А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Злодей в подарочной упаковке" (страница 12)

   – А я никуда не тороплюсь, – выразила я свою готовность ждать встречи с Проскуровым сколько потребуется и плюхнулась на кресло. – Так что могу спокойно посидеть, пока Николай Сергеевич не освободится.
   Секретарша была молоденькая и еще не знала, как вести себя с такими настойчивыми клиентами. Она, наверное, удивилась, что я веду себя так нагло, и пошла в кабинет шефа. По телефону сообщать о приходе журналистки она не стала, а решила сама посоветоваться с Николаем Сергеевичем, как ей корректно отказать мне. Разговора в кабинете я не слышала, но, выйдя от Проскурова, Леночка объявила, мило улыбаясь во весь рот:
   – Подождите, пожалуйста, через несколько минут он освободится и примет вас!
   – Спасибо большое, – поблагодарила я секретаршу за разыгранный передо мной спектакль с участием самого Проскурова.
   Время ожидания прошло быстро, я успела просмотреть свой ежедневник, сделала несколько звонков по неотложным делам, а также глотнула немного кофе, приготовленного Леночкой, который отдавал резкой горечью. Николай Сергеевич выглянул из своего кабинета и сразу же посмотрел в мою сторону, оглядывая с ног до головы.
   – Прошу вас, Екатерина Георгиевна! – пригласил он войти в свой кабинет, широко открывая передо мной тяжелую дверь.
   – Добрый день, Николай Сергеевич, – поприветствовала я его, давая понять, что мне тоже известны его имя и отчество.
   Войдя, я присела на предложенное Проскуровым место на мягком диване, в самом углу довольно-таки просторного помещения. В кабинете стоял рабочий стол директора с компьютером, рядом стопками лежали бумаги. Однако я заметила, что порядка на нем не было. Стол был длинным и широким, и ровно посередине к нему был приставлен еще один такой же, за которым, по-видимому, сидели клиенты, посетители, сотрудники, словом, те, кто приходил к Проскурову. У стены – большой шкаф, дверцы которого были плотно закрыты. Интересно, что шеф охранного агентства хранил в нем?
   – Наша беседа будет носить скорее неформальный, нежели рабочий характер, поэтому мы расположимся здесь, – как бы оправдывался Николай Сергеевич за то, что не пригласил меня за стол. – Вам удобно?
   – Да, вполне! – ответила я на чрезмерное внимание ко мне со стороны главы фирмы. – Я уже привыкла ко всякого рода неудобствам в силу специальности.
   – Леночка мне уже сообщила, что вы готовите серию статей о различных охранных агентствах нашего города. Вот, дошли и до моего… – начал Проскуров, усаживаясь рядом.
   – Нет, знаете, ваше агентство является первым, о работе которого мы хотели бы рассказать уже в ближайшем номере, – уточнила я. – Так как наша газета является криминальным изданием, то, как вы сами понимаете, наши статьи о фирмах такого рода будут носить рекламный характер. Для вас это способ сэкономить кругленькую сумму, а мы же жаждем снижения преступности в городе Тарасове.
   – Екатерина Георгиевна, вы можете интересоваться всем, что вам покажется любопытным и привлекательным для статьи. – Любезности Проскурова не было предела.
   Он мило улыбался, ожидая от меня, наверное, того же. Но я же оставалась серьезной, немного подыгрывая ему, чтобы не смущать собеседника.
   – Вы можете рассказывать о своей фирме все, что считаете нужным, а я, если мне что-то будет непонятно, буду задавать вам вопросы, – предложила я Николаю Сергеевичу.
   Проскуров подпрыгнул на своем месте так, что диван, мне показалось, тихонечко присвистнул. Рассказ его был не таким долгим, но зато весьма содержательным. Начал Николай Сергеевич с актуальной проблемы безопасности жилья, дома, имущества, то есть собственности вообще. Он несколько раз вставал с дивана, подходил к столу и подавал мне небольшие рекламные брошюры, которые были предназначены для привлечения клиентов в охранное агентство. Таких брошюрок у меня скопилось целых три штуки, и во время беседы я машинально пролистала их, совершенно не вчитываясь в текст. Агентство «Крепость», как поняла я из рассказа Николая Сергеевича, занимается охраной недвижимости во время отсутствия владельцев. Принцип работы Проскуров объяснил на простом примере: если какой-либо состоятельный мужчина или же дама уезжает на короткое время, например, в командировку, а имущество хочет сохранить в целости и сохранности, то ему не составит большого труда поручить свою недвижимость паре-тройке молодцов, которые на время отсутствия будут проживать в доме и попутно охранять его.
   Такой способ охраны очень надежен, как объяснил мне Проскуров, так как, во-первых, охранники по очереди находятся в бодрствующем состоянии, во-вторых, имеют рацию, по которой в случае возникновения каких-либо проблем они могут вызвать подкрепление, а в-третьих, все имущество берется под их ответственность, и в случае ограбления или его порчи агентство обязуется возместить его стоимость.
   – И часто случаются такие неприятности? – поинтересовалась я у Николая Сергеевича.
   – Наша фирма существует уже пять лет, и за это время таких ситуаций еще не было ни разу, – с гордостью сообщил он.
   Телефонный звонок неожиданно прервал наш разговор. Николай Сергеевич сразу поднял трубку, внимательно выслушал, затем резко развернулся и вышел из кабинета, буркнув мне:
   – Простите меня, Екатерина Георгиевна!
   Однако я не собиралась спокойно сидеть на диване и рассматривать красочные брошюрки. Едва дверь за Проскуровым закрылась, я кинулась к рабочему столу и начала лихорадочно просматривать бумаги на нем, надеясь, что там обнаружится хоть какая-то информация о Дмитрии. Ведь фирма такого рода, по моему мнению, с клиентом должна заключать договор, где обговариваются обязательства и права обеих сторон. Эти документы должны храниться или в специальной службе этого агентства, которая занимается командировками, или же в столе у Проскурова. Я надеялась, что мне удастся избежать общения с нижестоящим руководством.
   Среди большого количества бумаг, бланков, соглашений, проектов, большинство из которых представляли из себя не оригиналы, а копии, мне никак не удавалось найти то, что я хотела. Ни на одной из бумаг не было упоминания о Дмитрии Корандине. Выискивать информацию в компьютере было очень рискованно, так как Николай Сергеевич мог возвратиться в любой момент, тем более что он бы сразу увидел, что я вскрывала его файлы.
   Проскуров не торопился с возвращением, точнее говоря, он, наверное, торопился, но вот дело, оторвавшее его от разговора было, видно, очень серьезным, как я поняла. Потому что, взглянув в приемную, увидела, что там нет ни Николая Сергеевича, ни его секретарши. Я осталась тут совершенно одна и поэтому решилась посмотреть содержимое рабочего стола. Два нижних ящика, с которых я начала, были заперты, но зато в следующем сверху лежал план работы охранного агентства «Крепость» на текущий месяц, качественная ксерокопия оригинала. Несколько листов, скрепленных вместе, были немного помяты: видно, Николай Сергеевич засунул их в шкаф прямо перед моим приходом. Клиентов, пользующихся услугами этой фирмы, действительно было много, так как практически каждый день сотрудники выезжали на три-четыре объекта, которые охраняли в течение двух-трех дней. Очень редко командировки были долго-срочными. Я нашла в первой графе плана сегодняшнее число, напротив которого наконец-то промелькнула нужная мне фамилия. Интересующий меня Дмитрий Валентинович Корандин, а также некто Курышев Федор Сергеевич, по-видимому, его напарник, находились в доме Можайского Константина Александровича, охраняя его имущество.
   Я не успела до конца досмотреть план, не то что записать нужные мне данные, как входная дверь приемной хлопнула и послышался голос Проскурова, приближающегося ко мне. Я засунула в полку найденный лист с планом работы на текущий месяц, быстро закрыла ее, перебежала на свое место и плюхнулась на диван, взяв в руки брошюры. В голове вертелись две фамилии, одну из которых забывать ни в коем случае было нельзя.
   – Простите, пожалуйста, Екатерина Георгиевна, – быстро проговорил Проскуров, подходя ко мне и тяжело вздыхая. – Издержки производства, как говорится.
   – Ничего страшного, – успокоила я Николая Сергеевича. – Я даже успела сменить пленку диктофона.
   – Леночка, меня нет, что бы еще ни случилось, – предупредил он секретаршу, приоткрыв дверь приемной. – И принесите нам кофе, пожалуйста.
   Проскуров нервно ерзал на своем месте. Я не стала интересоваться подробностями произошедшего, так как Николаю Сергеевичу и без того было весьма неудобно общаться со мной. Видимо, произошло что-то совершенно неожиданное, что-то, о чем ни в коем случае не должна узнать именно я. Проскуров, по-моему, нервничал именно из-за этого, так как не хотел, чтобы в газету попали компрометирующие агентство материалы. Дальнейший наш разговор был скомкан, и я не стала спрашивать об интересующем меня Дмитрии Корандине, чтобы не вызывать лишних подозрений по этому поводу. Впрочем, Проскуров и сам не испытывал особого желания продолжать беседу со мной в связи с произошедшим казусом.
   Я поинтересовалась еще физической подготовкой охранников, а также их профессионализмом, на что Проскуров мне ответил, что в агентстве работают как отставные военнослужащие, так и молодые ребята и все они в прекрасной физической форме. Оставшаяся часть разговора была совершенно неинтересной как для меня, так и для моего собеседника.
   – Спасибо большое, Николай Сергеевич, – поблагодарила я Проскурова, когда мы уже прощались. – В ближайшем номере газеты мы опубликуем статью о вашем агентстве.
   – А кстати, как называется ваша газета? – неожиданно спросил Проскуров, совершенно забыв уточнить это в самом начале нашего разговора.
   – «Вестник Тарасова»! – ляпнула я первое пришедшее на ум издание.
   – Если вам еще понадобятся мои услуги, добро пожаловать, – благородно раскланялся Проскуров, и дверь его кабинета захлопнулась за мной.
   Я попрощалась с Леночкой, отметив ее способность варить просто восхитительный кофе. Без лести в нашем деле не обойтись, тем более что Леночке такой комплимент пришелся по душе.
   Проходя по коридору, я услышала в одном из кабинетов громкие крики. Заинтересовавшись, не это ли обстоятельство отвлекло Проскурова от разговора со мной, я заглянула в кабинет.
   – Девушка, вам чего здесь надо? – Среди нескольких голосов этот я расслышала яснее других, так как в основном из кабинета неслась не совсем нормативная лексика.
   – Извините, мне нужен кабинет Проскурова Николая Сергеевича, – соврала я только затем, чтобы иметь возможность хоть краем глаза взглянуть на то, что происходило в этом помещении.
   – По коридору прямо и увидите его кабинет, – грубо ответил молодой человек, закрывая дверь прямо перед моим носом, поэтому разглядеть я ничего не успела, кроме нескольких мужских силуэтов, стоявших у самого выхода.
   Спустившись к машине, я осмотрелась, сделала несколько снимков и, понимая, что ничего о произошедшем мне узнать так и не удалось, поехала в редакцию. В данный момент у меня была совершенно другая, гораздо более важная цель – разыскать Дмитрия, а не участвовать в разборках охранного агентства. Если бы я на самом деле приехала в фирму только для подготовки материала о ее деятельности, то обязательно бы узнала все об этом происшествии, но сейчас мне было не до того. В голове вертелась одна из увиденных мною фамилий, которая, несомненно, имела отношение к Дмитрию Корандину. Я была уверена, что владения Можайского в настоящий момент находятся под охраной сотрудников «Крепости», а именно, Дмитрия и его напарника.
   Приехав в редакцию, я рассказала сотрудникам о своем посещении «Крепости» и передала пленку с записью Кряжимскому. Сергей Иванович тут же взялся выяснить и адрес этого самого Можайского по своим связям.
   – Ольга Юрьевна, вот то, что нам нужно. – Кряжимский зашел в мой кабинет и положил передо мною листок, на котором были указаны данные на Можайского Константина Александровича, директора компании «Финер», занимающейся бизнесом в сфере информационных технологий.
   – Если не ошибаюсь, – предположил Кряжимский, – эта фирма в настоящий момент очень успешно продвигается на рынке, поэтому ее директор – вполне обеспеченный и преуспевающий человек. Уж поверьте мне, Ольга Юрьевна, у него есть что охранять, например, загородный дом, официальным владельцем которого является именно он.
   Можайский проживал за городом, в особняке, адрес которого и узнал по своим каналам Кряжимский.
   – Мне кажется, что посылать двух молодцов, чтобы они охраняли трехкомнатную квартиру, владельцем которой также является Можайский и адрес которой дан здесь же, – Сергей Иванович указал на свои записи, – немного глупо. А вот охрана таким образом загородного дома вполне реальна, по моему мнению.
   Особняк располагался в загородном поселке, которых в наше время развелось видимо-невидимо. Можайский жил в местечке под названием Дубки, что уже говорило о преобладании данной растительности в этом поселке. Виктор, услышав произнесенное мною название, довольно хмыкнул, давая понять, что ему известно, где находится это место. Улица и номер дома Можайского ни о чем нам не говорили.
   Принесенный Маринкой кофе остывал на моем столе, поэтому я быстро выпила его, закусив маленькой долькой белого пористого шоколада. Есть мне не хотелось, и я надеялась, что уже через несколько минут увижу, а может быть, даже и поговорю с этим самым неуловимым Дмитрием.
   Я позвала Виктора, попрощалась с коллегами и спустилась к машине, захватив с собой сумочку и все сделанные фотографии. Виктор вышел из офиса следом за мной, мы сели в «Ладу» и поехали в направлении поселка Дубки, где, по данным Кряжимского, проживал Константин Александрович Можайский.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация