А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Под солнцем любви (сборник)" (страница 15)

   Глава 13
   Затмение в пропасти

   Мы сидели на поваленном бревне неподалеку от озера и обсуждали произошедшее.
   – Отлучились ровно на две минуты, и как раз в это время украли телефон! – с досадой сказала я. – Вот надо же было такому случиться!
   Кирилл же подошел к вопросу конструктивно:
   – Надо проанализировать – кто был вместе с нами у озера, а кого не было?
   – Кто был?.. – задумалась я. – Я, ты, Роман Семенович, Коля, Зина, Люба… Жанна, само собой. И все. Да многих не было. Поэтому вычислить не получится!
   – Ну, по крайней мере можно предположить, что это не Роман Семенович, не Жанна, не Коля и не Люба. Уже легче, – попытался Кирилл найти плюсы. – Они прибежали с другой стороны, не с той, где моя палатка. Значит, это кто-то из оставшихся четверых участников похода.
   – Так, ладно, не будем терять времени. – Я поднялась с бревна. – Нужно срочно найти того, у кого блестящие ладони.
   – А если он был в перчатках? – Кирилл тоже встал с бревна.
   – Не думаю. Он же не знает, что на телефоне блестки, – отрицательно покачала я головой. – Действуем так. Разделимся. Ты идешь осматривать людей, которые на поляне, а я пойду посмотрю, может, кто-то гуляет возле леса.
   – Договорились! – кивнул Кирилл и умчался в свою сторону.
   Я направилась к лесу. Возле него обычно всегда собирался народ.
   Внутри у меня все пульсировало от волнения. Не верилось, что буквально через минуту мы узнаем, кто вор!
   Я приблизилась к лесу. Стихли доносящиеся с поляны голоса людей.
   – Эй, ребята! – крикнула я в сторону леса. Но никто не отозвался. – Эй! Здесь кто-нибудь гуляет?
   «Никого нет, что ли? – подумала я. – Наверное, все на поляне. Ой! Неужели Кирилл первым узнает, кто вор? А может, он уже знает?»
   Я хотела развернуться, чтобы уйти к полянке, но вдруг боковым зрением заметила в лесу какое-то движение.
   Я остановилась и всмотрелась в заросли. Но никого не увидела, потому что лес был очень густым.
   «Наверное, показалось, – подумала я. – А может, просто какое-то лесное животное, дикая кошка».
   Я сделала шаг в сторону поляны, и в этот момент снова заметила легкое движение. И это была не дикая кошка. Среди листвы показался кусочек фиолетовых шорт. Я вспомнила, у кого в нашей группе фиолетовые шорты!
   Я быстро вошла в лес и целеустремленно направилась к источнику шума. Как я уже сказала, лес был густым, и поэтому листья скрывали того, кто здесь находился.
   И неожиданно впереди, в просвете между зарослями, я увидела руку, которую человек засовывал в дупло старой сосны.
   Видимо, он услышал, что я иду за ним, поэтому резко убрал руку из дупла и помчался в глубь леса.
   Я стремительно подошла к той сосне, возле которой стоял человек, потянулась, просунула руку в дупло и… вытащила свой украденный телефон.
   Пока я стояла, человек от меня удалился, но я не собиралась отступать и помчалась за ним. Это был смешанный лес, тут росли и хвойные, и лиственные, и поэтому во время бега меня хлестали по лицу то колючие ветки сосен, то листья. Земля подо мной пружинила из-за толстого многолетнего слоя палой листвы и иголок.
   Внезапно у меня появилась идея. На бегу я включила в другом телефоне диктофон и положила его в карман.
   Телефон запищал. Я досадливо посмотрела на дисплей. Мобильник выключился, потому что в нем сел аккумулятор.
   Тогда я включила диктофон в телефоне с блестками. Но и он предупредительно запищал! Однако еще не выключался, работал.
   И вдруг деревья расступились. Лес резко кончился, и мы выбежали на открытое пространство. Это была каменистая площадка перед обрывом.
   Я сразу же бросила взгляд на ладони того, кого преследовала. Правая ладонь ярко блестела.
   Это был Игорь.
   – Чего ты за мной бежишь? – грубо спросил он.
   – А чего ты от меня убегаешь? – усмехнулась я.
   – А тебе какое дело?
   – Самое что ни есть прямое! – сказала я и достала из кармана украденный телефон. – Ты спрятал мой телефон в дупло! Ты его украл! Значит, это ты всех обворовывал!
   Лишь на секунду на его лице отразилась растерянность, но в следующее мгновение он взял себя в руки:
   – Валя, – ласково улыбнулся он, – ну что ты такое говоришь? Вот представь, я гуляю себе спокойно по лесу, любуюсь этой красотой и вдруг слышу – за мной кто-то бежит. Я подумал, это… как его… волосатый Никита, поэтому и убежал! А ты себе уже что-то придумала… Как у тебя дела? – подходя ко мне, мягко спросил он. – Сегодня утром вы с Кириллом поругались. Я вас не понимаю, вы то дружите, то ругаетесь… Значит, вы больше не дружите? Значит, ты позволишь мне дружить с тобой? Если бы ты знала, как я счастлив…
   Он настолько искренне смотрел на меня, что на секунду я даже подумала, что он действительно что-то ко мне испытывает. Но в следующую секунду опомнилась.
   – Не зря ты говорил, что хочешь быть актером, – оборвала я поток его лжи. – Покажи правую руку.
   – При чем здесь рука? – недоуменно спросил Игорь и протянул мне правую ладонь.
   Она заблестела на солнце так, как будто сама была солнцем.
   – При том, что этот телефон был обработан лаком для волос! – обличающе сказала я. И дополнила: – Лаком с блестками! Мы с Кириллом специально его побрызгали, чтобы вычислить, кто возьмет телефон. И вот пожалуйста, мы с тобой оба видим ответ.
   Видимо, до этого мгновения Игорь не замечал, что испачкал ладонь блестками.
   Он медленно опустил руку. В глазах возник страх. Мы оба молчали. На его лице появилась смесь самых разных эмоций: растерянность чередовалась с гневом, гнев с задумчивостью, задумчивость с хитростью.
   – Лак для волос? Бред какой-то! – наконец ожил он.
   – Это не бред. Блестки показали, кто преступник.
   Я понимала весь комизм ситуации, но ведь это правда, что нам помог именно лак для волос.
   – У тебя тоже руки блестят, – заметил Игорь.
   Я посмотрела на свои ладони – действительно, они тоже блестели, ведь я вытащила из дупла блестящий телефон.
   – Мои руки блестят, потому что я взяла свой телефон, и в этом нет ничего подозрительного, – парировала я. – Но вот почему руки блестят и у тебя? Это в любом случае говорит о том, что ты брал чужой телефон!
   – Ты ничего не докажешь! – резко сказал Игорь. Внезапно его лицо из влюбленного превратилось в холодное, каменное. Видимо, именно это выражение лица было у Игоря настоящим. – Кто тебе поверит? Я – сын нашего руководителя! Все верят мне, а не тебе! Ты уже однажды ошиблась, когда обвинила Кирилла! Поэтому теперь тебе никто не поверит! Тебя все засмеют! Запомни это!
   – Поверят, – пообещала я и повертела в руках телефон. – Весь наш разговор записан на диктофон.
   Игорь побледнел, а потом рванулся вперед:
   – Отдай!
   – Ага, размечтался! – Я отступила на шаг назад и положила телефон обратно в карман.
   – Быстро отдай! – пригрозил Игорь. – Если не отдашь, я отниму его насильно!
   Мы стояли на склоне горы. В двух метрах от нас земля обрывалась и начиналась пропасть. Здесь дул сильный ветер.
   Я находилась возле обрыва, а Игорь на меня наступал.
   – Отдай! – с грозным видом потребовал он.
   Я бросила взгляд на пропасть. У меня слегка закружилась голова, и стало страшно.
   Игорь грозно навис надо мной.
   – Игорь, уйди, – попросила я, испытывая жуткий страх перед пропастью. – Я стою возле обрыва. Я могу упасть.
   – Отдай! – прошипел Игорь и дернулся вперед.
   Я инстинктивно дернулась назад. Под ногами заскользили камешки. Я поскользнулась… и полетела вниз.
   Мне показалось, что на мгновение я отключилась. Мир вокруг словно потух, как бывает, когда на секунду выключается электричество.
   Я очнулась на каком-то камне и не поняла, где нахожусь.
   Осторожно огляделась.
   Я лежала на скальной полке. Обрыв, с которого я упала, переходил в похожую на ступеньки скальную полку, и именно на ней я была. Ступенька выступала вперед метра на три и в длину тоже была такого же размера.
   У меня болели руки, ноги и бок. При падении я здорово ушиблась.
   Я не решалась встать, поэтому осторожно подползла к краю и посмотрела вниз.
   У меня помутнело в глазах.
   Подо мной простиралась глубокая бездонная пропасть; внизу, на земле, текла длинная река, которая с высоты напоминала извилистую змейку. Пропасть была глубиной метров триста, выше, чем высота птичьего полета. Я видела внизу ковер из сосен, поляны, луга…
   Я быстро уползла обратно и забилась в самый угол скального выступа.
   Вдруг я услышала вверху шорох. Подняла голову и увидела, как на меня смотрит Игорь.
   – Ну и что ты наделала? – укоризненно спросил он. – А если бы ты разбилась?
   – Игорь, пожалуйста, вытащи меня отсюда! – попросила я.
   – Вытащу, но только при одном условии – если ты отдашь мне запись, – заявил Игорь.
   Я задумалась. Если отдам запись, то как я докажу людям, что он вор? Нет. Ничего не буду ему возвращать!
   Но как я отсюда выберусь?
   Вот это выбор!
   – Ничего я тебе не отдам! – крикнула я.
   И вдруг поняла, что надо делать.
   «Да у меня же при себе телефон! – ахнула я. – Надо позвонить Роману Семеновичу!»
   Я вытащила из кармана блестящий мобильник, занесла пальцы над кнопкой… и чуть не расплакалась от досады. Телефон был выключен. В нем окончательно сел аккумулятор.
   – Ну так что? – напомнил о себе Игорь.
   – Ничего я тебе не отдам! Позови людей!
   – Все с тобой ясно, – жестко сказал он. – Ладно, я пошел. Счастливо оставаться.
   Меня словно ледяной водой окатили.
   – Как это? Ты куда? Игорь! Ты же… ты же не оставишь меня здесь?!
   – Почему это не оставлю? Оставлю, – спокойно ответил Игорь. – Через пятнадцать минут затмение. Мы им полюбуемся, а потом соберемся и уйдем. А ты останешься здесь навсегда.
   Я обомлела.
   Игорь – тот Игорь, который говорил, что я ему нравлюсь, Игорь, который смотрел на меня влюбленными глазами и ухаживал за мной во время обеда у костра, сейчас оставляет меня в пропасти!
   – Неужели ты такой жестокий? – едва не плача, спросила я.
   – Нет, я не жестокий, – улыбнулся Игорь. – И поэтому даю тебе еще один шанс. После затмения я вернусь и еще раз попрошу у тебя телефон. Если ты снова мне его не вернешь, то… больше я сюда не вернусь. Поняла?
   Я ничего не ответила.
   – Молчание – знак согласия, – усмехнулся Игорь, и его голова скрылась за обрывом.
   Я осталась одна. Мною завладел дикий страх. Только сейчас я поняла, где нахожусь. Подо мной была огромная пропасть! Если поскользнусь, то гарантированно разобьюсь!
   А что, если Игорь действительно бросит меня здесь и вся группа уйдет?
   Я не могла шелохнуться, будто приросла к скале. Стало жутко.
   Я села на корточки и сжалась в комок. Вниз даже не смотрела, потому что высота была страшной. В пропасти свистел ветер. Я чувствовала себя очень одинокой.
   И только сейчас мне стало предельно ясно, почему Игорь так настойчиво пытался доказать, что я ему нравлюсь.
   Получается, что когда он говорил о любви, то он врал! А сейчас показал свое истинное лицо. А я еще переживала, что обижаю бедного влюбленного в меня человека! А Игорь просто преследовал свои цели.
   Какие цели?
   А вот такие. Для него оказалось настоящей удачей, что я обратилась к нему с просьбой быть со мной рядом, чтобы ко мне не подходил Кирилл. Сама того не зная, я помогла Игорю. Если хорошенько все вспомнить, то можно сделать вывод, что я подозревала всех, кроме Игоря. Я даже не думала, что вор – он, потому что доверяла ему. Но когда он увидел, что мы с Кириллом подружились, то он впал в панику, ведь удача от него ускользала. Я могла посмотреть на него просто как на участника похода, а не как на своего «сообщника», поэтому он и стал доказывать свои чувства, чтобы снова быть со мной рядом и тем самым переключить мое внимание.
   Я действительно думала, что он меня полюбил. Выходит, он старательно надевал на меня розовые очки, за которыми я не увидела, что именно он обворовывает участников похода.
   Но сейчас, когда он оставил меня в пропасти, все встало на свои места. Розовые очки упали и разбились на тысячу осколков, обнажив его хитрый план.
   Игорь постоянно пользовался удобными ситуациями для воровства. Первый раз – когда лагерь переполошился из-за Никиты, в это время Игорь пробрался в палатку к Коле и украл у него деньги. Второй раз – когда Зина поругалась с Жанной. А в третий раз – когда мы умчались на озеро спасать Жанну и оставили телефон без присмотра.
   Хорошо, с этим все ясно. Но для чего он воровал? Он – сын руководителя и так плохо себя ведет! Ничего не понимаю! А может, они с Романом Семеновичем заодно?..
   По щекам покатились слезы.
   – Помогите! – что было сил закричала я. – Помогите! Я в пропасти! По-мо-ги-те!
   Я кричала так долго, что у меня осип голос.
   Внезапно похолодало и потемнело. Ветер подул сильнее. В одно мгновение исчезли все звуки. Птицы перестали петь. Стало как-то сумеречно.
   Происходило что-то странное. И в следующее мгновение я поняла что.
   Я прищурилась и посмотрела на Солнце – огромную звезду, которая согревала и освещала Землю. К Солнцу приблизилась Луна.
   Вот почему затихла вся природа. У птиц тоже, как и у людей, есть биоритмы, они привыкли к обычному распорядку дня: днем светло, а вечером темно. А тут вдруг посреди дня стало темно. Они не понимали, в чем дело, поэтому и притихли.
   Я отвела взгляд – глазам стало больно. В палатке у меня лежали специальные затемненные очки, через которые я собиралась наблюдать за затмением вместе с остальными участниками похода. Я думала, что это будет самый красивый момент в моей жизни, но вместо этого сижу в пропасти и трясусь от страха.
   Интересно, что сейчас делает Кирилл? Он ищет меня или нет? А может, он ничего не заподозрил и думает, что я по-прежнему хожу по лесу и ищу человека с блестящими руками?
   – Помогите! – хриплым голосом панически закричала я. – Помогите! Спасите меня! Я в пропасти!!! По-мо-ги-те!!! Ки-рилл! По-мо-ги!!!
   Горло пекло от крика. Меня нервно лихорадило. И вдруг сверху послышалось шуршание камней. Наверное, Игорь вернулся! Я вскочила с корточек и посмотрела вверх на край обрыва. Шуршание стало раздаваться сильнее. И внезапно из-за обрыва высунулась обросшая черными волосами голова. Наверное, я поседела от страха. Это был он. Никита.
   – А-а-а-а! – истошно закричала я и забилась в угол скальной полки. – А-а-а-а!
   Я крепко зажмурилась.
   Зашуршали камни. Я понимала, что по крутому обрыву ко мне спускается Никита, но боялась открыть глаза и сжимала веки еще сильнее.
   Я почувствовала, что он стоит рядом.
   – Не бойся, – густым грудным басом сказал он.
   И вдруг мне стало очень стыдно. Почему я так себя веду? Почему я его боюсь? Никита – обычный человек, просто с какими-то нарушениями в организме! Вот из-за таких, как я, у него и сломалась жизнь, и ему пришлось уйти в лес!
   Бедный Никита! Он страдает из-за чрезмерного роста волос, а я, помню, страдала, что Кирилл меня обстриг и я осталась без волос! Какая же я была глупая! Мои проблемы в сравнении с проблемами других людей просто ничто!
   Я открыла глаза. Двухметровый, заросший густыми черными волосами Никита стоял возле меня. У него были черные как угольки глаза со светлыми белками. На нем были надеты старые потрепанные брюки, а на ногах такие же изношенные ботинки.
   – Не бойся меня, – печально сказал Никита.
   Слова давались ему с трудом, как будто он долго их вспоминал, прежде чем произнести. Речь была рубленой и какой-то нескладной.
   Я встала на ноги.
   – Как имя твое? – спросил он.
   – Валя.
   Вокруг становилось все темнее.
   – Что с ним? – прищурившись, глядя на солнце, пробасил Никита.
   – Это солнечное затмение, – ответила я.
   – Солнце! – испуганно крикнул Никита. – Ты куда? Солнце!
   – Солнце и Луна проходят по одному пути, и Луна на какое-то время прикрывает собой Солнце, – нерешительно начала я разговор. – Затмение будет длиться семь минут. Ты не бойся, – мягко сказала я, – это обычное природное явление.
   «Бедный Никита, – с горечью подумала я, – наверное, он в школе не учился и не слышал про затмение».
   – Солнце придет? – глядя на меня испуганными глазами, спросил он.
   – Обязательно придет, – мягко ответила я.
   В это мгновение Луна полностью соединилась с Солнцем и стало темно, как поздним вечером. Вокруг Луны вспыхнуло огненное кольцо. Солнечная корона.
   Никита ахнул.
   Красота была неописуемая. Затмение и пугало, и восхищало.
   – Не бойся, – теперь сказала Никите я. И… смело погладила его по волосатой руке. Волосы были на удивление мягкими, шелковистыми, приятными на ощупь, хотя со стороны казалось, что они как жесткая щетина.
   Он повернулся ко мне и изумленно посмотрел мне в глаза своими черными глазами.
   – Ты же сказал не бояться тебя. Я поверила и не боюсь. А теперь ты поверь мне и не бойся затмения.
   Я взяла Никиту за руку. Ладонь была без волос, но с тыльной стороны ее покрывали волосы.
   Оставшиеся несколько минут Никита больше не поворачивал голову к затмению. Не отрываясь и, кажется, не моргая, он смотрел на мою руку, которая крепко сжимала его ладонь.
   В его глазах блестели слезы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация