А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Под солнцем любви (сборник)" (страница 29)

   Глава 3
   Гриха

   – Пойдем еще поплаваем! – не успели подружки обсохнуть, предложила Надя.
   – Пойдем, – согласилась Марля.
   Они лежали на покрывале на берегу огромного пруда, где раньше разводили карпов. Только «поплаваем» относительно Марли звучало с большой натяжкой. Школьные уроки физкультуры в бассейне она почти все проболела. Дачи с какой-нибудь речкой поблизости у ее родителей не было. А потому плавать, по сути, она так и не научилась. И теперь ей только и оставалось, что плескаться у самого берега на мелководье и с завистью смотреть, как Надя заплывала далеко на середину пруда и даже до противоположного берега.
   – Все просто: руками греби вот так, а ногами просто бей по воде, – пыталась ее научить Надя.
   Но Марля могла продержаться на воде от силы минуты три, а потом обязательно хлебала тинистую воду, пугалась и тут же искала ногами дно.
   Вот и в очередной раз ее купание закончилось очень быстро: барахтаться на мелководье надоело, и она вылезла на берег, села на покрывало. Вытащила из сумки книжку и углубилась в чтение. Главный герой предложил героине стать его девушкой! Хоть Марля и знала, что ничего из их романа не выйдет, но все равно очень обрадовалась.
   А потом отложила книжку и задумалась.
   Вчера ей понравилось, как они ходили в табун, как посидели с парнями. Ей было приятно, что студенты изо всех сил пытались произвести на них впечатление. И вообще, сами по себе они ей тоже понравились. И еще ее поразило, как легко и просто завела с ними знакомство Надя. Разглядывая ее сегодня в купальнике, Марля не могла не заметить, что Надя не просто крупная и фигуристая, она, скорее, даже слегка полновата. Или не слегка? У нее большие бедра, складки на животе. А ведь хоть бы хны ей, носит шорты и мини-юбки, кадрит парней и в голову не берет, что на фотомодель она, мягко говоря, не тянет.
   Марля представила себя со стороны. Слитный купальник, потому что если надеть раздельный, то будет заметно, что сверху, в общем-то, и прикрывать нечего. Тоненькие ручки и ножки. Лопатки торчат. Но ведь это же ничем не хуже, чем Надин лишний вес?
   Но переубедить себя у Марли не вышло. Надя была «девушка», а она, Марля, «девочка». Ребенок. Ни роста, ни фигуры. А потому Надя умеет вот так вот легко подходить к парням и кадрить их, она – нет. Марля вздохнула. И никогда не научится.
   – Что такая кислая? – весело осведомилась Надя, прыгая рядом на одной ножке. – Ухо, ухо, вылей воду на косу через колоду! – Пояснила: – Вода в ухо попала.
   – Ты так легко вчера с парнями общалась… Я так не умею, – вздохнула Марля.
   – Оссьпидя! Что тут уметь? Это же парни! – Надя плюхнулась рядом на покрывало. – Они же тоже спят и видят, как с клевыми девчонками познакомиться. Они ведь только об этом и мечтают. Надо просто обратить на себя внимание. Чем ты там у себя в Питере шестнадцать лет занималась? У нас в Армавире все девчонки с парнями с пятого класса дружить стали. А последние годы так вообще сплошной лямур-тужур-бонжур начался.
   – А у нас никто ни с кем не дружит. Разве что в девятом как-то девчонки о любви заговорили. Стали о ней мечтать…
   – Чего о ней мечтать? Бери и влюбляйся. Подходи к парням. Заводи отношения. Или у вас все на Севере такие отмороженные?
   Марля и сама заметила, что здесь, на Юге, отношения между парнями и девчонками были как-то… попроще, что ли. Все легко заговаривали друг с другом, подходили близко, обнимались при встрече, в разговоре прикасались друг к другу. И еще все все время подшучивали друг над другом, смеялись. Как будто все давным давно знакомы между собой. Так же легко все: соседи бабы Аглаи, ребята со спортивной конюшни, просто встречные на улице парни – легко и запросто заговаривали и с Марлей. Могли неожиданно приобнять и позвать, например, в гости. Она же до сих пор не могла к этому привыкнуть – шарахалась, вызывая неизменный хохот Нади. «Ну ты дикая! – веселилась та, но всегда прибавляла: – Ничего, привыкнешь».
   – Да, наверное… Не отмороженные, просто… У нас так не принято. Чтобы запросто к незнакомым подходить. Телефончик спрашивать, звать куда-то, – пояснила она Наде.
   – А как принято? Молча ходить кругами и страдать?
   – Почему страдать-то?
   – А что же делать, если ты встретила на остановке симпотного парня, а подойти к нему нельзя?
   – Не знаю… – растерялась Марля. – Я еще ни разу не встречала на остановке симпотного парня.
   – Оссьпидя! Что же у вас там, одни уроды, что ли?
   – Да нет…
   – Дурдом! – покачала головой Надя и растянулась на покрывале во весь рост. – Как печет! Лепота! – и накрыла лицо панамой.
   Марля взялась за книжку. Но читать у нее почему-то не получалось. Она снова задумалась о новых знакомых.
   – Надя, – Марля тихонько потеребила подругу за плечо, – а мы пойдем сегодня в табун кадрить студентов?
   – Не-а.
   – Почему?
   – Потому что мы – девочки. Принцесски. В отношениях – учись, пока я жива! – должна быть интрига. Страдание. Так что пусть парни сидят без нас и страдают. И вообще, теперь их очередь нас завоевывать. Сами пусть приходят. А мы еще покобенимся.
   – Да? А вдруг не придут?
   – Куда они денутся? Влюбятся и женятся, – донеслось из-под панамы.
   Марля задумалась. Как все сложно выходило в отношениях между мальчиками и девочками! Целая наука. То можно – и нужно! – идти кадрить. То вдруг нельзя – надо ждать, чтобы сами пришли…
   Марля подтянула колени к подбородку, обняла их руками и уставилась на воду. Народу все прибывало – и там и здесь – везде на глади пруда виднелись головы пловцов и пловчих. У противоположного берега какая-то компания играла большим надувным мячом. Слева тетки втаскивали в воду надувные матрацы. А справа кто-то заплатил за катание на водном велосипеде и теперь неумело пытался отъехать на нем от небольшой деревянной пристани.
   Солнце пекло все нещаднее, лезть в воду, чтобы снова нахлебаться тины, Марле не хотелось, а на водном велосипеде посередине пруда кататься, наверное, и не жарко, и ужасно интересно…
   – Вот бы на водном велосипеде покататься… – не выдержала она и высказалась вслух.
   – Давай покатаемся.
   – Только у меня денег с собой нет.
   – У меня тоже. Но зачем деньги? – Надя решительно поднялась с покрывала. – Пойдем кадрить лодочника.

   Подружки подошли к тенту, под которым обычно сидел лодочник.
   – Может, надо было одеться?.. – нерешительно протянула Марля.
   – Зачем? Мы так эффектнее выглядим, – пожала плечами Надя.
   – А ты знаешь этого мужика?
   – Первый раз вижу.
   – А как же он нам бесплатно-то даст?
   – Я же сказала: идем КАДРИТЬ лодочника.
   – Он же старый!
   – Какой он старый? Ему лет тридцать. Прекрасный возраст для мужика.
   Марля хотела было еще что-то сказать, но лодочник, пришвартовав водный велосипед, с которого слезли какие-то взрослые парень с девушкой, уже шел к своему тенту.
   – Здравствуйте! – тут же засияла Надя, как будто увидела своего самого близкого и дорого человека.
   – Здравствуй, – в ответ улыбнулся тот.
   – Как вы ловко его пришвартовали. Он ведь, наверное, тяжелый…
   – А, ерунда.
   – А меня зовут Надя. А это моя подруга Марлен.
   – Что, правда Марлен? – снова улыбнулся лодочник.
   – Да, – кивнула Марля.
   – А вас как зовут?
   – Сергей.
   Не успела Марля и опомниться, как они уже сидели на ярко-желтом водном велосипеде, а их новый знакомый, пыхтя, толкал их от причала, приговаривая:
   – Катайтесь сколько хотите, девчонки!
   – И как тебе это удается? – только и оставалось Марле что снова задать этот вопрос подруге.
   – Честно?
   – Честно.
   – Я не знаю, – пожала плечами Надя. – Само получается. Мужики, они же как телята: поманишь пальчиком – и толпой следом побегут. Надо только улыбнуться, в глаза посмотреть, а потом вот так вот глаза опустить. И все, они твои.
   – Да?..
   – Ладно, не переживай, научишься. Слушай, а тебе кто больше нравится: Федька или Петька?
   – Мне? – растерялась Марля. – Не знаю.
   – И я не знаю. Петька такой большой, громкий, энергичный. Как гаркнет – прямо э-эх! – душа в пятки. Веселый он. Прям как я. А Федька какой-то молчаливый. Но зато как он лихо шляпу поднял… Мне кажется, он все равно сильнее Петьки. И ездит лучше. Жаль только, что дрищ. Ну, тощий то есть. Мне дрищи не нравятся. Хотя… Я бы с ними с обоими закрутила. Но ты не боись, не буду. Поделюсь с тобой. Надо как-то определяться, где чей.
   Марля задумалась. На нее тоже Федька произвел большее впечатление, чем Петька, который обозвал ее заморышем. Да и ростом Федька был пониже Петьки: Марля была ему по плечо, даже на пару сантиметров выше его плеча.
   И тут вдруг водный велосипед тряхнуло. Марля с испугу вцепилась в Надю, обе обернулись. Сзади к ним подплыл какой-то парень и теперь пытался влезть на правый поплавок.
   – Надька! – расцвел он в улыбке.
   – А ну слезь! Утопишь нас! – грозно откликнулась та.
   – Да ты шо? Не узнала? Це же я, Гриха!
   – Я тебя узнала. Ты куда-то плыл? Вот и плыви себе! – Надька попыталась извернуться и столкнуть парня с поплавка.
   – Я к тебе зайду вечером!
   – Может, меня вечером дома не будет…
   – Я тебя найду! – Гриха послушно отцепился от водного велосипеда и помахал ей рукой из воды.
   – Кто это? – удивилась Марля.
   – А, – махнула рукой Надька, – местный, в позапрошлом году мы с ним гуляли. Все трусится по мне.
   – Что делает?
   – Ну, любит до сих пор.
   – А ты?
   – А что я-то? Прошла любовь, завяли помидоры. На фига он мне сдался? Хотя… Не буду его сразу отшивать. Пусть Петька поревнует.
   – Зачем? Ты же сказала, они и так будут нас добиваться.
   – Конечно, будут. Но любви без страданий не бывает.

   Но план дал сбой. Сколько бы ни сидели на вишнях Надя с Марлей, не столько собирая ягодины, сколько поглядывая на улочку, не идет ли кто, никто так и не появился.
   – А, не больно-то они и нужны были, – махнула рукой Надя. – Набрала ведро? Ну и хватит на сегодня. Пойдем в гости к тете Вале.
   Марля знала, что давно уже Надя повадилась ходить в гости к дневальной, тете Вале, пошариться в Интернете (у бабы Аглаи компьютера не было), послушать местные сплетни и… покушать.
   Покушать Надя всегда была не против: и у своей бабушки, и у тети Вали, и у кого угодно, кто пригласит. Две тарелки знаменитого кубанского борща, когда сначала, пока варится картошка, делается «зажарка» – лук, морковь и свекла с растительным маслом, потом в картошку кладется капуста, потом зажарка, потом петрушки всякие, соль – и готово. Тушеной нутрятины – мягкой, не то что говядина или баранина, вкусной, со специями. Фаршированных перчиков, кабачков с золотистой корочкой. Каши с тыквой. И конечно же, сала. Запить все это краснодарским чаем.
   Марля впервые у тети Вали увидела, как люди берут булку, мажут на нее сгущенку, а сверху – еще и сметану, приговаривая: «Это тебе не магазинная, это своя – вон сепаратор стоит – от своей коровки, жирностью под пятьдесят процентов». И уж тем более Марля никогда до это не видала, чтобы на сметане яичницу жарили – не подгорает!
   – А не поздно? – засомневалась Марля.
   – Не-а. Пол-одиннадцатого, тетя Валя как раз садится ужинать.
   Прошлись по тихой улочке с ровным рядом красно-кирпичных домов с зелеными рамами, зелеными заборами и зелеными же воротами, с традиционно увитыми виноградом внутренними двориками, алычой и яблонями у заборов…
   – Надя, а мы туда идем? – вдруг засомневалась Марля. – Вроде позавчера не так шли…
   – Ой, что-то я задумалась, – спохватилась Надя. – Давай тут срежем.
   Срезая, прошлись с заднего двора бывшей усадьбы братьев Никольских. Надя на секунду замерла:
   – Что-то свет не горит…
   – У кого? – не поняла Марля.
   – Да так…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация