А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Под солнцем любви (сборник)" (страница 32)

   Глава 6
   Беда

   Переболев, Марля неожиданно перестала страдать от жары. Она по-прежнему обливалась потом, по-прежнему постоянно хотела пить, но у нее проснулся – на радость бабе Аглае – зверский аппетит, и она стала крепко спать по ночам, несмотря на жару и мух.
   И снова они с Надей пошли на пруд купаться, а вечером опять Марля лежала с книжкой в сене у первого номера и смотрела во все глаза, как ровно в восемь, на закате, с пастбища приходит табун.
   Сначала за скирдами поднялась стена пыли. Она приближалась, приближалась, а потом остановилась – табун пил. Лошадей не было видно – только пыль медленно оседала за абрикосами. Небо у горизонта понемногу становилось розовое. Розово-оранжевым расцвечивались жидкие облачка.
   А потом снова пыль поднялась, послышались топот копыт, ругань табунщика, и из-за старых абрикосовых деревьев вылетели галопом, крутя головами, холостые кобылы. За ними рысили подсосные с ошалевшими жеребятами. Минута – и бурлящая огненная река, прорвавшись между абрикосами и конюшней молодняка, заполнила все пространство.
   Марля замерла. Но не только потому, что в очередной раз зрелище золотых сказочных лошадей заставило ее замереть в восторге. Еще и потому, что позади кобыл лихо скакал на такой же золотой и сказочной лошади Федька в неизменной ковбойской шляпе.
   – А мне на них наплевать, – раздалось рядом.
   Марля вздрогнула, обернулась и увидела рядом стоящую с делано-равнодушным видом Надю.
   Откуда-то из середины розовой пыли и золотых лошадей вынырнул верхом Петька и снова скрылся из глаз.
   С криком «Держи Риориту!» мимо промчался бригадир Каскин. За ним, как индеец, крутя разводкой, проскочила дневальная тетя Валя.
   – А мне кажется, тебе не наплевать. Ты просто обиделась. Обиделась, что он поцеловал тебя и теперь больше на тебя не смотрит. Только все это потому, что ты потом поцеловалась с Федькой. Вот Петька и обиделся на тебя. Ведь можно подумать, что тебе все равно с кем целоваться. А ему это неприятно. Вот он теперь и делает вид, что ему на тебя наплевать. А ты делаешь вид, что тебе наплевать на него. По-моему, это глупо. Если, конечно, он тебе на самом деле нравится… – осторожно высказалась Марля.
   – Я вообще просто за тобой пришла, а не на них поглазеть!
   – Надя, но ведь я права… Прости, пожалуйста, если обидела, но… Зачем эти все страдания? Хочешь, давай сходим к общаге, посидим с ними за столом, сыграем в карты. Я даже с тобой наливку в их компании выпью. Ты с ним поговоришь, и все наладится.
   Надя не ответила, она во все глаза смотрела на Петьку.
   Марля поднялась с сена, чтобы было лучше видно, и тоже посмотрела на него. Петька бестолково носился галопом туда-сюда, не столько помогая конюхам ловить кобыл, сколько, наоборот, мешая.
   – Это ведь он ради тебя тут выпендривается… – тихо заметила Марля.
   Надя снова промолчала.
   Марля же поискала глазами Федьку. И увидела, что он совсем рядом и… смотрит на нее. Марля тут же быстро отвернулась.
   – Ладно, только ради тебя я схожу с тобой и послушаю дурацкие анекдоты, – буркнула Надя.

   В усадьбе братьев Никольских, в торце здания был вход в общежитие, а рядом с входом под огромным абрикосовым деревом стоял стол со скамейками, за которым все обычно и собирались. Время от времени с веток срывались первые созревшие абрикосинки и падали с таким звуком, как будто кто-то идет. Ночью – как будто идет кто-то с дурными намерениями.
   На следующий день с обеда подружки, как и договаривались, отправились пить вино со студентами.
   – Это хорошо еще, что конмальчиков пока еще нет… – сама себе под нос заметила Надя.
   – Кого? – не поняла Марля.
   – Конмальчиков. Они в скачках участвуют.
   – В скачках?
   Надя вздохнула и стала объяснять все подробно:
   – В нашем конном заводе разводят лошадей чистокровной верховой породы. Молодняк объезжают и готовят к скачкам. Скачки не имеют никакого отношения к конному спорту. В них выигрывает лошадь. Чтобы наши лошади могли выигрывать в международных скачках, надо постоянно улучшать породу. Надо вести отбор лучших лошадей на племя. Те лошади, которые покажут самую высокую резвость, остаются для разведения в заводе. Это называется «селекция». Самые резвые участвуют в этих самых международных скачках в Европе или даже в Америке. Некоторые побеждают. И тогда к нам в конный завод приезжают покупать лошадей богатые покупатели. В общем, все это очень сложно.
   – А конмальчики-то кто?
   – В скачках на лошади скачет жокей. Чем меньше он весит, тем проще лошади победить. У жокеев, как и у балерин, очень строгие ограничения по весу. Прикинь, по международным стандартам вес жокея не должен превышать пятидесяти двух с половиной килограммов. А на совсем молодых лошадях, которым всего года по два, могут скакать только те, кто весит килограмм сорок пять, если не меньше. Никакой взрослый мужик не может быть таким дохляком. Поэтому на молодняке скачут конмальчики – парни лет, не знаю, от четырнадцати до восемнадцати. К восемнадцати они, как правило, уже выигрывают несколько скачек и получают звание жокея. То есть конмальчик – это почти жокей, – устав объяснять, резюмировала Надя.
   – А почему хорошо, что их нет? – поинтересовалась Марля.
   – А потому что весь молодняк сейчас на ипподромах: в Москве, Краснодаре, Пятигорске и других – лето, скаковой сезон. А с ними все конюхи, жокеи и конмальчики. Они там постоянно возятся с лошадьми, девочек не видят. Когда скаковой сезон закончится, они все вернутся в завод с кучей денег. Только жокеи все в семьи свои вернутся, будут семейными делами заниматься, а конмальчики – они свободные. Тут же начнут расслабляться и праздновать свои победы. Пить будут, куролесить, за девками бегать, ходить на биофабрику и бить местных. Ужас что будет твориться. Конмальчики – это кошмар.
   – А точно они еще не приехали? – испуганно спросила Марля.
   – Точно. Скаковой сезон позже заканчивается, – успокоила ее Надя.
   Они подошли к усадьбе.
   За столом под абрикосом сидела веселая компания. Первыми подружки увидели знакомые профили Петьки с Федькой и Грихи. Потом разглядели с ними взрослого мужчину – Андрея, тренера, обучавшего верховой езде на спортивной конюшне.
   – О! Девчонки! Привет! В картишки, наливки? – радостно крикнули им из-за стола.
   Марля по привычке немного испугалась, а Надя тут же сделала недовольно-оценивающее лицо:
   – Привет. Пьете?
   – Садитесь к нам! – первым подскочил Гриха. – Петро, где стаканы?
   Подружки подсели за стол: Надя влезла между Петькой и Федькой, а Марля робко пристроилась с краешку рядом с Андреем. Гриха быстро нацедил им наливки из полуторалитровой пластиковой бутылки с этикеткой от пива «Жигулевское» и похвастался:
   – У тети Вали брали. Вишневая.
   Андрей же оценивающе посмотрел на Марлю:
   – Девочка, тебе сколько лет?
   И Марля тут же внутренне напряглась: вроде бы и привыкла она уже к этому дурацкому вопросу, но каждый раз так больно и неприятно было слышать его, каждый раз она надеялась, что его не будет…
   – Ей шестнадцать. И она уже пила и вино, и пиво, – тут же пресекла все дебаты по этому поводу Надя.
   – И водку! – зачем-то добавила Марля, которая до этого вобще не пила никогда.
   – Да мне-то шо? – улыбнулся Андрей. – Мне-то по фигу. Я паспорт смотреть не буду.
   – За встречу! – тут же провозгласил Петька. – Хай живее ридный конный завод!
   Все чокнулись и выпили.
   Марля тоже смело, чтобы показать всем, что она уже не ребенок, хлебнула наливки. Она оказалась ароматной, сладкой и очень приятной на вкус. Почти как вишневый сок, который она любила. Теплым комком наливка прокатилась по пищеводу в желудок.
   – Кто не курит и не пьет, и не матюгается, в конный спорт не попадет, пусть и не старается! – неожиданно хлопнул ее по плечу Андрей, и Марля тут же закашлялась.
   Все засмеялись.
   – А мы тут в картишки играем, – пояснил Петька, собирая со стола карты и тасуя, – в подкидного с переводным. Сыграете? Только проигравший лезет на абрикос и кукарекает.
   Раздали.
   Марля умела и даже любила играть в карты. А потому легко включилась в процесс. То ли от общего дела, то ли от глотка наливки она потихоньку перестала робеть и стесняться: ловко подкидывала и вместе со всеми смеялась, когда кто-то не мог отбиться и ему приходилось брать все, что накидали.
   Сначала дураком оставили Гриху, потом – Петьку, а потом проиграла и Марля.
   – Не везет в карты – повезет в любви! – хохотнул Андрей. – Вперед, мамзель, на абрикос!
   Марля, как ни карабкалась, залезть на дерево не смогла, поэтому все, что осталось – под смех остальных покудахтать, повиснув на нижней ветке.
   Потом снова два раза проиграл Гриха.
   – Тебя послушать, так мне в любви должно офигенно везти, – смеялся он, выпивая.
   – А шо – нет? – хитро смотрел на него Андрей.
   – Не-а. Вон Надька приехала, а со мной то гуляет, то не гуляет. То говорит – я свободная, то – я такая занятая вся…
   Марля вздрогнула: вот зачем Надя еще и с Грихой гуляла? Петька теперь точно обидится и не будет на нее смотреть!
   А Надька даже ухом не повела, только улыбнулась:
   – Да, я такая.
   Марля слушала их шуточную перебранку и… впервые подняла глаза от карт и посмотрела на Федьку. И сердце у нее замерло.
   И снова вспомнилось, как они шли на биофабрику. И его теплая рука у нее на плече. «Не везет в карты – повезет в любви». Повезет в любви. Повезет в любви…
   – Твой ход! – сказал ей Федька, заглянув при этом в глаза.
   Сердце Марли тут же зашлось дробью. Она сходила совсем не с той карты, с которой хотела…
   – О! Беда идет! – вдруг крикнул кто-то.
   Марля вздрогнула. И испуганно посмотрела на подругу.
   – Васька Беда. Это его кликуха. Во-первых, фамилия у него Будэ, а во-вторых, он постоянно с лошадей грохается. Он конмальчик, – пояснила Надя.
   К столу подошел щуплый лохматый паренек и вызывающе посмотрел на остальных:
   – Че лыбитесь? Снова я вышел из порядка[3]. Пиночет закинулся да и на спину хлобыстнулся. А я под ним оказался. Но легко отделался: только ребро треснуло. Во! – Беда охотно задрал футболку и показал огромный синяк. – Мне-то пофиг, но эти придурки перепугались и депортировали меня с ипподрома. Так что вот он я, теперь с вами. Выпьем же за мое здоровье! Наливайте.
   – Вот за шо я тебя люблю, Беда, так шо ты всегда прибегаешь на звон бокалов. Со сверхзвуковой скоростью, – хохотнул Андрей и протянул подошедшему стакан.
   – А знаете, что такое сверхзвуковая скорость? Это когда бежишь вокруг дома и видишь свой зад, мелькнувший за углом, – тут же среагировал Васька, лихо выхватывая у него стакан.
   Одновременно он попытался присесть за стол, ударился локтем о столешницу, дернулся, хлопнулся на землю и разлил всю наливку.
   Все довольно засмеялись.
   – Беда… – расстроенно протянул Беда, глядя в пустой стакан.
   – Не, ну шо ты за человек, Васька? Хворый на всю голову. Гриха, налей ему, я не можу, я ща сдохну от хохота, – не мог успокоиться Андрей. – Може, ты и не с коня звезданулся? А дивчину на сеновал потянул да со второй ступеньки и навернулся?
   – Он с кровати навернулся, когда пятку почесать пытался!
   – В бане на мыло наступил!
   – Сам себя мухобойкой убил, когда мух гонял!
   Тут же стали соревноваться в остроумии Петька с Федькой.
   – Ага, – вместе со всеми смеялся Беда и вяло оправдывался. – Я правда с коня, с Пиночета, правда.
   Гриха между тем снова наполнил его стакан наливкой, ровно-ровно, до краев.
   – О! Сверхточность, – одобрительно поднял свой стакан Андрей.
   – А знаете, что такое сверхточность? Когда телеграфным столбом муравью попадаешь точно по левой пятке, – снова «блеснул» Беда.
   Все засмеялись и пригубили. Васька же выпил свой залпом.
   – Смотри, быстро сойдешь с дистанции! – предупредил Андрей.
   – У меня уже призов выиграно столько, что тебе и не снилось. Не сойду. Наливай!
   Марля во все глаза смотрела на Ваську. Рассказы Нади про конмальчиков произвели на нее сильное впечатление. И теперь она в тихой панике смотрела, как Беда так же залпом пьет второй стакан наливки. Смотрела и ожидала от него какой-нибудь ужасной выходки. Вот сейчас он быстро опьянеет и… и…
   Беда же девчонок как будто не замечал – обращался исключительно к Андрею с Грихой да к студентам. Лениво подцепив колоду и начав тасовать, пустился рассказывать последние новости с московского ипподрома: кто что выиграл, кто с кем подрался, какая лошадь в какой форме и какие у нее шансы и так далее.
   И только потом вдруг спросил:
   – Че за девки?
   – Ой, Беда, только не делай вид, что ты меня не знаешь, – обиженно протянула Надя.
   – Да твой-то фейс мне знаком. А кто с тобой?
   – Это моя подруга из Питера, Марлен, она же Марля.
   – Марлен… Классное имя. – И Беда с интересом уставился на Марлю.
   Марля покраснела и по привычке внутренне напряглась: «Вот сейчас он спросит…» Но Васька и не подумал задать ей вопрос о возрасте. Вместо этого он заметил себе под нос:
   – Ниче так…
   А потом быстро раздал карты:
   – Погнали в подкидного?
   Сыграли раз, оставив в дураках Петьку.
   – Ну шо я-то снова? Совсем озверели! – громко возмутился тот.
   – Не везет в карты… – начал Андрей.
   – Повезет в любви, – мило промурлыкала Надя.
   – А и правда, шо мне тут с вами сидеть? Злые вы, дураком оставляете… – И Петька шумно полез из-за стола.
   Вместе с ним поднялась и Надя, и оба они, распрощавшись с оставшимися, двинулись прочь от компании.
   Марля растерялась от неожиданности. Она осталась одна в компании малознакомых ей парней, да еще и рядом со страшным конмальчиком Васей Бедой. Она не могла понять, что ей делать. Бежать вслед за подругой? Но ведь Надя наверняка хочет побыть с Петькой наедине. Оставаться здесь? Но ей было страшно. А на Федьку Марля даже посмотреть почему-то боялась.
   – Я не понял! А шо это они? – громко возмутился Гриха.
   – Мал еще, – улыбнулся Андрей.
   Федька неожиданно поднялся из-за стола:
   – Пошли. – Он подошел к Марле и грубо дернул ее со скамьи.
   На ватных ногах Марля послушно пошла за ним.
   Когда ушли Надя с Петькой, она позавидовала подруге. Ей тоже захотелось куда-нибудь пойти с Федькой. Побыть вместе с ним. О чем-нибудь поговорить. Захотелось, чтобы он снова обнял ее… Но едва он потащил ее куда-то, как вместо того, чтобы обрадоваться, Марля почему-то испугалась еще больше.
   Испугалась, но пошла за ним.
   – Удачи! – вместе с хохотом донеслось вслед.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация