А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Под солнцем любви (сборник)" (страница 23)

   Глава 6
   Все и сразу

   – Меня уволили, – сразу призналась я Алсу. – Сегодня после обеда.
   – Что ты натворила?
   – Ну… мне как-то неудобно об этом говорить. Ты никому не скажешь?
   – Я постараюсь, – обещала Алсу. – Давай.
   – Ко мне начальник приставал. Валерий. Ты видела его, наверное.
   – Не помню, – задумалась Алсу. – Он симпатичный?
   – Очень даже. Похож на лысенького из «Квартета И», – сказала я. – Но ему двадцать шесть, он старый, не нравится мне, и вообще, он же начальник. В общем, я сказала нет, а он сказал писать заявление.
   – Тебе хоть заплатили?
   – Да, немного, – ответила я. – Но это еще не все. К Филу бывшая вернулась, так что мы больше не встречаемся.
   – Так он тебе и не нравился особо. Или уже понравился?
   – Да нет, – пожала плечами. – Я не влюбилась, но все равно как-то обидно.
   – Понятно, – вздохнула Алсу. – Тебе нужно развлечься. Знаешь, что мы вечером сделаем?
   – Только не салон красоты.
   – Наташка звала на выступление команды КВН в институт, ее Набоков и Джонни позвали. Если ты пойдешь, я тоже пойду.

   Спустя два часа мы сидели на лучших местах в зале главного корпуса университета, все еще обсуждая события прошедшего дня и наблюдая за выступлениями команд КВН.
   – Набоков молодец, – шептала Алсу. – Хорошие билеты отдал!
   – Просто мы вчера совершили обмен, – шептала в ответ Наташа. – Я ему свой ноутбук, а он мне билеты.
   – Серьезно?
   – Да. Обещал посмотреть.
   – С каких это пор он стал таким сговорчивым?
   – Не знаю, – пожала плечами Наташа и принялась расправлять большой плакат, нарисованный на листе ватмана. На сцену вышла команда инженерного факультета.
   – Джонни СМС прислал, – сообщила Алсу. – Предлагает вечером посидеть где-нибудь всем вместе. Ты как?
   Я махнула рукой.
   – Отлично, – улыбнулась она и убрала мобильный в карман.
   Набоков на сцене уже пять минут изображал бабулю из институтской библиотеки, а весь зал сотрясался от хохота.

   Успешное выступление команды инженерного факультета отмечали долго. В восемь Наташа уехала домой на выходные. К одиннадцати вечера остались только мы с Алсу и Джонни с Набоковым. Мы долго сидели в «Сити», играли в бильярд, а после закрытия до двух гуляли по ночному студгородку и громко смеялись.
   Я не помнила, когда мне в последний раз было так же хорошо. С Сашей тоже вот было хорошо, но все время чего-то не хватало. Мне все время казалось, что я случайно перепутала местами несколько кусочков в сложном пазле, из-за чего последний, но самый важный элемент не умещался в пустую ячейку.
   Джонни и Андрей купили по большому пирогу с грибами в круглосуточной палатке.
   – Андрюха, а нас пропустят? – спросил Джонни, протягивая Алсу пирог с грибами.
   – Пустят, – уверенно ответил Андрей. – Сегодня же знакомый охранник на смене. Вы постойте здесь, а я поговорю с ним.
   – А что, если не пустят? – спросила Алсу.
   – Придется лезть на второй этаж по стене, – сказал Андрей. – Полезешь за Димкой?
   – За Джонни хоть на край света… – издевалась Алсу, передавая ему пирог обратно.
   – Умница, – кивнул Набоков. – Хочешь к нам в команду КВН?

   Андрей вернулся и сказал, что всех пропустят. Дрожа от ночного холода, мы зашли в девятый блок и поднялись пешком на четвертый этаж, сняли сапоги, надели мужские шлепанцы и, порывшись немного в мужском холодильнике, пошли на кухню варить сосиски. Ничего более съедобного и вкусного там не было.

   Я и Набоков сидели на пустой кухне. Он варил самый вкусный кофе, смешнее всех говорил голосом Николая Дроздова и лучше всех рассказывал самые глупые анекдоты. Да чего он только не рассказывал.
   Я внимательно изучала его лицо и тихо удивлялась предсказуемости природы. Почему в комплекте с длинным носом и волнистыми волосами человеку всегда достается пара вечно-хитрых глаз и оттопыренных ушей? Как у Джонни, например. И почему при мягких густых бровях всегда есть приятно-пухлые губы в едва заметной улыбке, как у Набокова? Которые так и тянет поцеловать последние пять часов.
   Андрей рассказывал, как в прошлом году их группа сдавала «вышку» в присутствии деканатской комиссии:
   – …Диман впереди меня сидит, подходит к нему завкаф и просит посмотреть. Нашел какую-то мелкую ошибку и давай на него орать: «Ладно, вы меня не уважаете! Но как вы можете не уважать такую офигенную древнюю науку, как математика!..» – Еще кулаками по парте при этом колотит со всей дури. «Да ты даже на единицу не знаешь!» Ну, Диман тут начинает злиться. Понимает уже, что сидеть тут бесполезно – все равно ему экзамен не поставят. Встает, сминает листок со своими интегралами и идет за рюкзаком. Завкаф скачет за ним, чуть ли не матюгаясь уже, и голосит что-то вроде: «Отдай сюда листок!» А Диман уже листок порвал и спрятал. Тогда завкаф решил отобрать у него самое ценное – рюкзак. Препод к себе тянет, Дима – к себе, оба злые, красные, бычат по-страшному! Такой экшен был! И тут зав схватил Васильева за шиворот и начал трясти. Диман-то высокий, а зав мелкий, до носа ему и то не достает. Вообще, у этой истории известно два финала. По легенде Васильев врезал преподу, а на самом деле просто вышел, громко хлопнув дверью.
   Комиссия в полном ауте, молчат. Пять минут искали списки, что-то сверяли. Васильев забрал свой листок, в итоге никто из преподов не знал его фамилии. Завкаф просто хотел заяву на него в деканат накатать. Потом он принялся за меня. Немного остыл, проверил интегралы и уже открыл зачетку, чтоб поставить тройку, и тут говорит мне такой: «Скажешь его фамилию – поставлю экзамен. Не скажешь – не поставлю!» Я ошизел. «Не скажу», – отвечаю невозмутимо так. А он как долбанет кулаком по моему столу, как схватит зачетку и хрясь ее об пол!.. И орет: «Вон отсюда!..» Ну а за мной точно так же вышли Анька, Андрюха, Ромео и Олег. Завкаф все понять не мог, почему мы не выдали Димана. «Почему? Зачем вы так поступаете?» – «Он мой друг…» – просто и гордо сказал тогда Андрюха. Блин, вроде глупость, а так весело было…
   – Ну вы даете! – смеялась я. – Я тут подумала. Ты ведь с первого класса в нашей школе учился, а я тебя не помню совсем. Ну, до девятого класса.
   – Зато я тебя помню. Ты мне понравилась со второго взгляда, когда я тебя увидел на уроке физики. Физик любит апельсины и чай из термоса. Я стал выходить и задел термос… а потом увидел тебя.
   С каждым словом лицо Набокова было все ближе и ближе к моему. Мы снова поцеловались. Я не помню, каким по счету был этот поцелуй, но по ощущениям он был точно такой же, как наш первый. От прикосновений и близости Набокова мурашки пробегали по телу и горели щеки. Снова происходило что-то необъяснимое.
   Пять часов утра. Мы сидим на пятом этаже на общей кухне студенческого общежития. Пьем кофе, рассказываем истории и целуемся.

   – Что ты делаешь на следующих выходных?
   – Пока не знаю. А что?
   – У Димки день рождения, поедем на дачу, – сказал Андрей. – Наташка едет.
   – Меня парень не пустит, наверное, – пыталась отмазаться я.
   – А ты предложи ему поехать с тобой.
   – А можно?
   – Без проблем.
* * *
   Утром в понедельник мы с Алсу сидели в читальном зале инженерного факультета и притворялись студентами. Алсу ждала Джонни, а я сидела за компанию.
   – Так, я не поняла, где вы с Набоковым торчали всю ночь! – говорила Алсу. – Проснулись вчера в три, а никого нет! Как это понимать?
   – Да мы на кухне сидели до восьми утра. Говорили, пили кофе.
   – И это все?
   – Нет.
   – Ну, целовались еще.
   – Да что ты говоришь, – смеялась Алсу. – Сколько?
   – Три раза, – призналась я. – Как-то само собой получилось.
   – И как?
   – Как всегда. Офигительно.
   – Ты влюбилась.
   – Нет.
   – Это был не вопрос.
   – Нет, я не могу в него влюбиться, – рассуждала я. – Ты забыла, что он Наташке обо мне говорил?
   – А что он говорил? – спросила Алсу. – Я уже забыла, напомни.
   – Ну, он куда-то звал Наташку, она сказала ему, что меня еще позовет, а он ей ответил, что рассчитывал на более прикольную компанию. Понимаешь, я недостаточно прикольная для него. Поэтому я не должна в него влюбляться. Ни под каким предлогом.
   – Ах, это. Мне кажется, ты неправильно его поняла. Он имел в виду что-то другое и явно не хотел задеть тебя.
   – Ну не знаю, мне было очень неприятно.
   – Но ты с ним целуешься.
   – Это минутная слабость.
   – Ну-ну, – качала головой Алсу. – Хочешь, я узнаю у Наташки, что он там говорил на самом деле?

   – Ути мои цыпля-а-а-точки! Что, разгова-а-аривать любите?
   Я подняла глаза. Напротив стояла маленькая старушка с двухлитровой бутылкой воды в руке.
   – С вами пообща-а-аться, может?
   Мы кусали губы, еле сдерживали улыбки и тихо здоровались. А бабушка продолжала:
   – Так, ну вы посмотрите на них! В курточках! Вы что, приказ ректора не читали?
   – Мы уже почти уходим, – тихо отвечала Алсу, собирая в пакет журналы, разбросанные по всему столу.
   – Выходите! – подгоняла бабушка. – С куртками и водой нельзя!
   – Хорошо-хорошо, – кивала Алсу. – Саш, в столовой посидим. В нашей читалке нельзя только четыре вещи: спать, чертить, работать с ноутом и разговаривать.
   – А еще сидеть в куртках и пить пепси, – добавила я, вешая на плечо сумку с ноутбуком и направляясь к выходу.
   – Мегабабуля, – смеялась Алсу за дверью. – Я у нее редко фейс-контроль в читалку прохожу.
   – Можно подумать, ты часто сюда ходишь.
   – Жду Джонни, – серьезно ответила она. – Еще у нее есть интересная подборка «Московского комсомольца». Да и советы она хорошие дает по поводу мальчиков…
   – Рожать! – донеслось из приоткрытых дверей читального зала. – Рожать вам надо, девочки!

   После ремонта столовая факультета напоминала огромную ванную комнату – повсюду белая кафельная плитка.
   – Я только что сообразила, что не ела почти сутки, – призналась я.
   – Я поняла, – кивнула Алсу. – Иди купи себе что-нибудь, а я пока тут посижу, мне нужно Джонни позвонить. И еще, если не трудно, купи мне три жареные сосиски и чай.
   Кое-как добравшись до прилавка и отстояв пять минут в очереди, я подумала, что бледно-розовые сосиски с серым оттенком вряд ли придутся по душе Алсу.
   – По-моему, сосиски не очень свежие… – предположила я, подняв глаза на молодого повара на раздаче.
   – Ну что вы! – отвечал повар, сделав серьезное лицо. – Если бы они были несвежие, мы бы их в пиццу положили!
   Я вернулась с чаем и двумя ватрушками.
   – Джонни зовет нас на день рождения! – радовалась Алсу. – Поедем на дачу на все выходные.
   – Я знаю, – ответила я. – Меня Набоков уже позвал.
   – А ты что?
   – Наврала, что меня парень не пустит.
   – А он что?
   – Сказал, чтобы и его тоже позвала.
   – Какие же они с Джонни крутые, – улыбалась Алсу, водя пальцем по сенсорному экрану мобильного.
* * *
   Днем я отписалась в верхнем сообщении в блоге Тани – всего пара слов о себе. Не прошло и часа, как прилетело уведомление, что она добавила меня в друзья.

   Из Живого Журнала Тани Т.
   Тема: —
   Настроение: depressed
   Музыка: Lana Del Rey – Video Games
   Доступ: только для друзей
* * *
   Подходили к концу последние летние каникулы перед началом учебы в институте.
   Я сидела на разобранном диване и щелкала пультом, уставившись в плазменный экран. Первый, второй, третий, четвертый, пятый каналы, кабельное, спутниковое, а потом в обратном порядке. Ничего интересного.
   Бывший одноклассник Антон лежал у меня на животе и лениво перебирал гитарные струны. Играть он не умел, а гитара ему нравилась. Его голову хотелось спихнуть с живота и наконец спокойно вздохнуть, но было лень двинуть даже пальцем ноги.
   С дивана была видна дверь в соседнюю комнату, где жила моя подруга Оксана. Сейчас она сидела на кровати, смотрела «Мемуары гейши» и грустила.
   С кухни пришел худой высокий парень в одних джинсах. Я знала, что он из соседней школы, но имени не помнила.
   – Мы пойдем прогуляемся, – сказал он, садясь на пол и натягивая светлые кроссовки. – До магазина дойдем и обратно. Десять минут и дома.
   Через три минуты Оксана и парень ушли, захлопнув дверь квартиры. Антон отпустил гитару и поднял глаза на меня. Лежать на животе стало неинтересно – он хотел перебраться выше, обнять покрепче и лечь на грудь, закрыв глаза. Я где-то слышала, что парни иногда любят так делать – обнять кого-нибудь и рассказывать о своих проблемах. Чтобы их слушали, жалели, чтобы со всем соглашались, чтобы целовалась с ними в первый же день, а потом не требовали встреч и признаний.
   Я знала, что Оксана с тем парнем ушли не на десять минут и совсем не до ближайшего магазина.
   Они спустятся вниз, сядут на лавку у подъезда, будут болтать, изредка поглядывая на окна и балкон третьего этажа. Десять минут, двадцать минут, тридцать, сорок. Нет, они ушли не на десять минут. Минимум на час-полтора.
   Я смотрела в сторону балкона и продолжала щелкать пультом. Три, два, один, ноль…

   – Та-а-ань, а как насчет?.. – спросил ее Антон. Спросил так, будто предлагал налить ему чашку чая или открыть банку пепси из холодильника.
   Я встала с дивана и вышла на балкон. На детской площадке на краю песочницы сидели тот самый парень и Оксана. Она смеялась и смотрела на балкон третьего этажа. Я ошиблась. Балкон лучше видно, если сидеть на краю песочницы, а не на лавке у подъезда.
   Оксана это знала, а еще она знала, что мне семнадцать лет и я до сих пор ни с кем не целовалась.
* * *
   Я окончила школу с золотой медалью, без проблем сдала ЕГЭ и поступила в один из лучших вузов Москвы.
   Мне шестнадцать, и у меня никогда не было парня. Я не считаю это проблемой, но мои подруги думают по-другому. В наше время круто быть юной и опытной. А если у тебя первый парень появился только после пятнадцати лет, то это уже поздно и, значит, с тобой что-то не так. Говорят, нормальных девок быстро разбирают, остается один неликвид, например ботаны вроде меня.
   Мои подруги вбили себе в голову, что мне срочно нужен парень, иначе я совсем одичаю или останусь старой девой до конца жизни.
   Каждая из них считает своим долгом принять активное участие в налаживании моей личной жизни.
   Ненавижу все эти идиотские разговоры: «Мы тебе найдем хорошего, умного, доброго, классного – познакомитесь, влюбитесь и будете жить долго и счастливо и умрете в один день!»
   Все попытки свести меня с кем-нибудь я пресекаю, а если не доходит – огрызаюсь, а иногда набираюсь смелости и шлю туда, откуда не возвращаются.
   Что движет этими людьми? Какие цели они перед собой ставят? Действительно ли желают мне счастья или хотят заставить меня чувствовать себя неловко? Однажды я спросила их об этом. Девочки сказали, что парни повышают самооценку.
   Я им ответила, что у меня все в порядке с самооценкой и зависит она не от наличия парня, а от того, что ты делаешь, какие принимаешь решения, что думаешь и как поступаешь.
   Девочки не поняли.

   Они знакомят меня с мальчиками. За час до встречи пишут СМС:
   «Встречаемся, где договаривались. Будь сияющей и благоухающей! А вдруг ты сегодня познакомишься со своей судьбой =)))))))».
   В конце обязательно будет десяток смайлов. По ним я догадываюсь, что ждет меня на этой встрече. Очередной претендент на место моего парня. За два года я успела избавиться от такого количества возможных МЧ, что уже сбилась со счету.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация