А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодей в подарочной упаковке" (страница 14)

   – Так, значит, это тот самый Волынский Иван Игоревич, который переживал за сохранность своего имущества, – сообразила я. – Хотя о чем переживать, если охраной соседнего особняка занимается такая солидная фирма, как «Крепость».
   Виктор только хмыкнул в ответ. Побеседовать с Иваном Игоревичем сейчас было невозможно: мне не хотелось раскрывать карты перед Дмитрием, да и место наблюдения было очень удобным.
   Тем временем Волынский уже выезжал с территории участка. Иван Игоревич покидал на время свой дом, с каждой минутой отдаляясь от нас. Фактически мы с Виктором в данный момент занимались охраной и его особняка, так как он невольно попадал в поле нашего зрения.
   – Можешь потребовать у него вознаграждения за то, что мы бдительно следим за его домом, – пошутила я.
   Борис Ильич вошел в столовую, осторожно неся на подносе тарелки и чашки. Запах приготовленного им ужина был аппетитным, и я подумала о том, что мужчины иногда бывают отличными поварами, так как сама готовила не очень охотно. Мы с Виктором отошли от окна и заняли свои места за столом. Но даже уплетая за обе щеки картошку с жареным мясом и грибами, мы не переставали время от времени смотреть на особняк Можайского.
   – Да хватит вам глаза-то лупить, – пожурил нас Борис Ильич. – Поешьте хоть нормально!
   Я прислушалась к замечанию хозяина дома и как по команде уткнулась носом в тарелку, Виктор же тем временем не сводил глаз с объекта нашего наблюдения.
   Когда мы уже пили чай, Виктор опять молча толкнул меня в бок. Я чуть не захлебнулась и, откашлявшись, взглянула на особняк Можайского, дверь которого была открыта, а на пороге появился Дмитрий, озираясь по сторонам. Его взгляд скользнул и по нашему окну, но мы опять сидели с выключенным светом, поэтому ничего подозрительного он не заметил.
   – Наверно, перед сном осматривает владения, – предположила я. – Напарник будет дежурить ночью.
   Но дальнейшие действия Дмитрия я, к сожалению, никак не смогла объяснить. Он осторожно пробрался к воротам, открыл калитку, не захлопывая ее, и пошел влево, по обочине, не выходя на середину дороги. Дойдя до участка Волынского, он открыл ключом дверь ворот, вошел во двор и быстро приблизился ко входу в особняк; еще раз оглянувшись, беспрепятственно открыл ключом дверь и проскользнул в глубь дома.
   – Так! – решительно сказала я. – Пока еще ничего не понятно, но то, что здесь что-то не так, это точно.
   Виктор не сводил глаз с дома Волынского, а Борис Ильич не обратил на действия Дмитрия никакого внимания, в силу того что у него было плохое зрение и он ничего не мог видеть.
   – Вор! – коротко отметил Виктор.
   – Ты думаешь, что он полез грабить чужой дом? – уточнила я. – Как же он так быстро подобрал ключи? Почему пошел именно в этот дом? А как насчет того, что в фирме «Крепость» работают надежные люди, по словам руководства?
   Вопросы так и сыпались, но ответа на них я не находила. Зато предположение, что Дмитрий заходил в чужой дом за тем, чтобы ограбить его, не оправдалось, так как он вышел довольно скоро и с пустыми руками. Осторожно захлопнул дверь и, озираясь, пробрался к воротам. Оглянувшись и не заметив ничего подозрительного, Дмитрий прошел обратно, к особняку Можайского, и спокойно зашел в него.
   Я совершенно ничего не понимала, мысли в голове путались. Я даже не знала, как объяснить такое странное поведение Дмитрия, тем более что увиденное просто потрясло меня. Было такое ощущение, что мы только что подглядывали за ним, когда он принимал ванну. Но мне не было стыдно, скорее противно.
   – Это не обман зрения? – неуверенно спросила я у Виктора, который в ответ показал мне пленку фотоаппарата, на которой он зафиксировал все передвижения Дмитрия. Хоть кто-то из нас двоих не растерялся и успел это сделать. Пленку можно будет использовать против Корандина, ведь он открывал дверь чужого дома, а частная собственность неприкосновенна. Еще неизвестно, действительно ли он ничего не вынес из дома Волынского, так как, если захватил, например, какие-то документы, то они вполне могли уместиться в кармане куртки, так же, впрочем, как деньги и драгоценности.
   – А вдруг он знаком с этим Волынским и тот попросил по совместительству охранять попутно и его дом? – предположила я, но тут же осеклась. А зачем охраннику лезть в чужой дом, тем более на такое короткое время? Ведь он пробыл там не больше пяти минут.
   Я задумалась, а Виктор все продолжал наблюдать за особняком Можайского.
   – Короче, нам надо выяснить, знаком ли Волынский с Корандиным, – решила я. – И только в том случае, если они никогда не виделись друг с другом, можно размахивать этой пленкой перед сотрудниками правоохранительных органов. Таким образом, у нас появится основание задержать этого самого Дмитрия.
   Я взглянула на визитку Ивана Игоревича и набрала номер его телефона.
   – Алло, – послышался голос Волынского.
   – Иван Игоревич, это Ольга Юрьевна Бойкова, главный редактор газеты «Свидетель», – представилась я.
   – Да, слушаю, – ответил Волынский, судя по голосу, вспомнив меня. – Вы звоните, чтобы сообщить, что Виктор согласился принять мое предложение?
   – Нет, по другому поводу. Мне надо с вами срочно поговорить, – не ответив на его вопрос, сказала я.
   – Я сейчас в Тарасове, – сообщил он. – Подъеду к вам через полчаса.
   – Хорошо, только можете не торопиться, так как я нахожусь гораздо дальше от места нашей встречи, чем вы, – предупредила я собеседника и попрощалась с ним.
   Виктор молча слушал мой разговор, не сводя глаз с особняка Можайского, в котором уже погасло несколько окон; светлыми оставались только два на первом этаже. Время было уже позднее, Борис Ильич крутился около нас, демонстративно позевывая. Я понимала, что нашей наглости не было предела. Мало того что мы без приглашения явились в его дом, так еще и собирались ночевать здесь. И это было тоже неприлично. Поэтому я решила, что нам следует на время покинуть свой пост, тем более что я хотела поговорить с Волынским.
   – Борис Ильич, спасибо большое за все, нам пора уходить, – сообщила я хозяину гостеприимного дома, пока Виктор упаковывал свои вещи в сумку. – Мы, пожалуй, узнали все, что нам нужно, да и вам уже пора спать.
   – Что вы, Ольга Юрьевна, если хотите, можете оставаться здесь на всю ночь, – предложил он, но, мне показалось, только из вежливости.
   – Нет, нам еще надо добраться до города, – распрощались мы с Борисом Ильичом уже у порога.
   На улице было тихо и свежо. Мы быстро прошли к дороге и направились к моему автомобилю, оставленному на стоянке около магазина. Тот был еще открыт, но на стоянке одиноко стояла только моя «Лада». Я зашла и расплатилась с охранником – нас не было больше положенных трех часов. А расплатившись, отъехала от магазина и направилась в сторону Тарасова, по дороге заскочив на заправку, так как бензина в баке машины оставалось минимальное количество, которого явно не хватило бы, чтобы доехать до города.

   Глава 9

   В редакции меня уже поджидал Иван Игоревич Волынский, которого Маринка опять угощала кофе. Я попросила его немного подождать и прошла сразу в свой кабинет, чтобы привести себя в божеский вид. Стоя у зеркала, я прихорашивалась, и вдруг без стука ко мне ввалилась Маринка.
   – Оль, – жалобно позвала она. – Что делать? Кого выбрать? И Волынский вроде бы ничего, и с тем незнакомцем в баре хочется встретиться.
   – Ну, учитывая то, что Иван Игоревич, как я успела заметить, к тебе совершенно равнодушен, – честно открыла я глаза подруге, на что Маринка обиженно надула губки, – советую тебе мчаться на встречу с незнакомцем в бар. Он мне и самой понравился, упускать такого не стоит. А твой шанс с Волынским, извини, конечно, за прямоту, равен нулю.
   – Без издевательств ты не можешь, – заметила она. – Тогда я уже побежала, оставляю Волынского тебе на поруки.
   – Счастливо, – искренне пожелала я подруге. – Завтра не опаздывай и пригласи, пожалуйста, Волынского.
   Иван Игоревич вел себя более уверенно, чем в первый раз, когда мы с ним встретились. Он уселся за кофейный столик, а я напротив. Виктор работал в фотолаборатории и с минуты на минуту должен был принести снимки, сделанные в ходе нашего наблюдения.
   – Иван Игоревич, по счастливой, а может быть, и несчастливой случайности мы сегодня были в Дубках, в том поселке, где вы живете, – начала я, и Волынский сразу же насторожился. – Но сначала мне хотелось бы узнать, знакомы ли вы вот с этим молодым человеком.
   Я показала ему фотографию Дмитрия, которую он, взяв в руки, внимательно рассматривал.
   – Нет, – категорически ответил Волынский.
   – Понятно, – сказала я, хотя на самом деле мне совершенно ничего не было понятно во всей этой истории. – В настоящий момент соседний с вами дом находится под охраной агентства «Крепость», поэтому в доме Можайского живут два молодых человека, которые и являются гарантами сохранности его имущества. Мы сегодня осуществляли наблюдение за работой этой фирмы, поэтому находились недалеко от охраняемого объекта.
   – А по какому праву, позвольте поинтересоваться? – немного возмутился он тем, что мы без его ведома занялись наблюдением не только за соседним, но и, как он понял, за его участком.
   – Нас интересует не фирма, а один из ее работников, которого вы и видели на фотографии, – объяснила я, так как скрывать информацию от Ивана Игоревича не было смысла. – Так вот, мы видели, как вы отъезжали от своего дома, и сначала не придали этому никакого значения, но далее произошло кое-что не совсем понятное.
   – Меня ограбили? – взволнованно встал Волынский.
   – Почему вы так решили?
   – Да нет, ничего, – смутился Волынский. – Рассказывайте, пожалуйста, дальше.
   – Надеюсь, что не ограбили, – успокоила я его. – Но в момент вашего отсутствия этот самый охранник из особняка Можайского открыл своим ключом дверь вашего дома и пробыл в нем непродолжительное время. Когда он уходил, в руках его ничего не было, но то, что он тайком залез в ваш особняк, настораживает, надеюсь, не только меня.
   – Этот? – Волынский указал на фотографию.
   – Да, – коротко ответила я.
   – Я его точно не знаю, так что ключей от моего дома у него быть не может, – сделал вывод Иван Игоревич. – И, конечно, я совершенно не представляю, с какой целью он мог залезть ко мне в дом.
   Раздался стук в дверь кабинета, и к нам зашел Виктор, выложив передо мной готовые снимки, которые подтверждали мои слова. Волынский с волнением, очень внимательно рассматривал каждую фотографию и, когда дошел до последней, поднял на меня глаза.
   – Знаете, Ольга Юрьевна, я же не из-за каприза просил Виктора заняться охраной моего особняка, – объяснил он. – Поверьте, я не страдаю манией преследования. Но перед тем как прийти к вам, я заметил кое-что подозрительное. Два дня назад я ночевал у себя дома, а затем с утра, как всегда, отправился на работу. Но по дороге я заметил, что забыл кое-какие важные бумаги и анализы одного серьезно больного пациента, поэтому с полпути пришлось вернуться домой. Ворота я открыл беспрепятственно, а вот замок входной двери никак не поддавался. Раньше не было никаких сбоев, поэтому мне это показалось странным. Тогда я вынул ключ и присмотрелся к замочной скважине. Немного сбоку появилась не слишком заметная, но глубокая царапина, которую я сам ключом сделать не мог, потому что линия была очень тонкой. По-моему, произошло это недавно, так как вокруг торчали мелкие отщепления дерева. Когда я вставил ключ второй раз, замок сразу же отперся. Я не очень впечатлительный человек, Ольга Юрьевна, но то, что кто-то побывал у дверей моего дома, для меня стало очевидным. Именно это и побудило меня позвонить одному хорошему знакомому, который посоветовал воспользоваться услугами вашего Виктора. И я пришел к вам в редакцию, как только разобрался со своими рабочими делами.
   – А сейчас замок работает нормально? – поинтересовалась я.
   – По крайней мере ничего странного я больше не замечал, – ответил Волынский.
   – А почему вы не рассказали о том, что заметили царапину на вашем замке, когда приходили первый раз? – спросила я.
   – Если бы я даже и рассказал вам о царапине, на ваше решение отказать мне это никак бы не повлияло, – заметил Иван Игоревич. – Царапина – это слишком незначительная улика, тем более что вы могли подумать, будто я сам нечаянно повредил дверь и просто забыл об этом.
   – Наверное, вы правы, – согласилась я, немного подумав. – Но теперь то обстоятельство, что ваш дом посещают незнакомые люди в отсутствие хозяина, очевидно, так как доказательств прибавилось.
   Волынский еще раз просмотрел фотографии, которые принес Виктор. Сам Виктор сидел со скучающим видом напротив него и вертел в руках ручку. Я же подошла к окну и выглянула во двор. Ничего интересного там не обнаружив, вернулась на свое место.
   – Я пойду в милицию с этими материалами, и пусть они сами дальше разбираются! – твердо сказал Волынский, волнуясь за сохранность своего имущества.
   – С чем разбираются? – поинтересовалась я, придвинувшись ближе к собеседнику.
   – С грабежом!
   – А вы уверены, что у вас в доме что-то пропало? – умерила я боевой настрой Ивана Игоревича. – А может быть, вы знакомы с Дмитрием и просто скрываете это? А может, вы сами дали ключи этому молодому человеку?
   Я забросала Волынского вопросами, которые могут задать ему в милиции, если он все же надумает туда обращаться. Он немного смутился, но ничего не ответил.
   – Пока не произошло преступления, милиция за это дело не возьмется, – решила я и, подумав, добавила: – А вот мы можем!
   – Как? – с облегчением спросил Волынский.
   – Виктор согласится охранять ваш особняк, – сообщила я, – причем негласно. Мне кажется, что этот приход Корандина не первый и не последний. Виктор сможет последить за ним и, когда дело дойдет до криминала, вызовет милицию. Вам же в ближайшее время я вообще не советую появляться в Дубках. Преступники действуют только тогда, когда вас нет, поэтому вам следует остаться на время в Тарасове.
   – Хорошо, – согласился Волынский.
   – А сейчас я вас попрошу наведаться в Дубки последний раз, чтобы убедиться, что в доме на самом деле ничего не пропало, и отвезти туда Виктора, – сказала я Ивану Игоревичу.
   Волынский, довольный, кивнул в ответ, и уже через несколько минут его машина отъехала со стоянки редакции. Виктора я отправила вместе с ним, не забыв вручить моему телохранителю фотоаппарат.
   Время было позднее, и мне пора было ехать домой, чтобы хоть немного выспаться. Кряжимский тоже собирался уходить, а Ромки в редакции уже давно и след простыл. Я поговорила с Сергеем Ивановичем о результатах нашего наблюдения, не упустив ни одной подробности: все-таки Кряжимский мог подкинуть достоверную версию, которая объясняла бы столь странные действия Дмитрия. Сергей Иванович слушал меня очень внимательно, не перебивая. Он так же, как и Волынский, внимательно просмотрел фотографии, сделанные Виктором.
   – Знаете, Ольга Юрьевна, по-моему, этот молодой человек не так прост, как нам кажется, – заметил Кряжимский. – Совершая тот или иной поступок, он преследует пока неизвестную нам цель. И меня нисколько не удивляет, что нам пока не удалось узнать о нем ничего компрометирующего только потому, что Корандин действует очень осторожно, можно даже сказать, профессионально.
   – А как вы, Сергей Иванович, можете объяснить причину его вторжения в дом к Волынскому? – прямо спросила я Кряжимского.
   – Пока не знаю, но то, что это произошло не просто так, тоже уверен. – Тон Кряжимского на сей раз был не столь убедительным. – А вы, Ольга Юрьевна, не заметили ничего странного в поведении Волынского? Может быть, он и в самом деле знаком с Дмитрием? – предположил Сергей Иванович и выжидательно посмотрел на меня.
   – По-моему, Иван Игоревич нам говорил правду, по крайней мере ничего подозрительного я не заметила, – ответила я.
   – Допустим, что он действительно незнаком с Дмитрием, – предположил Сергей Иванович. – А вот знает ли Дмитрий о Волынском, нам, к сожалению, неведомо. Может быть, этих людей очень давно что-то связывало, и теперь Дмитрий пытается отыскать нужное ему, поэтому-то он и заглядывает к Волынскому в его отсутствие. Но… – Кряжимский немного помолчал, обдумывая эту версию. – В таком случае Дмитрию понадобилось бы на поиски гораздо больше времени. Так что эта версия отпадает.
   Сергей Иванович при мне размышлял вслух, а я не перебивала его, так как знала, что он может таким образом нащупать что-то действительно стоящее. Большинство версий, выдвигаемых Кряжимским, было просто абсурдно, а некоторые столь неправдоподобны, что мне показалось: добраться до истины нам сегодня так и не удастся.
   – Если Дмитрий готовится к ограблению Волынского, что вполне возможно, то, думаю, вы сделали абсолютно правильно, предложив Ивану Игоревичу услуги Виктора, – сообщил Кряжимский. – В этом случае, думается, очень важно знать, действует ли Дмитрий в одиночку или же он в сговоре с напарником.
   – По-моему, один, – предположила я.
   – Но скрыть от напарника, этого самого Федора, свой интерес к соседнему дому, как мне кажется, очень сложно, – опроверг мое предположение Кряжимский. – Они все же живут, едят, разгуливают по дому вместе. Даже если Дмитрий и дожидается, когда напарник уснет, Федор может неожиданно увидеть все, и тогда конфиденциальность этого дела не гарантирована.
   – А если Дмитрий любит рисковать и другого выхода у него просто нет? – предположила я.
   – Так, Ольга Юрьевна, фантазировать можно бесконечно, – серьезно ответил Кряжимский. – И ничего конкретного мне не удастся сейчас вам посоветовать. Простите!
   – Ну, тогда по домам, а то мы уже и так только вдвоем здесь остались, Сергей Иванович.
   – Единственное, что я вам могу посоветовать, – это не забывать о том, что поймать на крючок этого самого Дмитрия вам нужно как можно быстрее! Не забывайте, что вы сейчас являетесь подозреваемой в деле о наезде, – напомнил мне Кряжимский.
   Сергей Иванович не хотел расстраивать меня, но последняя фраза, сказанная им, задела меня. К моей усталости добавилось еще и плохое настроение. Нужно было срочно ехать домой, чтобы отдохнуть. В конце концов, на меня навалилось столько информации, что под ее тяжестью я почти сломалась.
   Из офиса мы выходили вдвоем. Я завезла Кряжимского, чтобы ему не пришлось мерзнуть в ожидании общественного транспорта, а сама отправилась домой. На подъезде к дому телефон в сумочке настойчиво зазвонил. Я надеялась, что это Виктор, так как только сейчас подумала о нем.
   – Оль, привет, – весело прощебетала Маринка.
   – Добрый вечер, ты откуда? – поинтересовалась я.
   – Из бара, – ответила подруга. – Причем нахожусь здесь не одна, а с парой симпатичных кавалеров.
   – Как? – удивилась я. – Ведь ты пошла на романтическое свидание, а не на вечеринку друзей?
   – Все правильно, Саша со мной, а еще он привел своего дружка, поэтому нас здесь трое, не считая остальных посетителей бара, – весело сказала Маринка.
   – Какой Саша? – Моя усталость давала знать о себе, поэтому соображала я туго.
   – Ну тот, с которым вчера познакомилась, – объяснила Маринка. – Он пришел с другом, поэтому-то я и звоню тебе, чтобы ты не загнивала там от одиночества, а мчалась быстро к нам.
   – Маринка, я устала, поэтому тебе придется на сей раз развлекать обоих кавалеров, – устало проговорила я. – Да и вообще, я не нуждаюсь в знакомствах с мужчинами, да еще таким способом.
   – Оль, ты что? – удивилась моему отказу Маринка. – Если бы ты только видела второго, то не ломалась бы так сейчас.
   – А я и не ломаюсь, просто хочу спать… – поправила я Маринку и добавила: – Одна.
   – Оль, и что, ты так просто меня бросишь? – Голос Маринки был уже не таким веселым, хотя я этому не удивилась. – Они так интересуются тобой. Я им рассказала, с какими проблемами нам приходится сталкиваться, особенно тебе. А еще Саша посоветовал тебе насчет этой девушки, которую ты сбила, заплатить побольше бабок ее бедным родителям, и вопрос будет решен. Как тебе такой вариант?
   – Никак! Зачем ты все рассказываешь совершенно посторонним людям? – разозлилась я на болтливость Маринки.
   – Саша мне не посторонний, – обиделась Маринка. – Я чувствую, что у нас все складывается прекрасно!
   – А я чувствую, что очень сильно устала и хочу спать, – резко оборвала я ее.
   – Ну ладно, – решила наконец оставить меня в покое подруга. – Иди баюшки! До завтра! Пока!
   Я отключила телефон, закрыла дверь машины, включила сигнализацию на ночь и поднялась к себе в квартиру. Что за привычка ходить на свидание с другом? Это всегда бесило меня. Александр ни словом не обмолвился со мной, а уже привел дружка, как на случку собаку водят. Такое отношение просто выводило меня из себя! И еще советовать стал, будто без его помощи мне никак не обойтись…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация