А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодей в подарочной упаковке" (страница 17)

   Глава 11

   Раздумывала я не более десяти минут, но Маринка забеспокоилась, жива ли ее подруга, потому что я имела привычку всегда все рассказывать сразу о проблеме того или иного посетителя. По традиции, как только за очередным клиентом закрылась дверь, я созвала всех в свой кабинет для внеочередного совещания. Ино-гда – бывало и такое, – когда просьба посетителя не заслуживала внимания, я провожала клиента до порога и просто просила Маринку принести мне кофе, затем садилась в одиночестве на свое место и продолжала работать.
   Но после ухода Николая Михайловича Вороньева я не сделала ни того ни другого, и это обеспокоило Маринку. Подруга тихо постучала в мою дверь и вошла. Увидев, что я цела и невредима, она обрадовалась.
   – Оль, тебе плохо? Голова болит? – участливо спросила она.
   – Все нормально. – Я глубоко вздохнула и распрямила уставшие плечи.
   – Он мне тоже не понравился, – подруга выразила свое отношение к Вороньеву.
   Я попросила у Маринки чашечку кофе и позвала к себе по телефону в кабинет Кряжимского. Сергей Иванович вошел с Виктором, который, казалось, немного посвежел: отдых пошел на пользу, и настроение у него было просто замечательным. Он весело подмигнул мне, заходя в кабинет. Коллеги расположились за кофейным столиком, куда переместилась и я. Виктор и Сергей Иванович выжидательно смотрели на меня. Сделав глубокий вдох, я выложила все, о чем только что сообщил мне Вороньев.
   – Не слишком ли много совпадений? – сразу после рассказа спросила я, так как и Виктор, и Сергей Иванович молчали.
   – Но надо сказать, Ольга Юрьевна, что все эти совпадения на руку только нам, – заметил Кряжимский. – Для охранного агентства «Крепость», чувствую, такой поворот дел не очень благоприятен.
   Маринка зашла в кабинет и составила перед нами в ряд чашечки с ароматным кофе, который пить сейчас было особенно приятно. Я взяла свою чашку с блюдцем в руки и подошла к окну. Маринка села на то место, с которого я только что встала.
   – Та-ак! – протянул Сергей Иванович. – По-моему, Ольга Юрьевна, все начинает проясняться. Предчувствие, что в этой фирме что-то нечисто, не обмануло нас. Моя версия, кажется, неприемлема, давайте рассказывайте о своей.
   – Так вот, мы не ошиблись, – начала я, найдя в лице Кряжимского благодарного слушателя, – в том, что охранное агентство помимо своей основной деятельности занималось также и криминалом. Если вы не против, то к нашему разговору я подключу еще и Здоренко, помощь которого теперь нам просто необходима.
   Виктор на мое предложение ничего, как всегда, не сказал, а только переменил позу, сложив руки на груди; Сергей Иванович же быстро закивал головой, соглашаясь со мной.
   Я набрала по телефону знакомый номер нашего общего друга, майора Здоренко, которому я пыталась дозвониться на работу, так как в это время он обычно находился там, занимая одну из руководящих должностей в нашем городском РУБОПе. На него я всегда могла положиться, и Здоренко часто выручал нас, умело вылавливая бандитов, которых мы не могли захватить и отдать в руки доблестных милиционеров. Виктор, конечно же, мог попросить помощи и у своих армейских друзей, но в данном случае, как мне казалось, уже пора было привлекать к расследованию правоохранительные органы.
   Я не сомневалась, что Здоренко заинтересуется нашим делом не только потому, что захочет выручить меня, но и потому, что его непосредственной обязанностью была борьба с преступностью. Он даже мог поднять на ноги по тревоге весь РУБОП, что сейчас от него в принципе не требовалось, но помощь его ведомства нам была необходима.
   Трубку взяла секретарша, которой я представилась, попросив связать меня со Здоренко. Разговор с ним занял у меня не более минуты, но за это короткое время собеседник успел меня упрекнуть тем, что я все еще занимаюсь этим неблагодарным журналистским делом, вместо того чтобы выходить замуж, рожать детей и спокойно встречать старость. По его мнению, именно в этом и состояло главное предназначение женщины. Я только сообщила, что мне срочно необходима его помощь, и попросила подъехать в редакцию. Здоренко нисколько не сомневался, что, если я решилась позвонить ему, значит, дело того стоило, и он пообещал быть с минуты на минуту.
   Ожидая его мы молча пили кофе. Только Маринка ни с того ни с сего пыталась нарушать наше молчание глупыми вопросами, ответа на которые ей так и не удалось дождаться. Я решила, что рассказывать свою версию произошедшего следует в присутствии Здоренко, чтобы не утруждать сослуживцев прослушиванием одного и того же по нескольку раз.
   Здоренко не подвел меня и залетел в кабинет, едва я опустошила свою чашечку кофе.
   – Добрый день, – поприветствовал он всех присутствующих, оглядывая мой кабинет.
   Я предложила ему раздеться и пододвинула стул, на который Здоренко плюхнулся, только после того как Маринка вышла из кабинета, чтобы сварить ему кофе.
   – Ольга Юрьевна, мне о вашем деле совершенно ничего не известно, поэтому я попросил бы вас начать все с начала, – серьезным тоном сказал Здоренко, вытащив из папки какие-то протоколы и бланки.
   – А вам, наверное, и не нужны лишние подробности? – спросила я. – Но, все, о чем я хотела бы вас попросить, вы узнаете по ходу рассказа.
   – Да, Ольга Юрьевна, я тут однажды просматривал наши газеты, – Здоренко неожиданно перевел разговор в другое русло, – и одна статейка привлекла мое внимание. Там весьма красочно расписывалось, как редактор одной тарасовской газеты поздно ночью сбила на своей машине девушку. Дама за рулем была пьяна, ехала на бешеной скорости, не реагируя на сигналы светофора, и в результате произошла трагедия. Сбитая машиной дамы девушка скончалась, не приходя в сознание, а вот подозреваемая оказалась очень строптивой женщиной, нагрубила подъехавшим на место происшествия сотрудникам милиции и не считает себя виновницей наезда.
   Я слушала Здоренко с открытым ртом, а когда он закончил, только улыбнулась. Надо же, как журналисты раздули историю! Об этой статье я совершенно ничего не знала, хотя просматривала публикации своих конкурентов.
   – Хорошо же работают наши собратья по перу! – заметил Кряжимский.
   – Я так думаю, что этой героиней статьи вполне могли быть и вы, Ольга Юрьевна, – предположил Здоренко. – И машина у вас есть, и на бешеной скорости вы гоняете частенько, и по ночам бываете неизвестно где. Вот только пьете вы не так сильно, чтобы совершить наезд на человека.
   Я чуть не прыснула от смеха, услышав выводы Здоренко.
   – Спасибо за комплименты, но, к сожалению, это была именно я. – Признание мое прозвучало для Здоренко как гром среди ясного неба.
   – Но я не занимаюсь делами пьяниц, которые по собственной неосторожности убивают ни в чем не повинных людей, – предупредил Здоренко.
   Он взял чашку кофе и подошел к окну. Сидеть на стуле ему было не очень-то удобно, так как и без того маленький рост мешал ему общаться с нами, а за столом он вообще казался еще более крохотным. Майор считал себя большим начальником и не хотел, чтобы на него смотрели свысока, поэтому и предпочел стоять.
   – А дело было так. Мы ехали с Виктором ночью на машине, и вдруг нам под колеса незнакомый мужчина толкнул девушку, – успокоившись, серьезным тоном сказала я. – Я даже не успела притормозить, поэтому и сбила ее. Но потерпевшая не скончалась на месте, а немедленно была доставлена в больницу, где я ее навещала несколько раз. А на меня теперь заведено уголовное дело, что и побудило меня искать настоящего виновника произошедшего.
   – И где же он? – спросил Здоренко.
   – Кто?
   – Виновник!
   – Вам его и предстоит поймать, – сообщила я, вглядываясь в лицо Здоренко.
   – Угу, – машинально ответил он, не найдя ничего более вразумительного.
   – А теперь я прошу вас выслушать мою версию произошедшего, – сказала я присутствующим. – Вопросы прошу задавать только после моего объяснения.
   Маринка, не ожидавшая от меня столь дерзкого обращения, чуть не выронила свою чашечку из рук. Здоренко подошел ближе, но садиться на свое место и на этот раз не стал, облокотившись на мой рабочий стол. Сергей Иванович немного ближе придвинул свой стул к столу.
   – Итак… Проскуров Николай Сергеевич на одном из своих жизненных этапов решает заняться охранным бизнесом, – решила я начать с личности именно этого человека, так как была твердо уверена, что он играет немаловажную роль в этом деле. – В результате он организует агентство «Крепость», сотрудники которого охраняют имущество небедствующих товарищей нашего города во время их отсутствия по тем или иным причинам. Дело оказалось прибыльным, но не настолько, как ожидал Проскуров. Постепенно сотрудники фирмы начинают увольняться, потому что и заработная плата охранников невелика. В результате с Проскуровым остается только узкий круг самых преданных, среди которых его секретарша, Дмитрий Валентинович Корандин и еще пара-тройка постоянных работников. Именно они и позаботились о том, чтобы не только поднять фирму на ноги, но и обеспечить собственное благополучие.
   Вполне логично, что законным путем дело это решить не удается, если за несколько лет своей деятельности охранное агентство «Крепость» оказалось на грани банкротства. Поэтому пришлось искать другие пути выхода из ситуации, а именно – криминальные, которые обеспечили бы хороший доход не только самому Проскурову, но и его фирме. Вариант нашелся самый подходящий, по мнению всех участников: почему бы не заняться грабежом? Только воровать решено было не охраняемое имущество заказчика, за которое сотрудники фирмы несли материальную ответственность, а то, которое буквально на блюдечке было поднесено им. Поясню…
   У каждого клиента фирмы «Крепость» были соседи, таковы уж обычные условия нашего проживания в современных условиях. Даже если богатый господин живет в особняке, то его окружают еще несколько таких же небедных домишек, владельцы которых, как и он, не бедствуют. За то время, пока сотрудники живут в охраняемом доме, они попутно наблюдают и за соседними владениями. В результате становится известно многое – состав семьи соседа, его более-менее постоянный режим дня, время ухода и прихода с работы. Уже после суточного наблюдения во время отсутствия владельца соседнего дома охранники подбирают ключи или же изготавливают слепки и, таким образом, готовы беспрепятственно попасть на чужую территорию.
   Сосед же тем временем, конечно, и не подозревает о таком повышенном внимании к собственной персоне, а точнее говоря, к своему имуществу. Психологически же он чувствует себя более спокойно, так как неподалеку живут квалифицированные охранники, которые отпугивают всех грабителей в округе.
   Во время очередного отсутствия соседа один из сотрудников охранного агентства «Крепость» заходит ночью в его дом и осматривает имеющиеся там вещи, спокойно выискивая более-менее ценные среди них. В результате такого досмотра определяется местонахождение сейфов, шкатулок с драгоценностями и так далее. Вероятно, что наведаться к соседу охранники могут и несколько раз, так как им нужно точно запомнить не только что где лежит, но и обстановку в доме, чтобы невзначай не напороться на неожиданные сюрпризы. Во время этих предварительных визитов ничего брать в квартире нельзя, так как это может только насторожить владельца. Вероятно, на месте делаются снимки или зарисовки, хотя я в этом не уверена, так как эти фотографии в случае чего могут служить дополнительными доказательствами их вины. Не более трех дней достаточно, для того чтобы все разведать, а за это время их услуги в официально охраняемом доме становятся уже ненужными. Долгожданный клиент возвращается из командировки или отпуска в срок, как и было оговорено ранее, и сотрудники фирмы «Крепость» съезжают с охраняемого объекта.
   Таким образом, на время криминальная деятельность сотрудников охранного агентства затихает. Грабить, по их расчетам, сразу квартиру соседа не следует, так как подозрение сразу же падет именно на них, а вот по прошествии некоторого времени вполне можно будет наведаться в хорошо знакомый район. Когда же воспоминания окружающих о бравых ребятах, стерегущих как зеницу ока имущество клиента, улягутся, можно начинать действовать. А пока в течение месяца как минимум «Крепость» занимается своей обычной деятельностью, параллельно присматриваясь к следующему соседу богатенького клиента.
   Надо сказать, что дела у Проскурова шли очень успешно. В агентстве большая текучесть кадров, поэтому ни один из работников не догадывался о том, что за его спиной совершается обычное ограбление. Сами же грабители действуют слаженно и осмотрительно. Вероятно, у них уже есть своя клиентура, которой они обычно сплавляют ворованные вещи и драгоценности…
   – Ого! – Здоренко даже присвистнул от неожиданности, узнав, что в его родном городе орудует банда, о существовании которой он и не подозревал.
   – А как же Лера? – поинтересовалась Маринка.
   – Конечно, кто-то из сотрудников «Крепости» рано или поздно может разнюхать о преступной деятельности своего руководства, Проскуров понимал, – продолжала я, отвечая на вопрос Маринки. – Поэтому-то в его кабинете всегда находилась Леночка, то есть секретарша, которая была в курсе всех его дел и при появлении любого сотрудника в приемной сообщала об этом Проскурову. Но приход спокойной, скромной девушки, Леры, которая сразу забилась в угол дивана, не вызвал у нее никаких подозрений. Секретарша по своей оплошности забыла сообщить немедленно об этой посетительнице Проскурову да, кроме того, позволила себе выйти из кабинета, оставив Леру одну. Проскуров договаривался по телефону с одним из своих подельников, не стесняясь в выражениях и не опасаясь того, что разговор будет услышан кем-то еще. Ошибка секретарши дорого стоила девушке.
   Случайно как раз в этот момент и вернулся Дмитрий, который в любом случае не обрадовался бы тому, что его разыскивают в фирме. Он не хотел, чтобы Лера приходила к нему на работу, поэтому грубое его поведение с девушкой сразу же после того, как он зашел в кабинет Проскурова, можно объяснить. Может быть, Дмитрий и не подозревал о том, что Лера что-то подслушала, поэтому, как только они вышли за порог агентства, Дмитрий повеселел. Затем, погуляв немного по местным кафе и проводив Леру до порога дома, он вернулся в агентство, чтобы отчитаться перед Проскуровым за очередное дело.
   В кабинете директора к тому времени остались только Николай Сергеевич и его секретарша, которая уже рассказала ему о том, что Лера стала невольной свидетельницей разговора шефа по телефону. Может быть, Проскуров ругал Лену, когда вошел Дмитрий, но уж точно по головке не гладил. Посовещавшись с Дмитрием, Проскуров решил, что Лера узнала из разговора слишком много и ее следует убрать, так как она может помешать налаженному бизнесу, – Корандину предстоит избавиться от нее любым путем. Он ее привел, вот пусть и расхлебывает все!
   Думаю, что Дмитрий большой любви к Валерии не испытывал, если он не встал на защиту девушки. Ведь он мог только сказать, что будет держать Леру под наблюдением, и тогда трагедии можно было бы избежать. Но, боясь потерять доходное местечко, Дмитрий решился на убийство, полагая, что ему удастся выдать его за несчастный случай… А дальше мне и рассказывать не хочется, вы сами обо всем догадываетесь…
   – Постойте, Ольга Юрьевна, может быть, кто-то здесь и догадывается, что произошло дальше, – возмутился Здоренко, – но только не я.
   – Все дело в том, что Дмитрий Корандин толкнул девушку под колеса моей машины, надеясь, что виновницей произошедшего стану я, – повернулась я к Здоренко.
   – Простите меня, Ольга Юрьевна, – напомнил Кряжимский. – Но вы до сих пор являетесь главной подозреваемой по этому делу.
   – И поэтому мне нужно не только поймать этого Корандина, но и доказать, что он виноват в этой трагедии, – посмотрела я на майора Здоренко.
   – Если вы сейчас будете заниматься только Дмитрием, – предположил тот, – то спугнете всю остальную компанию. А доказать их преступную деятельность нам будет весьма трудно, хотя не невозможно. Пойдем по пути наименьшего сопротивления: отловим всю банду, а у Корандина выбьем показания, пообещав ему, что отпустим в ходе следствия под подписку.
   – Как нам удалось выяснить, – перебила я Здоренко с его грандиозными планами, – последнее место, которое находилось под наблюдением Проскурова, – это особняк Волынского в Дубках, который преступники изучили досконально, как свои пять пальцев. Так что следует ожидать ограбления через месяц именно по этому адресу.
   – Мы устроим облаву и поймаем преступников с поличным, – возбужденно проговорил Здоренко, которому не терпелось начать действовать.
   Майор Здоренко относился ко мне по-отечески, как, впрочем, и к Маринке, Сергея Ивановича – уважал, а к Виктору испытывал симпатию, практически так же, как и ко всем своим подчиненным, которых ценил. Он мог вытянуть меня за уши из любой заварушки, иногда и я ему помогала. В наше время раскрываемость преступлений правоохранительными органами находится на низком уровне, а я иногда поставляла городскому РУБОПу в лице майора Здоренко чуть ли не в подарочной упаковке отъявленных злодеев, которых разоблачала сама в ходе своих расследований. Помимо того что наш благодетель заслуживал почетную галочку и ему выдавалась очередная премия, каждое раскрытое мною дело приближало его к званию подполковника. Такую возможность майору Здоренко не хотелось упускать и в этот раз.
   – Но нам, к сожалению, придется подождать, – предупредила я своего нетерпеливого товарища. – Вам-то нет никакой разницы, когда раскроете очередное преступление, тем более что в положенные два месяца вы укладываетесь, а вот мне надо поторопиться, так как я сейчас нахожусь под подозрением, и тем не менее и вы, и мы не можем ничего начать раньше месяца. Срок, к сожалению, определен не нами, а самими преступниками.
   Здоренко немного расстроился, как я поняла по выражению его лица, Маринка же тяжело вздохнула, будто ей предстояло самой ловить ораву бандитов.
   – Вы, Ольга Юрьевна, передадите мне все материалы, которые вы собрали, – предложил Здоренко. – Я сопоставлю все данные, сообщу вам отдельно о своем решении, и затем будем ждать. До моего особого распоряжения прошу всех сохранять спокойствие.
   Последнюю фразу он произнес, как перед строем, командным голосом, уже стоя у порога моего кабинета с увесистой папкой в руках. Когда Маринка проводила майора Здоренко до выхода из офиса, я почувствовала огромное облегчение, будто у меня с души свалился тяжелый камень. Всегда было приятно вручить человеку, которому целиком и полностью доверяешь, свою судьбу, а в Здоренко я не сомневалась.
   – Может быть, по домам? На сегодня хватит? – неуверенно спросила я у своих коллег.
   – Простите, Ольга Юрьевна, но рабочий день еще не кончился, – предупредил меня Кряжимский.
   – А я чертовски устала, поэтому иду домой отсыпаться, – сообщила я категорическим тоном, не терпящим возражений.
   – Вот в чем прелести одиночества, – вздохнула Маринка и сказала загадочным тоном: – А я сегодня приглашена на свидание.
   – Александр пригласил? – спросила я.
   – Да, – еще более задумчиво произнесла подруга, уже грезя, видимо, душой о приятной компании этого молодого человека.
   Я попрощалась с коллегами и спустилась к машине. На улице почти стемнело, и от этого усталость ощущалась еще больше. До дома я доехала быстро и, как только положила голову на подушку, сразу же уснула.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация