А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь за деньги. П… роману с Бузовой" (страница 23)

   Я открыл дверь и вышел на дорогу. Свет фар сотен автомобилей ударил мне в глаза. Я заслонился рукой и смотрел на то, как на меня медленно двигалась лавина из святящихся огней. За нами уже выстроилась огромная пробка.
   – Эй, ты, Шумахер, – держась за нос, говорил Ваня. – Иди знак аварийной остановки выставляй!
   – Сейчас, иду, не видишь, у меня ремень заклинило.
   – Все целы? – спросил я.
   – Вроде да.
   – А в других машинах?
   – Еще не знаю.
   – Хорошо, что мы были пристегнуты, – буркнул я себе под нос.
   Я смотрел на то, что натворили. Машина, в которую мы на огромной скорости врезались, отлетела к противоположной стороне дороги. Мы ей сильно помяли весь бок. Вот в ней могут быть жертвы. На своем пути она зацепила еще двух, но несильно, так, поцарапала. Еще одна машина въехала нам в зад. Я посмотрел на водителя и на его машину. Слегка помят бампер, водитель сидит перепуганный за рулем. Легко отделался. Машины, разбросанные по дороге, почти парализовали движение. Ко мне вернулась способность слышать, и с ней в уши ворвались недовольные выкрики водителей, сигналы. Вдруг очень громкий сигнал раздался где-то совсем рядом. От неожиданности я вздрогнул. Это был Миша. Я зажмурился. Свет фар резал глаза. Огромный Миша вышел из своей машины и подошел ко мне:
   – Что у вас случилось?
   – Серега не справился с управлением и на огромной скорости влетел в поток машин.
   – П…дец, – тихо резюмировал Миша.
   – Давай вызывай ГИБДД и страховщиков.
   – Уже вызываю, – поникшим голосом ответил Сережа, нажимая на клавиши своего мобильного.
   Но первыми приехали репортеры. Журналист носился между всеми машинами-участницами ДТП в надежде составить картинку происходящего. За ним, не отставая ни на шаг, бегал оператор с огромной камерой на плече и снимал все вокруг.
   – Серега, ты теперь звезда, – бубнил Миша. – Сейчас и к тебе придут с вопросами. Придумай версию происходящего. Смотри не ляпни, что ты со своим другом выпил и решил устроить уличную гонку. Иди отвечай.
   – А что сказать?! – перепугано спрашивал Сережа.
   – Скажи что-нибудь типа пробил колесо, не справился с управлением и влетел в поток.
   – Так колесо же целое!
   – Ну так пробей его! Что ты тормозишь?!
   Журналист и его оператор уже двигались к нам. Попадать в передачу «Дорожный патруль» я не очень хотел.
   – Все, Романыч, пошли отсюда, – сказал Ваня, держась за разбитый нос. – Ребята повые…ывались, мы на это посмотрели. Торчать нам с ними больше не х…й. Мы пацаны занятые.
   – А попрощаться?
   – Потом по телефону попрощаешься. Не переживай за них, они при бабках, сами все сделают. Пошли.
   Мы, не оборачиваясь, двинулись в сторону Каменного моста. Я оглянулся. Сережа, вырезанный из темноты светом камеры, уже давал интервью. Рядом, со стороны оператора, чтобы не попадать в кадр, стоял Миша и кивал головой, одобряя его речь. Ваня шел приплясывая.
   – Ты что такой довольный?
   – А вот что: Опля! – Он достал из внутреннего кармана пуховика литровую текилу.
   – Откуда у тебя?
   – Я на презентации сп…дил. Хе-хе-хе-хе.
   – Как?
   – Очень просто. Подошел к бармену, пообщался, сказал, что его срочно к себе вызывает менеджер Марина. Ну эта та п…дося, которая нас на входе встречала.
   – Я помню.
   – Его как ветром сдуло. Хе-хе. А я в это время трям-трям!
   – Лайм есть?
   – Ну конечно, Ромусик! – Ваня достал из кармана два зеленых фрукта. – Ножа, к сожалению, нет, придется грызть. Давай останавливаться не будем. Дойдем хотя бы до середины моста и вот тогда посмотрим на все это великолепие со стороны.
   – Давай за подаренную Господом счастливую и опасную жизнь, – Ваня одним лаконичным движением задрал бутылку вверх дном и из горлышка сделал три мощных глотка, со смачным звуком оторвал бутылку ото рта и откусил лайм. – О-о-о-о-о! Как хорошо эту мексиканскую заразу пить!
   Я последовал его примеру. Задрал бутылку, едкая смесь потекла мне в горло. Первый глоток был самым страшным, организм пытался сопротивляться рвотным рефлексом, но я его заставил сделать еще пару глотков, а потом еще один. Ваня забрал бутылку.
   – Э-э-э, хорош. Борщнешь.
   Я почему-то вспомнил Олю. Как она своими милыми глазами мягко смотрела на меня и улыбалась! Я вспомнил, как мы гуляли и хулиганили в Венеции, как она рассказывала мне, что хочет состариться со мной и жить в маленьком домике среди цветов. Мне казалось, что звонила вовсе не она и не она сказала мне то дерьмо, которое я сейчас глушу алкоголем. Я вспомнил все наши самые трепетные моменты, которые так любят вставлять в видеонарезки. Я, наверно, люблю ее.
   – Ромарио, Ромарио, опля! – Ваня мгновенно развернул меня от проезжей части к Москва-реке, мой живот резко поджался к позвоночнику, и длинная струя пробившись через ограждения, полетела в воду.
   – Какая красота! Ха-ха-ха-ха! – держась за живот, во все горло смеялся Ваня.
   – Что ты ржешь, сука! – вытирая остатки блевотины с лица, говорил я, держась за ограждение. – Может быть, мне взгрустнулось?! – Мой спич прервал очередной толчок, и я снова послал жирную струю в Москва-реку.
   – Снова ты со своей Бузовой?! Какие ты устроил ей пышные проводы! Ха-ха-ха-ха! Поздравляю, ты ее выблевал!
   – Придурок!
   – Ты радуйся, что десять минут назад был пристегнут ремнем, у тебя была подушка безопасности и не ходишь с вот таким опухшим е…алом, как у меня.
   Я с трудом оторвал взгляд от Москва-реки и перевел его на Ваню.
   – Ого! Ха-ха-ха, а рожа-то у тебя синенькая. – Синяки от носа уже начали растекаться под глаза. – Вань, но ты красавчик! Бесспорно!
   – Спасибо. – Иван снова закинул бутылку, сделал мощный глоток текилы и откусил лайм.
   – У тебя есть платочек? – по-прежнему разглядывая воду в реке, спросил я.
   – Платочек? Хе-хе. У тебя же был.
   Я пошарил в кармане и действительно нашел, вытер им лицо и бросил на мосту.
   – А откуда ты знаешь, что у меня был платочек?
   – Ты им член в кинотеатре вытирал. Ха-ха-ха!
   – Фу… что ты мне раньше не сказал?
   – Не успел.
   – Ну спасибо тебе.
   – Хе-хе… Пожалуйста.
   Я выпрямился, и мой взгляд уперся в храм Христа Спасителя. Он был такой мощный, белый, складный, с золотыми куполами. Я, замерев, смотрел на него. Неожиданное и сильное желание покаяния возникло в моей душе. Я троекратно перекрестился и мысленно попросил у Господа прощения.
   – Ром, смотри, снег пошел, – очень тихо и спокойно сказал Ваня.
   – Правда.
   Мы подняли головы вверх. Снег шел густо, появляясь из пустоты. Я стоял, смотрел и думал над тем, как каждая снежинка, проделав огромный путь, ложится мне на лицо и тает, а если открыть глаза и смотреть в то место, откуда они летят, может показаться, что летишь в космосе мимо звезд с огромной скоростью. Мир снова замер: не было ни машин, ни людей, ни Вани…
   – Ром, хорош, побежали в клуб! Нас там уже заждались.
   – Побежали.
   Мы рванули с места и понеслись под скат Каменного моста навстречу клубному наркотическому счастью и обезумевшим телкам.

   Новое знакомство

...
4 декабря
   Я проснулся, но глаза открывать не хотел, подмял под себя подушку, натянул одеяло и укутался. Теплая кровать не желала меня отпускать, да я и не сопротивлялся. Одеяло было таким легким, теплым и приятным, а подушка такая мягкая и большая, что ни одно событие в мире не могло заставить меня их покинуть. Я зарылся еще глубже, оставив на поверхности только нос, втянул ноздрями прохладный воздух и почувствовал, что постельное белье пахло свежесрезанными садовыми розами.
   Запах меня насторожил – дома белье не пахнет! Я раскидал ноги в стороны – кровать значительно шире. Глаза по-прежнему не открывал. Нет, все это ерунда, мне это наверняка снится, сейчас укутаюсь посильнее и засну. Перевернулся на бок, потом на другой, лег на живот, на спину, уснуть не удавалось, любопытство быстро разгоняло сон.
   Глаза решил еще какое-то время не открывать, слишком уж интересна была загадка. Начал ощупывать все вокруг: постельное белье гладкое, хорошо пахнет, видимо, дорогое. Я поднял руки и попытался ощупать спинку кровати – под рукой приятная деревянная прохлада, по фигурным выступам понял, что спинка резная. Дома ни у кого нет такой кровати, значит, я не дома. Вопрос обозначился четко: где я? Левая рука пошла вниз, как раз в то место, где обычно спала Оля. Я чувствовал, что мое волнение нарастает. Если рядом кто-то лежит, то рука упадет ей прямо на голову. Рука опускалась все ниже и ниже, не чувствуя никакого сопротивления, до тех пор, пока не уперлась во что-то твердое, – тумба, подумал я. Значит, этот кто-то справа. Я занес правую руку и начал медленно ее опускать. Рука опускалась до тех пор, пока целиком не легла на кровать. Я облегченно вздохнул, в голове пронеслось: один в огромной кровати, слава богу.
   Надо вспомнить, что было вчера. Может быть, что-нибудь прояснится. Помню, как блевал на Каменном мосту, помню снег, помню, как мы по правительственной полосе бежали вместе с Ваней до кинотеатра «Ударник», помню, там увидели какого-то пидора в белой шубе, с членом на груди. Познакомились, стебали его, я зачем-то взял его телефон. Зашли в «Рай»; как именно это сделали, не помню. Помню, очень много было народу, у нас был хороший столик, тысяч за пять евро, мы сидели и снова пили текилу. Я курил чью-то сигару, танцевал с Go-Go. Помню, телки липли с расспросами, одна тащила в туалет потрахаться. Я сопротивлялся, а может, и нет… Не помню. Помню, кто-то предлагал кокс, я не купил… не было денег. Потом, помню, стоял, подпирая колонны в клубе, и боялся, что усну. Видимо, уснул. А вот как тут оказался, не помню хоть убей.
   Открыл глаза. Приподнялся на руках и посмотрел вокруг. Я лежал на роскошной резной кровати. В светлой просторной комнате было не много мебели, и вся она была деревянная. Два окна, на них пастельных тонов шторы, высокий шкаф, зеркало, тумбочки, два стула. Потолки и дверные арки, декорированные лепниной. Пахло мокрым гипсом, наверное, ремонт сделали недавно.
   Из спальни две двери. Одна, по всей вероятности, в ванную, вторая в гостиную. Та, что вела в ванную, была приоткрыта. Я сильно хотел пить и освежить рот. Приподнял одеяло, трусы были на месте, откинув одеяло, я шмыгнул в приоткрытую дверь. Это была ванная. Вдоль стены длинная гранитная столешница с раковиной, уставленная косметическими средствами, названия которых никогда не рекламировали. Над столешницей длинное прямоугольное зеркало, врезанное в стену, отделанную лакированной доской цвета венге. Джакузи, унитаз, биде, всевозможные полочки для полотенец, вешалки – все было позолоченное. У раковины лежал халат, на нем полотенце и зубная щетка. По всей вероятности, вещи были приготовлены для меня. Было очень интересно, кто же так обо мне заботится. Я разделся, принял контрастный душ, закутался в халат, почистил зубы и был в общем-то доволен утром. Осталось самое малое: знакомство.
   Я вернулся в спальню, заправил кровать, приоткрыл дверь и, бодрясь, вышел в гостиную. Первое, что бросилось в глаза, – интерьер. Удивительное сочетание грубых кирпичных стен, кожаной мебели с золочеными подлокотниками, камин. Роскошные, дышащие уютом кресла стояли напротив огромной плоской плазменной панели. Ничего так, приятно. Я увидел, как чья-то тоненькая фигура вышла из-за угла и нырнула обратно.
   – Ты уже проснулся? – сказал откуда-то мягкий молодой голос.
   – Привет. – Я сказал первое, что пришло в голову, и продолжал стоять, как истукан, ища глазами человека, которому принадлежал голос, но не находил. В углу, на плите стояли дымящиеся кастрюльки, в прозрачной тарелке – начищенные овощи. Вдруг из соседней комнаты, в которую вход, оказывается, был справа от меня, вышел молодой человек.
   – Привет, Ром. – Он вышел и, улыбаясь, протянул мне руку.
   – Привет. – Я ошалело посмотрел на парня. Он был похож на уменьшенную копию Димы Билана: та же прическа, те же ровненькие белые зубы, взгляд и увлажненные губы – все было похоже, только вот рост… Билан значительно выше и крупнее, а этот какой-то тоненький, хлипкий, но очень радушный. Я как обычно крепко сжал руку, та под моими усилиями смялась, как набитая ватой плюшевая лапка медвежонка. – Ой, извини.
   – Ничего-ничего, я привык. Все вы, мужики, так грубо мнете сначала. – Он махнул рукой в мою сторону и пошел к плите. Я стоял как вкопанный, не веря тому, что вижу. Передо мной был парень! Я так надеялся, что на его месте будет расхаживать какая-нибудь милая телочка с пухлым обиженным ротиком, выразительными глазками и в коротком халатике, но, видимо, жизнь внесла свои коррективы. Вместо телочки в велюровой кофте с золотыми узорами на спине, в штанишках, подкрученных до колен, босиком, по кухне шлепал лощеный юноша! Меня залило краской. Он среднего роста, чуть выше меня, хотя почти все, кого я вижу, выше меня, хорошо сложенный. Когда я жил в Таганроге, таких там называли сладкими.
   – Ты чего там стоишь? Проходи. – Парень говорил приятным мягким голосом. – Ты был вчера такой пьяный. Я тебя еле-еле дотащил до кровати. – Я с каменным лицом сел за стол. – Сейчас, потерпи еще немного, голова небось раскалывается…
   – Да нет, все нормально… – Так и хотелось ляпнуть какую-нибудь грубость.
   – Осталось совсем немного, я готовлю рыбный суп. Тебе будет очень полезно с утра. Выпей пока вот это. – Он подал мне кружку с желтоватым содержимым.
   – Что это?
   – Это сок квашеной капусты. Человечество еще ничего не придумало лучше с утра после пьянки, кроме таблеток, конечно. Или, может, ты предпочитаешь…
   – Нет-нет, сок нормально. – Я взял, выпил залпом. Мне стало немного лучше. Его забота продолжала раздражать меня, подозрения относительно ночи только усиливались.
   – Суп почти готов. – Он аккуратно переложил с разделочной доски в кастрюльку нарезанную зелень, накрыл крышкой и выключил плиту. – Сейчас, потерпи еще пару минут, настоится, я налью тебе бульон.
   – Слушай, хотел спросить… А как тебя зовут, кстати?
   – Меня? Извини, я совсем забыл – Игорь.
   – Игорь, может быть, мой вопрос будет не совсем тактичным, но я должен его задать… ты гей?
   Игорь от прямолинейности впал в ступор, замер на секунду, казалось, он сейчас стукнет разделочной доской по моей и без того раскалывающейся голове.
   – Ты что, ничего не помнишь? – обиженно сказал он, надул губки бантиком и сложил руки одна на другую.
   Я провалился в кресло еще глубже, чем сидел. Кровь оттекала от лица и заливала мои уши, они становились пунцовыми и тяжелыми, меж тем лицо катастрофически бледнело. Анус сжался до невероятных размеров. Руки непроизвольно потянулись к голове, я на выдохе произнес:
   – Бля…
   – Мы же с тобой обо всем вчера поговорили… – моргая своими глазками с закрученными ресницами, мягко и обиженно сказал Игорь.
   Мир снова замер. Я почему-то не думал о морали, стыде, угрызении совести. Мой мозг просто слайдами показал мне занимательный видеоролик о том, как этот товарищ меня, пьяного, щелкая по ягодицам, жестко жарит в задницу. В анусе засвербело, я даже захотел потрогать его пальцами, но вовремя остановился.
   – Вот это у тебя реакция! Ха-ха-ха! Просто потрясающе! Ты так искренне переживаешь! Да ничего не было! Не переживай, ты по-прежнему натурал.
   – Правда?
   – Ну конечно. А что ты подумал?
   – Ну я, что мы, то есть ты это… ну мы…
   – Что я тебя притащил и мы занимались сексом?
   – Да.
   – Как мило. Нет, ничего не было, – сказал Игорь, глядя мне в глаза, и добавил – К сожалению. Ты был такой пьяный, что мог доставить удовольствие только некрофилу. Суп готов. Сейчас я тебя буду отпаивать. – Он достал из шкафа тарелки, налил бульон, поставил на стол. У меня как камень с души упал.
   – Пахнет аппетитно.
   – Очень приятный супчик, полезный, вкусный и готовится легко.
   – Слушай, точно ничего не было?
   – Да точно, точно! Я предпочитаю не обманывать людей. Да и что скрывать?
   – Если честно, я не люблю геев, но ты не вызываешь во мне никакой агрессии.
   – Ну еще бы, я же хитрый мальчик. В душ тебя направил, супа наварил, подлечил немного. К тому же правду сказал, что гей. Тебе нечего бояться.
   – Успокоил, спасибо. А можешь про вчера рассказать?
   – Ты правда ничего не помнишь?
   – Правда.
   – Я, конечно, всего не расскажу, не следил, но кое-что могу. – Он аккуратно зачерпнул ложкой суп и беззвучно проглотил. – Ты сидел с какими-то мужиками, активно пил, пытался курить, по тебе было видно, что делаешь ты это впервые. Вывалился на танцпол и пытался изобразить танец. Потом твоя компания куда-то резко исчезла, ты их пытался найти, бродил по клубу. Я упустил тебя из виду где-то на полчаса. Когда снова приметил, ты уже подпирал столб и был, откровенно говоря, мясом. Ты был очень смешной. А народ у нас знаешь какой, человеку плохо, а они, как мухи, слетелись и давай на телефоны щелкать. Мне стало тебя очень жаль, популярный человек, ну перебрал немного, с кем не бывает, а помочь никто не хотел, все были озабочены наполнением своих мобильников. Пока тебя в таком состоянии не заметила охрана и не выкинула с позором из клуба, я подошел, разогнал всех и вывел тебя на свежий воздух. Где живешь, ты мне сказать не смог, язык у тебя не ворочался вообще. Ничего не оставалось, как притащить тебя сюда.
   – Игорь, у тебя роскошная квартира…
   – Спасибо. Мне ее снимает мой друг.
   – Странно, почему мне мой друг не снимет такую роскошную квартиру? – Я сверлил ехидным взглядом в нем дыры, чувствуя, что он смущается.
   – Хорошо. Мне ее купил мой любовник.
   – Так ты, получается, гей! – Последнее слово я произнес особенно громко.
   – Я не гей! Я бисексуал. – Игорь заметно стушевался.
   – Каждый гомосек, который не хочет, чтобы его считали геем, называет себя бисексуалом.
   – Наверное, ты прав.
   Мне почему-то было очень легко с ним общаться. Такое редко бывает, но встречаются на моем пути люди, которые вызывают во мне неподдельное желание дружить. Не потому что они влиятельны или богаты, нет, просто я хорошо чувствую человека и знаю, что он меня не обидит, а значит, я могу ему доверять. С Игорем было точно так же. Я хотел ему доверять.
   – Я все любуюсь твоей квартирой.
   – А! Она мне тоже очень нравится. Квартира в центре Москвы, сто двадцать квадратов, роскошный ремонт. Желать, как видишь, больше нечего.
   – А где именно мы?
   – Ой, прости, совсем забыл. Ты даже не знаешь, где находишься?
   – Да.
   – Так прикольно! У меня такого никогда не было. Это Большая Дорогомиловская улица. Дом десять. Тут до Киевского вокзала три минуты пешком, до Кутузовского тоже, метро, если надо, в минуте.
   – Дорого за квартиру платишь?
   – Я?
   – Прости, забыл. Голова до сих пор немного болит, да и состояние у меня, как будто вчера бухал.
   – Хм. Он мне купил ее год назад. Дал кругленькую сумму на ремонт. Я сделал ремонт, точнее не я, а рабочие, конечно, я просто сам придумал дизайн. Да, совсем забыл сказать, я дизайнер интерьеров.
   – То-то я смотрю, что тут у тебя как-то уж очень хорошо.
   – Спасибо. Я закончил ремонт буквально месяц назад. Обставил и вот первую неделю живу ничего не делая. Ты мой первый гость! – скрестив руки, с улыбочкой сказал Игорь.
   – Слушай, так интересно, а твой любовник?..
   – Его зовут Дима. У него тут рядом офис, он специально купил мне квартиру неподалеку, чтобы мог после работы заезжать. Он очень влиятельный и состоятельный мужчина. У него есть красавица жена, ребенок. Свой роскошный особняк за городом… у него много всего в Москве.
   – А…
   – А зачем я, если есть жена и ребенок?
   – Хм. Да, именно это я хотел спросить.
   – Он относится к той категории людей, которые перепробовали в жизни все. Он слишком богат, чтобы в чем-то себе отказывать. Трахать этих губастых блондинок с силиконовыми имплантатами, которые все как одна называют себя светскими львицами, ему опротивело, жена для него как работа. Он даже одно время ездил в провинцию, прикидывался лошарой и за бутылку пива драл телок за ларьком. Вот так он развлекался. Он много подобных историй мне рассказывал. Даже трансвеститов пробовал.
   – Ну и как? Понравилось?
   – Что именно?
   – Трансы…
   – Думаю, что нет.
   – А с тобой он как познакомился?
   – В Интернете.
   – В Интернете?
   – Да. А что ты так удивляешься? Там на сайтах знакомств можно найти кого угодно.
   – Мне казалось, что на этих сайтах только отморозки сидят.
   – Это давно было. Сейчас там сидят все кому не лень, в том числе и состоятельные мужики. А как ты думаешь, они себе любовниц ищут? В кафе бизнесмены не сидят, в ресторанах не знакомятся, потому что телки так и норовят к кошельку присосаться, на улице почти не бывают: утром из дома в офис на машине, вечером обратно. Что остается? Интернет. А в Интернете все очень просто: зарегистрировал анкету и сиди выбирай, когда есть свободная минутка, заглянул, посмотрел на телочек, кто понравился, написал. Все тихо, аккуратно. И к тому же они под никами сидят, полная конфиденциальность. Очень удобно. Так вот и мы встретились. Он мне написал, я что-то ответил, как всегда, честно, ему это понравилось. Мы встретились. И все, с тех пор видимся почти каждый день. Он заканчивает свои дела в офисе, заходит ко мне, мы проводим какое-то время. Можем в ресторан съездить, он очень любит театр, кино, любит в тихой приятной атмосфере выпить вина, а потом едет домой к жене, а я домой снова его ждать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация