А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Под солнцем любви (сборник)" (страница 6)

   Глава 5
   Привет из прошлого

   Ну вот, теперь вы знаете мое прошлое: что стало с моими родителями, как у меня появился отец, как мне жилось в детдоме – словом, знаете мою жизнь до того момента, как я проснулась летним утром и стала собираться в поездку.
   С момента удочерения прошел год. Был июнь. В новом учебном году мне предстояло окончить одиннадцатый класс, так что эти летние каникулы были последними в школьной жизни. Папа подарил мне на день рождения десятидневную путевку в горы. После этого подарка несколько дней я не могла прийти в себя. Никак не получалось осознать, что увижу горы собственными глазами. Я побываю в тех местах, о которых мечтала в детдоме несколько лет!
   И вот сейчас мы ехали на железнодорожный вокзал. Папа должен посадить меня на поезд и отправиться на работу.
   Мы приехали на вокзал. Я еще ни разу не ездила на поезде. Ехать предстояло десять часов. Как я уже рассказывала, два года назад вместе с детдомовскими отдыхала в лагере, но это было в соседнем городе, и добирались мы туда на автобусе – поездка длилась всего час.
   – Как приедешь, сразу же позвони, – напомнил папа.
   – Хорошо, – кивнула я.
   Я взяла с собой сразу два мобильных телефона на смену друг другу – на тот случай, если в одном разрядится аккумулятор. Ведь в горах будет негде их заряжать.
   Папа припарковался у вокзала, и мы направились к поездам.
   – Наш поезд проходящий, – сказал папа, прочитав информацию на табло. – Вот, видишь? Поезд Москва – Адлер прибудет к первому пути.
   Я посмотрела на табло, на котором красным высвечивалась информация.
   Поезд был Москва – Адлер, но я ехала не в Адлер, а в другой город, который находится ближе.
   Мы отправились к платформе.
   – Туроператор предупредил, что руководитель вашей группы будет с плакатом, – вспомнил папа, внимательно разглядывая людей, которые сновали туда-сюда с тележками, чемоданами и сумками.
   – Вон он! – Я первая его увидела.
   – Точно! – обрадовался папа.
   Мы направились к мужчине лет тридцати пяти, который держал плакат с надписью «Горы». Он был высокий, спортивный и с панамкой на голове.
   – Добрый день, – поздоровался с ним папа. – Мы по путевке. Это Валя, моя дочь. Я не поеду, она едет одна.
   – Привет, Валя, – дружелюбно поздоровался мужчина. – Меня зовут Роман Семенович, и все десять дней я буду руководить нашей группой. А вот, кстати, и сама группа. Только это еще не все. Должен подойти еще один человек.
   Я оглядела нашу компанию. Она состояла из ребят моего возраста.
   – Привет, – поздоровалась я со всеми.
   – Привет, – откликнулись они.
   Все рассматривали друг друга с большим интересом. Нам предстояло жить вместе десять дней. В группе тоже было десять человек.
   Я сильно волновалась. От нервов даже разболелся живот.
   – С тобой все нормально? – заметил мое состояние папа. – Ты такая бледная!
   – Просто волнуюсь, – через силу улыбнулась я. – Я еще никогда не ездила в такие поездки.
   Я услышала странный шум, которого прежде не слышала. Огляделась, чтобы найти его источник, и с изумлением поняла, что это шумят рельсы! Железо издавало какой-то непонятный шорох.
   – О, а вот и наш поезд! – бодро воскликнул Роман Семенович.
   Я обернулась. К нам приближался поезд. Посередине каждого вагона под окнами была прикреплена табличка с надписью «Москва – Адлер». Значит, рельсы шумят из-за поезда!
   Стало еще страшнее. Нет, я была очень рада, что еду в поездку, но впереди ожидала неизвестность – я не знала, как там в поезде, не знала, что будет в походе… У меня даже пролетела мысль: «Хочу вернуться домой!»
   К поезду стали стекаться люди.
   – Поезд стоит двадцать минут. Нужно поторопиться, – сквозь шум толпы я услышала голос Романа Семеновича. – Заносите свои вещи.
   – Валя, пойдем. – Папа взял мой рюкзак и направился к вагону.
   Я посмотрела на Романа Семеновича. Он тоже взял чей-то рюкзак, но вдруг какой-то парень, по виду мой ровесник, грубо выхватил рюкзак из его рук и недовольно пробурчал:
   – Отдай! Я сам.
   – Давай я помогу, – попытался настоять Роман Семенович.
   – Я же сказал – я сам! Отойди! – грубо ответил парень и, подхватив рюкзак, забрался в вагон.
   Роман Семенович грустно вздохнул и занялся другими участниками похода.
   «Кажется, они знакомы давно», – отметила я.
   Проводница проверила мой паспорт и билет и пригласила в вагон.
   Мы поднялись по ступенькам. Они были железными, высокими и крутыми, – еще круче, чем наши ступеньки, которые ведут к Дону.
   Затем пошли по длинному узкому коридору, на полу которого был постелен такой же длинный и узкий коврик. Обстановка поезда была для меня удивительной и необычной – я никогда не видела, как поезда выглядят изнутри.
   – Вот твое место, – сказал папа, остановившись возле одной «комнатки» с несколькими полками.
   Мы вошли внутрь. Здесь было так тесно! Не понимаю, как здесь умещаются несколько человек! К тому же было очень душно. Я мгновенно покрылась испариной.
   – Так, какой у тебя номер? Двадцать три? – Папа посмотрел в билет. – Вот твоя полка, – произнес он, опуская рюкзак на правую нижнюю полку.
   В купе вошли и столпились еще несколько девчонок из нашей группы. Видимо, они ехали со мной. Стало еще теснее. Я ощущала себя куклой в кукольном домике.
   Мы с папой вышли в коридор, чтобы не мешать раскладывать вещи.
   Вскоре услышали голос проводницы:
   – Провожающие, выходим! Поезд отправляется!
   – Ну все, мне пора, – вздохнул папа.
   – Уже? – расстроилась я.
   – Уже… Валь, не переживай! Ты даже не заметишь, как пролетят эти дни, – подбодрил меня он, хотя было видно, что он тоже расстроен. – Сейчас освоишься, и все будет хорошо. Не забывай делать фотографии!
   – Хорошо, – пообещала я.
   Папа тепло обнял меня и пошел к выходу. Спустя несколько секунд я увидела его на перроне – он стоял под моим окном, улыбался и махал рукой. Я огляделась по сторонам – многие пассажиры тоже стояли у окон и смотрели на близких, которые их провожали.
   Неожиданно я почувствовала, как пол дрогнул, и на вокзале громко заиграла песня «Левый берег Дона». Многие пассажиры расчувствовались, и у них слезы хлынули из глаз.
   Вокзал поплыл куда-то в сторону.
   «Тронулись!» – поняла я.
   Папа помахал мне рукой и улыбнулся, но его улыбка была очень грустной.
   Я тоже ему помахала и подумала: «Как он там будет без меня?»
   Перрон вместе с папой уехал в сторону. Я прислонилась к краю окна, пытаясь как можно дольше смотреть на папу, но часть перрона, где он стоял, уже скрылась из поля зрения. Я видела других людей – чужих родственников, которые тоже кого-то провожали. На вокзале было очень много людей. Мальчики, девочки, мужчины, женщины… Столько разных лиц…
   И в этот момент меня словно прострелило. В толпе провожающих я увидела Ольгу Викторовну – воспитательницу из детдома! Ту самую, чей сыночек отрезал мне волосы!
   «Что она тут делает? – изумилась я и сама себе ответила на этот вопрос: – Как это – что? Кого-то провожает. Может, кто-то из ее родственников уехал на море. Поезд же идет в сторону Черного моря, в Адлер».
   Надо же… Я уже год не видела Ольгу Викторовну… Надо признать, она выглядела лучше, чем раньше – стала как-то свежее, моложе, и я не заметила на ней ни одной ссадины, хотя раньше она часто ходила с синяками.
   Поезд выехал за пределы вокзала и поехал мимо хозяйственных построек.
   «Ту-дух, ту-дух… Ту-дух… ту-дух…» – стучали колеса.
   Я ушла от окна и отправилась в купе.
   Со мной ехали три девчонки примерно моего возраста.
   – Давайте знакомиться, – предложила одна из них, рослая, очень плотного телосложения, с голубыми глазами, с кудрявыми рыжими волосами и обильными веснушками. – Меня Люба зовут. А вас?
   – Жанна, – слегка высокомерно ответила высокая, сильно худая, с прямыми черными волосами, собранными в хвост. У нее был красивый маникюр. Она обмахивалась ярким журналом мод.
   – Я Зина, – представилась девчонка среднего роста с русыми волосами, постриженными под каре. У нее был грубоватый голос и немного грубоватые повадки.
   – А я Валя, – откликнулась я.
   – Это моя вторая поездка в горы! Физические нагрузки в походах очень помогают сбросить вес! – сообщила Люба, энергично раскрывая пакет и вынимая пластиковый контейнер с копченой курицей. Следом достала огурцы, картошку в мундире и помидоры. – Ой, девчонки, я так проголодалась! Пора бы уже перекусить!
   – Как – перекусить? – изумилась Зина. – Мы же только сели!
   – Ну и что? Угощайтесь! На, – сказала Люба, протягивая Жанне два контейнера – один с картошкой, другой с курицей.
   – Ты что, ешь картошку? – повела носом Жанна. – Нет, спасибо. Так фигуру можно испортить.
   – Ой, не комплексуй, – махнула рукой Зина, взяв картошку. – Тебе ее, наоборот, надо приобретать, – произнесла она и гоготнула.
   – Что ты имеешь в виду? – не поняла Жанна.
   – Больно ты худая, кожа да кости, – откусив помидор, пожала плечами Зина. По подбородку потек сок. Она вытерла его тыльной стороной ладони.
   Жанна открыла рот, явно чтобы ответить что-то резкое, но в этот момент послышался хруст: Люба руками разломала копченую курицу.
   – На, – сказала она, протягивая Жанне куриную ножку.
   – Что за «на»? Не «на», а «возьми»! – не вытерпела Жанна, закатила глаза и отвернулась к окну.
   Любина рука с курицей зависла в воздухе.
   – Не хочешь – как хочешь, – пожала плечами Люба и переместила руку с ножкой ко мне.
   Я хотела ее взять, но к нам вошла проводница, с удивлением оглядела этот пир и попросила:
   – Билетики.
   Мы протянули билеты. Проводница поочередно открывала каждый билет и вырывала из середины какую-то бумажку. Мы все молчали. Было слышно, как Зина жизнерадостно причмокивает помидором.
   В вагоне становилось все более душно и жарко. Но неожиданно сверху что-то зашумело, и я почувствовала, что с потолка полился поток прохладного воздуха.
   – Ну наконец-то кондиционер включили! – недовольно сказала Жанна. – Я уже вся запарилась журналом обмахиваться!
   Проводница не обратила внимания на это высказывание, вернула билеты и спросила:
   – Будете чай с лимоном?
   – Да! – сказала Люба. – Мне два!
   Жанна с ошалевшим выражением лица снова отвернулась к окну.
   – Мне один, – сказала Зина.
   – Спасибо, я пока не хочу, – откликнулась я.
   Проводница ушла.
   – По-моему, каждому времени года соответствует свой напиток, – заметила я. – Лету – холодный компот, а зиме – чай с лимоном.
   – Это да. Но в поезде все по-другому, – вгрызаясь в куриное крылышко, кивнула Зина. – Это в поезде такая традиция – пить чай с лимоном.
   – Да? – удивилась я. – Не знала.
   – Ты что, никогда не ездила в поездах? – изумилась Жанна.
   – Не ездила.
   – Да ладно? – удивилась Зина. – А почему? Тебя что, родители никуда не возили?
   – Не возили, – не став вдаваться в подробности, ответила я.
   – Ой, ну ты не комплексуй, все бывает в первый раз, – подбодрила меня Зина.
   Проводница принесла три стакана чая в подстаканниках – два Любе и один Зине.
   Это удивительно, но вскоре мне тоже захотелось чая с лимоном. Атмосфера поезда почему-то очень к этому располагала, хотя на улице был жаркий июнь.
   – Я все-таки тоже схожу за чаем, – сказала я и вышла из купе.
   В коридоре было пусто, потому что пассажиры уже разбрелись по полкам, и тихо, потому что одни начали читать, другие спать, а третьи есть. Только слышно, как колеса стучат по рельсам – «ту-дух, ту-дух…»
   Я посмотрела в окно. Поезд ехал вдоль Дона.
   Я направилась к проводнице.
   Но вдруг справа из купе кто-то вышел и перегородил мне путь.
   – Извините, можно пройти? – попросила я.
   – Да, простите, – ответил мужской голос.
   Человек отошел в сторону, мельком взглянул на меня… и я остолбенела.
   – Ракета?! – изумился он.
   – Ты?! – Я была изумлена не меньше.
   Это был Кирилл Матвеев. Сын Ольги Викторовны. Я узнала его сразу.
   «Так вот почему она была на вокзале – сыночка своего провожала», – поняла я.
   – А куда ты едешь? – спросил сынок воспитательницы, удивленно рассматривая меня зелеными глазами.
   – В горы на десять дней, – в замешательстве ответила я. От растерянности даже забыла, что просто не выношу этого человека. – А ты?
   – В горы на десять дней… – так же растерянно, как и я, отозвался он.
   Меня как обухом по голове ударили.
   – Подожди, как – в горы? – оживился сынок воспитательницы. – С кем? С Романом Семеновичем?
   – Неважно, – резко ответила я и решительно пошла по коридору к месту проводницы. Я уже пришла в себя. Мне не хотелось разговаривать с человеком, который изуродовал и мои волосы, и мою жизнь.
   – Ракета! – крикнул Кирилл мне вслед. – Подожди! Ракета, ну постой!
   Он догнал меня и взял под локоть.
   На нас с любопытством посмотрели пассажиры, которые лежали на своих полках.
   – Не прикасайся ко мне! Я не знаю, кто ты! – Я вырвала локоть из его руки и продолжила путь по качающемуся вагону.
   – Ну Ракета!..
   Я его не слушала. Я шла.
   Я была просто убита. Если могло случиться что-то настолько ужасное, что испортило бы мне всю поездку, то оно случилось! Кирилла я не переносила всем своим нутром. Это человек, который не вызывает во мне ни одной положительной эмоции. Это человек, из-за которого я постоянно подвергалась насмешкам и из-за которого все дразнили меня лысой! Если бы не он, Димка не посмеялся бы надо мной на первом в моей жизни свидании!
   Я остановилась посреди вагона. В памяти вспыхнули воспоминания: я просыпаюсь в лагерном домике, а на меня смотрят девчонки и покатываются со смеху. Я гляжу на себя в зеркало, которое услужливо протягивает довольная Алина, и вижу на голове рваные клоки волос.
   После этого воспоминания пришло другое: весь лагерь собирается на экстренной линейке. Выясняется, что меня изуродовал Кирилл. Ольга Викторовна спрашивает: «Кирюша, зачем ты это сделал?» На что он с наглым выражением лица отвечает: «А мне так захотелось!»
   После этого несколько месяцев я жила в настоящем кошмаре – парни постоянно пытались сорвать косынку и смеялись надо мной.
   Какой же он жестокий! Ему так захотелось!
   Меня обдало жаром. Внутри все кипело. Я не переношу Кирилла! Не переношу!
   Вот, значит, кого Роман Семенович ждал на вокзале… Вот кто еще должен был подойти к нашей группе…
   Ну зачем, зачем сынок воспитательницы испортил мою мечту? Я всю жизнь хотела оказаться в горах, но он влез в эту хрустальную мечту и истоптал ее грязными ногами!
   Он испортил все! Все, что было мне дорого! Обстриг мои волосы, а теперь сломал мечту о горах! Это настоящий человек-разрушитель!
   Я в шоке! Он в моей туристической группе, а это значит, что мы десять дней будем рядом! Мы будем есть из одного котла! Мне придется постоянно его видеть! Потрясающе! Я даже не представляю, как мы проведем вместе десять дней, если я не хочу видеть его ни секунды?!
   Мне захотелось нажать на стоп-кран и выйти из поезда. Не хочу я никаких гор, если там будет сынок воспитательницы! А если он снова отрежет мне волосы?!
   Но внезапно в голове что-то щелкнуло. Я словно переключилась на другую волну и подумала: интересно, а почему это я должна выходить из поезда? Папа подарил мне путевку, я мечтала о горах… Так почему я должна портить себе поездку из-за какого-то там сынка воспитательницы?
   «Я поняла! Просто буду делать вид, что не знаю его! Как будто его рядом нет, и совершенно не стану на него реагировать! – постаралась я успокоиться. – Надо набраться терпения! Ведь это всего лишь на десять дней!»
   На этой позитивной ноте я вернулась в купе. Зина с Любой звонко щелкали семечки.
   – А где чай? – спросила Зина.
   – Чай? – не поняла я. – Какой чай?
   – Ну ты же за чаем ходила, – напомнила она. – С лимоном.
   Я не понимала, о чем она говорит. В голове все перемешалось – детдом, лагерь, отрезанные волосы…
   «Точно! Я же хотела попросить у проводницы чая!» – обомлела я. И призналась:
   – Я забыла, что шла за чаем…
   – Ой, не комплексуй! – подбодрила меня Зина.
   – Бывает… – сочувствующе отозвалась Люба и щелкнула очередную семечку.
   – Куда я попала… – послышался недоуменный голос Жанны.
   Я развернулась и вновь ушла за чаем.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация