А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь за деньги. П… роману с Бузовой" (страница 22)

   Праздник

...
3 декабря
   В коридоре хлопнула дверь. Зашелестели пакеты, ураганом, заливающийся хохотом, ворвался в квартиру Ваня.
   – Рома-а-ан, ты тут? – В дверях показалась Ванина голова.
   – Да.
   – Хе-хе. Девочки, идите посмотрите, вот он попивает кофе и смотрит на Кремль! Хе-хе. Звезда смотрит на звезды!
   В комнату забежали две симпатичные девушки.
   – Здравствуйте. Вы тот самый Рома?
   – Да, я тот самый Рома.
   Одна из девушек была невысокого роста, но с большими сиськами, вторая высокая, но с маленькими.
   – А что же вы тут один, без своей Оли? – спросила та, что была маленькая, но с большими.
   – Оля предпочла остаться в горячо любимой ею телепередаче.
   – Какая сучка, эта ваша Бузова! – бойко говорила высокая с маленькими. – Вы уж простите, но бросить такого интересного молодого человека одного в Москве, надо быть полной дурой.
   Я впервые за три с половиной года испытал неподдельную радость от того, что Олю в моем присутствии оскорбили.
   – Вам сколько лет, девочки? – с улыбкой спросил я.
   – Может быть, сначала узнаете наши имена, прежде чем задавать подобного рода вопросы, – выпалила маленькая.
   – Прошу прощения, дамы. Как вас зовут?
   – Меня Маша, – сказала та, что поменьше.
   – Меня Саша, – кокетливо присев, сказала та, что повыше с маленькими.
   – А меня Рома.
   – Мы знаем!
   Девочки хихикали, я тоже растянулся в улыбке. От них веяло глупостью и быстрым сексом. Сейчас именно этот запах мне был по вкусу.
   – Ну вот видите, Роман, теперь и вы улыбаетесь, а то сидели тут как бука. – Маша надула свои и без того пухленькие губки.
   Зашел Ваня.
   – Романыч, ты в курсе, что сегодня мы все вместе идем на презентацию фильма?
   – Что за фильм? – равнодушно спросил я.
   – «Дневники мертвецов».
   – Не знаю. У меня настроение что-то фуфлыжное.
   – Прекрасно, как раз для фильма ужасов. Пойдем, там будет режиссер фильма, звезды…
   – А режиссер кто?
   – Джордж Ромеро.
   – Это кто такой?
   – Х…р его знает.
   – Прекрасно. Раз так, то идем, – без особой радости согласился я.
   – Если мы хотим попасть на премьеру, – надо поторапливаться. Через полчаса начнется показ фильма, нам еще одеваться и ехать. Мы уже пропустили прессу, халявную жрачку и бухло в VIP-зале, но, если поторопиться, можно успеть допить алкоголь и слизать с тарелок остатки десертов. Бегом все собираться!
   Я был почти готов, мне оставалось накинуть пальто и запрыгнуть в туфли, поэтому не особо торопился. Девочки начали оживленно копошиться в сумочках, поправлять макияж, прически. Ваня бегал по квартире в трусах, пытаясь найти брюки своего единственного костюма. Прошло пять минут, и все стояли в коридоре, готовые к выходу в ночную Москву.
   – Все готовы? – спросил я, держась за дверную ручку.
   – Да! – единогласно пискнули девушки.
   – Тогда поехали! – Я был уже в норме. Мысли про Олю, проект, отсутствие работы все меньше и меньше тяготили меня.
   Лифт спустил нас с девятого на первый этаж, мы вышли во двор, прошли под аркой. Не успели подойти и вытянуть руку, как уже остановился первый водитель, за ним тут же выстроилась целая колонна желающих нас подвезти.
   – Куда ехать?
   – Неглинная улица.
   – Тысяча рублей.
   – Ты что, одурел? Тут пешком семь минут идти по свежему воздуху!
   – Но зато как стоять в пробке будем! Целых полчаса!
   – Нет. Спасибо.
   – Ну ладно, пятьсот.
   – За пятьдесят поедем?
   – Нет!
   – Следующий!
   – Парень, подожди, давай за сто поедем, вас же четверо.
   – Ладно, поехали.
   Через пять минут мы были уже в клубе. Поднялись наверх, зашли в VIP. В зале было полно народу, большинство из них – незнакомые мне люди. Все они, подчиняясь закону броуновского движения, хаотично и бессмысленно бродили с коктейлями в руках, приветливо улыбаясь, иногда о чем-то заговаривая друг с другом. Девушка в костюме вурдалака играла на органе, у входа стояли security с подрисованными струйками крови, бармены-зомби, официантки-ведьмы пытались нагнать жути, но мы были уже бухие, и нам было насрать. Заявленный режиссер Джордж Ромеро уже сидел перед камерами и распинался. Из всего, что он говорил, я понял только: «This is good movie». После этих его слов я подумал, что фильм – точно говно.
   – Ваня, скажи мне, пожалуйста, какой нормальный голливудский режиссер приедет в Москву на предпремьерный показ своего фильма?
   – Только лузер.
   – Вот и я так подумал. А если режиссер лузер, разве у него будет хороший фильм?
   – Нет, только полное говно.
   – Тогда следующий вопрос: что мы тут делаем?
   – Мы пытаемся пожрать на халяву и бухнуть.
   Я посмотрел на фуршетные столики, они были пусты.
   – Ваня, тут нечего делать, все уже сожрали и выпили до нашего прихода.
   – Может, тогда посмотрим фильм?
   – Пошли. – Мы вышли из VIP-а, захватив своих шлюшек, и двинулись по направлению указателей, начерченных мелом на полу. Белые стрелочки вели через танцпол. Я застыл в изумлении, потому что видел впервые готов, дергающихся под попсу.
   – Такой х…рни я не видел никогда! – не стесняясь, во все горло хохотал Ваня.
   – Ваня, это лучшее шоу сегодняшнего дня, – орал в ответ я.
   Мы ржали и смотрели на страшных девочек в огромных ботинках, с черными губами и волосами, пытавшихся изобразить некое подобие пластики и изредка, видимо по привычке, потряхивавших головой. Это депрессивное действо дополняла вселенская скорбь в их поросячих глазках, подведенных черным карандашом.
   – По-моему, их пи…ят, чтобы они вот такими жалостливыми глазами смотрели на гостей, – предположил Ваня.
   – Нет, их просто заставляют слушать Билана.
   – Хе-хе, и смотреть на Сердючку.
   Мы двинулись дальше. Петляя по коридорам, Ваня рассказывал, что раньше тут была сталинская баня, а теперь клуб. В том месте, где идет показ фильма, была парная, а на танцполе – место для отдыха.
   Когда мы вошли в кинозал, я понял, что он не шутил: вместо кресел были обычные деревянные настилы с разбросанными по ним подушками из «IKEA», а там, где в парной должна стоять печь, был экран.
   – Не хватает шапочек, тазов и веников. Хе-хе.
   – Спроси у бабушки на входе, она тебе выдаст.
   – Хе-хе. Тихо, давай смотреть и бояться, это же фильм ужасов! Видишь, все уже смотрят и боятся.
   Наши девочки сели по обе стороны от нас. Действие, разворачивавшееся на экране, не занимало: сюжет прост, спецэффекты были родом из восьмидесятых годов прошлого столетия «Одесской киностудии». Я начал скучать и смотреть по сторонам. Вокруг нас, на жестких деревянных настилах корчились лучшие жопы страны: Маши Малиновской, Анфисы Чеховой и еще каких-то неизвестных мне персон. Мужские жопы оказались более стойкие к брусчатым лавочкам, в результате чего большая половина мужичков тихонько кемарила. Неудобство было единственной мыслью, которая занимала меня при просмотре, поэтому я не собирался сосредотачиваться на отснятых событиях.
   – Вань, это кино – откровенная х…йня.
   – Я предупреждал, – шептал он в ответ.
   Я старался вести себя как можно тише, презентация все-таки, поэтому говорил ему прямо в ухо:
   – Может быть, попросим наших девочек раздеться на фоне экрана? Мне кажется, это усилит сюжетную линию.
   – Не знаю, Роман, мне кажется, есть идея получше.
   – Например?
   – Синхронный «ля фам де ридикюль».
   – Что это такое?
   – Синхронный отсос.
   – Ух ты! А девочки смогут?
   – Роман, эти девочки могут все.
   Ваня обеими руками прижал к себе девчонок и минут пять им что-то шептал. Девушки хихикали. В завершение переговоров он чмокнул обеих в щеки и повернулся ко мне:
   – Романыч, все готово. Можешь откинуться и продолжать смотреть фильм. Наши космические подружки сделают все сами.
   Девушки синхронно выпрямились, замерли, будто спортсмены в ожидании команды «Марш!». «Они действительно согласны на ВСЕ!» – пронеслось у меня в голове. Их «готовность» пугала, стало почему-то невыносимо стыдно от того, что я, имея отношения, пускай болезненные, пытаюсь дать в рот первой встречной! К этому моменту Маша уже расстегнула джинсы и тонкими пальцами перебирала мои яички. Судя по ухмылке и закатившимся глазам Вани, Саша делала то же самое. Мгновение – и Ванина девушка, перекинув распущенные волосы через плечо, опустилась к джинсам. Маша посмотрела мне в глаза, улыбнулась игриво и последовала примеру Саши. Я остановил ее: «Не торопись. Подожди. Давай посмотрим на них». Ваня закинул голову, а Саша в это время аккуратно касалась кончиком языка его торчащего члена. В эту же секунду я подумал: «Будет ли этот момент считаться изменой?» «Да, будет» – отвечал сам себе.
   Я следил за тем, как Саша играла с Ваниным членом, возбуждался и, что самое удивительное, продолжал думать: «Могу я себе ЭТО позволить? Еще месяц назад однозначно ответил бы «нет», но после всего, что случилось… Я продолжал сомневаться, но Маша была настойчива, моя плоть разбухала, как шляпа гриба после дождя, и требовала тепла и ласки. Кинозал усиливал ощущение.
   «…Не знаю… Если изменю, то никогда больше не смогу быть с Олей… Fuck!.. Телка хочет отсосать, а я ломаюсь! Да она предала меня, продала любовь за вшивую зарплату, оскорбила, унижает меня своим присутствием там, флиртует с этим Матраццо, а я еще думаю? На хрен все! Мне надо изменить ей, чтобы никогда больше к ней не вернуться! К черту Бузову! Я даже не хочу вспоминать про нее».
   Желание мокнуть в теплый рот стало невыносимо, я сдался и своими руками притянул Машу к себе. Она покорно опустилась и сомкнула губы вокруг члена.
   Так долго я терпел, ждал, и вот теперь это маленькое чудо наконец-то пришло ко мне. Благодать разливалась по моему лицу, когда Маша погружала в себя мою коллекцию пещеристых тел. Я забыл про Ваню, про воскресших мертвецов, про Бузову и про то, что меня постоянно снимают. Ничего не существовало. Были лишь влажные губы, горячий рот и простое мужское счастье…
   Фильм мне начинал нравиться. Незадолго до финала киноленты девочки позволили нам выплеснуть в них все свои восторженные эмоции.
   Будь я американской киноакадемией, Маша получила бы «Оскара» за «Лучшую женскую роль», а Саша за «Лучшую роль второго плана». Но я не киноакадемия, поэтому просто ограничился простым человеческим «спасибо». Мы с Ваней переглянулись, как два сытых кота, и начали оправляться. Маша наклонилась к моему уху и тихо прошептала:
   – Пошли отсюда.
   Я был рад приглашению. Ваня с Сашей тоже завозились. Выходили из зала быстро, извиняясь и кланяясь.
   Не успели мы выйти, как на нас напала журналистка с оператором.
   – Как вам фильм? – щебетала она.
   – Потрясающе! – глядя в камеру, с полной отдачей и совершенно серьезно говорил я. – Несмотря на то, что фильм еще не закончился, уже сейчас можно сказать, что такие фильмы выходят раз в десятилетку, надо обязательно смотреть! Просто потрясающе, Джордж Ровалдс…
   – Ромеро, – хихикая, поправил меня Ваня.
   – …да, Ромеро. Спасибо. Превзошел сам себя. Это его лучшее произведение. Мне было очень приятно, что режиссер лично посетил премьерный показ, что говорит о его живом участии в судьбе проката фильма в России. Люди! Приходите в кинотеатры и смотрите «Дневники живых мертвецов».
   – Спасибо большое, – чирикнула журналистка.
   – Пожалуйста.
   Мы двинулись дальше.
   – Ну ты наплел! Молодец, – постукивал меня по плечу Иван.
   – Правду скажешь, приглашать больше не будут.
   – Это точно. Пошли я тебя с друзьями познакомлю.
   – Пошли, – согласился я.
   – Видишь, самый большой стол, вокруг которого официантки носятся как мухи? – показывая взглядом, тихо говорил Ваня.
   – Ну.
   – Это руководство нашей компании. Давай я сейчас к ним подойду, подготовлю их к знакомству, а вы пока постоите в сторонке.
   – Хорошо.
   – Да, и еще, – Ваня наклонился ко мне и тихо сказал: – Телок туда тащить не надо.
   – Хорошо.
   Я с Сашей и Машей остался за барной стойкой. Ваня присел к своим ребятам за столик и изредка поглядывал в нашу сторону.
   – Пойдем в туалет, – шептала мне на ухо Маша. – Пойдем, я так сильно хочу! Пойдем куда-нибудь вместе, я сделаю все, что ты захочешь. Пойдем! – Она легонько тянула меня за руку.
   Маша была потрясающе сексуальна, она горела, но я уже получил то, что хотел, мне было достаточно. Может быть, я ослаб после депрессии, может быть, на меня так повлиял долгожданный оргазм, отговорок у меня было много, не было одного – желания идти с ней куда-либо, чтобы оказать ей услугу, о которой она меня так просит. На мое счастье, Ваня кивнул мне и взглядом пригласил за столик. Я был спасен.
   – Девочки, – обратился я к обеим, – мы с Ваней должны провести важные переговоры с руководством компании. Я сейчас присоединюсь к ним. Не думаю, что эти переговоры пройдут быстро, так что вы можете продолжать тусоваться тут, выпивать, но мы с Ваней вынужденно с вами расстаемся. – Синхронистки переглянулись. – Все, мои хорошие кошечки, пока. Надеюсь, скоро увидимся. – Я погладил их обеих по спинкам и тут же отчалил. Думаю, девушки обидеться не успели.
   – Знакомьтесь, это мой друг Роман, – представил меня Ваня сразу, как только я подошел к столику. – Ром, это Михаил, директор по маркетингу нашей компании. Сергей, занимается подбором рекламы. Ты видел, перед показом кино идет реклама?
   – Да.
   – Так вот, это все он туда пихает. Хе-хе… Влад – менеджер по спецпроектам, Олег – исполнительный продюсер. Вот наша компания.
   – Здорово, – с улыбкой резюмировал я.
   Компания была не очень веселая, но полезная. Для меня это был шанс зацепиться. Надо было общаться. Мужики хвастались своими тачками: у кого дороже, сколько лошадиных сил, чья быстрее, говорили про уличные гонки, про турбонадувы, распределенные впрыски, про галоген, коробки передач. Чем больше они спорили о машинах, тем больше я понимал, что ни хрена в этом не понимаю. Я судорожно перебирал в голове забавные истории, связанные с автомобилями, которые могли бы привлечь ко мне внимание, но ничего не выходило, мозг как назло отказывался работать. Всплывали какие-то тупые истории про проект, про то, кто с кем переспал за периметром, про съемки, голосования, скандалы, все это было не в кассу, да и телепередачу «Д2» тут навряд ли кто-то видел. Я чувствовал себя глупо, сидел и пыжился, пытаясь хоть как-то поддержать разговор. Все мои попытки выходили незамеченными. Тем временем спор все более распалял мужиков.
   – Давай, – кричал Миша. – Прямо сейчас выйдем и стартанем?! Слабо тебе?
   – Да ни х…я! – орал в ответ Сергей.
   – Тогда поднимай свою жопу и неси ее на улицу. А то чешет он мне, что «Audi» сделает мой «Bentley Continental»! Придурок! У моего «Bentley» пятьсот лошадей под капотом! Пятьсот! Это не твои вшивые триста! У тебя даже нет шансов, выскочка.
   – Сейчас посмотрим, как ты на своем корыте попытаешься тронуться!
   – Корыто у тебя, лошара! Давай круг по Бульварному? А?
   – Давай!
   – Вот и забились. Если ментам попадешь, ждать не буду.
   – Договорились.
   – Все, ребята, выходим, – скомандовал Миша.
   Все сидевшие за столиком засобирались. Ваня подмигнул, мы взяли пальто и тоже вышли за хмельной компанией. Миша сел в свой красный «Bentley», туда же сели Олег и Влад, мы сели в Сережин «Audi». Мне досталось место впереди.
   – Эй, толстый! Я тебя оторву! – продолжал задираться Сережа.
   – Хочешь, чтобы я тебя по асфальту размазал? – очаровательно улыбнувшись, парировал Миша.
   – Попробуй, а то я буду думать, что на твоей тачке можно только телок катать!
   – Ну ты сам напросился! – Миша поднял стекло и покатился вперед к старту.
   – Посмотрим, – кричал вслед Сережа. – Не ссыте, пацаны, – это уже нам, – у меня, хоть и лошадок меньше, зато машинка резвее. Его «Continental» тяжелый, как трактор, а у меня мощный и легкий. Так что со старта мы его обойдем точно, а там уж как повезет.
   – А менты? – участливо поинтересовался Ваня.
   – Насрать. Откупимся.
   Обе машины выехали на Театральный проезд, встали перед светофором у гостиницы «Метрополь». Я опустил стекло, напротив нас стоял гаишник. Он приподнял фуражку, почесал взопрелый лоб, внимательно посмотрел на красный «Bentley».
   – Не переживай, заднюю уже никто не включит, – заметив мое волнение, сказал Сережа. – Сейчас договоримся.
   Миша опустил тонированное стекло, сказал пару слов гаишнику и протянул тысячную купюру. Сотрудник ГИБДД взял и тут же отвернулся в сторону. По зеленому сигналу обе машины, взвизгнув покрышками, рванули вперед. Гаишник по-прежнему смотрел на Кремль.
   Серега резко дергал рычаг коробки передач и жал на акселератор. Турбированный двигатель и прямоточная выхлопная раскатисто ревели, их прерывала только коробка. На дорогах вялые вечерние машинки тянулись от светофора к светофору, Сергей дергал руль из стороны в сторону, нарушая размеренное движение потока. Он резво перестраивался из полосы в полосу, точно втискивая свой «А6» в узкие карманы между машинами. Не могу сказать, что подобная езда доставляет удовольствие: нас то вжимало в кресла, то тянуло к лобовому стеклу, кидало из стороны в сторону, но подобный стиль вождения давал свои плоды, мы первыми выскочили на Китайгородский проезд, пролетели на красный и вывернули на широкую Москворецкую набережную. Миша догонял, раскатистый звук его мощного двигателя слышался где-то сзади, а потом на прямой легко поравнялся с нами. Он опустил стекло, Серега продолжал усердно переключать и скорости, вжимая педаль в пол.
   – Лоша-а-ара-а-а! – прокричал Миша и рванул вперед так, будто мы стояли на месте. Серега был раздавлен, но продолжал бороться. Машина бешено ревела и рвалась вперед, но красные стопы Мишиного «Bentley» все больше растворялись в потоке, плывущем по Кремлевской набережной. Сергей не сдавался, я не знаю, на что он надеялся, может быть, на то, что Миша не так резво маневрирует между машинами, в то время как Серега прыгал из полосы в полосу, выбирая самые отчаянные маршруты. Мне было немного страшно, я чувствовал, что наш пилот хоть и дрочит рукоять коробки передач быстрее, чем я член, но он все-таки не Айртон Сенна. Сережа продолжал насиловать двигатель и мельтешить между машинами, пару раз он чуть не въехал в зад джипу. Мне уже было насрать, кто одержит победу в этой безумной гонке, я хотел лишь одного: выйти из машины и как следует проблеваться.
   Мы догоняли Мишу. Он резко затормозил, перестраиваясь в потоке, и пропустил нас вперед. Мы неслись в крайней левой полосе. До финиша оставался сложный поворот, светофор, Боровицкая площадь и короткий участок Моховой. Надежда на победу маячила перед истерично дергавшим руль Серегой. Из крайней левой полосы на бешеной скорости, под клаксоны всех автомобилистов мы свернули направо и нырнули под светофор. На коротком участке до Боровицкой площади не было ни одной машины, Миша застрял где-то сзади. Сережа вдавил педаль в пол, нас вжало в сиденья, мы быстро набирали скорость. Пред нами плыл поток машин с Каменного моста на Боровицкую. Вдруг у нас что-то крякнуло, автомобиль резко дернуло вправо, потом влево, а потом мир замер. Автомобиль потерял управление, и нас с огромной скоростью несло на проезжую часть, где лавина машин сходила с Каменного моста, выруливая на Моховую. Я лишь слышал скрип тормозов.
   – Бля-а-а! – вырвалось у Сережи.
   Я молчал и судорожно соображал, успеем мы затормозить или не успеем, успеем – не успеем, успеем – не успеем. Расстояние между нами и автомобильным потоком продолжало быстро сокращаться. Успеем – не успеем, успеем – не успеем… До ближайшей машины оставались метры… Успеем – не успеем, успеем – не успеем… На заднем сиденье вырвалось Ванино:
   – П…дец!
   Я вижу, как мы влетаем на бешеной скорости в поток. Сильный лобовой удар, и первая попавшаяся нам машина уже отлетает к противоположной стороне дороги, цепляя на своем пути другие автомобили. Я чувствую, как мое тело теряет вес, натягивается ремень безопасности, мгновение, и в нос с огромной силой бьет подушка безопасности. Подушка такая большая, что я уже ничего не вижу. Еще один толчок – и нас с силой опускает на землю, мощный удар в левый бок, нас кидает вправо, удар в зад, и я еще раз бьюсь носом в подушку. Момент, тишина, все позади. Звуки клаксонов, мат, дым, воняет горелым. Дым настолько едкий, что я не могу вдохнуть.
   – Сука! Блядь! – лупит руками по подушке безопасности Серега. – Твою мать!
   – Ну ты, бля-а-а, даешь. Хе-хе, – прозвучало сзади. – Я об твое сиденье нос разбил!
   – Выходи, на х…й, из машины! Ты мне сейчас своей кровью весь салон зальешь!
   Я молча спускал подушку безопасности.
   – Хех, – послышался довольный Ванин голос. – А че, мне понравилось! Все клево, весело с вами, ребята.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация