А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Под солнцем любви (сборник)" (страница 39)

   Глава 13
   Ипподром

   Голодные, злые и уставшие подружки шлепали по дороге, ведущей на ипподром.
   Добрая женщина-автовладелец, подкинувшая их до Краснодара, поделилась с ними бутербродами по дороге, но сама дорога в душной машине, постоянно елозившие и что-то болтавшие дети вымотали путешественниц. Марля еще кое-как переставляла ноги – выкинув туфли на каблуках, она с облегчением влезла в свои любимые старые кеды, а Надя так и ковыляла на каблуках, ведь никакой другой обуви взять с собой она не догадалась.
   Всю дорогу подружки почти не разговаривали. Марля чувствовала себя виноватой, а Надя демонстративно злилась на нее. Она и сейчас продолжала бухтеть вроде бы себе под нос, но так, чтобы быть услышанной:
   – И куда тащусь? И кто нас тут ждет? Что за дебильная идея, ваще?..
   Марля и сама не была уверена в правильности принятого решения. Коневозка из «Восхода», конечно, придет, но… Но ведь им надо как-то переночевать на ипподроме. А где? Кто их тут ждет?
   Между тем подружки подошли к конюшне. Рядом с которой росло точно такое же абрикосовое дерево, как и рядом с бывшей усадьбой братьев Никольских в их поселке. А под деревом – точно так же стояли стол и скамейки. А за столом сидели и пили вино люди. Парни и мужчины. Кто-то из них уже заметил двух девчонок, и в конце концов все обернулись и с интересом уставились на Надю с Марлей.
   Марля ожидала, что Надя, как обычно, начнет тут же всех кадрить и им непременно предложат еды, вина, компанию и кров над головой. Но та почему-то молчала. Как ни стеснялась Марля заговаривать с незнакомыми, ей пришлось сделать над собой усилие и начать разговор:
   – Привет! А мы из конного завода «Восход». Ездили на море, остались без денег, и теперь нам надо как-то попасть домой. Завтра ведь скачки? Наша коневозка придет, и с нею мы уедем к себе. Можно, мы у вас тут переночуем где-нибудь в сене? – выдала она всю правду.
   – Привет! Здорово! Привет! – нестройным хором поздоровались сидевшие под абрикосом.
   А потом самый старший из них махнул в сторону конюшни:
   – Да ночуйте. Шо нам, жалко, шо ли?
   – Спасибо, – снова за них двоих поблагодарила Марля и потащила Надю в конюшню.
   И обе без сил свалились в сено в сеннике.
   – Я хочу пить. И есть. И помыться. Я вся грязная как свинья. И в постельку хочу. А не в сено. Сено колется… – разнылась Надя.
   Марля и сама всего этого ужасно хотела и с трудом представляла себе, как они будут ночевать в сеннике. Но на этом моменте все ее идеи иссякли. Теперь она точно понятия не имела, что делать дальше.
   Неожиданно дверь в сенник распахнулась, и на пороге возник какой-то парень:
   – Эй, там типа ваша коневозка пришла, – и ушел.
   Марля тут же подскочила на ноги… Но куда, а главное, к кому ей было бежать? Ведь, с кем она в заводе общалась, это были «спортивные» – те, кто занимался конным спортом на спортивной конюшне. А «скаковых» – конмальчиков, жокеев, тренеров и конюхов на скаковых тренотделениях – она не знала. Это был другой мир. Который вроде и был рядом, но на самом деле ужасно далеко от нее…
   Марле снова захотелось плакать. Тем более что Надя валялась рядом и не подавала никаких признаков жизни. Вместо того чтобы, как обычно, фонтанировать идеями и убеждать подругу, что все будет хорошо. Но заплакать Марля не успела.
   – Точно. А я думаю, какие девки с «Восхода» тут могут быть? – Дверь в сенник снова распахнулась, и на пороге возник Васька Беда собственной персоной.
   – Марлен, хватай подругу и быстро за мной. Совсем с ума сошли, – быстро распорядился он и выскочил в проход конюшни.
   Марля с удивлением посмотрела на Надю, Надя, которая за секунду до того валялась в сене как убитая, тоже приподнялась на локте и с удивлением посмотрела на Марлю.
   – Пошли, что ли? – предложила последняя.
   Но когда они вышли в коридор, там никого не было.
   – И куда делся Беда? Что он вообще раскомандовался? И что он тут делает, он же вышел из порядка? – высказалась наконец Надя.
   Марля не успела ответить, потому что в другом конце коридора снова появился Беда и закричал во всю ивановскую:
   – С места в галоп и сюда!
   Марля ничего даже понять не успела, как Беда познакомил их с каким-то тренером Сергеем, препроводил к этому самому тренеру в каморку, переделанную в человеческое жилье из денника, выдал им консервы и хлеб, включил электический чайник и наказал строго-настрого никуда не уходить. Так подружки неожиданно для себя обзавелись кровом над головой, кроватью, едой и чаем. Попивая который, они попробовали осмыслить произошедшее.
   – Даже не верится, что все как-то устаканилось, – произнесла Надя, задумчиво жуя бутерброд. – Как-то я от Беды такой прыти не ожидала. И вообще я от него ничего хорошего не ожидала.
   – Вася хороший, – тут вставила Марля, преисполненная благодарностью и к Беде, и к незнакомому им тренеру Сергею.
   – Боже, даже не верится, что можно наконец расслабиться, лечь и уснуть. И забыть про этот ужасный день. Про предателей Федьку с Петькой, про ужасного сынулю бабули… Жаль, только кровать одна. Надеюсь, ты не пинаешься.
   – Я не пинаюсь! – тут же уверила подругу Марля. – А я как чувствовала, что все в итоге будет хорошо. Как здорово, что я вспомнила, что в Краснодаре скачки.
   – Ладно, признаюсь, – сытая Надя решила больше не дуться на подругу, – я днем убить тебя была готова, когда ты отказалась ехать со мной автостопом. И в затею с ипподромом и коневозкой до «Восхода» тоже не верила. А теперь… А теперь я тебе очень благодарна, что ты меня не послушалась, а настояла на своем.
   – Да я… Я так боялась. Я ведь никогда ни на чем не настаиваю. Я ведь сама не знала, как лучше. Я… – растерялась Марля. – Но я тоже рада, что приключения закончились.
   Напившись чаю и перекусив, подружки, не сговариваясь, тут же привалились на кровать. Но заснуть им помешали.
   – Так, Марлен, со мной на выход, – в дверях снова появился Беда и решительно потащил Марлю за собой.
   И она послушно пошла следом. Наверное, после Надиных рассказов про страшных конмальчиков она боялась ему перечить.
   Или, наоборот, прониклась к нему таким доверием, что готова была пойти куда угодно? Почему-то она вдруг поняла, что, несмотря на все рассказы, Вася ей нравится. Может быть, потому что именно он настоял на том, чтобы она стала ездить верхом, и благодаря ему для нее открылся огромный мир лошадей и конного спорта? Потому что он сам поначалу взялся учить ее, был терпелив с ней, много хвалил и ни разу не обругал? Потому что он все время, пока она занималась верховой ездой, нет-нет да и появлялся на плацу, сидел и смотрел, как она ездит в смене?
   Марля вдруг поняла, что он ей нравится. Чем-то таким пока еще неуловимым. Поведением ли, отношением ли к ней. И ведь сейчас, как он сразу вник в ситуацию, без расспросов, укоров, обвинений, просто решил проблему, и все. Позаботился. Взял на себя ответственность, как говорили на берегу моря Анна с Ириной…
   Васька между тем притащил ее в соседнюю конюшню. В которой в проходе и по денникам толпились несколько парней примерно их возраста.
   – Знакомьтесь, это Марлен, – вытолкнув на середину конюшни, представил Марлю Беда и добавил: – Зацените, какая мелкая!
   Марля как будто на полном галопе из седла вылетела.
   Только она поняла, что он ей нравится. Только она вдруг посмотрела на него другими глазами… А он? Он притащил ее к своим друзьям, чтобы посмеяться. Посмеяться над тем, какая она маленькая, тощая, несуразная в свои шестнадцать лет. Не девушка, а ребенок. Не такая, как все. Посмешище.
   Марля вся сжалась в комок, не смея поднять глаз. Больше всего на свете ей хотелось провалиться сквозь бетонный пол конюшни. Перестать существовать. Не быть. Но…
   – Круто! – раздалось рядом.
   – Во повезло с ростом! – раздалось с другого бока.
   – В тебе, наверное, весу и сорока нет? Везуха, – раздалось откуда-то из ближнего денника.
   Марля не верила своим ушам. Наверное, это было какое-то совсем уж изощренное издевательство? Но изумление все-таки было так велико, что она открыла глаза и посмотрела по сторонам.
   Вокруг нее стояли парни и… улыбались. И на их лицах читалось искреннее восхищение и одобрение. Марля стояла, верила и не верила, не могла понять, что происходит.
   – Вот бы мне такой рост, – сказал парень, который находился слева и немного за спиной у нее.
   И вдруг Марля заметила, что все они, в общем-то, были немногим выше ее. Она так привыкла, что она в компании ровестниц всегда самая мелкая, а уж рядом с парнями и вовсе лилипутка, что тут смотрела по сторонам и не верила своим глазам.
   Все были тощие и маленькие. Такие же, как она. И вдруг Марля вспомнила рассказы Нади про конмальчиков. Жокейский вес – пятьдесят два, максимум пятьдесят пять килограммов. Но чтобы лошади-двухлетки могли участвовать в скачках, их надо начинать объезжать и тренировать за полгода, когда они еще совсем подростки и не могут нести даже такой вес. Поэтому в конных заводах на них ездят конмальчики, которые должны весить еще меньше.
   – Мой рост метр пятьдесят, а вешу я с одеждой сорок, – в первый раз гордо назвала свои рост и вес Марля.
   И тут же вздох зависти пронесся по конюшне: повезло.
   ПОВЕЗЛО! Никто никогда так не оценивал Марлину внешность.
   ПОВЕЗЛО! В первый раз услышала она вместо привычных жалости и фальшивых слов утешения «вырастешь еще»!
   ПОВЕЗЛО! Самой ей даже в голову не могло прийти, что ее рост и вес – повод для гордости.
   Между тем, когда обсуждение Марлиных параметров приутихло и все разошлись по денникам, Вася пояснил ей, зачем он ее сюда притащил:
   – Выручи, а? Мой напарник, еще пока ехали, сошел с дистанции. Ну… напился, в общем. А лошадей надо отшагать перед завтрашними скачками. Поможешь?
   – Я? На настоящей скаковой лошади? – испугалась Марля.
   – Ты здорово держишься в седле, я же видел, – улыбнулся Беда.

   Они вдвоем выехали на ипподромный круг. Лошади шли в ногу бок о бок. Так близко, что Марля иногда касалась своей коленкой коленки Беды. Они проехали мимо пустых трибун, мимо судейской будки. Марля вкратце рассказала Ваське об их с Надей приключениях на море, а он ей – о себе, о предстоящих скачках. Беда говорил увлеченно, просто и искренне. Без дурацких шуточек. Делился с ней как с самым близким человеком… Потом оба замолчали. Сделав полный круг по скаковой дорожке, пошли на второй.
   – Знаешь, – вдруг сказал Беда каким-то чужим голосом, – я ведь тебя сразу заприметил. Тогда, за столиком. Ты красивая…
   И Марля растерялась. Ей никто из парней никогда не говорил, что она красивая. Никто-никто. Никогда.
   – Спасибо, – только и нашлась она что сказать.
   – Я… Я никогда толком не общался с девчонками. В классе, конечно, но… Но как-то у меня все время были лошади. Только лошади. С ними проще. – Васька шумно выдохнул и снова замолчал.
   Марля тоже не знала что сказать. Только посмотрела на него украдкой. И заметила, что он красивый. Какой-то взрослый. Сильный. Загорелый. И черты лица у него правильные и очень мужественные. Немного еще посмотрела на него, но, встретившись глазами, моментально покраснела и снова стала смотреть куда-то на землю, куда ступали копыта.
   – Вы только сегодня больше никуда из комнаты Сереги не высовывайтесь, хорошо? Сегодня весь ипподром гудеть будет. Мало ли что. Я тебя провожу, и не выходи, ладно?
   – Ладно, – согласилась Марля, – не выйдем.
   – А завтра праздник будет. Не просто скачки, а День урожая. Ну да увидишь сама. А вечером в завод поедем.
   – Поедем.
   Снова помолчали.
   – Скачки всегда проводятся против часовой стрелки, это называется «в правильную сторону». А по часовой – «в обратную».
   – Почему?
   – Лошадям удобнее скакать с поворотами налево. Да и жокеи все правши, им удобнее посылать лошадь вперед хлыстом правой рукой. А хлыст всегда должен быть в наружной по отношению к ходу движения руке.
   – Да, мне так Андрей говорил на занятиях в конном заводе.
   – Вот мы сейчас в правильную сторону едем.
   И Марле вдруг стало легко и радостно на душе.
   «В правильную сторону едем» – это прозвучало так двусмысленно. Ей сразу вспомнились все «отношения» с Федькой. Как все это было фальшиво и неправильно. «Неправильно», пожалуй, это было самое верное определение всей той глупой погоне за любовью, которую инициировала Надя и в которую Марля зачем-то вовлеклась. А сейчас вдруг она ясно и четко поняла, что едет именно в правильную сторону. Едет верхом, на лошади – животном, которое она полюбила всем сердцем и навсегда. Едет рядом с парнем, который ей по-настоящему нравится. Который для нее – свой. И не только потому, что он такого же маленького роста, нет. Марля просто ехала и ощущала всем своим существом, что Васька для нее – свой. Это ее человек. Это то, о чем говорили на море ее добрые феи. И это ощущение ни с чем не спутать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [39] 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация