А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Под солнцем любви (сборник)" (страница 17)

   Эпилог

   Я ехала в поезде в очень печальном настроении. Я понимала, что мы с Кириллом больше не будем общаться.
   Еще в походе я пыталась с ним поговорить, но он всячески меня избегал и старался не находиться рядом. Он не понимал, почему уже после того, как мы помирились, я наговорила про него столько плохого. И он был прав. Ведь в том разговоре с Игорем, когда я собирала хворост, можно было ответить что-то другое, нейтральное, или было бы лучше даже вообще ему не отвечать. А я, вместо того чтобы поступить умно, поступила хуже некуда.
   После того как я узнала правду о том, что я нравилась Кириллу, правду о том, как мы портили его детство, мое отношение к нему изменилось кардинально, теперь я была очень рада, что мы с ним общаемся. Но было уже поздно.
   Я стояла в коридоре поезда и смотрела на Черное море, мимо которого мы ехали.
   На сердце было очень тяжело. Я понимала, что мы с Кириллом выйдем из поезда и больше никогда не увидимся. Будет именно так, как я сказала Игорю… Но ведь на самом деле я этого не хочу! Я не хочу расставаться с Кириллом! Я хочу с ним видеться! Очень хочу! Раньше я не могла даже думать о нем, а теперь только о нем и думаю! Но Кирилл больше не хочет меня знать…
   Из путешествия я вернулась совсем другой. Изменилось все. Во-первых, я увидела свою мечту – горы. Во-вторых, провела первое в жизни расследование.
   В самом конце похода, когда мы спустились к подножию горы и ждали, когда за нами приедет джип, я увидела, как Роман Семенович подошел к Игорю. Они долго о чем-то разговаривали. И ветер донес до меня фразу: «Мы с Наташей уже давно не вместе. Я хочу к вам вернуться…» Надеюсь, их семья снова станет счастливой.
   Когда я находилась в пропасти, Игорь говорил, что оставит меня там. Тогда я сильно испугалась и не могла трезво мыслить, но уже потом поняла – конечно же, он обязательно вернулся бы за мной. Но, находясь на скальной полке, я думала, что он действительно не придет.
   После поездки я еще больше захотела быть следователем. И вместе с тем стало грустно, что это дело закрылось… Закончились слежки… Закончился анализ – кто вор? Дело, можно сказать, сдано в архив. Чем мне теперь заниматься? Что мне теперь расследовать? Снова читать детективы?.. Наверное, пора переходить с книг на реальность и готовиться к поступлению в юридический институт.
   Но самое главное, что я поняла за время похода, – это то, что Кирилл мне не враг. Но… наша дружба, не успев начаться, там же, в горах, и разрушилась.
   Я чувствовала большую вину перед ним.
   Мне было очень плохо. Я была счастлива, что мы подружились, но против нашей дружбы сыграли мои же поступки. И теперь я получаю то, что по праву заслужила. А с Кириллом, наверное, будут дружить более достойные девушки.
   Мало того что я организовала против него «операцию», так еще и Игоря в это втянула. А это тоже очень плохо.
   Первые несколько дней после приезда я не могла думать ни о чем другом. Постоянно думала о Кирилле. Представляла, как могла бы сложиться наша дружба, если бы мы не расстались. Мы ходили бы вместе в кино, в парк, бывали бы друг у друга в гостях, я показала бы Кириллу ступеньки, которые ведут к Дону, покатала бы его на лодке…
   Но теперь ничего этого не будет.
   Я стояла у окна и рассматривала стену с нарисованными горами. Если раньше горы вызывали во мне радость, то теперь они стали постоянно напоминать о том, что в них началась и сразу же закончилась моя дружба с Кириллом. Мне хотелось поклеить на стену обычные обои.
   Сердце просто разрывалось на части. Ну почему все закончилось именно так?
   В комнату постучали. Вошел папа.
   – Валь, я пойду прилягу. Посплю пару часов. Мне же в ночную смену.
   Я кивнула, стоя к папе спиной. Не хотела, чтобы он увидел мое расстроенное лицо. Но папа был очень чутким.
   – Доча, почему ты грустная? – поинтересовался он. – Ты после поездки сама не своя. Тебе не понравилась программа?
   – Понравилась, – вздохнула я.
   – Тогда что происходит?
   – Я потеряла друга, – честно ответила я и развернулась к папе.
   Он помолчал, обдумывая услышанное.
   – Если ваша дружба настоящая, то она не может разрушиться, – сказал он. – Настоящая дружба сильнее любых проблем. А если она ненастоящая… то ее может сломать любая мелочь… Поэтому… пытайся вернуть дружбу.
   – Я пыталась…
   – Но ты все равно не отчаивайся. И снова пытайся! И жди.
   – Чего ждать? – не поняла я.
   – Когда твои слова дойдут до сердца человека, – подмигнул папа. – Просто иногда людям нужно время, чтобы что-то понять. Поэтому, если ваша дружба настоящая – жди. И все обязательно будет хорошо. Два сердца обязательно услышат друг друга. Просто иногда случаются недоразумения. Но все недоразумения можно решить.
   Кажется, он понял, что речь шла не просто о дружбе, а о дружбе с парнем.
   – Хорошо, я подожду, – кивнула я, хотя, честно говоря, согласилась скорее из вежливости. Я думала, что Кирилл не вернется никогда.
   В эту секунду я заметила, что папа какой-то не такой. Когда я уезжала, он был одним, а сейчас стал другим. У него сияли глаза, и весь он был какой-то окрыленный…
   Ему пришла эсэмэска. Он быстро достал телефон из кармана и прочитал сообщение. Лицо озарила улыбка. Но вдруг он заметил мой недоуменный взгляд и смущенно кашлянул.
   – Это так… просто… – путано объяснил он.
   Но, видимо, мой взгляд был настолько удивленный, что папа решил сказать. Но перед этим он, прямо как школьник, смущенно почесал затылок, а потом произнес:
   – Даже не знаю, как тебе это сказать… В общем, я познакомился с одной женщиной… Это случилось, когда я пришел в туристическое агентство покупать путевку в горы… А потом оказалось, что мы уже были знакомы раньше… Ну и… с тех пор общаемся…
   Я улыбнулась впервые с того времени, как вернулась домой.
   – Я очень рада, – искренне сказала я.
   – То есть ты не против? – с надеждой спросил папа.
   – Как я могу быть против? – удивилась я. – Папа, я очень, очень рада! Я надеюсь, что когда-нибудь тоже с ней познакомлюсь!
   – Ну да… – как-то странно ответил папа. – Познакомитесь… Ладно, я пойду вздремну.
   И он ушел из моей комнаты.
   Сейчас впервые за тот год, что мы знакомы с папой, я увидела его влюбленным. И я действительно была рада за него, ведь я помню, с какой болью он рассказывал, что в Мурманске его оставила жена.
   Папа переписывается со своей знакомой… Как же им хорошо… А мы с Кириллом никогда не будем переписываться… Хотя мне казалось, что мы подружились и наша дружба не закончится никогда…
   Чтобы немного отвлечься от грустных мыслей, я вышла во двор и направилась в сторону лестницы, чтобы спуститься к Дону. Хотелось посидеть на берегу.
   Папа сказал: «Жди, когда твои слова дойдут до сердца человека. Два сердца обязательно услышат друг друга». Интересно, дойдут ли когда-то мои слова до сердца Кирилла?.. Услышит ли его сердце страдания моего сердца? Или наша дружба рухнула навсегда?..
   – Мяу! – внезапно услышала я с улицы.
   Сначала не придала этому значения, но потом услышала снова:
   – Мяу!
   В калитку нерешительно постучали.
   Я обернулась.
   И замерла.
   У калитки стоял Кирилл.
   – Кирилл… – прошептала я, и ноги сами понесли меня к нему. – Кирилл!
   Я смотрела на него и не могла поверить своим глазам. Я стояла во дворе, а он за забором.
   – Ты пришел? – спросила я. Я не могла понять, Кирилл настоящий или это мираж.
   Между нами ощущалась некоторая неловкость.
   – Я все это время думал… Твои слова постоянно вертелись в моей голове… И я понял, что то, что ты сказала Игорю, наверное, действительно было каким-то недоразумением… Может, ты сказала все это как бы по инерции… Мы же столько лет не дружили… Но в конце концов я все обдумал… Ты говорила и другие слова… Когда ты стояла возле палатки, то ты сказала, что я тебе нужен. Поэтому я хочу верить в эти слова, а не в плохие.
   – Да, Кирилл, верь в эти слова. Ты мне нужен, – подтвердила я и наконец сообразила, что надо открыть. Спешно открыла калитку и вдруг увидела, что Кирилл держит в руках крупного рыжего кота.
   – Узнаешь? – поинтересовался Кирилл.
   – Кого? – не поняла я.
   – Как – кого? – изумился он. – Его! Угадай, кто это!
   И вдруг у меня под ногами поплыла земля. Я узнала. Я его узнала.
   – Этого не может быть, – прошептала я, во все глаза разглядывая кота.
   – Почему не может? – улыбнулся Кирилл. – Может. Коты живут долго… Тебе пятнадцать, а ему одиннадцать.
   – Это не он… он просто похож… – все еще не могла осознать я.
   – Ракета, это именно он, – твердо сказал Кирилл.
   Это был Рыжик. Тот кот, который, когда мне было пять лет, жил со мной и родителями. Только тогда он был маленьким котенком. А сейчас это крупный, пожилой кот, по его виду даже заметен почтенный возраст. Кот был по-старчески спокойным, а в шерсти проглядывала седина.
   Я бережно взяла его из рук Кирилла и прижала к себе.
   Из моих глаз катились слезы.
   – Рыжик! Рыжик! Ты помнишь меня?
   Рыжик был последним, что осталось от моей прежней семьи. Я словно перенеслась на одиннадцать лет назад, в то время, когда мама с папой были еще живы и мы встречали Новый год. Рыжик сидел со мной на подоконнике, наблюдал за снежинками и за папой, который пробирался с елкой сквозь снежные барханы.
   – Помнишь, мы увидели в горах дикую кошку и ты рассказала про котенка Рыжика? Я решил проверить – а вдруг он жив?.. Разыскал дом, который вы с родителями раньше снимали… И увидел возле дома этого кота… Хозяева сказали, что это именно он. Кот, который остался от прежних хозяев. Правда, теперь его зовут Маркиз.
   – Он Рыжик, – утирая слезы, улыбнулась я. – Он не Маркиз. Он Рыжик.
   Рыжик коротко мяукнул.
   – Вот видишь! – рассмеялась я.
   Мы с Кириллом молчали.
   – У меня есть одна новость… – нарушил Кирилл молчание. – Может, ты уже это знаешь…
   – Что знаю? – насторожилась я.
   – Когда моя мама пришла в туристическое агентство покупать путевку в горы, то она там встретила твоего отца. Она вспомнила, что именно он тебя удочерил… Подошла к нему, поздоровалась…
   Я замерла.
   – Да, папа только что рассказал, что встретил в туристическом агентстве какую-то давнюю знакомую… – медленно проговорила я, еще не до конца понимая, что значит эта встреча.
   – Оказывается, пока мы были в горах, они виделись каждый день… – улыбнулся Кирилл.
   – То есть папа и Ольга Викторовна влюбились друг в друга? – изумилась я.
   – Именно, – улыбнулся Кирилл и грустно дополнил: – Я впервые увидел маму счастливой… Они с отцом развелись… Он часто поднимал на нее руку…
   Я была поражена. Поражена тем, как много в мире несчастных семей. Родители Игоря в разводе. Родители Кирилла тоже, оказывается, развелись.
   И внезапно до меня дошли слова Кирилла: «Он часто поднимал на нее руку…» Я вспомнила, что когда жила в детдоме, то часто видела на теле Ольга Викторовны синяки. Она казалась мне злой воспитательницей, и я думала, что из-за своей злости она с кем-то дралась. Но оказывается, все было совсем иначе. Дома Ольгу Викторовну бил муж. Именно поэтому она ходила с синяками. И наверное, именно поэтому была раздражена. Бедная Ольга Викторовна! А мы считали ее злой воспитательницей! Да не злая она, а просто несчастная!
   Но в конце концов все закончилось хорошо. В последний год произошло много важных событий в жизни окружающих. У меня появился отец, а Ольга Викторовна решилась на развод с мужем-тираном. Моего отца она впервые увидела, когда он приходил в детдом, но тогда, наверное, они не обратили друг на друга внимания. Но зато потом, когда жизнь снова свела их в турфирме, Ольга Викторовна, наверное, поняла, что именно с моим отцом, очень хорошим человеком, можно создать счастливую, любящую семью.
   Еще мне вспомнилось, что, увидев Ольгу Викторовну на перроне, я подумала, что она уже без синяков и выглядит какой-то посвежевшей. Я решила, что она стала добрее и перестала драться с людьми, но на самом деле она и была доброй. Просто раньше ее бил муж.
   Бедная женщина! Я уверена, что она очень хороший человек, ведь плохой человек не может воспитать такого замечательного сына, как Кирилл! Просто мы в детстве ничего не понимали и судили окружающих лишь по их внешнему виду. Но на самом деле каждый человек гораздо глубже, чем может показаться. У каждого за плечами есть своя история. И у Ольги Викторовны, и у меня, и у папы, и у Кирилла… И вот теперь все наши истории слились в одну, и каждое из четырех сердец нашло свое сердце.
   «Господи, пожалуйста, сделай так, чтобы Ольга Викторовна с папой были счастливы!» – взмолилась я. И поверила, что именно так все и будет.
   – По-моему, ты говорила, что ваш дом выходит к Дону? – спросил Кирилл.
   – Да. У нас даже лодка есть.
   – Покажешь? – попросил он.
   – Проходи, – я гостеприимно открыла калитку, – я как раз собиралась на Дон.
   – Ух ты! Значит, я вовремя! – проходя во двор, радостно воскликнул Кирилл.
   – Да, Кирилл, ты вовремя, – искренне сказала я и закрыла за нами калитку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация