереди его ждет относительно нормальная жизнь. Нет – опустят его и заставят жить вместе с петухами... Страшная перспектива. Уж лучше получить пятнадцать лет и жить, стоя, чем три-четыре месяца под следствием, но на коленях...
   – Дядя Слава, но так же нельзя? – робко выразил возмущение Эльдар.
   – Ну, как это нельзя, если можно... Но ты-то мой родственник, тебя-то мы не тронем...
   – Да, потом отгребай за твоего родственника, – раздосадованно буркнул Жора.
   – От кого отгребать? От Захаркина? Да клал я на него... – презрительно скривился дядя Слава.
   – За ним Варганов.
   – Варганов на больничном. Он не в курсах...
   – Кто такой Варганов? – спросил Эльдар.
   Это не праздное любопытство с его стороны. Назывались фамилии людей, от которых зависела его судьба.
   – Варганов – главный кум, – тихонько пояснил дядя Слава. – А Захаркин – просто опер, на побегушках у него. Авторитета у него нет. Он только просить может... Короче, не ссы, все путем будет. Я за тебя, племяш, подписался, так что можешь спать спокойно...
   Эльдар больше ничего не спрашивал. Потому как и без всяких расспросов было ясно, кто такой дядя Слава. От Барбоса, царствие ему небесное, он слышал, что такое пресс-хаты и кто в них обитает. Ссученных уголовников в них держат, изгоев, от которых по разным причинам отвернулась братва. И, по всей видимости, его родственничек из того же помета. Дядя Слава заметил мелькнувшую в его взгляде неприязнь. И принял ее на свой счет.
   – А чего ты косишься на меня? – вскинулся он. – Ты чо, за суку меня держишь?
   – Я... Я нет...
   – А я не сука. Это ты сука!.. Ты кого, племяшка, завалил, а? Циркуля завалил?.. А кто такой Циркуль, а? Авторитет он. И не ваш, бандитский, а наш, блатованный... Мы за него с тебя спросить должны, понял?
   – Понял, – жалко проблеял Эльдар.
   – Так что радуйся, что я сегодня добрый. И братва на Захарку зуб держит, гы-гы. Да, братва?
   Жора ничего не сказал. Два других «прессовальщика» молча кивнули и разбрелись по своим углам. Вскоре они собрались за общим столом, чтобы перекинуться в карты. Эльдара к себе не звали. Для них он был чужой. И только «крыша» дяди Славы спасала его от расправы.
   Да Эльдар и не лез в их компанию. Разместился на свободной койке, которая здесь, на блатной манер, называлась шконкой. Сходил в сортир, который здесь назывался дальняком. Умылся, привел себя в порядок и лег на койку. Засыпал он в страхе, что ночью его сорвут с места и затащат на парашу, чтобы сотворить с ним ужасную мерзость.
   Но ничего не случилось – ночь прошла спокойно. Зато утром чурка по кличке Бурят согнал его с койки и показал на сортир, где за унитазом лежала тряпка. Эльдар должен был выдраить пол в камере и до блеска начистить фаянсовое «очко». Делать нечего, пришлось браться за тряпку. Уж лучше шнырем быть, чем опущенным.
   На завтрак в камеру принесли котелок с кашей и полный чайник. И каша не абы какая, а с самым настоящим мясом. Вкусная, наваристая – ничего общего с той «пластиковой массой» даже без запаха, к которой Эльдар привык за последнее время. И чай густой, с сахаром... Вот, значит, как потчуют «прессовальщиков». И снова в голову полезли мысли о том, что камеру населяют ссученые и насильники.
   Действительно, «пассажиры» жили здесь как в санатории. Уйма свободного времени. Телевизор, пресса, книги из тюремной библиотеки, карты, нарды, шахматы. Вместо лечебных процедур часовая прогулка в тюремном дворике под небом в клеточку.
   Обед Эльдару тоже не понравился. Слишком все вкусно. Сокамерники в общение с ним не вступали, но и пайку не забирали. Как бы боком не вышла ему их забота.
   Он все ждал, что его вытащат на допрос или на беседу к младшему куму Захаркину. Должен же он был узнать, как «сладко» живется Эльдару. Но ничего. Ни допросов, ни встреч. И соседей по камере никуда не таскали.
   А вечером Эльдара ждал самый настоящий сюрприз. Большая посылка с воли. Сало, буженина, галетное печенье, яблоки, апельсины, конфеты, варенье в пакетах, «Мальборо» россыпью. И записка от Натки. «Люблю, жду, прости за все...» Вот это номер! Он ее помоями облил, а она ему «дачку» организовала... Но не исключено, что это всего лишь откупной с ее стороны. Знает, сучка, что своими показаниями против нее Эльдар может отправить ее за решетку, вот и засуетилась... А может, и не стоит ее топить?.. Нет, пусть тонет. Не надо было его ментам сдавать...
   От раздумий его отвлек дядя Слава.
   – Тут такое дело, племяш, – задушевно начал он. – Мы тебе помогли, и ты, будь добр, нам теперь помоги...
   – А что делать-то? – забеспокоился Эльдар.
   – Да ничего особенного. Скоро к нам пассажира одного командируют, надо встретить...
   – Как встретить, хлебом-солью?!
   – Нет, не хлебом. Сначала в ливерную колбасу его сделать, а потом солью посыпать...
   Похоже, «пресс-хата» работала без простоев. Вчера Эльдара в эту мясорубку бросили – он-то прорвался, но это фактор везения. Сегодня «прессовальщики» готовятся принять еще одну жертву. И если Эльдар им поможет, он сам станет сукой. А это ничуть не лучше, чем быть опущенным. Братва от него отвернется, если узнает. И тогда Казак приговорит его к смерти официально, по согласию пацанов... А если его осудят и отправят на этап, то там ему и дня не прожить после того, как откроется страшная правда. В принципе, его могут оставить и здесь, в этой камере. Не самый плохой, конечно, вариант. Но все равно было бы лучше, если бы дядя Слава не впутывал его в свои грязные дела.
   – Ну так чо, племяш? Долги отдавать будем?
   – Будем, – угнетенно кивнул Эльдар.
   Увы, деваться ему некуда. Если он не поддержит «прессовальщиков», они точно опустят его.
   «Пассажир» заехал в хату в девятом часу вечера. Это был крепкого сложения мужик лет тридцати. Бритая голова, треугольное лицо – широкий лоб и узкий подбородок, маленькие глубоко посаженные глазки, с крупным основанием нос. Мощная шея, по-борцовски покатые плечи, сильные руки. И дураку было ясно, что с таким кадром справиться будет нелегко. Видимо, дядя Слава знал, кто к ним пожалует, поэтому и заручился поддержкой Эльдара.
   – Я за вора! – тихо, но так, что вздрогнул воздух, сказал «пассажир». – Погоняло Сибирский.
   Так говорят законные воры, когда заходят в камеру и вообще... Но, насколько знал Эльдар, в настоящее время законников в Новожильске не было. Но, может, их на свободе не наблюдалось. А в заточении – вот, пожалуйста, есть. Если он, конечно, не самозванец. И если, конечно, «прессовальщики» не лишат его полномочий.
   – А нам хоть за вора, хоть за Люську-флейтистку! – угрожающе ухмыльнулся дядя Слава.
   Он и его дружки дугой обступили гостя. Эльдар тоже был на ногах, но держался позади строя... Ох, как не хотелось наезжать на законного вора. Но выбора-то у него нет...
   В ответ на оскорбление Сибирский ничего не сказал. Но быстро сложил губы трубочкой и в мощном порыве выдохнул из себя воздух. Тут же дядя Слава схватился за глаз и с воем опустился на колени.
   – А-а! Су-ука! Гла-аз!..
   Эльдар увидел кровь, просочившуюся между пальцев. Похоже, дядя Слава остался без глаза.
   – Ур-рою, гад! – набросился на гостя Жора.
   Но вор присел на широко разведенных в стороны ногах и прямым ударом руки врезал ему по яйцам. Удар был настолько мощным, что эхом передался Эльдару – он невольно схватился руками за свою промежность, как будто сам пропустил удар. Жорик должен был выть, как прокаженный, и волчком крутиться на полу. Но нет, удар оказался настолько сокрушительным, что пацан сразу же потерял сознание.
   Два оставшихся «прессовальщика» набросились на вора с двух сторон и одновременно. Один махал могучими руками, как мельницами. Другой молотил ногами, как жерновами. Вор попал в серьезный переплет. Но твердо стоял на ногах и отбивался. Но вряд ли бы он смог устоять, если бы в дело вмешался Эльдар.
   А он вмешался. Ударил «прессовальщика» Боба сзади, сомкнутыми в замок руками. Удар сильный и на редкость точный – ссученный без чувств рухнул под ноги вору. С Бурятом Сибирский расправился сам. Прижал его к стене, заблокировал руки и лбом протаранил ему голову. Мало того, что повредил ему облицовку, так еще затылком приложил к стене. На пол «прессовальщик» падал без признаков жизни.
   Вор заметил, что Эльдар выручил его. Но это не помешало ему наехать на него. Одной рукой он схватил его за шкирку, а вторую, сжатую в кулак, поднял на уровень головы. Кулак у него мощный, если приложится, то уже точно не поздоровится...
   Но вор не спешил его бить.
   – Ты кто такой? – озверело спросил он.
   – Я Эльдар... Я сам такой же терпила...
   Вор брезгливо оттолкнул его от себя.
   – Я не терпила, понял?
   – Да вижу... Меня менты сюда бросили, вчера. А это мой родственник, – показал Эльдар на притихшего дядю Славу. – Повезло мне...
   – Сука твой родственник. И ты мог сукой стать... Ладно, я еще пробью на счет тебя. Если сам лохмач, тогда тебя самого пробьют...
   Сибирский подошел к двери и несколько раз ударил по металлической обшивке.
   – Э-эй, рексы, фас, падаль выносите! – в нервном веселье потребовал он.
   Появились надзиратели. Эльдар думал, что вора самого вынесут из камеры. Но нет, вертухаи сначала забрали окровавленного дядю Славу. Затем Жору, который так и не пришел в себя. Боба и Бурята оставили в камере. Но вор устроил им развеселую жизнь. Расспросил Бурята, кто такой Эльдар и как он оказался в их компании.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация