А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Диверсанты Сталина. Спецназ НКВД в тылу врага" (страница 1)

   Алексей Попов
   Диверсанты Сталина. Спецназ НКВД в тылу врага

   Введение

   Одним из решающих факторов победы над фашистским блоком в Великой Отечественной войне явилось народное сопротивление захватчикам на оккупированной советской территории. По своим масштабам, характеру деятельности и результатам оно не имело себе равных в войнах и вооруженных конфликтах первой половины ХХ века. Свой вклад во всеобщее дело разгрома врага внесли и органы государственной безопасности СССР, которые решали важнейшие задачи в ходе войны, в том числе и в тылу противника.
   В настоящее время делаются попытки ревизии итогов Второй мировой войны, пересмотра вклада Советского Союза в разгром фашизма, наблюдается стремление ряда иностранных и отечественных исследователей, а также политиков сделать акцент на отрицательных факторах истории Великой Отечественной войны, в том числе представить в негативном ключе сопротивление советского народа на оккупированной территории. В этом контексте тема исследования имеет особую политическую актуальность.
   Вместе с тем изучение деятельности органов госбезопасности в тылу гитлеровских войск стало возможным на качественно новом уровне лишь с 1990-х гг. ХХ столетия, когда исследователи получили доступ к необходимым архивным материалам. Значительное расширение источниковой базы за последнее десятилетие сделало актуальной задачу проведения фундаментального комплексного исследования деятельности чекистских органов за линией фронта как важнейшей и неотъемлемой части сопротивления советского народа оккупантам в годы Великой Отечественной войны. Новая источниковедческая ситуация позволяет объективно и научно обосновать деятельность органов госбезопасности СССР на оккупированной территории нашей страны.
   С этим связана и необходимость обозначить проблему партизанства как феномена (в том числе и в связи с острыми вопросами о правомерности боевой деятельности советских партизанских формирований), осветить деятельность чекистов в контексте народного сопротивления оккупантам и в целом раскрыть их роль в борьбе с врагом в его собственном тылу.
   Поставленная проблема не только актуальна в рамках изучения собственно данной темы, но также может служить отправной точкой для формирования самостоятельных исследовательских направлений по различным ее аспектам в дальнейшем.
   Историографический аспект изучения деятельности органов государственной безопасности на оккупированной советской территории подробно анализируется в отдельной главе исследования. Это позволяет ограничиться во введении рассмотрением основных направлений и спорных вопросов в изучении данной темы.
   В отечественной историографии заявленная проблема до последнего времени оставалась малоизученной. На то были свои причины. Во-первых, это господство определенных идеологических установок в историографии советского периода, где о роли чекистов в борьбе на оккупированной территории не принято было говорить. Это не позволяло исследователям полноценно изучать участие работников НКВД-НКГБ в партизанском движении и тем более объективно освещать всю полноту проблем, связанных с деятельностью органов госбезопасности СССР в тылу врага. Официальная идеология в Советском Союзе не могла допустить, что партизанское движение организовывалось кем-то другим, а не коммунистической партией. Во-вторых, это засекреченность источников по изучаемой проблеме. В-третьих, специфика работы органов безопасности, руководство и сотрудники которых не были заинтересованы в раскрытии форм и методов деятельности, проводимой на территории, контролируемой противником.
   В этой связи специальных исследований о деятельности чекистских органов на оккупированной советской территории в 1941—1944 гг. в отечественной историографии до настоящего времени, кроме закрытых трудов, не проводилось[1]. В открытой литературе по теме исследования преобладали издания мемуарного и научно-популярного характера.[2]
   Это не значит, что данная проблема совершенно не исследовалась историками. Деятельность органов госбезопасности являлась составной частью борьбы советского народа в тылу немецко-фашистских оккупантов и ее невозможно рассматривать отдельно от сопротивления в целом. Научная литература по этой проблеме достаточно обширна. С момента окончания войны опубликовано значительное количество научных и научно-популярных работ, рассматривающих различные формы народного сопротивления врагу, преимущественно партизанскую борьбу. В ряде историографических работ эта литература анализируется, в том числе дается периодизация историографии о борьбе во вражеском тылу, раскрываются основные направления в исследовании темы, уточняются некоторые цифровые показатели, вскрываются неисследованные или недостаточно исследованные аспекты партизанской борьбы.[3]
   Одной из основных проблем отечественной историографии в послевоенный период явилась дискуссия с западными историками, которые придерживались иных идеологических позиций, нежели ученые в СССР. Для советской историографии было характерно сосредоточение на проблемах руководящей роли ВКП(б) по организации партизанского движения, на раскрытии массового патриотизма населения на оккупированной территории, зверств фашистов и т. д. И, действительно, с этим нельзя не согласиться, во многом это была правда, хотя и не вся.
   Западные авторы расставляли акценты на организации и тактике советских партизан, проведении карательных операций немцев, в большей мере оправдывали действия гитлеровских захватчиков[4]. Изучали опыт партизанской борьбы на оккупированной советской территории и профессиональные военные. Так, например, в США в 1956 г. было разработано практическое пособие по борьбе с партизанами и повстанцами.[5]
   В 1970 – 1990-е гг. начинают выходить в свет исследования, в которых затрагивались некоторые вопросы работы чекистских органов в тылу противника (в основном разведки и диверсий)[6]. Однако научные труды, комплексно освещающие деятельность органов государственной безопасности СССР на оккупированной советской территории, не появились. В некоторых исследованиях, посвященных истории партизанской борьбы, даже не упоминается об участии органов госбезопасности СССР в сопротивлении советского народа в тылу немецко-фашистских войск[7]. В других работах кадровые сотрудники органов НКВД-НКГБ отождествляются с офицерами Красной Армии. В результате то, что сделали чекисты, приписывается совершенно иным людям[8]. Более того, отдельные авторы выступают с заранее предвзятых позиций. Они пытаются обвинить работников НКВД-НКГБ в различных преступлениях, искажают конкретные исторические события по изучаемой теме.[9]
   В настоящее время в отечественной историографии назрел конфликт между исследователями, пытающимися объективно показать историю зафронтовой деятельности органов госбезопасности СССР, партизанского движения в целом, и авторами, стремящимися фактически опорочить эту деятельность. Так, например, Б.В. Соколов утверждает, что просмотренные им документы вызывают «гнев не против немцев и их пособников, а против чинов НКВД и советских партийных лидеров, не менее своих германских коллег повинных в преступлении против человечности»[10]. Б.В. Соколов восхищается и украинскими националистами, и генералом А.А. Власовым, и локотскими[11] изменниками Каминским и Воскобойником, и откровенными бандитами братьями Болтуновыми. Создается впечатление, что автор делает попытку радикально пересмотреть устоявшуюся оценку данной проблемы в литературе, обелив предателей, выдав их низменные чувства за искренние убеждения, представить измену Родине как несогласие с существующим советским строем. Следует отметить, что такая интерпретация событий на оккупированной территории еще раз подчеркивает актуальность темы исследования, дает возможность научно доказать необоснованность выводов подобных историков.
   Научная новизна исследования заключается в том, что в ней впервые в отечественной историографии на основе широкой источниковой базы комплексно исследована деятельность органов государственной безопасности СССР на оккупированной советской территории в 1941—1944 гг.
   В исследовании помимо участия чекистских органов в подготовке и самой войне впервые проведен анализ многогранной работы органов госбезопасности по организации партизанского движения, а также основным направлениям их деятельности в тылу гитлеровских войск.
   Автор доказывает, что партизанское движение в годы Великой Отечественной войны развивалось не стихийно, а исходя из последовательных действий, которые нашли отражение в нормативных и иных документах по развертыванию боевых действий на оккупированной территории.
   В исследовании отмечается, что органы госбезопасности к началу войны оказались наиболее подготовленными для работы за линией фронта и явились главным инструментом государственного и партийного руководства по организации партизанского движения, а также по проведению специальных операций во вражеском тылу.
   На большом фактическом материале, основу которого составили ранее не публиковавшиеся документы, в работе впервые подробно проанализирован такой феномен, как контрразведывательная работа в тылу противника; выявлены негативные явления, имевшиеся в некоторых партизанских отрядах, объективно освещена роль чекистов в их устранении; раскрыты агентурные и иные подрывные методы гитлеровских спецслужб, направленные против советских партизан и подпольщиков.
   Хронологические рамки исследования охватывают период Великой Отечественной войны с 1941 по 1944 г., т. е. период оккупации части советской территории немецко-фашистскими войсками. Вместе с тем для полного раскрытия темы автор счел нужным обратиться к более раннему периоду, а именно к началу 1930-х – 1941 гг., чтобы показать проводившуюся в СССР подготовку к партизанской борьбе по линии органов госбезопасности и разведуправления Генштаба Красной Армии с учетом возможного нападения потенциального противника.
   При определении географических рамок исследования автором учитывалось несколько обстоятельств. Во-первых, необходимость рассмотрения всей оккупированной советской территории. Во-вторых, длительность оккупации и степень интенсивности сопротивления захватчикам, а также активность чекистских органов. В-третьих, фактор доступа к архивным документам и материалам, научным публикациям и мемуарной литературе по теме исследования. В соответствии с этим в исследовании в большей мере рассмотрена деятельность чекистских органов в Белоруссии, на Украине, в западных и северо-западных областях Российской Федерации.
   Деятельность органов государственной безопасности на оккупированной советской территории в годы Великой Отечественной войны является предметом изучения нескольких научных дисциплин – истории, военной и специальных наук.[12]
   Определяя методологию исследования следует иметь в виду несколько моментов. Во-первых, общий, комплексный исторический характер исследования. Во-вторых, междисциплинарность проблемы по самой ее сути, требующей не только заимствования и использования методов смежных научных дисциплин (различных отраслей военной и специальной наук), но и их синтеза при главенстве собственно исторических методов. В-третьих, историко-сравнительный тип исследования, определяющий специфику ракурса рассмотрения проблемы и некоторых подходов в ее изучении. Наряду с историко-сравнительным в исследовании применялся целый комплекс других общеисторических методов: историко-биографический, историко-правовой, историко-системный, историко-социологический и др. Материалы исследования могут быть использованы при разработке цикла лекций для студентов высших и иных учебных заведений Российской Федерации, а также при издании книг и учебных пособий по истории Великой Отечественной войны.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация