А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь за деньги. П… роману с Бузовой" (страница 13)

   – Хорошо. Так вот по поводу Степы, – продолжил я, – мне кажется, он делает то, что ему скажут. Были ситуации, когда мы с ним договаривались об одном, а после разговора с продюсером он сделал совершенно иначе. На вопрос, почему он нарушил договоренность, он отвечал: «Я буду целовать ту руку, которая меня кормит».
   – Ты думаешь, что и в вашей ситуации он делает то, что ему велят?
   – Думаю, да. Руководство сказало: задавить Бузову, вот он и выполняет приказ.
   – А зачем это ему делать? Ведь зритель верит в то, что он хороший парень, а такими выпадами он только портит свой имидж.
   – Степа не хочет снова работать ростовой куклой. Он очень боится оказаться в Москве без работы. Думаю, Германовский давно это понял и умело им управляет.
   – Так долго продолжаться не может! – Олина мама действительно очень переживала за наши отношения, я это видел впервые. – Ты когда собираешься возвращаться туда?
   – Когда вернут мои деньги.
   – Это очень долго! Очень! За это время может случиться столько всего, что и от любви не останется и следа! – Мама была явно этим озабочена. У меня на душе стало легче.
   – Если решат отдать раньше, я не вижу ни одной причины задерживаться там.
   – А ты не боишься, что к тому времени, когда тебе все-таки решат выплатить деньги, Олю обольют такой грязью, что вам ни за что не отмыться? И о выигрыше дома речи быть не может!
   – Когда я уходил, чувствовал, что дальше будет еще хуже. Предупредил Олю, что теперь она должна отстаивать честь наших отношений сама. Насколько успешно она будет это делать, настолько положительно будет настроен к нам зритель.
   – Она не может это делать одна! Она не такая, как ты. Ей там очень тяжело одной! Она не может противостоять всему коллективу. Ты можешь, а она нет.
   – Пусть учится.
   – Она просто не может! Такова ее природа. Она не лидер. Больше всего я сейчас боюсь, что, пока тебя нет, ее опустят и выгонят.
   – Хм. Ирина Александровна, поставьте себя на место продюсера, и многие вещи станут ясными. Основная его задача, чтобы зритель смотрел проект. Смотрите, какую он отличную развлекательную программу придумал: Третьяков уходит по непонятным причинам, Ольга его ждет, рыдает, а в это время на беззащитную блондинку, оставшуюся без молодого человека, нападают все кому не лень. Распространяются слухи о том, что она ему изменяет. Все сердобольные зрители с замиранием сердца будут на это смотреть и жалеть ее, а более скептичный зритель будет ждать, когда же она перестанет лгать и покажет свое истинное лицо. Вы представляете, сколько за это время ей пришлют СМС-советов? Всего этого говна: «Оля, ты молодец! Супер! Держись! Мы в тебя верим!» или «Бузова, ты лицемерная трусиха! Три года обещала уйти за Ромой и не ушла! Вали с проекта!» А это все деньги! Если бы вы знали, сколько канал ежедневно зарабатывает на СМС-сервисах, то мысль о том, что ее выгонят, даже в голову бы вам не приходила. Оля сейчас персонаж, на котором зарабатывают, а это значит, что ее никуда не отпустят. Я бы на их месте запер ее в периметре и не пускал даже на учебу. Но я не над этим думаю.
   – А над чем?
   – Я думаю, как этой сложившейся ситуацией выгодно воспользоваться? Я с вами согласен в том, что Олю будут унижать и втаптывать в грязь до последнего.
   – Я все время думаю о ее слабой нервной системе, – вдумчиво сказала мама. – Она и так расшатана, а сейчас стало еще хуже. Она стала чаще мне грубить, психует по мелочам, иногда даже кричит. Я не знаю, что станет с моим ребенком через полгода! Если честно, я боюсь.
   – Вот и я о том же. У меня есть одна мысль, и с Олей мы уже вчера поговорили. Мне нужен ваш совет.
   – Да. – Мама была вся во внимании.
   – Мне кажется, что сейчас, наоборот, ситуация подходящая для Олиного ухода.
   – Почему?
   – Это проще простого. Оля сейчас главный козел отпущения, на нее сыплют все шишки и будут продолжать сыпать, потому что на ней зарабатывают. Дашко говорила, что Оля поступила как предатель и не ушла за своим любимым. Дальше будет еще хуже, а, чем чаще это будут повторять, тем больше в это будут верить зрители. Поэтому уходить ей надо, чтобы сохранить за собой имидж женщины, преданной одному мужчине.
   – Ну тут позиция спорная, потому что тебя не выгнали. Ты ушел сам и оставил Олю сидеть и ждать тебя на проекте.
   – В этих деталях разбираться никто не будет. Когда срок Олиного одиночества будет измеряться месяцами, то у зрителя невольно будет появляться вопрос, что она там делает. Она и любовь не строит, и не уходит за любимым. Но это не единственный повод для ухода.
   – Какой есть еще?
   – Деньги.
   – Какие же тут деньги, если она уходит?
   – Вы меня не понимаете.
   – Не понимаю.
   – Сейчас объясню. Я вам уже объяснил, что сейчас Оля центральный персонаж, как сюжетной линии, так и денежной.
   – Так.
   – Если еще взять во внимание предстоящий розыгрыш квартиры, думаю, что наше участие смогло бы существенно пополнить денежные сборы при голосовании.
   – Не думаю, что квартира достанется вам.
   – Да я не о выигрыше говорю. С нами сборы от голосования будут больше, чем без нас! Верно?
   – Да.
   – Так вот, я уверен в том, что канал и продюсер сделают все возможное, лишь бы Оля осталась, а потом к ней перед розыгрышем квартиры вернут меня. Если все пойдет так, как они задумали, есть вероятность, что после розыгрыша квартиры избавятся от нас обоих. И могут сделать это так же, как и со мной, то есть слить и не заплатить.
   – Что-то я не пойму, а как это предотвратить?
   – Очень просто. Сейчас именно та ситуация, когда это можно сделать. Оля собирается и уходит. Ей назначают переговоры, на которые прихожу и я в том числе. В качестве условий мы озвучиваем ежемесячную зарплату в пять штук и возврат моих денег, которые задолжали.
   – То есть ты предлагаешь собрать вещи и уйти, но после удачно проведенных переговоров вернуться?
   – Именно!
   – А тебе не кажется, что вы и так уже слишком часто уходили? Со стороны выглядит как очередная попытка шантажа. Никто не поверит.
   – Почему?!
   – Если бы вы с Олей изъявили желание уйти впервые, то этот ход имел бы успех. А так организаторы подумают, что Оля опять поплачет, погрозится и успокоится.
   – Я согласен, Оле не надо выставлять напоказ свой уход. Это надо сделать тихо, кулуарно, ни в коем случае не в кадре.
   – Не поверят.
   – Поверят. Уже поверили. Перед отъездом Оли с поляны у нее был очень неприятный разговор с продюсером. Он был сильно против ее решения уйти и использовал в разговоре все возможные уловки, лишь бы переубедить ее.
   – Было бы неплохо, чтобы так получилось. – Я видел в глазах у Ирины Александровны блеск и чувствовал, как уровень моего адреналина в крови повышается, меня куражило от мысли, что можно выставить свои условия этим засранцам, и они будут обязаны их выполнить!
   – Есть еще один аргумент, который поможет обеспечить успех операции.
   – Ты уже говоришь как террорист, и меня это пугает!
   – Когда у людей отбирают последнее или единственное, надо быть готовым к тому, что люди пойдут на крайности.
   – Так что за последний убедительный аргумент?
   – В прошлую пятницу у Оли была съемка для рекламной кампании канала. Баннеры будут развешены по всем городам уже на следующей неделе. Производство этих баннеров идет сейчас. Понимаете, о чем я?
   – Ну-ну, продолжай.
   – Как вы понимаете, производство и печать рекламной продукции дело недешевое. Их только по Москве надо развесить сотню тысяч, а по всем городам больше трех миллионов. Если она уйдет, получится, что баннеры надо будет переделывать, и миллионы рублей пойдут на ветер. Может быть, еще поэтому Германовский так на нее давит и не хочет, чтобы она уходила именно сейчас.
   – Возможно, ты прав. Хотя баннеры можно и не переделывать.
   – А вам не кажется, что канал будет рекламировать лицо, которое на канале не работает? Да в общем-то дело даже не в этом. Это просто еще одна причина, по которой им невыгодно, чтобы Оля именно сейчас уходила. Надо действовать сейчас решительно и твердо!
   – Ух ты как распалился! – с улыбкой заметила Олина мама. Я и вправду был на взводе.
   – Завтра, во вторник, звоним на проект и заказываем машину для вывоза вещей из периметра на субботу. Для холдинга это будет предупредительный сигнал, в среду звоним и говорим, что отказываемся продлять контракт. Это последний сигнал. Я думаю, что Николай Алексеевич в течение двух дней позвонит Оле, а она по телефону подтвердит свое намерение уйти и выдвинет условия, при которых возможно дальнейшее участие в проекте, что-то вроде: «Во избежание неуплат в будущем хотелось бы деньги получать не после ухода с проекта, а раз в месяц». Также попросит выплатить мне все заработанные деньги за все время нахождения в шоу. Я думаю, что до пятницы они уже решат этот вопрос и назначат переговоры на субботу, то есть в тот день, когда Оля приедет в Москву забирать свои вещи. В субботу мы все вместе встретимся и поговорим. Итогом этого разговора все останутся довольны. Я получу свои деньги, Оля застрахует себя от неуплат в будущем, канал получит Ольгу в свое распоряжение для рекламы, а проект – козу отпущения.
   – Ну что сказать, план хорош, и, может быть, он сработает. Только если бы выполнял его ты, я бы не сомневалась в успехе, а Оля может наделать ошибок.
   – Для этого на переговорах в субботу буду я, и Оле будет нечего бояться. Она во время разговоров с Германовским должна сказать, что мое участие на переговорах в субботу обязательно, поскольку речь пойдет о наших совместных интересах.
   – Ну ясно. Я бы, конечно, должна взять паузу для того, чтобы обдумать твое предложение. Но я слишком давно хотела, чтобы вы ушли оттуда и начали свою настоящую жизнь за периметром. Я согласна!
   – Ура! – От моего крика Оля, сидевшая в соседней комнате, оживилась:
   – Вы чего там кричите?
   – Оленька, иди сюда, мы посвятим тебя в секретный план.
   – Иду. А как план называется – Благородная плесень?
   – Ну, если хочешь, давай назовем его именно так.
   Я подробно пересказал все Оле и попросил ее повторить все дословно. Она посопротивлялась немного, но, поняв, что это очень важно, повторила все в точности. Сомневаться в том, что план имеет большие шансы на успех, не приходилось. Да и Оля с мамой были настроены решительно, и это меня успокаивало. Приятно осознавать, что три года, которые я пытался породниться с Бузовыми, не прошли даром и в этот сложный момент они, как настоящие родственники, на моей стороне и готовы побороться вместе со мной за то, чтобы в итоге сказать: все удалось!
   Мы еще посидели на кухне, допили вино, посмотрели вечернюю серию «Д2» и разошлись по комнатам.
   Я улегся на Ольгину скрипучую, старую полуторку модели восьмидесятых годов. Было жестко и неуютно. В комнате пахло сыростью, а обстановка вокруг больше напоминала ремонт. Оля пошла в ванную традиционно чистить зубы перед сном, снимать макияж, намазывать лицо пахучим кремом, а я отвернулся к стенке и попытался заснуть. Ждать от нее секса было бессмысленно. Если у нас сейчас на этой кровати случится трах, то мама сможет точно подсчитать количество фрикций, а Ане, которая спит у окна, будет все отлично видно. Меня бы все это забавляло, я бы еще как следует хлестал ее по ягодицам, чтобы шлепки вспышками врезались в мозг Ирины Санны, но боюсь, что Бузова на это не пойдет, уж слишком она любит маму. Да и я, честно сказать, после достигнутого сегодня вечером «одобрямса» не готов расшатывать установившееся равновесие.
   Оля пришла из ванной, удобно разместилась на оставшемся пространстве кровати и, положив голову мне на плечо, моментально уснула. Я мысленно возмущался, сравнивая Олю с Геной Букиным в женском обличье, но, подумав о разработанной сегодня комбинации, спокойно и счастливо отправился вслед за ней в надежде на эротический сон.
...
21 октября
   Утром, проводив Олю на занятия в университет, я поехал на Московский вокзал. К вечеру я уже был в Москве.
   Прямо с вокзала набрал Олю:
   – Привет.
   – Привет. Как ты добрался?
   – Хорошо. Ты уже звонила?
   – Да.
   – Ну и как все прошло?
   – Все отлично. Директор сказал, что передаст мою просьбу Германовскому.
   – Я думаю, что уже завтра, а может быть и сегодня, он тебе позвонит. Будь готова.
   – Я всегда готова.
   – Умница. Целую. Пока.
   – Пока.
   Механизм запустился. Что ж, посмотрим, чем это все закончится.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация