А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь за деньги. П… роману с Бузовой" (страница 6)

   Коррида

...
16 сентября
   Что мы знаем о корриде? Почти все! Коррида – это противостояние быка и человека, символизирующее борьбу добра и зла. По телевизору любят показывать «красивые» кадры, когда толпа людей бежит по узким улицам, а за ними скачет разгневанное животное с кривыми ногами и бешеными глазами. Время от времени бык кого-то поднимает на рога. Это ужасно, отвратительно, но никто из нас, телезрителей, не отворачивается от экрана, не переключает канал. Что скрывать, нам всегда именно этого хочется. Нам именно поэтому показывают бегущего быка. Все оправданно. Бык бегал-бегал и забодал придурка, который от него убегал. Все логично. А теперь давайте представим, что нам показали красиво снятый получасовой ролик, где бык бегает за человеком. Бык бегал-бегал, устал, плюнул на это дело и пошел в загон. Надпись на экране: «The End» (конец). Что мы чувствуем? Недосказанность. Оборванность. Разочарование. Комментарии: «Бред! Отстой! Чушь». Все это потому, что сюжет оборван. Нам нужен финал. Любой. Мы так привыкли. Нас избаловал кинематограф, телевидение. Мы хотим сидеть в кресле, пить сок и смотреть самое острое, самое интересное, самое страшное, самое смешное. И именно поэтому появляются другие возможные варианты развития сюжетов. К примеру: бык разбежался и вонзил острые, толстые рога в человеческую плоть, пригвоздив ее к забору. Человек посмотрел на себя продырявленного и прошептал: «Мамочки…» Другой вариант. Бык напротив пацана. Мальчик подпрыгнул, мир замер. С ошеломляющей скоростью мальчик раскрутился в воздухе и ударил ногой быка. Животное, продолжая траекторию ноги, летит в стену и разрушает ее. Кирпичи в разные стороны, пыль… Стена была несущей, и весь дом осыпался на мертвое животное. Или еще один вариант: мальчик сильно подпрыгнул, перевернулся, сделав тройное сальто, и, перелетев через быка, приземлился сзади. Недолго думая, он размахнулся и пнул что есть сил по тем самым яйцам! Бык присел на задние копыта, глаза вылезли из орбит, он пытался сдержать рев, но ничего не получилось – вопль вырвался из вонючей гортани. Этот крик услышали все, даже жители Ямало-Ненецкого автономного округа. Что стало с быком, история умалчивает, но с тех пор парня стали уважать все, даже Джеки Чан. Вот что мы любим.
   Но все это не настоящая коррида! Настоящая коррида – это уже далеко не шоу. Это зрелище, спорт и очень серьезный бизнес.
   Матадоры в Испании – самые популярные люди, они популярнее политиков и звезд эстрады. За вечер матадор, красиво убив двух быков, может заработать пятнадцать тысяч евро.
   Описывать весь ритуал, как закалывают быка, не имеет смысла, в Интернете все есть. Залезьте почитайте. Меня тронуло другое.
   Существует по меньшей мере 25 критериев отбора быков. Животные должны быть хорошо откормлены, в возрасте от пяти до шести лет, иметь красивую внешность, широкую грудь и крепкие рога. Каждое утро быка выводят в поле на пробежку, затем его обучают тонкостям боя на болотистой местности (чтобы был выносливее). Вечером ему включают радио или телевизор для того, чтобы привыкнуть к шуму. На обед помимо сочной зеленой травки в рацион «спортсмена» входят яичная каша и витамины… То есть быка всю жизнь готовят к публичной смерти! Он ест, растет, тренируется, бегает… ради того, чтобы красиво умереть. Нет, бык, конечно, об этом даже не догадывается, он ведь живет и придумывает себе иной смысл своего существования. Может быть, он думает оплодотворить всех самок в стаде или выбрать лучшую и проходить всю жизнь с ней, то есть завести семью, родить детей. Да мало ли что у него там на уме.
   И вот в его спину втыкают бандерильи, он, взбешенный, выбегает на арену… а там театр смерти и его труппа. Бык до последнего сопротивляется, надеется на свои силы, которые нагулял на природе, на вкусные витаминизированные завтраки, обеды и ужины. Он думает: вот сейчас я надаю по заднице всем засранцам, которые меня раздражают своими тряпками, и пойду домой. Он по-честному так думает и борется за это, старается, хотя каждое его движение уже предугадано. Он никого не удивит. Он умрет, это часть сценария, но бычок продолжает носиться за красной тряпкой, обливаясь кровью, которая пульсирующим фонтаном хлещет из продырявленной артерии.
   Его всю жизнь раздражали этой тряпкой, но даже в предсмертный час он по-прежнему продолжает на нее реагировать, не видя лица своего истинного врага – человека. У огромного, страшного быка, измотанного в предсмертной схватке, больше нет сил, кровь, пульсируя, выплескивается из пробитой артерии и стекает по мускулистым бокам, а из жалобных глаз текут огромные слезы. Он все понял. Он осознал. Ради забавы людской, ради короткого момента изумления его сюда привели и ради этого его сейчас лишат жизни. Он покорно опускает голову к земле, вспоминая ветер в степи, запах свежей травы, открывает путь к холке, думая о том, как он вольно бегал по лугам, слышит крик матадора и из последних сил делает рывок, выдавливая последние капли адреналина, защищая себя… а потом лишь холод… Он еще смотрит и видит ликующие многотысячные трибуны, белые платки, победоносно поднятую руку тореро и чувствует холодное железо внутри – это предательская тонкая шпага мягко прошла через его могучее тело до самого сердца. Ноги подкашиваются… все темнеет. Трибуны ревут!!! Занавес.
   Вдруг защемило в груди, губы задрожали, глаза бесконтрольно моргают… я плачу. П…дец.
   А ведь я тоже проходил кастинг, радовался, жизнь вроде удается – в телевизор попал, холодильник полон, девушка рядом симпатичная. Есть, конечно, свои минусы, некоторые раздражающие меня личности, но в целом все хорошо, жизнь прекрасна. Мы же звезды, черт побери! На нас ежедневно смотрят миллионы! А еще, вы же помните, мы поем все как соловьи! И платят нам хорошо – холодильник всегда полон. Всегда есть чего пощипать. Ну какой же мы скот? Это только в периметре нас называют хомяками, но на самом деле МЫ ЗВЕЗДЫ!
   А истинный герой ситуации почти такой же, в дорогом сияющем костюме, богато украшенный золотом и драгоценностями, сам он не виден, но результаты его труда радуют толпу. И он каждый раз после глупостей Бузовой, криков и слез Гобозова, Солнца, драк Меньщикова или просто романтического поцелуя смотрит каждому зрителю в глаза и вот так торжествующе, с властно поднятой рукой, обводит зал глазами, фиксируя животный интерес к самому-самому! Вы же этого хотели? Так вот оно! Пейте свой сок и смотрите! Вы замерли перед великим мастером, кузнецом эмоций, кто с усмешкой, кто с ужасом на лице, но самое страшное не во мне, а в вас. Вы же помните… завтра в том же месте, в тот же час! Не пропустите…
   Х…й я вернусь обратно! Мне мерзко.

   Начало конца

...
24 сентября
   – Уважаемые пассажиры, пристегните свои ремни, выпрямите спинки кресел, откройте шторки иллюминаторов. Через двадцать пять минут мы приземлимся в аэропорту «Шереметьево-2», города Москвы. Температура в Москве 12 градусов Цельсия, ветер 2 метра в секунду. Капитан корабля и команда желают вам мягкой посадки.
   Все пассажиры недовольно заелозили в своих креслах, пропитанных жопным потом. Повсюду раздавались щелчки ремней безопасности. Скоро прилетим. Страх как не хотелось приземляться. Вот бы сейчас этот нарядный командир корабля добавил газу, забрал штурвал на себя и вернулся обратно в Испанию! Но он, естественно, не повернул, а самолет продолжал снижаться. Начало закладывать уши. Отпуск заканчивался. Олю уже ждут на «Доме», а меня – эта серая, холодная, неприветливая Москва. Но есть еще двадцать пять минут отпуска! Я закрываю глаза и по-прежнему сижу в маленьком испанском ресторанчике, смотрю на качающиеся у берега яхты. Мне тепло, уютно, я слегка пьян. На столе стоит куча опустошенных тарелок, недопитая бутылка белого вина. Как же все было вкусно! Просто потрясающе.
   Я люблю вкусно поесть. В отеле на ресепшене рекомендуют кучу мест, куда можно сходить, но интересовали нас только рыбные рестораны.
   «Портовые ресторанчики в Камбрилсе все хорошие, – сказала девушка с ресепшена. – У каждого ресторана есть свой баркас, который рано утром выходит в море и уже к обеду возвращается со свежей рыбой. Так что идите в любой портовый ресторан, даже не сомневайтесь: там всегда свежие морепродукты. Очень вкусно поужинаете».
   От нас до Камбрилса рукой подать, недолго думая, мы поймали такси и поехали. Пятнадцать минут езды, и мы уже в самом центре этого небольшого прибрежного местечка. Камбрилс – типичный каталонский городок: маленький, опрятный, с огромным количеством магазинов. Вдоль всей портовой части города тянутся рыбные рестораны. Набережная ими просто утыкана. Эти ресторанчики, словно магазины в торговом центре, стоят рядом друг с другом. Блюда везде одинаковые, небольшие отличия только в цене. В них было все, о чем я так долго мечтал, сидя в периметре: омары, лобстеры, креветки, мидии, моллюски, великое множество блюд из рыбы.
   От обилия ресторанов мы долго не решались остановить свой выбор на каком-то одном. Облизываясь, прошли вдоль всю набережную, потом вернулись назад и снова прошли. Когда наконец-то дошло, что разницы нет, в каком из этой доброй сотни ресторанов сидеть, мы выделили критерий, по которому будем выбирать, – свободные места с красивым видом на море. Les Baroques отвечал всем нашим требованиям: опрятный, мало людей, прекрасный вид на море.
   Официант быстро принес меню и любезно пытался помочь выбрать. На голодный желудок все блюда в меню выглядели соблазнительно. Мы начали заказывать все подряд в огромных количествах. На что официант достаточно странно отреагировал. Он сказал: «Достаточно! Вы и так уже очень много заказали. Хватит. Вы отлично покушаете» Я был сражен. Где в Москве скажут: хватит заказывать? Нет. Бери сколько хочешь, заказывай, да побольше, чтобы счет потом был с метр длиной, а тут вон оно что – хватит! Я опешил. Посмотри: заботятся о том, чтобы не переедали.
   Мы заказали морское ассорти, моллюсков, осьминогов в кляре, салаты и бутылку белого вина. Ассорти принесли спустя десять минут после заказа, в тарелке были: обжаренные креветки, камбала, моллюски, лобстеры и кусочек палтуса. Все это разлетелось в одно мгновение. Боже, как было вкусно! Следом подали моллюсков в чугунке с каким-то потрясающим сырным соусом. Лучше не вспоминать! Мы забыли, что сидим вдвоем, и надо бы общаться, о вине вспомнили, когда на столе почти ничего не осталось. Чувство сытости, хорошее белое вино, теплый вечер, прекрасный вид на море… так мы просидели допоздна, любуясь, как море играет лунным светом.
   Пьяные и счастливые, мы вышли из ресторанчика, поймали такси и быстро доехали до отеля.
   В холодильнике еще оставалась бутылка мартини. Мы вытащили на балкон соломенные кресла, столик, укрылись пледами и, потягивая сладкий вермут, наслаждались прибрежным шумом и свежими воспоминаниями. Мадрид – музей Прадо, музей королевы Софии, парк Ретиро; Барселона – Рамблас, Антонио Гауди и его парк Гоэль, храм Саграда Фамилия, дома Мила, Батло, Висенс; Террагона с римскими развалинами; Камбрилс с рыбными ресторанами; Фигерас и театр-музей Сальвадора Дали, замок Галлы в Пуболь; коррида; фламенко; парк Порт Авентуро. Все это уложилось в 11 дней, 10 ночей и пять тысяч евро.
   Пожалуй, это был самый лучший наш отпуск и, наверное… последний! Мысль о том, что это наш последний совместный отпуск, неожиданно промелькнула в голове. Ее как будто мне подкинули!
   И в этот самый момент самолет плавно коснулся колесами полосы, а потом уже всем весом опустился на русскую землю. Отпуск закончился. Люди включали свои телефоны, в которых тут же раздавались звуки пришедших СМС. Мне телефон включать не хотелось, я знал, что никто и ничего мне не отправлял.
   «Добро пожаловать в столицу, – сказала стюардесса. – В Москве 21:15. Температура воздуха 12 градусов Цельсия. Наша авиакомпания сделала все, чтобы ваш полет прошел максимально комфортно. Надеюсь, вам понравилось и в следующий раз вы вновь выберете нас. Экипаж самолета прощается с вами и желает приятного вечера. До свидания».
   Добро пожаловать в Moscow f…cking City! Паспортный контроль прошли без проблем и даже очень быстро. Выходим из зала прилета – никого нет, никто не встречает. Быть может, водитель у входа? Выходим на улицу – никого! Звоним водителю. Он, оказывается, не знает, где зал прилета, ищет. Стоим и ждем полчаса, снова его набираем, на этот раз оказывается, что он попал в пробку, которая образовалась у въезда. Проходит еще полчаса. Наконец-то задрипанная, грязная, позорная «шестерка» появляется из-за поворота, и мы стараемся как можно быстрее, чтобы люди не видели нашу машину, бросить в нее сумки. Стыдно. Хоть бы помыл!
   Выезжаем и тут же снова попадаем в пробку.
   – В Мадриде и в Барселоне такого нет, – хвастливо проговорила Оля.
   – Представляешь, нет пробок! – поддержал я. – За две недели я уже от них отвык!
   – А тут в 12 ночи можно встать наглухо, – обреченно сообщил водитель.
   – Что-то Москва с нами не так уж приветлива, – настороженно заметил я.
   – Это точно, – безучастно ответила Оля. – Позвоню Германовскому, сказать, что мы прилетели. – Она достала свой зеленый рекламный телефон и набрала продюсера: – Але, Николай Алексеевич? Здрасте. Да, мы уже прилетели. Да, все нормально. Отдохнули супер! Были везде. Такое ощущение, что объехали всю Испанию! На поляне буду часа через три. Ну… надо завезти Ромку, я еще хочу посидеть с ним немного. А он сейчас вам сам скажет. – Оля дала мне трубку, я снова, после трехнедельного перерыва, слышал голос Германовского. Если честно, не очень хотел разговаривать.
   – Роман, привет.
   – Здравствуйте, Николай Алексеевич.
   – У тебя все нормально?
   – Да, все хорошо.
   – Поздравляю с возвращением на родину. Оля сказала, что отдохнули отлично?
   – Да.
   – Где будешь жить?
   – Пока у друзей, а потом сниму квартиру.
   – Что за друзья? – Повисла пауза. Я чувствовал, что ему очень важно знать, где именно, а я не хотел говорить.
   – Вы их не знаете.
   – Точно?
   – Да.
   – Ясно. Передай трубку Ольге, пожалуйста.
   – Оль, тебя.
   – Але… ага… да… ну вы же знаете, что у меня сейчас много учебы? Я не знаю… Ладно, хорошо. – Повесила трубку.
   – Что там такое?
   – Николай Алексеевич напомнил про то, что я должна еженедельно вести эфиры на «Love Radio».
   – А это что, каждый день?
   – Нет, раз в неделю, в субботу.
   – Отлично! Не вижу в этом ничего плохого. Ты будешь чаще приезжать из Питера в Москву. Переезды тебе будут оплачивать?
   – Думаю, да.
   – Вообще хорошо.
   – Я так совсем не думаю, – достаточно резко отреагировала Оля.
   – В чем проблема?
   – Ты можешь себе представить, что такое – раз в неделю приезжать сюда?
   – Не вижу в этом никакой проблемы, ночь в поезде, и ты тут.
   – Это ты так говоришь, потому что не ездил так часто.
   – Ничего страшного.
   – А еще мне за это не будут платить!
   – Тебе же платят зарплату на «Доме».
   – Мне этого мало.
   – На твоем месте я бы так не говорил. Тебе нужен опыт любого ведущего. Пригодится. Чтобы иметь опыт радиоведущего, я работал каждый день.
   – Ну это ты!
   – Ого, как ты заговорила!
   – Мне просто не хочется работать бесплатно. Я и так слишком много для них делаю всего на халяву. До «Д2» мне платили за каждую фотосессию, а сейчас фотосессий много, а зарплата от этого больше не становится. Вот еще и это радио-шоу бесплатное добавилось. У меня на все сил не хватит.
   – Хватит. Лишь бы нравилось.
   – Наверное, ты прав.
   Пробка была только до МКАДа, дальше мы поехали значительно быстрее. Через полчаса я был уже у себя. Мы попрощались с Олей. Она отправилась на поляну, а я пошел в свой новый дом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация