А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь самых ярких и эпатажных женщин в истории" (страница 1)

   Павел Кузьменко, Татьяна Воронина
   Любовь самых ярких и эпатажных женщин в истории

   © Кузьменко, П. В., Воронина Т.С., 2010
   © ООО «Издательство Астрель», 2010

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   ©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

   Царица Нефертити
   (XIV век до н. э.)

   • любила фараона Эхнатона
   • имела шестеро дочерей-царевен
   • была «наделена всеми добродетелями»
   • иногда была импульсивна и истерична
   • совершенный овал лица, прямой нос, слегка пухлые губы, большие миндале видные глаза, длинная тонкая шея…
   • инициировала религиозную реформу
   • пыталась убить любовника своего мужа – Сменхкара

   Глава 1
   «Прекрасная пришла»

   Бюст Нефертити из мастерской мастера Тутмоса.
   Сменяются века, исчезают и появляются цивилизации, меняют свои русла реки, разрушаются древние горы… Лишь одно неизменно в человеческой вселенной – мир чувств. Наши предки, наверное, так же, как и сейчас, любили и ненавидели, восхищались и презирали, ссорились и мирились. Проделав огромный путь от первого костра до космических ракет, человечество осталось неизменным. Оно всегда ценило, ценит и будет ценить человеческую красоту и ее неизменную спутницу – любовь.
   Каждый день сотни посетителей Египетского музея в Берлине в восторге замирают перед вечным образцом женственности и нежности – перед той, которую при жизни считали богиней красоты и которая осталась ей до сих пор. Перед самым древним реалистичным изображением женщины – египетской царицы Нефертити, чье имя переводится как «Прекрасная пришла».
   Изучая историю в школе, мы делаем некое умственное усилие, чтобы привыкнуть к хронологии Древней истории, к этому обратному счету в летоисчислении до новой эры – Рождества Христова. Обычному человеку, не историку, живущему в XXI веке, трудно вообразить себе XXI век до новой эры… Эпоху, что предшествовала Цезарю, Александру Македонскому, Гомеру. Представить, что к этому времени пирамиды в Гизе существовали уже 700 лет!
   Со всей очевидностью история доказывает неравенство развития различных культур, были эпохи, когда совершенно ничего не происходило, а потом вдруг – резкий скачок. История подтверждает и геометрическую прогрессию эволюции. От первого случая сознательного использования камня до первой попытки сознательной обработки камня прошло примерно 4 миллиона лет. А до первой проверченной в камне дырки и изобретения каменного топора – уже втрое меньше.
...
   Рожденье – это та доля бессмертия и вечности, которая отпущена смертному существу. <…> А значит, любовь – это стремление и к бессмертию.
Платон
   И все же жизнь в Древнем Египте рисуется воображением как довольно монотонное течение времени, как неизменное мироощущение поколений, совершенно одинаковое у прадедов и правнуков. Время измерялось разливами Нила и урожаями, а также эпохами царствования фараонов. С каждым новым божественным правителем отсчет лет велся заново. Невероятно медленно менялась техника, мода, язык, письменность. Время, казалось, движется не линейно, а по кругу.
   Над всей жизнью египтян – от последнего раба до фараона – господствовали вечные и могущественные боги. Примитивные, подобные первобытным, они изображались как люди, но с головами тотемов – мифических животных-прародителей. Птах-Атум – создатель всего сущего. Амон с головой барана, бог солнца. Слившийся с ним бог солнца Ра. Исида, богиня плодородия и домашнего очага. Ее муж Осирис, бог умирающей и воскресающей природы, царь загробного мира. Ее сын Гор с головой сокола – бог света. Сет с головой осла – бог пустыни и ветра… Огромный пантеон, присущий любой древней культуре. Это многообразие – отражение первобытного мышления, ощущения себя частью одушевленной природы. Сознания, пока еще не способного помыслить о единой душе, управляющей мирами, о едином Боге. И вдруг…
...
   В XIV веке до нашей эры в Египте произошла внезапная революция в религии, мировоззрении и искусстве. Известно, что перевороты совершаются мужчинами, однако у истоков этой древнейшей из революций стояли и женщина, и мужчина – супруги-фараоны Нефертити и Эхнатон.
   17 ноября 1714 года французский ученый Клод Сикар осматривал остатки древнего кладбища эпохи Рима в местечке Туна эль-Джебель в Среднем Египте. Вдруг он с удивлением обнаружил гравированную каменную плиту, принадлежавшую периоду фараонов. Изображение на ней разительно отличалось от всех древнеегипетских рисунков, украшавших развалины храмов и гробниц. На плите, несомненно, была запечатлена царская семья. Царь, царица и их дочери подносили цветы лотоса диковинному солнцу, лучи которого тянулись к ним и завершались человеческими ладонями. Вопреки традициям египетского искусства, людей изобразили не в парадных, а более живых позах. Особенно поразил ученого странный женоподобный фараон.
   В XVIII веке главным письменным источником по истории Древнего Египта был обширный труд, написанный гелиопольским жрецом Манефоном в III веке до н. э. Он разделил историю тридцати династий фараонов на три больших периода – Древнее, Среднее и Новое царства, и по сей день в науке господствует эта периодизация. Расцвет Египта пришелся на Новое царство – с XVI по XI века до н. э., во время правления XVIII династии. И здесь начинается самое загадочное и интересное. Оказывается, между фараонами Аменхотепом III и Тутанхамоном образовалась некая лакуна. Манефон лишь смутно упоминает о переносе столицы, о злокозненных изменениях в религиозном культе…
   Странные изображения на каменной плите, найденной Клодом Сикаром, пролили свет на темные пятна египетской истории. Чуть позже подобные фрагменты росписей и барельефов были обнаружены южнее, в Фивах, при раскопках храмовых комплексов Карнака. Оказалось, что эти фрагменты использовались более поздними строителями в качестве материала для фундаментов, оснований стен и колонн.
   В конце 20-х годов XIX века египтология сделала решающий шаг в своем развитии. Именно тогда французский историк Жан-Франсуа Шампольон сумел расшифровать древнеегипетские иероглифы, и с тех пор исследования шли полным ходом. В конце того же века благодаря очередным раскопкам стало ясно, что Сикар нашел обломок пограничной стелы священной земли. Основная ее часть находилась в уединенной живописной долине, где нынче располагается арабская деревушка Эль-Амарна. Там археологи нашли остатки загадочной, недолго существовавшей столицы Египта – города Ахетатон. Благодаря усилиям английского археолога Д. Питри, все узнали, что этот город был построен по велению фараона-еретика Аменхотепа IV, принявшего новое имя Эхнатон. После смерти он бы проклят потомками, его имя предали забвению и навсегда уничтожили из анналов истории.
...
   По сравнению с тысячелетней историей Древнего Египта, период правления Эхнатона и его жены Нефертити, длившийся около 17 лет, бесконечно мал, однако выделяется учеными в совершенно особый «Амарнский период», названный в честь арабской деревни на месте священной земли. Таким же особняком стоят амарнское искусство и религия.
   Когда Питри и его последователи составили полный план Ахетатона, то с удивлением обнаружили, что сочетание улиц и зданий города напоминают начертание иероглифа «АХЕТ», который переводится как «Страна Света». Даже этим строители хотели подчеркнуть сакральный характер города. Читать с неба иероглиф должен был единый бог Атон – первый в истории Египта бог, которого не изображали в виде человека. Бог, каким его представляли Вольтер, Кант, Бердяев несколько тысячелетий спустя. Атон – солнечный диск…
   В 1912 году немецкий археолог Людвиг Борхардт проводил очередные раскопки Ахетатона. Интересных находок не было, пока рабочие не приступили к расчистке одного из домов в центре «солнечного» города. Вместе с обычными бытовыми предметами они нашли множество незавершенных скульптур, гипсовые маски. Борхардту стало понятно, что это – мастерская художника, а надпись на фрагменте каменного ларца: «Хвалимый царем начальник работ скульптор Тутмос» – подтвердила эту догадку. Вскоре археологи раскопали помещение, где хранились готовые изделия.
   6 декабря 1912 года там нашли древнеегипетскую скульптуру, единодушно признаную идеалом женской красоты. Это была головка, вырезанная из известняка и искусно раскрашенная. Совершенный овал лица, прямой нос, слегка пухлые губы, большие миндалевидные глаза, длинная тонкая шея… Эффект живости достигался благодаря изящной росписи, прекрасно сохранившейся в сухом климате, и тем, что правый глаз был инкрустирован горным хрусталем. Это – портрет царицы Нефертити.
...
   Любовь ранит даже богов.
Гай Петроний Арбитр
   Источники и памятники истории подвержены тлену. История любви Эхнатона и Нефертити особенно туманна, поскольку ближайшие преемники предали их забвению. Нет сведений ни о точных годах их жизни, ни о месте и времени захоронения. Даже годы правления Эхнатона – эти семнадцать лет – определяются приблизительно.
   И все же раскопки Ахетатона дали некоторое представление об этой необычной фараонской чете. В Древнем Египте роль царицы не заключалась исключительно в том, чтобы быть супругой монарха и матерью наследников, царица принимала определенное участие в управлении страной и особенно – в религиозных церемониях. Более того, наследование престола шло по женской линии. Царица Хатшепсут правила одна, совершенно самостоятельно, сохранились даже ее изображения в мужской фараонской одежде и с фальшивой бородкой. Это было столетием ранее эпохи Эхнатона и Нефертити.

   Царица с одной из своих дочерей. Рельеф из Амарны.
   Однако Эхнатон и Нефертити были первой правящей супружеской четой, совместно решавшей все государственные вопросы. В новом культе Атона они были обожествлены как семья. О божественной Нефертити нам расскажет гимн, начертанный на одной из пограничных стел Ахетатона:

Ясная ликом,
Увенчанная, к вящей радости, двойным пером,
Владычица благополучия,
Наделенная всеми добродетелями,
Обладающая голосом, который радует людей,
Очаровательная госпожа, великая любовью,
Чьи чувства радуют
Владыку Обеих Земель…
Наследная царевна,
Великая милостью,
Госпожа благополучия,
Сияющая своими двумя перьями,
Радующая своим голосом всех, кто ее слышит,
Пленяющая им сердце царя,
Умиротворенная всем, что ей говорят,
Великая и очень любимая супруга царя,
Госпожа Обеих Земель,
«Совершенно совершенство Атона»,
«Прекрасная пришла» —
Да живет она вечно!

...
   Амарнский период египетского искусства от всех прочих отличается тем, что, помимо парадных изображений фараонов, жрецов, военачальников со строго символическим различием величины фигур, в зависимости от их статуса, помимо изображений богов и богослужений – на стенах дворцов, храмов, гробниц появляются картины с бытовыми и даже лирическими сценами: Эхнатон и Нефертити беседуют, взявшись за руки. Нефертити, сидящая на коленях у мужа. Эхнатон, играющий с дочерью. Супруги, скорбящие у гроба дочери…
   Но это, разумеется, не было бытовым жанром изобразительного искусства в современном его понимании. Подобные картины также носили сакральный характер. Поскольку в Египте фараон считался носителем божественной сути и энергии «КА», земным воплощением Амона-Ра, Гора или Птаха, то самый обыкновенный жест супружеской нежности, самый невинный поцелуй, сделанный публично и запечатленный на камне, становился священным актом.
   Впрочем, любое открытое проявление чувств, особенно чувств правителя, вызывает у окружающих невольное раздражение. То ли это сказывается обыкновенная зависть тех, у кого не хватает смелости, или тех, кто неспособен любить. Может быть, сказываются первобытные запреты – табу, – превратившие когда-то по-животному откровенную сексуальную жизнь в человеческую, интимную. Легко можно вообразить какую-нибудь древнеегипетскую старуху, которая, отвесив нужное число поклонов божественной чете, втихомолку бормочет: «Ишь, за ручки держатся. Ишь, целуются, бесстыжие…».
...
   Сомнение и недоверие раздувают любовь в страсть и тем порождают чудные трагедии, которые одни только и придают нашей жизни цену. Женщины однажды поняли это, когда мужчины еще до этого не дошли, и вот было время, когда женщины правили миром.
Оскар Уайльд
   В Египте, из-за наследования престола по материнской линии, частыми были инцестные браки. Сыновья фараонов женились на родных, единокровных, единоутробных и двоюродных сестрах. Аменхотеп IV – будущий Эхнатон – также должен был заключить брак со своей родной сестрой Сит-Амон, однако женился на Нефертити. И, очевидно, по любви, что для фараонов было весьма необычно.

   Предположительно это изображение одной из царевен, возможно Анхесенпаатон.
   Кем она была? Где родилась эта красавица? Известно, что имя Нефертити царица получила, уже вступив на престол, во время праздника «Хеб-седа». Это – одно из ритуальных имен богини неба Хатхор. Существует еще одна гипотеза, что Нефертити была не коренной египтянкой, а царевной Митанни, государства на севере Междуречья, и звали ее Тадухепа. Впрочем, скульптурные и рельефные изображения свидетельствуют о том, что египтяне и азиаты Междуречья относятся к различным антропологическим типам, а лицо Нефертити – лицо чистокровной египтянки. Некоторые ученые полагают, что она – еще одна сестра Аменхотепа, однако известно, что среди многих титулов, которыми обладала Нефертити, титул «дочь царя» отсутствовал.
   Наиболее вероятна третья гипотеза. При дворе Аменхотепа III, а позже – в ближайшем окружении его сына Эхнатона – был человек со странным для чиновника титулом «Божественный Отец». Это был генерал колесничных войск и начальник царских писцов Эйе. По всей вероятности, именно он был отцом Нефертити. Мать ее, умершую при родах, заменила Туйу, наложница или вторая жена Эйе; Туйу также упоминается в документах, как кормилица царицы.
   Следует отметить, что в выборе супруги, как и почти во всем остальном, Эхнатон шел по стопам отца, успешно правившего страной почти сорок лет. Женой Аменхотепа III была женщина по имени Тийя – мать будущего фараона. Этот брак, как впоследствии и брак Эхнатона, был заключен, очевидно, по любви. Царица Тийа родилась не в Египте, а южнее, в Нубии – стране, давно покоренной египетскими фараонами. Она была дочерью Йуйи и Туйи – супругов-жрецов, не состоявших в родстве с царской семьей, но занимавших важное положение в стране. В конце жизни царица Тийа стала соправительницей мужа и многие государственные вопросы решала самостоятельно, отодвинув Аменхотепа III на второй план. Интересно, что в одном из писем Эхнатону царь Митанни хвалит его за то, что тот прислушивался к советам своей матери, но ни разу не упоминает отца.

   Колосс Эхнатона из храма в Фивах. Новая манера изображения царя отличается гротескными формами.
   Традиционно в Египте фараон олицетворял божественное мужское начало, Нил, оплодотворяющий землю. Поэтому, спустя определенное количество лет царствования, в Фивах, столице Египта, устраивалось пышное торжество под названием «Хеб-седа» – праздник магического обновления естества царя. Для этого в столицу «приглашался» весь пантеон богов. Статуя каждого божества занимала отдельную капеллу с ведущей к ней лестницей. Царь поднимался к ним поочередно и приветствовал своих сверхъестественных гостей, принося жертвы. Боги в ответ дарили ему «КА» – особую жизненную силу. Во время правления Аменхотепа IV «Хеб-седа» был устроен уже через четыре года после коронации – значительно раньше, чем обычно. Видимо, царь торопился произвести переворот в умах своих подданных, и для этого ему требовалось немало сил.
   В городе Ахетатоне сохранилось довольно много изображений этого праздника. На некоторых из них фараон Аменхотеп IV предстает в образе бога Ра, а Нефертити – в образе богини Хатхор, это символизировало брак Солнца и Неба, порождавший все сущее. На других избражениях все гораздо прозаичнее: мы видим супружескую постель, где происходит акт соития царской четы. Впрочем, результатом этого акта стали не только дети.

   Еще во времена правления Аменхотепа III, отца Эхнатона, началось возвышение бога Атона по сравнению с остальными египетскими богами. Изначально Атон – лишь одна из ипостасей Амона, бога вечернего, заходящего солнца. Однако вскоре образ Амона стал объединяться с образом Атума – бога-демиурга, создателя и отца остальных богов. Новый фараон Эхнатон вместе со своими жрецами ускорил этот процесс, а Нефертити, безусловно, была его главным идеологом. К концу четвертого года правления Аменхотеп IV именуется не сыном Амона, а сыном Атона. Начинается спешное и грандиозное строительство новой столицы – города Ахетатона. Торопливость эта объясняется, прежде всего, решимостью божественной четы покончить со своеволием фиванских жрецов, а также как будто с некими малообъяснимыми сакральными причинами. Точно кто-то свыше вел царственных супругов…
...
   На шестом году правления Аменхотеп IV сменил имя. Вместо прежнего, означавшего «Амон доволен», фараон нарек себя Эхнатоном[1], что можно перевести как «Действительный дух Атона».
   Вслед за этим он перенес столицу из Фив в Ахетатон. «Глядите! Сам Атон возжелал, чтобы ему построили этот город и прославляли его имя. Здесь правит Атон, мой отец, а не чиновник или иной смертный!» – гласит одна из надписей, оставленных Эхнатоном. Высеченная в камне, она больше похожа на полемическую заметку в газете.
   Нетрудно себе представить, какой шок вызвало в стране решение Эхнатона – переход от почитания множества богов к поклонению единственному Атону. Одно дело, если бы это оказалось личным выбором фараона. Но поклоняться Атону обязаны были все. Новую идеологию и в наши-то дни без насилия насадить трудно – что уж говорить о тех временах! Началось разрушение старых храмов, низвержение идолов, тысячи жрецов остались без дела… Это не могло не вызвать сопротивления. Эхнатону, разумеется, было на кого опереться – воины, чиновники, на глазах растущая коллегия жрецов Атона. Однако по сравнению со всеми остальными, несогласными, – не так уж и много. Возможно, главным козырем в руках Эхнатона была его невероятно прекрасная жена Нефертити – а это немаловажно для народа, ее обожествлявшего. Хотя, может быть, наоборот, Эхнатон был козырем в ее руках?..
   Впрочем, есть менее романтичное объяснение, почему же удалась религиозная реформа. Что могло повлиять на сознание народа – чтобы тот хотя бы на время изменил привычному многобожию? Не репрессии, не пропаганда, а одно лишь чудо. И чудо случилось! Где-то в середине XIV века до н. э. на острове Санторин в Эгейском море произошло несколько невероятно мощных извержений вулкана, уничтоживших Минойскую цивилизацию на Крите. Из-за пепла в атмосфере резко сократилось количество солнечного света, покраснела вода в Ниле, начались эпидемии – словом, произошло все то, что описано в… Библии как «казни египетские». И кажется, будто где-то далеко Эхнатон с Нефертити стоят на пороге храма, простирают руки к потемневшему небу и восклицают: «Поклонитесь Атону! Лишь он способен вернуть нам свет!» Как бы то ни было, реформа свершилась.

   Рельеф, изображающий царственную чету с дочерьми.
...
   Нефертити сменила имя на Нефер-Неферу-Атон, что означало «Совершенно совершенство Атона». Супруга Эхнатона также носила эпитет «Ублажающая Атона сладкозвучным голосом и руками, которые держат систры[2]».
   Можно предположить, что Нефертити принимала непосредственное участие в исполнении ритуальных танцев и песнопений в честь бога Атона и, возможно, даже играла в них главную роль.
   Надпись на одной из гробниц в Ахетатоне гласит: «Атон восходит, дабы явить свою милость Нефертити, и заходит, удвоив свою любовь к ней». О любви же бога к Эхнатону таким образом нигде не говорится. Получается, жена была «божественнее» мужа. Также часто встречаются пожелания о вечной жизни для царицы. Традиционно в погребальных камерах ставили скульптурные изображения четырех богинь – Исиды, Нефтиды, Хатхор и Сехмет. В Амарнский период фигурки сохраняли традиционные одеяния и атрибуты четырех богинь, однако все они были на одно лицо – лицо Нефертити. Это еще одно свидетельство того, что царицу обожествляли.
   Можно даже утверждать, что в новой религии был не один, а два бога – метафизический Атон и земная Нефертити, а Эхнатон являлся лишь верховным жрецом. Многие ученые склонны считать, что именно царица была инициатором религиозной реформы, а то, что она стала самым горячим и последовательным реформатором – это непреложный факт. Возможно, она была и виновником кровопролития, что случилось позднее… Первая в истории религиозная война из-за женщины? Однако никаких документальных свидетельств тому не найдено.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация